Герда и её снежное путешествие

Итак, Кай уехал вместе со Снежной Королевой… Кажется, так сказали ей его друзья?
Герда сидела у окна и безучастно смотрела на улицу. Крупные снежинки весело кружились вокруг прохожих и как бы дразнили девушку, образуя прекрасные узорчатые пары в замысловатом вальсе.

Значит, Кай уехал… И сколько бы ей не кричали парни, что Снежная Королева увезла Кая, Герда знала, что он сам увязался за ней. В последнее время он был слишком холоден, груб и отстранён. Он всячески давал своей подруге понять, что она ему порядком надоела, и теперь настала логическая развязка: он сбежал.

Два дня Герда жила надеждой, что Кай одумается и вернётся. Она пыталась его понять и простить и многократно проигрывала в уме сцену их встречи. Вот он стоит на пороге с виноватым видом, а она улыбается ему и говорит: «Я тебе всё простила!» На этом образ расплывался. Нет, чёрт возьми, она ему не простила. И если бы у неё была возможность, она бы сейчас высказала ему всё, что накипело у неё в душе за эти месяцы. На самом деле она и так собиралась это сделать, но он улизнул раньше.

Герда не находила себе места от поедающих её эмоций: как примерная христианка она должна бы со смирением принять удар судьбы, помолиться за Кая и отпустить его с миром, но чувство справедливости не давало ей покоя. Разве она была Каю плохой спутницей? Плохой подругой? Плохой невестой? Они всегда умели находить общий язык и проводили много времени вместе, потому что им было интересно вдвоём. Кай восхищался Гердой и стремился быть её защитником, а она старалась быть хорошей девочкой – ласковой, доброй и прилежной. И теперь ей было не понятно, почему вдруг весь этот рай разрушился: она ведь действительно очень старалась!

Не в силах справиться со своими эмоциями, Герда пошла к своей мудрой бабушке за советом. Старушка была ещё крепкой и бодрой и отличалась весёлым, но спокойным нравом, поэтому с ней было крайне приятно  общаться. Выслушав свою любимую внучку, бабушка спросила: «А чего тебе хочется сейчас больше всего? Хочется по-настоящему, в глубине сердца, а не в голове?» «Мне бы хотелось посмотреть в глаза Каю и узнать от него всю правду, - ответила Герда, - пусть даже она будет горькой и неприятной! Я не хочу жить с ощущением, что я не использовала какой-то шанс и чего-то упустила, что-то сделала неправильно. Я не хочу всю жизнь ждать его, как будто он единственный, с кем я могу быть счастлива. И я хочу увидеть его в истинном свете!»

Бабушка глубоко вздохнула: «Всё ясно. На самом деле ты хочешь увидеть в истинном свете себя и понять, чего ты стоишь на самом деле. Каждая женщина рано или поздно через это проходит».

Герда не совсем поняла, что старушка имеет ввиду, но её сердце откликнулось на эти слова. «И что мне делать?» - в растерянности спросила девушка. «Идти за ним, - спокойно ответила бабушка. – Идти за ним, посмотреть в его глаза и… Даже не знаю, что там может быть дальше. Путешествие может сильно тебя изменить. Когда-то я сама проделала очень большой путь в поисках своего женского счастья. И я нашла его, но не там, где искала. Дорога – удивительная вещь. Ты думаешь, что ты знаешь, куда ты идёшь, но приходишь совсем не туда, куда намеревался прийти…Вот что! Пойди в мою комнату и достань из шкафа длинный футляр».
Герда принесла длинную прямоугольную деревянную коробку, обитую чёрным бархатом. Когда бабушка открыла её, девушка ахнула: там лежал настоящий меч, какой изображают на древних картинах.

«Меч?» - Герда не могла скрыть своего изумления. Зачем бабушка хранит у себя в шкафу оружие? И как это может быть связан с ней, Гердой?
«Тебя удивляет, что у меня хранится оружие? – рассмеялась старушка, оголив ряд белых зубов – здоровых и целёхоньких. – Это не просто меч, дорогая моя! Это – достояние твоих предков – женщин нашего Рода!» В голове у Герды уже стал вырисовываться образ бородатых могучих воинов, но при слове «женщин», у девушки отвисла челюсть. «Женщин?» - повторила она, тщательно выговаривая каждую букву. «Да, именно – женщин! – весело ответила старушка, усаживаясь за вязание (она всегда так делал, когда собиралась рассказывать что-то интересное). – А ты думала, у нас все в Роду были хилыми да покорными как твоя мать? Или домохозяйками, какой ты меня привыкла видеть? Нет, - рассмеялась пожилая рассказчица. – Среди женщин нашего Рода было много воительниц и путешественниц! В стародавние времена, когда христианство ещё только-только начало приходить на наши земли, здесь жили славные викинги – морские пираты, воины и путешественники. Они любили роскошь и лоск, отличались отвагой и тягой к приключениям. Они открывали новые земли, грабили купеческие корабли, воевали как наёмники и вели торговлю. Вся их жизнь была сплошным странствием. И они очень ценили своих женщин! Женщина с мечом в руке, обладающая физической силой и боевым характером, не была чем-то пугающим для них – наоборот, она пользовалась уважением. Мужчины могли пойти за ней в бой, если она отличалась особой отвагой, умом и справедливостью. В этих женщин влюблялись, создавали с ними семьи, ведь и в быту они были хоть куда! Их не боялись, их любили и ценили. А какие имена у них были! Астрид – «сила асов», Брунхильд – «битва брони», Гудхильд – «добрая битва», Исгерд – «защита льда», Асвейг – «путь Асов», Рагнхильд – «властная над битвой», Сиггрид – «защищенная победой»… Не имена, а победный марш! И одной из таких невероятных женщин была владелица этого меча – прекрасная воительница Хертрюд – «сила меча». Во владении оружием ей не было равных! Многие даже считали, что её меч заколдован, так ловко она им орудовала! Хертрюд с юных лет плавала на корабле вместе со своим отцом и участвовала в битвах наравне с братьями. Однажды она даже возглавила небольшое войско, когда их вожака убили во время очередного набега. В тот день она спасла жизнь нескольким воинам, грозно сверкая своим мечом. Один из этих воинов в последствии стал её мужем. Какое-то время они ходили в походы вместе, но когда родился их первенец, Хертрюд стала примерной домохозяйкой и заботливой матерью. Теперь её сила шла на то, чтобы рубить дрова и облагораживать свой дом, который её стараниями стал похож на королевский замок – как изнутри, так и снаружи. Всего она родила девять детей, и все они стали славными воинами и воительницами, ведь их обучала их непобедимая мать.

Когда эпоха викингов закончилась, меч постепенно стал просто домашней реликвией, которую передавали по женской линии из поколения в поколение. Но дух Хертрюд продолжает жить в каждой из нас! Герда, этот дух живёт и в тебе! Ты знаешь, что значит твоё имя? Она означает «защита». Так пойди и защити саму себя! Ты столько терпела от этого гнусного Кая! (Я понимаю, что он не всегда был таким, но в последние несколько месяцев он вёл себя недостойно!) Иди, найди себя – сильную, отважную, смелую! Посмотри в глаза своей боли и позволь себе быть сильнее её! Обрети ту себя, которой ты никогда не позволяла себе быть!»
Старушка торжественно вручила Герде меч и перекрестила её. Девушка долго стояла неподвижно, держа в руках семейную реликвию. От переизбытка чувств она не могла ни думать, ни говорить. Сейчас она ощущала связь со своей дальней прародительницей, и её наполняла какая-то особая энергия.
Теперь она знала, что делать.

На следующее утро Герда собрала узелок с едой и сменой белья, оделась потеплее и, помолившись и поцеловав на прощание бабушку, отправилась в путь. За спиной в кожаных ножнах у неё висел меч, который придавал ей чувство уверенности и защищённости.

Она проходила города и сёла, выполняя по пути несложную работу и тем самым добывая себе пропитание. В одном доме она целый месяц проработала няней для двух малышей, и те так привязались к ней, что не хотели отпускать. Но девушке нужно было идти дальше.

Незаметно наступило лето. Всю свою зимнюю одежду Герда поменяла на летнее платье, туфли и чулки, которые вскоре стали пыльными и грязными. В этом виде её и застал на дороге красивый кортеж. Из позолоченной кареты доносился смех, и девичий голос периодически повторял: «Кай, прекрати! Не надо меня так смешить!»
Ну, конечно, это был тот самый Кай! Только он умел смешить так, что от смеха сводило живот!

«Остановитесь!» -  закричала Герда и бросилась к карете, которая тут же встала. «В чём дело?» - послышала капризный женский голос. Из кареты высунулась хорошенькая кудрявая головка, вслед за которой показалась ещё одна голова, мужская. И это был явно не Кай. «В чём дело?» - строго спросил он, обратившись к Герде. Девушке стало стыдно и досадно до слёз, и она сквозь плач рассказала свою историю. Принц с принцессой сжалились над бедняжкой и взяли её с собой во дворец, чтобы она могла помыться, отдохнуть и наконец-то хорошенько поесть, ведь она совсем исхудала за месяцы странствий.

Как же хорошо было Герде принимать горячую ванну, спать на мягких подушках, есть изысканную еду и слушать прекрасную музыку! Её меч лежал под кроватью, и она совершенно забыла о нём, став непременным участником игр принца и принцессы. В танцах, прогулках и забавах пролетел остаток лета и промелькнула осень. Когда же на землю выпал первый снег, Герда вдруг вспомнила, зачем она отправилась в путешествие. Она вспомнила свою дорогую бабушку, которая осталась теперь совсем одна, свою комнату с милыми розами на подоконнике, вспомнила и Кая… В её мыслях о нём больше не было агрессии. Он виделся таким, каким он был с ней ещё до того, как их отношения начали портится. Нужен ли он был ей сейчас? Она не знала. Но она по-прежнему хотела посмотреть ему в глаза и узнать правду – только теперь уже чтобы простить.

Когда девушка рассказала новым друзьям о своём намерении их покинуть, те стали уговаривать её остаться. Принц с принцессой рассказывали разные ужасные вещи про жестокость Снежной Королевы, но Герда была непреклонна. «Тогда мы подарим тебе нашу золотую карету, чтобы тебе было удобно путешествовать!» - воскликнул принц. «Не нужно, - твёрдо сказала девушка. – Золотая карета только привлечёт разбойников. Лучше дайте мне хорошего, выносливого коня и тёплую одежду, в которой бы я смогла скакать верхом!»

Рано утром отважная путешественница отправилась в путь на коне, навьюченным несколькими мешками с едой и сменой одежды. И кто же знал, что разбойников интересуют не только золотые кареты, но и одинокие путники с такими вот мешками, привязанными к роскошному мягкому седлу? И именно такие разбойники окружили Герду в одном из многочисленных северных лесов. Хотя большая часть запасов была уже съедена, мешки по-прежнему выглядели привлекательно, тем более что в одном из них побрякивало серебришко, и чуткое разбойничье ухо тут же уловило этот звон.
Девушку стащили с седла и, забрав лошадь, стали выяснять между собой, кому достанется её хозяйка, награждая её самыми нелестными эпитетами. «Эй вы, бродяги! Вам лучше отпустить меня!» - крикнула Герда, трясясь от страха. Её голос звучал не очень убедительно, поэтому разбойники не обратили на неё внимания. «Эй!» - крикнула Герда ещё раз и вытащила из-за спины меч. Как только её рука коснулась холодной рукояти, по её телу пробежала горячая волна. Она снова ощутила в себе ту особую энергию, как тогда, после рассказа бабушки. «Эй!» - уже совсем иным голосом спокойно произнесла Герда. Разбойники замолкли и уставились на неё. Кто-то пробовал усмехнуться, но по их лицам было видно, что им не до смеха.
 
Разбойники стали медленно окружать странницу, доставая из-за пазух разное оружие. Герда же обвела всех взглядом, как бы считая, сколько голов ей предстоит снести. В этот момент в ней не было ни страха, ни жалости – ничего, кроме решимости. И разбойники это почувствовали. Их движения были неуверенными и острожными, как будто они пытались приблизиться к кобре. Девушка ещё раз обвела их взглядом, и вдруг её глаза встретились с глазами огромного парня с рыжей бородой. Его лицо показалось ей знакомым. В ту же секунды раздался его грозный бас: «Эта девка моя! Кто её тронет, тут же умрёт! Поняли? Отойдите все от неё!» «Эйнар, ты что, очумел? Успокойся дружище! Кому нужна эта сумасшедшая баба! Посмотри, у неё меч в руке и глаза как у волка! Давайте лучше убьём её, чтобы проблем не было!» - раздалось со всех сторон. «Повторяю: кто тронет её хоть пальцем, тут же умрёт! Поняли меня или нет? Убирайтесь все отсюда!» - прорычал здоровяк с рыжей бородой, показав настоящий звериный оскал.

Один за другим разбойники стали расходиться, по дороге отпуская грубые шутки. Эйнар и Герда продолжали смотреть друг другу в глаза. Когда они остались одни, парень расправил плечи и спокойным голосом сказал: «Теперь тебя никто не тронет. Следуй за мной». Девушка опустила меч и насторожённо последовала за Эйнаром. В лесу было несколько землянок, из труб которых струился дым. Пахло жареным мясом и луком. Разбойник-богатырь открыл дверь в один из домишек и пригласил Герду вовнутрь.

Небольшая печушка из глины, грубо сколоченные из дерева стол и скамейка, на которой, по-видимому и спали, - вот и всё убранство.
Парень поставил на стол две миски с похлёбкой и принёс сухари – те, что были в мешках у Герды. Сняв меховую шапку, он выпустил на волю две увесистые рыжие косы. Странница так и застыла с открытым ртом: она впервые видела парня с косами. «Что смотришь? Кос никогда не видела? Так носили мои прапрадеды. Они были викингами!» - деловито сказал Эйнар и принялся за еду. «Ешь, - он придвинул к своей гостье деревянную миску и добродушно улыбнулся. – Как тебя занесло в этот лес, да ещё совсем одну?»

Голос разбойника звучал участливо, поэтому девушка решилась рассказать ему всю правду. Как только она упомянула имя Кая, слёзы градом покатились по её щекам. Ей вдруг стало нестерпимо жаль себя: одна в лесу, среди разбойников – и всё из-за какого-то придурка, который и медного гроша не стоил.

Слушая её рассказ, смешанный со всхлипываниями, Эйнар чесал бороду и пыхтел. «Ну вот что, - сказал он, стукнув по столу, когда девушка умолкла. – Мы вместе поедем к этой Снежной Королеве, и я лично размозжу твоему слюнтяю голову!» Вид у богатыря был суровый. Видно было, что решение им уже принято, и он не собирается его менять. «Может, не надо… голову?..» - жалобно всхлипнула Герда. «Может, и не надо, - пожал плечами разбойник. – Но одну я тебя точно не отпущу. Ты мне понравилась. Не каждый день встретишь девку с мечом». Он широко улыбнулся и накидал на скамью медвежьих шкур, чтобы Герда могла лечь спать.

Утром, ещё затемно, они тихонько встали и, собрав кое-какие вещи (вместе с теми, что Герда привезла с собой), уехали на двух лошадях, стараясь перемещаться как можно бесшумнее. Выехав на большую дорогу, они пустились галопом, чтобы наверняка оторваться от возможной погони.

Через несколько часов пути странники остановились в небольшой придорожной гостинице, где их накормили вкусным обедом. Эйнар достал из-за пазухи золотую монету и властно сказал: «А теперь приготовьте две горячие ванны – для меня и моей спутницы!» «От меня воняет как от козла, да и от тебя не лучше!» - добавил он, обратившись к Герде. Девушка густо покраснела, но была с ним полностью согласна.

Поздно вечером, сидя уже в другой гостинице за ужином, странники разговорились.
«Я ведь никогда не думал, что стану… ну, ты понимаешь, - тихо проговорил Эйнар. – Меня отец готовил в моряки. Сам он был купцом, но своё дело решил передать моим старшим братьям, мне же определил военную стезю. Оно и понятно: у нас в городе я был самым сильным. Жили мы недалеко от порта, поэтому я нередко плавал юнгой на суднах. Морское дело я знал, как свои пять пальцев. Когда отец умер, выяснилось, что он оставил мне свой корабль. Добрый был корабль, стоил целое состояние! Мои братья, получившие отцовские земли и хозяйство, решили, что с меня хватит быть юнгой на чужих кораблях и продали меня в рабство одному пирату. Тот измывался надо мной как хотел. Я терпел год. Да и что я мог поделать, если всё это время мы были либо в открытом море, либо в чужих странах? Но как только мы причалили к родным берегам, я перерезал пирату глотку и сбежал. Поскольку за убийство мне грозила виселица, мне не осталось ничего как стать разбойником. Ребята приняли меня, потому что все они такие, как я: кого-то разорили ростовщики, кого-то обманули друзья, кто-то пошёл разбойничать, чтобы спасти от голода свою семью. Есть, конечно, и отъявленные подонки, но таких мало. В основном это отчаявшиеся люди, потерявшие надежду добиться правды и справедливости». Эйнар умолк. Он впал в мрачную задумчивость и сидел, уставившись в одну точку. Вдруг к нему подошёл какой-то человек и шепнул: «Скорее уходите отсюда! Хозяин гостиницы подслушал ваш разговор и доложил властям!»

Схватив пожитки, странники выскочили на улицу и вскочили на лошадей. «Меч!» - ахнула Герда, поняв, что она забыла своё сокровище в гостинице. «Вот», - протянул ей его Эйнар и пришпорил коня.

Следующая остановка была в маленьком доме старой финки, где пахло рыбой и сушёной травой. После бессонной ночи, проведённой на морозе и верхом на лошадях, домик с печкой показался настоящим раем. Отблагодарив старую женщину двумя золотыми, разбойник подробно расспросил её, как добраться до владений Снежной Королевы. «На лошадях вам туда не доехать, - сказала она. – Там, где живёт Снежная Королева, царит вечный холод, который могут выдержать лишь северные олени». «Ну олени, так олени, - пожал плечами Эйнар. – Где нам их добыть?» «У меня есть только один олень, для одного человека», - ответила финка. «Не, девку одну не отпущу, - твёрдо сказал Эйнар. – Она мне дорого досталась. Из-за неё я теперь к своим не могу вернуться. Да и… чувствую себя ответственным за неё». «Понимаю, - кивнула финка. – Значит, поедете на одном олене на санях. Но это будет не так быстро». «Я никуда не тороплюсь. А ты?» - спросил Герду потомок викингов и подмигнул. «Я боюсь замёрзнуть и умереть от голода», - честно призналась девушка. «Не бойся, не умрёшь. Если что, съедим оленя!» - Эйнар весело захохотал и тут же умолк, увидев ужас на лице старушки.

Как только забрезжил рассвет, парочка отправилась в путь, укутавшись в предусмотрительно прихваченные медвежьи шкуры.
- У тебя ещё много золотых? – задала Герда мучавший её вопрос.
- Не знаю, не считал, - пожал плечами Эйнар. – А что?
- Это те золотые, которые… ну…
- Твои что ли? – засмеялся разбойник. – нет. Те сразу растащили парни, пока мы тебя делили. Да и было-то у тебя серебро, а не золото. Я уже второй год разбойничаю, так что успел награбить.
- И не жалко тебе людей?.. – дрогнувшим голосом спросила Герда.
- Жалко, - вздохнул Эйнар. – Поэтому я их никогда не убивал. Всегда вызывался увести подальше в лес и убить, а сам выводил на дорогу и отпускал. Только просил орать погромче, чтобы остальные думали, что дело сделано. Лишь двоих не удалось спасти… - мужика с парнишкой. Мужик зачем-то в драку полез, пацан стал его собой прикрывать, вот обоих и порешили на месте. Я потом две ночи спать не мог, всё этого мальчишку вспоминал… - По лицу богатыря скатилась слеза.
- Мальчик был на тебя похож?
- Да. Да и вообще… Мне и пират-то тот часто снится. Приходит ко мне во сне, смотрит на меня и говорит: «Зачем ты меня убил? Я ведь к тебе хорошо относился». Может, для него это и так. Да только я кроме побоев да насмешек ничего не видел и ненавидел этого пирата чёрной ненавистью. А уж как он измываться любил! Морил меня сутками голодом, потом связывал меня, сажал перед собой и начинал у меня на глазах что-нибудь медленно есть. В конце бросит мне какую-нибудь кость на пол и довольный смотрит, как я её, связанный, с пола ртом беру и обсасываю. Сволочь был, одним словом. А всё равно совесть мучает, что убил его.
- А ты молись!
- Что?
- Богу молись о прощении! Если искренне раскаиваешься, то Бог тебя простит и твои душевные страдания облегчит!
Герда смотрела на разбойника с нежностью и пониманием.
- Да я и молиться-то не умею, - смутился он.
- Я тебя научу! Повторяй за мной! «Отче наш…»

Пока Герда учила Эйнара молиться, они не заметили, как оказались в ледяной пустыне. Кругом были лишь редкие карликовые берёзки и снежные барханы. Олень устал и передвигался уже не так шустро. Белая снежная гладь простиралась на много километров вперёд, и казалось, что ей нет ни конца, ни края.
- Куда теперь? - нахмурился богатырь. – Оленю нужен отдых, а нам необходимо подвигаться, чтобы согреться.
- Придётся останавливаться прямо здесь и делать из шкур шалаш. Ты сможешь развести костёр? – Герда старалась говорить так, чтобы её голос звучал подбадривающе.
- Думаю, что смогу. Финка дала мне несколько сухих оленьих лепёшек.

Эйгар задумчиво почесал бороду и стал городить из саней и шкур что-то наподобие шалаша, рядом с которым он развёл костёр. Герда приготовила на огне солёное мясо, с удовольствием чувствуя, как разминаются затёкшие конечности и бока. Олень ходил вокруг и доставал из-под снега мох, как вдруг он насторожился. Насторожился и Эйнар. Он достал из-за пояса небольшой топорик и встал в боевую стойку. «Доставай свой меч, боевая подруга. К нам гости», - тихо сказал он и указал куда-то глазами. Когда Герда последовала туда взглядом, то увидела стаю волков, которые рассеивались, готовясь к нападению.
- Это вы зря, ребята, - грустно вздохнула девушка, доставая меч. Она понимала, что у волков шансов нет. Когда длинное лезвие блеснуло в свете луны, волки тоже поняли, что силы неравны. Они какое-то время побродили вокруг, а потом убежали.
- Что это за меч такой? Заколдованный, что ли? – спросил Эйнар.
- Почти, - игриво ответила Герда и рассказала своему спутнику семейную легенду.
- Значит, наши предки вместе плавали, - заключил разбойник. Теперь он уважал девушку ещё больше – она это чувствовала.

Спали они по очереди, поддерживая огонь и охраняя привал. Утром, которое мало чем отличалось от полярной ночи, они снова двинулись в путь, пытаясь ориентироваться по солнцу, как их учила финка. Вернее, ориентировался опытный в морском деле Эйнар, а Герде оставалось лишь довериться ему.

Не успел день подойти к концу, как они остановились у огромного ледяного замка, переливающегося огнями северного сияния. Девушка раскрыла было рот от изумления, но спутник поторопил её: «Пошли, быстро искрошим всё на мелкие кусочки! Нечего тут долго возиться! Нам ещё обратно ехать по этой ледяной пустыне, которая мне порядком надоела!»

Когда они оказались внутри замка, их ещё больше поразила красота сверкающей постройки. Слуги в белоснежных одеждах открывали перед ними все двери, как будто давно их ждали. В тронном зале сидела она – Снежная Королева, величественная и прекрасная. Её вид так заворожил Герду, что она забыла и о Кае, и обо всём на свете.

- Зачем вы пришли ко мне? – властно спросила Королева. Голос у неё был низкий и глубокий, похожий на необъятную северную реку.
- Я хочу стать такой же прекрасной, как ты! – выдохнула зачарованная Герда.
- Ты, вроде, за Каем пришла. Разве нет? – напомнил ей Эйнар.
- За кем? За Каем? – поморщилась девушка. – Я уже и забыла о нём. Сейчас я понимаю, что я пришла, чтобы стать такой же прекрасной!
Храбрая путешественница не могла отвести восхищённого взгляда от красивой женщины, восседающей на троне. Лицо Снежной Королевы слегка улыбалось, излучая безмятежность и величие. Всё в ней было настолько исполнено достоинством, что называть её хотелось не иначе как «королева» и «госпожа».

- Теперь я понимаю, почему Кай увязался за тобой. Я бы и сама так поступила, будь я на его месте, - прошептала Герда.
- Да ладно! – удивлённо воскликнул Эйнар. – Ты в сто раз лучше, чем это снежное изваяние! Посмотри на неё и на себя! У тебя и глаза живые, и нрав горячий, как у нормальной девчонки, и душа тёплая! А эта снежная баба чего? Смотрит на тебя сверху вниз, как будто ты полное ничтожество, а сама ничего из себя не представляет! Эй, очнись! Ты чего?
Разбойник хлопнул девушку по спине, от чего та чуть не упала. Тут же она очнулась, как будто с неё спало какое-то наваждение.
- Уф… И правда! Чего это я? – заморгала она глазами. – Эй, Снежная Королева! Верни мне Кая! Я хочу поглядеть в его бесстыжие глаза!
- Да вот он! – спокойно ответила Королева и указала рукой на бледного тощего парня, складывающего какое-то слово из ледяных осколков. – Скучно с ним! – вздохнула хозяйка замка. – Всё носится с какими-то идеями и проектами, витает в облаках, мечтает о чём-то, а до реальных дел не доходит!
- А нам нравилось вместе мечтать! – сказала Герда и тут же задумалась: «А ведь и правда… Только мечты и слова, а реальных дел и не было». Да и откуда им было взяться, реальным делам, если они жили в своём городишке, как у Христа за пазухой? Бабушка еды приготовит, в доме уберёт, а они знай только играют да фантазируют?
- А, Герда! – Кай оторвался от своей мозаики. – Пришла посмотреть, как я живу? Соскучилась по мне? – Голос его звучал вызывающе, тут же напомнив о всех последних месяцах их отношений.
Эйнар напрягся и скрестил руки на руки, чтобы тут же не пустить их в ход. По нему было видно, что он молчал из последних сил.
- Да, Кай, я пришла убедиться, что ты всё такой же грубый и холодный – под стать твоей новой невесте. Теперь я точно не буду жалеть о том, что мы больше не вместе.

Герда хотела было рассказать ему, как много она обрела, пока искала его, но остановила себя: зачем? Их теперь больше ничего не связывало. Она вдруг поняла, что они с ним по сути и не знакомы. Пока они были вместе, каждый играл какую-то роль, пребывая в фантазийном мире. Но вот в их мирок ворвалась реальная жизнь и расставила всё по своим местам: Кай оказался грубым и отстранённым, а Герда горячей и предприимчивой.
- Что-то ещё? – высокомерно спросил Кай, поймав на себе задумчивый взгляд бывшей подруги.
- Да. Я простила тебя, если тебе это интересно, - спокойно ответила девушка и направилась к выходу, утащив за собой Эйнара, который стал было тихонько подкрадываться к тощему сопернику, чтобы запечатлеть на его лице свой кулак.

Путь домой был быстрым и радостным. Принц с принцессой написали документ, согласно которому Эйнар освобождался от всех обвинений. Теперь он мог свободно жить и трудиться. Вернувшись на родину, он забрал у братьев свой корабль и стал выходить в море вместе с купцами. В доме на берегу его неизменно ждала его жена Герда, которая перевезла к себе свою бабушку.

Как-то, когда все были дома, на окошке спал толстый кот, а в люльке - милый малыш, на пороге объявился постаревший Кай. Увидев счастливую Герду, в которой жизнь била через край, он лишь сказал: «Спасибо, что ты простила меня!». Хозяйка дома так и не поняла, что ему было нужно, и не стала его задерживать, когда он повернулся, чтобы уйти.

Когда дверь за Каем закрылась, девушка спросила Эйнара:
- Что значит твоё имя?
- «Войско счастья» - ответил тот.
- Надо же, - улыбнулась Герда, - под моим щитом целое войско счастья.

22.12.2020
Вологда


Рецензии