Вчерашнее завтра

                Вчерашнее завтра обратилось в сегодня, 
                Божественный миг откровенья настал.
                Всевышний урок дает человеку,            
                Что разум на службе будет всегда.
                Связаны завтра, вчера и сегодня
                Единою связкой нитей Судьбы.
                Возводят из памяти, мечт и реальности,
                Проложенный Богом путь для Души.
                Запомни, что счастлив, сегодня живущий.
                В горечи тот, кто терзает себя,
                Мигом былым и мечтою идущий,
                Потерян для счастья реального дня.               

     Уставшая женщина, согнувшись, сидела за письменным столом и слушала мерное сопение детишек. Уже двадцать семь лет она трудилась в детском саду и сейчас занимала должность основного воспитателя в многочисленной группе детей ясельного возраста (2 – 3 года).
     Анна Ивановна Морозова была приятна собой: невысока, круглолица, темноволоса. Особенно ее красили большие улыбающиеся серые глаза. Женщина была сердечна к детям, старалась относиться ко всем доброжелательно. Но Анна очень любила мечтать или проваливаться в какой-нибудь пленительный миг прошлого. В этот момент ясность взора расплывалась и на лице появлялась безмятежная улыбка. Однако эта черта не мешала ей работать потому, что грезила она в свободную от детей минутку. Еще Анечка ни во что не ставила день сегодняшний, всегда поторапливала его. Девиз Анны со студенчества гласил: «Чудеса были и будут. Сегодня день не удался. Но завтра будет лучше».

       Дети только уснули. В приоткрытое окно задувал теплый майский ветерок. У Анны Ивановны гудели ноги, ломило спину. Ноющая боль внизу живота не давала ровно сидеть. В помещении было жарко, отопление в детском саду еще не отключили. Наступившая тишина после шумных часов детсадовской жизни казалась раем.
–  Поскорее бы этот день закончился, пришел бы завтрашний. Душно. – она расстегнула еще одну пуговичку на блузке. –  Какая скука, ничего не хочу. –  после минутного затишья шевельнулась слабая мысль. – Нет, хочу. – женщина  устроилась на стуле удобнее, боль отпустила. На лице появилось умиротворение, бесцветные губы прошептали:
– Я живу, как не живу и всегда чего – то жду.
Чего я жду, сама не знаю, сердцу трепетно в груди.
Фантазий бурная преграда, забыв про жизнь, творит мечту. –  рука, вырвав листок из блокнота, машинально рисовала женскую фигурку. Высокая прическа с локонами, на рисунке проявлялась фигурка принцессы в бальном платье. –  Опомнись, Анна, годики посчитай. Завтра, конечно, будет лучше, но для танцев ты не уродилась, лучше кошельки с денежками рисуй. Может удачу, приманишь, –  воспитатель вздохнула. Она была озабочена результатами сегодняшнего случайного тестирования.

      После завтрака по плану дня в ясельной группе стояло занятие по познавательному развитию на тему «Ознакомление с природой». Анна Ивановна, отобрав яркие красочные картинки, фигурки домашних животных стала показывать их детям, 
– Маша, подойди  ко мне. Найди среди фигурок кошечку. Скажи: «кошка». Как говорит она: «Мяу». – малыши крутились на стульчиках, хотя занятие длилось всего 10 минут, в силу своего возраста они спокойно еще не могли сидеть. Внезапно ноздри Анны Ивановны уловили сильный запах сирени, сквозняк принес цветочный аромат. Она совсем забыла про цветы,  утром их  принес кто – то из родителей. Водрузив вазочку в центр животного царства, женщина спросила:
–  Что это такое? – малыши молчали. – Это цветы сирени. Кому мы дома дарим цветы?  Папа дарит маме цветы?  –  малыши безмолвствовали.
– Витя, как зовут твою маму?
–  Папа. – серьезно просопел мальчик.
–  Вероника, как зовут твою маму?
–  Бабушка.
     Анна Ивановна опешила, а потом стала задавать этот же вопрос всем детям. Результаты были следующие: «Мама» ответило около 50% детей группы, «папа» и «бабушка» примерно поровну 25% и 24% . Логически верно на вопрос: «Как зовут маму?». Ответила только Луиза: «Таня», правда, имя папы было «бабушка».

       Занятие нужно было заканчивать. Анна Ивановна позвала детей к своему столику, чтобы они могли взглянуть поближе на цветы, понюхать их. В этот момент дверь в группу открылась и показалась голова родительницы нового ребенка, Стасика должны были завтра привести в садик.
– Во сколько прийти, какую одежду принести? – воспитатель подошла к двери. Вернувшись через пару минут, она увидела, что от цветов сирени остались одни ветви, а малыши разошлись по группе, играя с новой игрушкой: кисточку сирени кто – то катал на машинке, другой варил в кастрюльке или, наигравшись, бросил на пол. Но больше всего удивил Ванечка, он топтал ножкой цветы и грозил пальчиком: «Плохая …. Плохая». Прижав ребенка к себе, она попыталась узнать, что случилось, но кроме рыданий в ответ ничего не получила.

       Раздалось громыхание. Анна  Ивановна нахмурившись, посмотрела по сторонам, детки спали.
–  Наверное, внутри стола что-то упало. Что там может быть? – она стала по очереди отодвигать ящики. На руки свалилась ее секретная шкатулка, которая перевернувшись, упала на пол. – Все мои тайны стали явными. – дело в том, что отработав год в детском саду, привыкнув к обычным необычным ситуациям, Аня стала собирать маленькие символы не простых эпизодов из жизни воспитанников.

    Первым женщина подняла маленького голого пупса (кукла младенец). Это был второй год работы, она работала подменным воспитателем в старшей группе (5 – 6лет).
–  Анна Ивановна, – пытливые глаза Верочки восторженно глядели на нее. У девочки было радостное лицо, как – будто, она решила трудную задачу. – Вы, знаете,  почему ребенок рождается голеньким?! –  Воспитатель стала обдумывать варианты ответа: «Как же объяснить пятилетнему человечку процесс деторождения?
– Не знаете! – с упоением рассмеялась та. –  Потому, что у мамы в животике нет места для шкафчика с одеждой.

     Вторым лег на ладонь карандаш. Группа, которую она вела, состояла из детей среднего возраста (4 – 5л).  После обеденного сна было свободное время: одни играли, другие читали, третьи собирали конструктор. Несколько человек, рисуя, сидели за столами. Вдруг один из них стал дуть на кончик карандаша.
–  Алеша, ты почему дуешь на карандаш?
– Он холодный. Замерз. Рисовать не хочет. Я его согреваю.
И тут же остальные дети стали дуть на свои карандаши.
– Вика, у тебя, что случилось с карандашиком?
– Я солнышко рисую. Карандашу жарко, я охлаждаю.
– У меня зима. Совсем замерз. Нужно надеть шубку, обматывая карандаш салфеткой, –  произнесла Алина.
–  Сейчас будет трясение. – Петя изо всех стукнул карандашом по столу. – Ой, сломался. Пусть Айболит вылечит.

      Резиновый паучок был как настоящий, когда воспитатель положила его на ладонь, у него задрожали тонкие лапки. Этот день отпечатался в памяти  кошмаром. Анну поставили на подмену в старшую группу (5 – 6 лет), основной воспитатель которой заболела. После обеда дети готовились спать: одни раскладывали свои вещи на стульчиках, другие умывались. Вдруг в туалете раздался шум, который сменился визгом. Дети, крича, стайками выбегали из умывальной комнаты. Пулей залетевшая Анна, увидела картину: Карина, упав с унитаза, визжа, била руками и ногами по полу, пальцем показывая на стену. 
–  Что случилось? – девочка не отвечала. Она побелела и стала затихать. – женщине показалось, что ребенок теряет сознание. –  Беги за медсестрой. – крикнула нянечке, пытаясь вытащить скрюченную девочку. Тогда им повезло, медсестра проходила рядом с группой. Три женщины бережно положили Карину на кровать. Девочка, открыв глаза, закричала:
– Уберите паука!»
– Все хорошо.
– Никакого паука нет.
–  Все понятно, –  сказала медсестра. – У нее зоофобия, вернее частный случай арахнофобия — боязнь пауков. – Измерив, пульс, давление, погладила по голове. – Как ты нас напугала. Хорошо хоть не ударилась, ведь могла об унитаз голову разбить.
– Я хочу спать.
– Дайте ей крепкого сладкого чая и вызывайте родителей.
– Откуда только этот паучок взялся, – сетовала няня. –  Постоянно убираю, паутины никогда в группе не видела.
     Мама с папой, забирая Карину домой, рассказали Анне Ивановне о том, что у дочери не только арахнофобия, но апифобия (боязнь пчел) и энтомофобия (боязнь насекомых).
–  В медицинской карте отмечено?
–  Не знаем.
–  Зайдите к медсестре, обговорите этот вопрос.

Уложив остальных детей спать, воспитатель с нянечкой решили попить горячего чая.
– Бедный ребенок.
– Каких только напастей в жизни у человека не бывает.
– Я однажды столкнулась со случаем, правда это было давно, –  вспомнила няня. – Двухгодовалый Максим кричал, как резанный, весь извивался, когда его умывали или вели на горшок. Родителям сказали об этой странности, никак не отреагировали. Но они недолго в группу ходили, в другой город переехали. Может это тоже фобия?
– Я сейчас Википедию посмотрю. Нравится мне этот общедоступный информационный ресурс. – Анна Ивановна достала смартфон. – Точно есть. Слушай: боязнь заходить в туалеты – апопатофобия; боязнь умывания, купания, стирки, чистки  – аблютофобия.

    Давай посмотрим еще. –  универсальная интернет энциклопедия выдала более сотни наименований фобий. Пробегая глазами, Анна вслух зачитывала наиболее понравившиеся. –  Кумпунофобия – боязнь обычных пуговиц, которые можно найти повсеместно; педиофобия – боязнь обычных кукол, в том числе манекенов; пеладофобия  – страх перед лысыми людьми; дорофобия – страх принимать подарки и дарить их.
– У моего свекра есть такое, когда видит подарок, начинает трястись и паниковать. Он на все дни рождения и праздники уходит в свой гараж с ночевкой. Кто бы мог подумать, что это недуг. Сегодня же свекрови расскажу. Я так поняла, что фобия – это не контролируемый человеком страх при определенных условиях. Получается, не может Андрей Петрович совладать с собой.

       Внезапно воспоминания Анны прервали всхлипывающие звуки. Край кроватки, где лежала Катя, скрипнул и раздался плач. Воспитатель быстро собрала все рассыпавшиеся фанты и убрала шкатулку в стол. Несколько детей сразу же раскрыли глаза. Шикнув на них, Анна Ивановна подошла к девочке: «Катюша, что случилось?» Но глаза девочки были закрыты. Поправив одеяло, погладив белокурую головку, женщина грузной поступью вернулась назад. Продавленный стул жалобно запищал под весом. Взгляд ребенка проследовал за воспитателем.
 
     Два противоположных мира, которые невозможно объединить. Странный  логический мир взрослых, расписанный по множественным правилам и противоположный необычный мир детей, где правит бал вседозволенность и непредсказуемость. Воспитатель (взрослый) больше всего ценит в ребенке послушание, а ребенок – доброту. Дети до 3 лет не умеют притворяться, они дарят себя полностью взрослым. Малыши – эмпаты, которые мгновенно считывают информацию о модели поведения взрослого, нацеливаясь на слом чужих границ. Доброжелательного воспитателя дети распознают быстро. Каждый малыш будет стараться оттянуть лично на себя внимание сердечного взрослого, назойливо цепляясь доступными для него способами. От человека с грубым характером – ребенок не будет ждать чуткость, а затаившись, будет наблюдать за ним. Дети видят в человеке инструмент общения с внешним  миром, из которого нужно выжать максимум пользы для себя.

     Маленькая Катя почти трех лет отроду уже начала познавать этот мир. Она быстро адаптировалась к условиям детского сада, которые сильно отличались от домашних. Пять месяцев тому назад ее мама Людмила Григорьевна устроилась на работу, бабушка Анжелика Николаевна часто болела, роль папы исполнял дедушка Валентин Михайлович.
– Катюша, мы пришли в гости к деткам. –  началось первое рабочее утро ребенка. – Как много игрушек! Все можно брать. Ты играй, я скоро приду. – мама подтолкнула девочку к воспитателю. Глаза ребенка засияли. Анна Ивановна, взяв ее за руку, стала знакомить с воспитанниками.

 – Детки, к нам в группу пришла новая девочка, ее зовут Катя. Это Витя, Луиза, Вероника, Маша, Ваня … .  Машенька, покажи Катюше игрушки. Маша! Маша! Машуня! –  но малышка не слышала, с увлечением  заталкивая кубик в окно игрушечной машинки. – Физиология возраста всегда работает, –  промелькнула в голове педагога. – Ну что ж, давай вместе найдем тебе игрушку. Какая тебе нравится?

      Дело в том, что ребенок обычно до 6 – 7 лет не умеет сосредотачиваться на двух и более вещах (занятиях). Также фразу взрослого малыш слышит только один раз, все остальные повторения слов им не различимы. У детей одноканальное внимание. Например: ребенок катает кубик в машинке, его внимание полностью задействовано. Мозг целиком сконцентрирован на выполнении этой задачи и не может дать команду на выполнение другой: услышать голос мамы (воспитателя) и т.д.

       Девочка, молчала, вцепившись в руку женщины. Они подошли к полкам с игрушками. Воспитатель, взяв коробку с разными животными, придвинула пару пластиковых блюдечек и усадила ребенка за стол.
–  Смотри, Катенька, собачка, кошечка и другие зверушки ждали тебя. Они есть хотят. Покорми их. –  лицо девочки осветилось улыбкой, прижав коробку, она стала доставать фигурки животных. Прошло минут тридцать, наигравшись, девочка встала из-за стола и протянула: «Мама, мама». В ее глазах появилась тревога: «Мамочки нигде не было. Тетенька в фартуке и косынке, которая ставит тарелки, походит на маму. Может это мама»? Девочка подбежала к няне: «Мама?!»
– Меня зовут Маргарита Львовна, –  улыбнулась женщина.
– Мамочка спряталась. Ее нужно найти. – Катя стала искать. – Большая тетя, которая дала ей коробку с животными, громким голосом повторяла: «Детки, убираем игрушки. Садимся на стульчики. Детки, убираем игрушки. Садимся на стульчики».

        Посмотрев по сторонам, Катя заметила яркого Буратино на полке. Забыв про маму, девочка схватила игрушку и села на пол. Внезапно малышку взяли за руку, она услышала: «Куклу положи на полку. Садись на стул». Девочка, подняв лицо, увидела чужые сердитые глаза и испугалась. Схватившись за  подол платья воспитательницы, спросила: «Мама?!»
– Я не твоя мама. Меня зовут Анна Ивановна. Твоя мама скоро придет.
– Мама, мама!!! – зашлась в плаче новенькая.
 Женщина, присев на корточки, погладила ее по головке и строго сказала: «Катя, садись на стульчик. Буратино я уберу». Девочку накрыла волна ужаса: «Страшно. Тетя сердится. Мама бросила меня. Тетя, тетя! Хочу к маме». Девочка побежала к двери, повиснув на ручке, открыла ее и выбежала в раздевалку с громким плачем.
–   Катюша, мама сейчас придет, – воспитатель  вернула ребенка в группу и плотно закрыла дверь.

       Анна Ивановна была раздраженна. Дети, заигравшись, не слышали ее. Женщина наклонилась уже десятки раз, чтобы поднять с паласа и убрать в отведенные места куклы, машинки, кубики, лошадки. Но малыши, будучи на своей волне опять брали нужную им игрушку, с минуту поиграв, бросали на пол и тянулись к следующей.

      Но вот, входная дверь распахнулась и влетела Катина мамочка. Взяв на руки плачущую дочь, Людмила Григорьевна спросила:
–  Что случилось? Почему дочь плачет?»
Немного замешкавшись, Анна Ивановна ответила:
– Катя только сейчас заплакала. Она играла с игрушками. Все хорошо.
– Ты умница, доченька. Сама играла. Скоро с детками познакомишься. Давай быстрее одеваться, бабушка на улице ждет. – родительница улыбнулась.  – Завтра во сколько забрать Катюшу?
–  В девять тридцать. Мы попробуем с Катей позавтракать. Посмотрим, как она сядет за стол с детками. Не кормите ее утром. У нас будут отварные макароны с яйцом, хлеб с маслом, какао.
–   До – свидания. Катюша, помаши ручкой Анне Ивановне. – воспитатель скрылась за дверью, а счастливая малышка зарылась в мамины кудряшки. Девочка быстро освоилась в детском саду, спустя уже две недели с улыбкой вбегала в группу.
 
       У маленького человечка нет жизненного опыта, поэтому ему не знаком мир страхов взрослых. Природа заложила эту функцию в психику людей, как естественную защиту. Поведением зрелого человека управляет рациональность, чувство безопасности текущего мгновения. Ребенком же управляет интерес, жажда познать себя через окружающую среду. При этом процесс развития мозга еще не завершен, тормозные функции практически отсутствуют, возбуждение же активно. Из-за этого ребенок часто подвергает себя опасности. Малыши воспринимают мир, как абстрактно заполненное пространство: людьми, предметами (игрушками, мебелью), не делая разницы между живыми и неживыми категориями. Только начиная  копировать опыт  взрослых, у детей появляются собственные страхи.
       Исключение составляет страх быть брошенным, оставленным матерью или так называемое чувство тревожности. Возникновению этого страха  способствует сам процесс деторождения. Ведь развиваясь внутри материнской утробы, первое физиологическое знакомство дитя с миром происходит при помощи пуповины, объединяющей мать и плод. Обрыв этой нити – связи при рождении доставляет дискомфорт ребенку, который тут же преобразуется в фобию расставания (брошенности).
 
       В помещении ясельной группы раздались голоса.
– Наша Ивановна, как всегда на перепутье: либо в мечтах, либо в грезах о прошлом. Для нее, Клара, сегодняшнего дня не существует. –  в спальню вошли двое: новенькая Клара Федоровна и подруга Анны – Лидия Сергеевна. – Аня, о чем мечтаешь? – женщина помахала перед глазами подруги рукой. – Клара, у Анны только два способа пережить день сегодняшний: утонуть во вчерашнем или заблудиться в завтрашнем. Ты чего согнулась? Заболела?
– Не пойму, что – то живот скрутило.
– Это все твои мечты. Они видно желудком перевариться не могут. Сколько раз тебе говорила, живи текущей жизнью. Что она тебе дает, тому и радуйся. От ожиданий можно лапки откинуть, вспомни прибаутку: ждала, ждала, не дождавшись, померла. Ждать, Ивановна, всегда плохо, а мечту свою догонять еще хуже. Федоровна, представляешь, Ивановна у нас новую категорию придумала «вчерашнее завтра» называется.
– Что это такое? Впервые слышу.
– Все просто. Ждешь, ждешь завтрашний день, он приходит, сразу становясь  сегодняшним, потом становится вчерашним, и опять заново ждешь. Однажды меня осенило, что сегодня – это вчерашнее завтра, так мне легко стало, получается, время единым сделала.
– Как сложно, Вы себе голову сломаете. Лично я ничего от жизни не ожидаю, просто строю ее, вернее вместе со своей семьей. Но я знаю, что могу обладать большим, чем желаю. Чем больше работаешь, тем больше имеешь.
– Анна – у нас философ! Мудрейший, запечатывай свои воздушные замки, пойдем, кофе погоняем, пока детвора спит. Я тут пару анекдотов вспомнила. – Сергеевна закатила глаза. – Пойдем, пойдем. У тебя через неделю юбилей! Ох, отпразднуем!
–  Клара, как у тебя дела?
–  Плохо. Я ведь почти сразу после учебы в декрет ушла, двух детей родила, шесть лет дома сидела. Все забыла, навыки растеряла.
–  Представляешь, Федоровна хочет увольняться. Еще месяц не проработала, а уже сдается. С детьми ухо нужно держать востро!
– Я не могу. Дети меня не слушаются.
– Не ты первая и не ты последняя. Здесь кофе попьем. Катя постоянно просыпается, не могу уйти. Я сейчас расскажу про свой первый день. А потом Сергеевна что-нибудь добавит. Почти три десятка лет в этом садике работаю, а первый день, как сейчас помню. Я хотела сбежать в тот день. Заведующая уговорила остаться и потерпеть немного, до сих пор терплю.

        Меня поставили на группу с детками младшего возраста (3 – 4 года.). С семи утра родители стали приводить детей.
–  Я принесла Диане сменное платье. Переоденьте ее после обеда.
–  Андрюше на сон оденьте носочки, смените маечку.
–  Напоминайте Виталику, чтобы ходил в туалет. Он все время забывает, потом ходит в мокрых штанишках.
– Я опаздываю, заплетите Арину.
–  Где наши шортики? Вчера Саша пришел в чужих. Вы совершенно не следите за детьми.
– Пожалуйста, не давайте Верочке молочного, у нее аллергия. Справку от врача принесу позже.
–  Вы новенькая, знайте, у Паши целиакия, ему прописана глютеновая диета, в медкарте ребенка все рекомендации и ограничения отмечены.
–  Сегодня Юрика заберет дедушка. В справку – разрешение Глеб Владимирович вписан.
–  Вы меня не слышите! Не накормите Павлика хлебом, не вздумайте дать овсяной каши. Он отравится, ему будет плохо.
–  Где наши шортики? Серые в клеточку? Неужели в группе воруют? Найдите наши шорты.

       Уже через тридцать минут приема детей в группу у меня закружилась голова. Я ничего не воспринимала. Лица родителей, отдающих мне своих детей, сама детвора стали одной размытой маской. Автоматически кивая головой, улыбаясь, я что-то отвечала. К восьми часам пришла нянечка, бойкая женщина средних лет. Она уже не работает здесь.
–  Меня зовут Гуля, а Вас?
– Анна Ивановна, можно просто Анна.
–  Так нельзя, у воспитателя должно быть имя и отчество, это всегда твердит заведующая. Анна Ивановна, на сколько человек брать завтрак?

     Я попыталась пересчитать детвору. Но не тут-то было. После трех попыток число детей оказывалось разным: 25 – 20 – 23. Дети носились по группе, не обращая внимания на мои робкие слова.
–  Детки, постойте на местах. Я не знаю сколько Вас. Гуля, я не могу их пересчитать. Это работа ни для меня. Это невозможно. Я с ними сойду с ума.
– По табелю посмотрите, вы же их отмечали.
– Не успела. Родители шли массой. Фамилии называли не все. Пока говорила с одними в раздевалке, другие просто завели своих детей в группу.
–  Разберемся, – усмехнулась няня. – На стулья сели. Быстро! – скомандовала она. – Учитесь, Анна Ивановна, пока авторитет не заработаете, они вас слушаться не будут. Двадцать пять, – подытожила  Гуля. – Я пойду за завтраком, а вы со стульев их не отпускайте.

      Двадцать пять пар детских глаз с любопытством глядели на меня. Я растерялась, а детвора загудела.
– Детки, меня зовут Анна Ивановна. Я новый воспитатель. Давайте, расскажу Вам интересную сказку.
–  Не хочу. Мультик хочу.
–  Сказку.
–  Какую?
– Про красную шапочку.
– Хочу про гномиков.
– Про девочку.
– Зайчики, зайчики.
– Хочу мультики.
– Дайте мне конструктор.

        Я  открыла первую попавшуюся книжицу, стала с выражением читать. Но дети не слушали. Некоторые встали со стульчиков, пошли к игрушкам.
–  Внимание! Тихо! – закричала я. Малыши и малышки не обращали внимание. Несколько минут я пыталась установить порядок. Ничего не получалось. Внезапно в окно группы раздался стук. Это сухая ветка, отброшенная порывом ветра, ударилась об стекло. В группе установилась тишина. И мне пришлось фантазировать.
 – Это белочка заглянула к нам. Она посмотрела, как вы ведете себя. Кто не слушает воспитателя? Зверек все расскажет деду Лесовику, тот накажет плохого ребенка. – дети угомонились. Время от времени они посматривали в окна, до самого вечера вели себя хорошо. Я радовалась, но утром меня вызвала заведующая.
– Анна Ивановна, о чем Вы вчера говорили с ребятами? Мне пожаловались родители, что дети дома плакали и говорили, что их накажет Дедлес.

–  Ну, Вам досталось. – покачивала головой  Клара Федоровна. – У меня детки шумные, но слушаются. Просто играют громко, часто сорятся между собой. Родители хорошие, понимают меня.
–  Я свой первый день не помню. – Лидия Сергеевна посмотрела в зеркало и поправила челку. – У меня всегда ровно: я работаю в формате «четыре «П»»: поели, поиграли, поспали и пошли домой».
–  Дети стали просыпаться, – заметила Клара, – пойду в свою группу.
– Давайте еще посидим. Мы про юбилей, словом не обмолвились.

       Катя всхлипнула, Анна Ивановна, подойдя к девочке, потрогала лоб.
–  Мне кажется она горячая.
–  Это может быть со сна. – отозвалась Лидия Сергеевна. – Или снится что-нибудь.
–  Нужно будет ей измерить температуру.
–  Ладно, завтра пообщаемся, – женщины ушли.

      Девочка стала плакать громче, несколько воспитанников проснувшись, стали подниматься с кроваток. – Тихо. Еще надо спать. Ложитесь.– шепотом сказала Анна, подсев к девочке с термометром. – Спи, Катюша, все хорошо. Температуры нет. – стала приглаживать ребенка. Малышка, успокоившись, уснула. В спальне установилась тишина. Мысли потекли своей чередой. Анна вспомнила, как много лет тому назад всей семьей ездили на море. Она тогда все две недели ворчала: условия плохие, еда невкусная, погода пасмурная и море грязное, полное медуз. Но потом часто вспоминала эти дни восхитительного морского отдыха. Вот и сейчас, настроившись на волну памяти того времени, она сделала очередной шажок в прошлое. Но заплыв не удался. Сработал телефон, пришло сообщение от администрации детского сада, о том, что приехали гости из управления, могут зайти с проверкой. Воспитатель прошлась по группе, окинув все хозяйским взглядом: полный порядок. Затем вернулась в спальню.   

–  Скоро мне пятьдесят. Как много. Опять день не задался: погода пасмурная, дети балуются, Катюха капризничает, настроения нет, о юбилее думать не хочется. Как я живу? Работа, дом, дети, муж. Все идет не так. Дети, муж – где они? Все живут, как хотят. Дочери устраивают свою личную жизнь, хотят лучше себя подать, сыновья заняты разборками, кто из них умнее и сильнее, муж – что есть, что – нет. Только я думаю за всех, стараюсь вытянуть семью. Никто не слышит, и не хотят услышать. Как результат – здоровье ниже плинтуса: зубов нет, куча женских проблем. – Анна кисло улыбнулась. – Но, я чувствую, завтра обязательно будет лучше. – Воспитатель оглядела спящих ребятишек. – Почему дети счастливы здесь и сейчас? Даже если ребенка наказали или ему больно, он тут – же все забыл и весело резвится. Дети с радостью познают мир. Они постоянно играют, беспечно увлекаясь всем. Другого варианта приобретения жизненного опыта у них нет. – Анна Ивановна посмотрела на часы: до подъема детей еще двадцать минут. – Как медленно тянется время. Поскорей бы день закончился.

     Дети в кроватках стали просыпаться, в спальню заглянула няня, она вернулась с обеденного перерыва:
–  Будем будить детей? Анна Ивановна, прачечная через пятнадцать минут закроется, мне мокрое белье нужно отдать. Давайте быстрее поднимать.
Поменяв белье и переодев деток, Маргарита Львовна стала накрывать столы для ужина, Анна Ивановна направилась с детьми в туалет: после горшка,  мыла им руки и лицо.

– Маша, нужно есть ложкой, – девочка, выложив гречневую кашу на стол, пыталась слизать ее языком. – Так, нельзя. – Анна Ивановна, убрала со стола и заменила тарелку с кашей ребенку. Катя махнула ложкой от себя, у ног воспитателя образовалась горка гречки. Тут же вирус копирования поразил пол группы. Анна ахнула: несколько деток, перевернув тарелки, стали слизывать кашу языком. Получалось по-разному: у кого в рот, у кого-то на пол. В это время двухгодовалый Ванечка, пролив кисель на стол, улыбаясь, стал азартно шлепать ладошкой. Спустя мгновение, кисельный азарт охватил всю группу. Дети смеялись, разбрызгивая ладошками напиток. Побледневшая нянечка схватилась за голову: «Анна Ивановна, угомоните их. Я до вечера группу не отмою».

       На помощь взрослым пришел яркий игрушечный попугай, он сидел на большем фикусе.
– Кар-рудо. Кар-рудо. Здрав-ствуй-те, – раздался скрипучий голос. – Няня в восторге смотрела на Анну Ивановну. Изумленные глаза малышей искали птицу. – Детки, к нам в гости прилетел попугай, – промолвила воспитатель обычным голосом. – Смотрите, он сидит на ветке. Попугай любит порядок. Давайте быстро поедим, умоемся. Птичка расскажет сказку.
– Пра-вильно. Пра-вильно. По-рядок ну-жен. Маша, хо-ро-шая де-воч-ка. Ваня, ай-ай-ай!
– Карудо, не ругай Ванечку. Он исправится.
– Ваня, ты будешь пить кисель? – Маргарита Львовна заменила пустую чашку с киселем на полную и малыш быстро выпил.
– Мо-лод-цы! Хо-ро-шие дет-ки!
– Дети, Карудо смотрит на Вас. Покажите, как Вы умеете правильно держать ложку и красиво кушать. Кто поел, пошли умываться. – Анна Ивановна отправилась с малышами в умывальную комнату, нянечка стала наводить порядок.

     После ужина деток в течение часа разобрали родители. Остался один Никита.
– Никитка, давай вместе поиграем новыми кубиками? –  воспитатель достала  красочные кубики с животными. Малыш покачал головой и показал пальцем на игру «Рыбалка», стоящую на верхней полке шкафа. Анна Ивановна, достав коробочку, разложила на столе игрушечное озеро с плавающими рыбками. Она показала, как ловить рыбу и вручила Никите удочку. У него не получалось подводить удочку к магнитикам рыбешек, он  захныкал: «Хочу к маме».
– Давай вместе, – но ребенок сбросил игру на пол. – Ай-ай. Так нельзя делать. Давай соберем рыбок. – Никита не сдвинулся с места и залился слезами. Анна обняла его. – Ты устал за целый день. Мама скоро придет.   Садись на диванчик, я почитаю сказку. – Не успела, воспитатель открыть книжку, как распахнулась дверь, показались лица родителей малыша.

       После ухода ребенка у Анны Ивановны на душе остался скверный осадок. Малыша приводили самым первым в группе и забирали самым последним. Ирина Сергеевна и Артем Васильевич были очень придирчивыми. Они не работали, их обеспечивали старики – родители. Вот и сейчас, взяв ребенка за руку, мама воскликнула:
– Почему у Никиты синяк на лбу?
– Следы зубов на ручке. Его укусили! Вы совершенно не смотрите за детьми. Я пойду к заведующей. Буду жаловаться. – не отстал от супруги  Артем Васильевич.
– Вы привели ребенка утром с синячком. Смотрите, он желтого цвета.
– Да? Может по дороге упал. Я не заметила.
– Насчет укуса, действительно, Никита и Маша взялись за одну машинку. Никто не хотел уступать. Никита ударил Машу по голове игрушкой, она его укусила.
– А Вы где были? Почему допустили драку?
– Уважаемые родители, а вы учите своего ребенка делиться игрушками?! – пошла в атаку воспитатель. – Поймите, в группе мы пожинаем домашнее воспитание. Вы говорите с Никитой о взаимоотношениях со сверстниками?
– Не выдумывайте. Какие отношения могут быть у детей? У Вас все не так, всегда находите оправдание. Вечно сын в синяках. Делайте свою работу хорошо, – в два  голоса продолжали раздраженные родители. – Мы переведем Никиту в другой садик. Здесь ничего хорошего нет.
– Я подберу для вас информацию «Коммуникации детей».
– Какие еще коммуникации?! Зачем нам про трубы?

    Уставшая Анна Ивановна закрыла дверь в раздевалку, прервав  бесполезный разговор. Ей нужно еще убрать в группе: поставить игрушки на место, проветрить помещение, проверить чистоту горшечной и горшков.
– Анюта, ты же знаешь, – обратилась к себе воспитатель. – Чем безалабернее семья, тем строже относятся к работе воспитателя. Сейчас детско-родительские отношения обедняются: сокращается время общения, меняется их содержание. Вспомни, картинку дня: годовалый ребеночек в коляске пальчиком тычет в электронную игру, а мама с папой развлекаются в своих гаджетах.

       Анна Ивановна, сортируя игрушки, расставляла одни по местам, другие складывала в тазик для мытья, тяжело вздыхала: «Трудно с детками, особенно, когда остаешься на группе один. Нянечка уходит раньше воспитателя. Вот и сегодня не успела Маргарита Львовна уйти, как Витя, не добежав до горшочка, напачкал в штанишки, Вероника заигралась и сделала мокрое дело прямо на ковер. Пока Анна Ивановна мыла и убирала за детьми, Маша и Никита подрались. Катя и Ваня стали прыгать на стульчиках, перевернув их, прищемили пальцы рук. Но самое неприятное, Полина ела землю из цветочного горшка. Как тактичнее сказать об этом ее маме?»
 
    Воспитатель, наведя порядок в групповой, захватив тазик с игрушками,  направилась в горшечную. Ей не понравился резкий запах: наверное, кто-то из деток грязный горшок поставил на полочку. Анна Ивановна замочила в специальном растворе игрушки:
– Пока дезинфицирующее средство работает, нужно перемыть горшки,  -  работая на автомате, женщина размышляла о Полине:
– Что же толкнуло ребенка? Интерес к цветам с землей или нехватка минеральных веществ (кремния, железа и т.д.) в организме? – Анна Ивановна вспомнила, как с этим столкнулась в первый месяц  работы. – Давно это было. Ко всему привыкаешь, странные вещи становятся обыденными. Анна тогда проштудировала много литературы и нашла, что желание поедать несъедобные предметы называется геофагией. Если это происходит разово и до 2 - 3 лет, то считается нормальным, типа исследовательское поведение малыша в окружающем мире. Нужно беспокоиться, искать причину, если это происходит в возрасте 3-5 лет.

     А тогда, юная Анюта вся позеленела от страха за ребенка. Выйдя с воспитанниками на улицу, обыграв несколько коллективных игр, она  предложила деткам поиграть самостоятельно. Малыши разошлись по всему участку. Внезапно воспитателя привлекло внимание лицо одной девочки. Она стояла у песочницы что-то жевала, глотала и опять жевала.
– Лиза, ты что делаешь?  – девочка отвернулась. – Открой ротик. –
Анна Ивановна обомлела, рот был набит песком. – Выплюнь сейчас же! Воспитатель схватила телефон, чтобы позвонить няне, та осталась в группе пропылесосить ковер.
– Лидия Ивановна, мне нужна помощь. Быстрее, жду Вас на участке. Лиза набрала песка в рот. Нужно промыть девочке рот и отвести к медсестре.
– Иду, иду. Такого у нас еще не было.

     Медсестра продезинфицировала рот девочке слабым раствором марганца, попросила воспитателя понаблюдать за ней. Вечером за девочкой пришел дедушка. Анна Ивановна, решила отложить разговор до утра. Она сочла, что именно маме девочки нужно рассказать об этом. Но утром Лизу в садик не привели, семья уехала в гости, поэтому разговор не состоялся. Однако спустя две недели, ситуация с Лизой повторилась. Когда Анна тонко намекнула родителям, что их ребенок пробует на вкус песок, они подняли шум. Ребенка перевели в другой сад. Заведующая сделала Морозовой замечание. Галина Изольдовна долго объясняла девушке принципы работы с родителями: главный – не навреди.
– Вы, Анна Ивановна, своим поведением навредили всем: в первую очередь – себе, вы допустили случившееся – что никак не должно было быть; ребенку – он мог заболеть; родителям – получили стресс; детскому  саду – вы уронили престиж; лично мне, заведующей – я отвечаю за вашу работу.

      Закрыв группу, Анна Ивановна пошла домой. Раздался звонок:
– Анечка, я дома, готовлю плов, запамятовал купить хлеба и молока.
– Я так устала, придется идти в магазин. Покоя даже после работы нет. День кошмарный. Ты все забываешь. – взорвалась женщина, сворачивая на дорожку, ведущую в магазин.
   Уже поздним вечером, поужинав с мужем, взрослые дети давно съехали от них, Анна Ивановна села за рабочий стол в поисках информации для родительских консультаций. Она хотела подготовить для родительского собрания материал по кризису трех лет, через полгода почти всем деткам исполнится по три года. А теперь придется еще искать материал по дошкольным коммуникациям. Анна штудировала свои учебники, методички по психологии, социальной коммуникации, залезла в любимую Википедию. В итоге утром следующего дня на родительском информационном  стенде были размещены листки.

                КРИЗИС ТРЕХ ЛЕТ
      Кризис трех лет характеризуется изменениями личности ребенка. Это ведет к трансформации его отношений в первую очередь с взрослыми, во вторую со сверстниками. Этот кризис возникает потому, что ребенок начинает отделять себя от других людей. Малыш сознает свои возможности, ощущая себя источником воли. Ранее только желания управляли ребенком. Теперь он начинает осознавать себя субъектом, источником и хозяином этих желаний, обучаясь управлению ими. Ребенок, определяя себя субъектом, равняется на взрослых. У малыша возникает желание выполнять те же действия, что и старшие, устанавливая с ними равноправные отношения.
      К внешним проявлениям кризиса трех лет относятся: негативизм, упрямство, строптивость, своеволие, обесценивание, протест-бунт, деспотизм. Эти проявления ярко описал Л. С. Выготский (российский психолог, 1896-1934гг.).
   Негативизм – это отрицательная реакция, связанная с отношением ребенка к другому человеку. Главный мотив поведения – сделать наоборот, то есть прямо противоположное тому, что сказали.  Негативизм избирателен: ребёнок игнорирует требования одного члена семьи (воспитателя), с другими – достаточно послушен.
     Упрямство – это реакция ребёнка, который настаивает на чем-то. При этом совсем не обязательно, что ребенку этого хочется. Это его желание, которое взрослый должен выполнить. Отказаться от собственного решения ребёнок, не считает нужным ни при каких обстоятельствах.
      Строптивость – направлена в целом против норм воспитания, системы отношений, образа жизни в семье, а не против конкретного человека.
     Своеволие – стремление ребёнка всё делать самому. Ключевые слова в данном поведении «Я сам!». Проявление данной инициативы не является неадекватной формой поведения ребёнка. Малыш активно проявляет свою любознательность и самостоятельность. В данных действиях ребенок самоутверждается, что способствует появлению детского самолюбия, является стимулом саморазвития и самосовершенствования личности.
      Протест-бунт – проявляется в частых конфликтах с родителями. Ребёнку важно, чтобы окружающие всерьёз относились к его самостоятельности. Если он чувствует, что не уважают его мнение и желания -  начинает протестовать. Он бунтует против прежних отношений.
      Обесценивание – в глазах ребёнка обесценивается всё то, что было для него дорого раньше. Малыш начинает ругаться, дразнить и обзывать родителей, ломать любимые игрушки.
      Деспотизм – ребёнок проявляет деспотическую власть по отношению к близким людям, заставляет их делать всё, что он требует.
     Однако иногда кризис трёх лет может протекать сглажено, проявляясь в редких случаях неповиновения ребенка взрослому или же без явных отрицательных признаков. В результате прохождения ребенком явного или маловыраженного кризиса трех лет, у него появляются новые качества: воля, самостоятельность, гордость за достижения. Однако если в семье слишком строгое, негибкое воспитание, то этот период «ломает» ребенка, подавляет его собственную активность, делая сверхпослушным. Именно безынициативность, пассивность и даже задержки в интеллектуальном развитии могут быть связаны с излишним жёстким воспитанием, чрезмерными ограничениями на этой ранней стадии развития малыша.
     Для родителей в данной ситуации существует ряд общих рекомендаций: избегание авторитарного (властного) стиля взаимоотношений, гиперопеки; отсутствие двойных стандартов в семейном воспитании; поощрение познавательности и самостоятельности ребёнка в доступных пределах; использование игровых приёмов; объяснение правил поведения и общения в простой форме, проявление спокойной требовательности к исполнению этих правил; совместный поиск компромиссов в конфликтных ситуациях; применение запретов и наказаний в исключительных случаях.

      Межличностные коммуникации детей дошкольного возраста
       В раннем возрасте поведение ребенка базируется только на инстинктах. Дети в своем коллективе строят взаимоотношения со сверстниками и воспитателями, опираясь, на начинающее формироваться собственное представление о важном и неважном. Ребенок интуитивно толкует смысл происходящего, не понимая причин и следствий своих поступков, воспринимая окружающее без социальной окраски и опыта.
      Начиная со среднего возраста (4 года), у детей начинает формироваться новое свойство психики: любознательность, которая направлена на познание окружающего и построение собственной картины мира. Ребенок осознает, что является личностью с желаниями. Он начинает активно строить взаимоотношения в коллективе: стремясь к новым впечатлениям, включаясь в совместную деятельность, проявляя самостоятельность. При этом семейное воспитание, культура социума не оказывают влияния на построение отношений в группе (в школе этот процесс уже имеет социальную окраску). Дети произвольно формируют случаи равенства и отличия. Малыши, копируя поведение, друг друга, образуют симметрические отношения. В случае, когда поведение одного ребенка дополняется поведением другого, создаются комплементарные отношения. Два типа организации детских отношений формируется постоянно, не зависимо, где ребенок находится в детском саду или на детской площадке рядом с домом. Не смотря на то, что малыш самостоятельно строит взаимоотношения со сверстниками, взрослые должны постоянно и не навязчиво культивировать у него отношения доброжелательности и уважения к ровесникам.

    Анна Ивановна, полюбовавшись на листы с консультациями, сегодняшнее меню, уточненное на кухне – вся эта наглядная информация находилась на красочном стенде в детской гардеробной, посмотрела на часы: шесть пятьдесят. Скоро начнут приводить деток. Зазвонил телефон: «Анна Ивановна, Никита заболел» - тут же отключился.      
– Ирина Сергеевна, мама Никиты, как обычно «ни здравствуйте, ни до-свидания», – окинув группу внимательным взглядом, воспитатель села на детский диванчик и прикрыла глаза. – Как хорошо, есть минут двадцать свободного времени. Весна в этом году непутевая, может лето задастся. – помещение группы перестало для нее существовать, глаза Анечки заволокло туманом ….
    Миг за мигом меняется снова, ожиданий ткется обнова. Чаша разума полна предвкушения вина. Как же Богу достучаться до неразумного дитя?!

 «В день завтрашний нельзя сегодня заглянуть, одна лишь мысль о нем стесняет мукой грудь. Кто знает, много ль дней тебе прожить осталось? Не трать их попусту, благоразумен будь. Не забывай, что ты не одинок: и в самые тяжкие минуты рядом с тобою — Бог», Омар Хайм. 
               

При написании использована литература:
1. Детская психология, учебник, Урунтаева Г.А., М.: Академия. 2013,
2. Практикум по психологии дошкольника, учебное пособие, Урунтаева Г.А., М.: Академия, 2014.
3. Общая теория социальной коммуникации: учебное пособие, Соколов А.В., Санкт – Петербург: Изд-во Михайлова В.А, 2002.
4. ru. Wikipedia. Org., раздел «фобии».


      
    
   


Рецензии
Интересная повесть. Вечером прочитаю. А название пересекается с моим экспромтом.

Ну вот наступило … вчерашнее завтра
Сегодня же будет лишь завтра вчера.
Тебе я сварю чёрный кофе на завтрак...
Ведь ты подождёшь же меня до утра?

Уже через час будем оба мы в завтра
Сейчас пока только сегодня ... пока.
Давай этот час ... его выпьем, но залпом
И вечер уйдёт наш совместный в вчера.

http://stihi.ru/2012/02/18/3337

С теплом,

Макс Трапицин   31.05.2022 14:55     Заявить о нарушении
Макс, спасибо за отзыв. Строки стихотворения говорят, что вы - романтик и мыслитель. Хороших идей, легкого пера. Ольга.

Ольга Марж   31.05.2022 20:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 27 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.