Испытания

    Среди нас порой встречаются люди, которых мы воспринимаем в фантастическом ореоле. Они не увеличивают наши знания о способностях людей, но позволяют допустить мысль, что мы все - Боги, только забыли об этом. Я оставляю зарисовки о действительных способностях конкретного человека, возможно мною преувеличенных, но по сути своей данные любому из нас от природы.

     Вы правда думаете, что только подростки способны изобрести какое-либо испытание для учителя? Причем, учителя, которого любят, которым дорожат? Я так же думала, пока не попала на обучение к интереснейшему человеку. Мне всегда везло на учителей. Они не пели с чужого голоса, знали то, что за гранью понимания обычного человека, умели считывать информацию не на уровне каких-то психологических выкладок, а на уровне события, то есть даты, факта, имени, фамилии, географического названия.   

        Мы, взрослые, образованные, несмотря на массу доказательств, что этими способностями наш учитель обладает, раз за разом изобретали «задачки», которые помогут нам убедиться в ее силе. Нам хотелось понять, какими ресурсами обладает человек, и каждый из нас в том числе, как получить доступ к скрытым возможностям и использовать их на благо себе и нашим близким. Ни о каком будущем бизнесе речь не шла: мы все крепко стояли на ногах. Платили за «науку» дорого, но не дороже денег.

       - Слушайте. В газете объявление, что в нашем городе живет человек, который может ответить на любой вопрос, «видит» проблемы человека и подскажет, как быть в той или другой ситуации. Но у меня нет проблем.
- И у меня нет.
- Ладно. Мы пригласим учителя. Скажем, что хотим проверить способности человека, который это объявление написал.

   Сказано, сделано. Приходим на занятие и показываем Л.А. объявление, просим съездить с нами к этому человеку. Она, улыбнувшись, соглашается. Мы знаем, что она видит и понимает нашу очередную каверзу. Но не знаем, насколько глубоко учитель может отследить наш замысел.
   Приезжаем по указанному адресу. Дверь открывает худенькая женщина лет 45-50, приглашает на кухню.

     Мне ее сказки были до лампочки. Второму участнику тоже. Мы ждали кульминации. Очередь за Л.А. Вопрос – ответ следовали один за другим. Настало время выслушать вердикт.

- Ну что, дорогая, у вас серьезные проблемы с жизненной энергией. Вы практически на грани «жизнь-смерть».

     Все, спектакль вошел в свою наивысшую фазу. Л.А. улыбнулась, но мы увидели улыбку, которой мы не знали. И человека, которого не узнавали.

- Что у меня с энергией? Зовите сына. Чего смотрите, зовите, зовите.

Галина вышла из комнаты и вернулась с сыном, молодым человеком лет 16.

- Карманы выверни, - последовал приказ Л.А.
- Зачем ему выворачивать карманы? - насторожилась Галина.
- Пусть вывернет карманы, достанет две десятки, которые он в соседней комнате взял в моей сумке.

   Парень не двигался с места. Мать подошла к нему, достала из его кармана две скрученные десятки.
- Зачем ты это сделал? – спросила она его. В ответ молчание. Л.А. поднялась. Встали и мы. Уже у порога она обернулась к Галине и сказала:

- Он сядет через две недели. И не один. Вместе с ним пойдут на зону старшие братья.

   В милицейских сводках можно найти эту историю. Три молодых человека взяли такси (перестройка, тогда подрабатывали многие), рассчитываться отказались, избили старика-водителя. На их беду, на счастье старика проезжала милицейская машина, их прихватили на месте преступления.

   Галина позвонила Л.А., рассказала о случившемся, задала только один вопрос:
- Вы можете вывести моих сыновей из этой ситуации, «спустить» рассмотрение дела на тормозах? Пусть, в крайнем случае, получат условно.

- Могу, но не буду этого делать: вместо того, чтобы дурить людям голову, надо было воспитывать мальчишек. Им нет места среди людей.

    Нам бы успокоиться. Доказательства получили? Учитесь дальше. Так нет же, нам надо получать радость от того, что мы раз за разом становимся свидетелями ее силы. Силу ее-целителя мы уже не раз на себе проверили.

   Я школьный завуч, учитель русского языка и литературы. Веду гуманитарный класс. В нем самые сильные и самые любимые мои ученики. После каждой письменной работы стараюсь писать аннотации. Без обратной связи ученикам трудно понять, что в их работах отлично, что хорошо, что допустимо, а что использовать нельзя. Ночи напролет слепну над тетрадями с сочинениями. И так годами. Зрение упало, белки приобрели стойкий розовый цвет. Делаю зарядку для глаз регулярно, закапываю, ныряю с головой в ледяную воду – результат, ну, если и не нулевой, но эффект незаметен.

   «Помощи не просят, не лезь» - это правило. Поэтому Л.А. наблюдает за мной и молчит. Все, не выдержала:
- Вы о помощи попросить не хотите? Или дальше будете слепнуть?
- Вы же хирург-гинеколог, чем можете мне помочь?
- Так я же не скальпелем буду оперировать. Садитесь передо мной. Руки под себя.
- Зачем?
- Чтобы меня во время операции за руки не хватать.

   Я снисходительно улыбнулась: скальпеля нет, значит, боли нет и быть не может, в честь чего я буду хватать ее за руки?

   Мысли эти быстро выветрились из моей головы: Л.А. стояла напротив, не прикасалась ко мне, просто рукой проводила то у одного, то у другого глаза, как будто что-то вычищая. Но боль была такой, что впору руки достать и отбиваться. Потом протянула мне два ватных диска и сказала протереть глаза. Каково же было мое удивление, когда я увидела на дисках мелкий мусор – какие-то соринки, волоски. Стало полегче, но рекомендации, которые мне были даны, выполняю уже более 20 лет.

      Нам, ученикам, Л.А разрешала присутствовать во время лечебных сеансов. Практически ничего не объясняла, если не было врачей. Им давала подробнейшую информацию, где у человека произошел сбой, в чем причина того, что человек заболел. Мы, учителя и врачи, ничего не брали на веру, наши знания не позволяли нам расслабиться и посмотреть на ту или другую ситуацию пошире. Л.А. все показывала на людях.

      Конкретный пример.

    Все расписаны по времени. Все ждут спокойно, понимая, что здесь и только здесь им смогут помочь. Заходит женщина. Не обратить на нее внимание нельзя: молодая, высокая, статная. И … самоуверенная. Это считывалось во всем ее облике.

   Пройдя мимо всех нас, она подошла вплотную к Л.А. и требовательным голосом изрекла:
- Здравствуйте, оставьте пока этого мужчину, займитесь мной.

     Мы напряглись, зная нрав своего учителя: неуважения к кому-либо, да еще в такой открытой форме, она не потерпит. Не прерывая работы, только взглянув мельком на женщину, она сказала:

- Я не вижу причины, чтобы заняться срочно Вами. Живы, здоровы, живете в свое удовольствие, не работаете. Ждите, как и все.
- Нет, Вы не понимаете, я жена большого начальника, я не могу стоять в очереди.
   Ни один мускул не дрогнул на лице Л.А., но мы почувствовали огромнейшее напряжение.
- Не можете стоять? Я Вас не держу, дверь все там же, - и отвернулась, давая понять, что разговор закончен.

      Молодая выскочила. Мы вздохнули с сожалением: если ответ таков, значит, не все просто. Нам хотелось понять, почему ведет так себя женщина и почему так спокойна Л.А.

     Почувствовав наш интерес (или прочитав наши мысли) она сказала:

- Одумается, вернется ниже травы, тише воды. И, как в воду глядела, открывается дверь и на пороге старая знакомая. Ее не узнать: спеси как не бывало, потерянный вид, говорит медленно и тихо:
- Поймите, мне без Вашей помощи никак. От меня муж может уйти.

 - Он Вам не муж. И никогда им не станет. У него жена и двое детей. Вы приворожили его. Он ушел из семьи. Только ночью или выпив, он становится самим собой, вспоминает о своей семье. Едет туда и… каждый раз устраивает скандал. Не может понять, что происходит. Он же едет с добром.

    Вы разбили семью, наплевали в душу его жене, оставили без отца его детей, ему сломали всю жизнь. Если он еще пару лет проживет с Вами, он лишится должности, друзей, сопьется.

- Я буду следить за ним, буду помогать. Поймите, я была простой секретаршей. У меня даже образования нет. Я все сделала, чтобы мой босс обратил на меня внимание. Если он уйдет, я останусь на улице…

- Я Вам не помогу. И не надейтесь.

    На прием приходит молодая женщина. Л.А. поворачивается ко мне и предлагает провести диагностику. Я растерялась и начала отговариваться своим неумением. Потом мелькнула мысль:
- Ты что делаешь? Пришла учиться, подчиняйся беспрекословно. 

    Подошла к женщине, встала у нее за спиной. И неожиданно для себя, как на картинке, увидела все внутренние органы. Раздался голос Л.А.:
- Проговаривайте вслух все, что видите. Рассказывайте, какие органы находятся в состоянии нормы, каким требуется помощь.

И я, как под гипнозом, начала считывать информацию. Когда закончила, и женщина, поблагодарив меня за помощь, ушла, а я подпрыгнула от восторга. Было от чего ликовать: я вижу, я вижу, я вижу.

    Ликование длилось надолго. На мой вопрос, останется ли это умение со мной на всю жизнь, Л.А. сказала, что это было первый и последний раз. «Вы, - сказала она, - не врач, не обладаете суммой знаний, которая позволяет врачевать. Сначала знания, потом умения, которые даны от природы, по роду-племени. Они лишь помогают и не более того. Каждый должен заниматься своим делом».

    Сколько радости за три года мы получили от этого обучения, сколько знаний. Но главное – это понимание: если тебе что-то мир дал, ты не имеешь права на этом зарабатывать, простого человеческого «спасибо» достаточно, чтобы почувствовать радость от того, что ты можешь использовать полученные знания на благо себе и другим.

 


Рецензии