54. Как мы продавали капусту

Предыдущая глава:    http://proza.ru/2020/12/27/1827


          Осень - традиционная пора заготовок на зиму на всём советском пространстве. Заботливые хозяйки закатывали в банки всякие овощи и фрукты, что попадётся под руку - зима всё подъест! В дело шёл урожай с садов и огородов, а также всё, что было закуплено в магазинах и на рынках. Между собой хозяюшки делились многочисленными рецептами, записанными в потрёпанные и не очень тетрадки. Эти рецепты могли переходить из поколения в поколение, а могли быть придуманы или усовершенствованы особо творческими личностями - кулинарами, кондитерами и поварами.

            В праздники хозяйкам хотелось блеснуть перед гостями чем-то особенным, изумить их, порадовать, поэтому они старательно коллекционировали рецепты понравившихся когда-либо блюд, чтобы потом в точности воспроизвести их на праздничном столе, касалось ли это выпечки или закусок, мясных/рыбных блюд или десертов. Очень часто важными критериями при отборе рецептов являлись доступность и цена продуктов, простота приготовления, а, самое главное, чтобы было вкусно!

           Наша мама не была фанатом кухонного мастерства, не любила колдовать на кухне, хотя то, что выходило из-под её рук, было приготовлено просто, добротно и очень даже съедобно.

            Зато квашеная капуста у нее получалась просто отменной! В меру кислая, в меру сладкая, ядрёная, хрустящая - настоящее  объедение!

           Обычно осенью закупали мешок капусты, потом шинковали её, мяли слегка с солью и с сахаром, перемешивали с тёртой морковкой. Внутри деревянной пузатой бочки, стянутой жестяными обручами, размещали большой прозрачный мешок из толстого полиэтилена, и в нём уже утрамбовывали капусту, сбрасывая её частями в бочку. Постепенно капуста заполняла бочку доверху, пуская обильный сок, сверху закрывалась деревянным кружком, а уже на него водружался гнёт - тяжёлый гладкий булыжник, хорошенько отмытый и ошпаренный кипятком. Сверху накрывали крышкой. Хранили капусту мы обычно на балконе (когда не было балкона, не было и капусты). Капуста замерзала и всю зиму оставалась белой, хрустящей, вкуснющей. С ножом и миской мы отправлялись на балкон, в несколько ударов рассекали её, замороженную, наковыривали полную миску и к столу, к варёной рассыпчатой картошке - самое то!

           И в маме, и в тёте Але всегда трепетала авантюрная предпринимательская жилка, потому что всегда хотелось иметь дополнительный доход в хозяйстве.

            То они задумывали поставить на поток шитьё комбинированных платьев с простой вышивкой. Сначала мама сшила себе, потом ещё кому-то, потом приняла несколько заказов на эти платья, только после этого решила закупить разноцветных тканей, раскроила их, даже украсила кокетки платьев вышивкой, но дальше этого дело почему-то не пошло, так и остались лежать эти сиротливые сверточки с полуготовыми платьями в маминых запасниках.

           Потом мама сшила себе и тёте Але береты-восьмиклинки из толстого мягкого черного драпа на подкладке, смотрелись они красиво и кокетливо, были тёплыми и удобными. Несколько знакомых заказали маме такие беретики, но дальше дело опять застопорилось.

           Мало было сшить что-то, важно это было сбыть выгодно и безопасно для себя. А это уже оказалось не таким простым делом - нужно было иметь разрешение на индивидуальную деятельность, иметь  места сбыта. Обэхаэсэсники (ОБХСС или Отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности)   рыскали, как хищные волки, выискивая тех, кто получал нетрудовые доходы, и очень легко ты мог загреметь в места не столь отдаленные за всё, в чём был и не был виноват!

            И вот опять эта жилка торгашеская затрепетала в них обеих, и решили они подзаработать хоть что-то на квашеной капусте. Закипела работа, были мобилизованы все силы, включая индифферентного Ларина вместе с его занятЫми племянниками Шуриком и Колей. Кто-то чистил овощи, кто-то шинковал, кто-то утрамбовывал - все были заняты, постоянно раздавались шутки, а за ними взрывы хохота, все улыбались и были сплочены общим трудом.

            К концу ноября капуста была готова, и ранним утром, в одно из воскресений,  ещё затемно, мы отправились с мамой на салаватский продуктовый рынок торговать плодами своего труда, загрузив на саночки капусту и соленые огурцы. Тепло одетые, в валенках, в толстых варежках, готовые провести несколько часов на морозном открытом воздухе. Мама заплатила за место, мы разместили наш скромный товар на прилавке и стали ожидать покупателей. Торговала, конечно, мама, а я уж была так, на подхвате.

            Мы обе тяготились нашей новой ролью, как будто делали что-то постыдное. В Советском Союзе не стеснялись торговать только цыгане, люди кавказской национальности и старушки, пытавшиеся как-то выжить на свои скудные пенсии и заработать дополнительную копеечку на мизерных продажах. Остальные ещё в предыдущих поколениях были отважены от этого дела. Конечно, когда человек держит своё большое приусадебное хозяйство, постоянно сбывает свою продукцию, то он тоже уже привычен к торгу. Но это не про нас с мамой.

            Народ ленивой вереницей тянулся вдоль прилавков, иногда останавливаясь, пробуя и нашу капусту, интересуясь ценой. Мама доброжелательно всем отвечала, улыбалась, шутила, делая вид, что ей всё нипочём, щедро накладывала капусту и огурцы сверх заявленного веса, желая поскорее расторговаться и уйти с этого лобного места.

             Мы топали ногами, хлопали руками, чтобы отогнать мороз от нас, тёрли щёки. Хотелось, как в фильмах, зычно крикнуть на весь рынок: "А вот кому капустки квашеной? Кому соленых огурчиков? Кто съест соленый огурец, тот будет просто молодец!" Но мы с мамой скромно помалкивали.

              Вдруг мама нырнула под прилавок и спряталась там. Я с изумлением глянула на неё, но она громко зашептала мне:"Торгуй, торгуй! Знакомую с завода увидела - не хочу, чтобы заметила меня!"

            Я моментально взволновалась от такой ответственности и только думала о том, чтобы никто не остановился возле наших квашений.
Так мама несколько раз исчезала под прилавком, а я изображала из себя странного продавца, мечтавшего о том, чтобы все покупатели проходили мимо. К обеду отторговавшись, мы загрузили остатки нераспроданного на санки и весело отправились в обратный путь, посмеиваясь над мамиными приключениями.

            Советская власть не поощряла всё эти купли-продажи-перепродажи, всячески боролась с нетрудовыми доходами, как, впрочем, и с тунеядством, но с переменным успехом. Считалось, что если ты заквасил капусту и съел сам, то это - хорошо, а если продаёшь излишки этой капусты, то тобой руководит жажда наживы, проявляется кулацкий душок!

           Больше мама не предпринимала попыток торговать на рынке - это было унизительно для неё и, как сказали бы сейчас, слишком много стресса. Как говорится, овчинка выделки не стоит.

Продолжение:http://proza.ru/2021/01/03/162


Рецензии
Вот это была главная советская ошибка - надо было наоборот, поощрять мелкое предпринимательство . Это помогло бы улучшить обеспечение людей товарами и услугами. Олигархи воры не нужны, но мелкий бизнес не помешал бы социализму.
У нас на торговлю смотрели более лояльно, но все же не каждый решался торговать, были такие, кто стеснялся, а вот поляки привозили всякие шмотки и ничего не стеснялись. Мужики продавали женские трусы и хоть бы что

Эми Ариель   06.01.2021 00:59     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.