Часть вторая. Скитальцы. 3

      Светлана решение Стаса уволиться в запас приняла без восторга, но и без истерики, собственно говоря, она с первых дней совместной жизни утверждала, что согласиться с любым решением мужа, связанным со службой. Ну, а Алексей Петрович, откровенно радовался увольнению новоявленного родственника в запас и тут же стал обрисовать перспективу жизни в Воркуте.
      – Станислав, скучать будет некогда, Это ты уж поверь. Во-первых, отпуск не дали по-человечески провести, вот и отдохнёте. Это, поверь, я организую, да и друзья Светланы покоя не дадут, завтра же потащат на рыбалку или и лес на природу, что-что, а уж отдыхать у нас умеют. А я только рад этому буду. Дальше. Права водительские есть? Есть. Отлично. А у меня «Семёрка» простаивает. В соседнем подъезде живёт Николай Иванович Хомутенко, мой большой друг, попрошу, чтобы с тобой позанимался. Он водитель классный, недельки две покрутитесь, и станешь ты у нас ещё и мастером вождения. Для наших мест умение управляться с машиной совсем не лишнее дело.
      Мысли Шамина ещё не успели выстроиться в цельную цепочку, а Кожин продолжил.
      – В-третьих. Ты ведь боксом и борьбой занимался? Отлично. Район у нас спортивный. Рядышком,  буквально через квартал, тренажёрный зал, всё как положено – качалки и даже небольшой ринг. Секцию бокса ведёт Андрюша Лоскутов, сынок моего товарища по работе на шахте. Если желаешь, а я бы настоятельно советовал пожелать, сведу с Андреем. И сам подкачаешься и мне поможешь. Но это отдельный разговор. И конечно своё прибалтийское мастерство покажешь – парней надо уму-разуму учить, научить, не руками махать, а драться толково и со знанием дела.
Стас обречённо молчал, он ждал, когда Петрович скажет: «И в-четвёртых», но Кожин сделал паузу. И тут в разговор вступила, до сей поры молчащая Светлана.
       – Дядя Лёша, а может, вы Стаса к себе возьмёте, он бы помог магазином управлять, и сам подучился торговому делу.
       Стас, откровенно говоря, узнав, что Кожин занимается торговлей, думал, что новый родственник предложит ему работать с ним. Модное нынче дело, заниматься бизнесом. И в училище, и уже в части много об этом говорили. Но дядюшка пока молчал и на просьбу Светланы ответил уклончиво.
       – Посмотрим… Посмотрим… Пока отдыхайте.
       Утром, после завтрака, Света побежала к Катерине Снежковой, были у них какие-то секреты, срочно надо было пообщаться, а Стас с Кожиным пошли в районный отдел милиции.  По тому, как дружески здесь встретили Кожина, стало понятно, его новый сородич непростой человек. Уже на улице Петрович шепнул.
       – И с регистрацией и постановкой на учёт в военкомате вопрос решён. Даже если твоё личное дело и не доедет, всё ребята сделают. Ну что, в гараж?
       Гараж, это было громко сказано. Стас видел прибалтийские гаражи. У отца в Елгаве гараж, в военном городке он иногда забегал в бокс к Романенко. Прибалтийские гаражные кооперативы представляли собой стройные ряды боксов, асфальтированные дорожки, всё культурно, чинно, а здесь он увидел хаотично пристроенные друг к другу сарайчики, сразу и не поймёшь как пройти на территорию. Но по тому, как их встретила стайка псов, стало понятно, где-то рядом общий въезд и будка сторожа. Кожин уверенно пошёл по направлению к собакам, Шамин постарался быть к нему ближе.
       Алексей Петрович, понял это движение.
       – Да не переживай, это они службу отрабатывают, а рыкнешь, поджав хвосты в сторону бегут.
       Бокс Кожина заметно отличался от соседних гаражей. Был он отделан листовым железом, а главное утеплён. В гараже стояла автомашина ВАЗ-2107, ярко оранжевого цвета, в простонародье называемая «семёркой». Автомобиль сиял чистотой, видно было, любит машину хозяин, холит и лелеет. Излишних навесов – спойлеров, порогов, колпаков на колёсах и прочей ерунды не было, но и без этой атрибутики понятно – классика в хороших руках. 
       Алексей Петрович горделиво глянул на Стаса.
       – Ну как тебе всё это хозяйство?
       Увидев равнодушное лицо Шамина, обидчиво спросил.
       – Что не нравится? Так это ещё не всё. Ты вон туда глянь.
       В правом углу гаража виднелся встроенный в пол солидного размера люк.
       – А ну за мной!
       То, что Стас увидел в подвале, а именно вход в это помещение скрывал люк, поразило молодого человека.
       – Да, Алексей Петрович, здесь можно не одну, две войны пересидеть. Укрытие, наверно ещё и ядерный удар выдержит.
       Кожин рассмеялся.
       – Здесь у всех, или почти у всех такие подвалы, так что ты на внешний вид наших сараюшек не обращай внимание. Вся ценность гаражей в подвалах, ну и в меньшей мере в сохранности машин. У нас говорят «против лома нет приёма», машину при желании с любой защитой уведут. Но тут уж на бога надейся. А вот подвалы редко чистят.
       Сверху послышалось.
       – Петрович! Ты здесь? Отзовись.
       Кожин заторопился к лестнице.
       – На ловца и зверь… Это Николай Иванович, пойдём познакомлю.
       У люка хозяина гаража ждал Хомутенко, тот самый «водитель-ас», с которым пообещал познакомить Стаса Кожин. Шамину Николай Иванович понравился. Был немногословен, взгляд уверенный и рука крепкая. Договорись завтра встретиться и начать обучение практике вождения.
       Завершив разговор, Хомутенко отвёл Кожина в сторонку, пойдём мол, пошепчемся.
       Позднее Алексей Петрович объяснил конфиденциальность разговора с соседом.
       – Ты уж извини, Коля машину мне подбирает для магазина. Так что пришлось отвлечься.
       Ласково постучав по капоту «семёрки», Кожин улыбнулся.
       – А моя ласточка, как тебе? Давай, осваивай.
       Освоению Стасом техники мужики уделили часа два, не меньше.
       К вечеру, как и обещал, Кожин отвел Шамина в «качалку».  И там их встретили уважительно. Надолго здесь не задержались. Стас познакомился с тренерами, выписал расписание занятий, на том день и завершили.
       Светлана тоже не бездельничала. Катюха  Снежкова нашла ей занятие. С детства Света мечтала стать женским парикмахером. Она и маму прихорашивала, хозяйку квартиры стригла и красила, а после свадьбы Стаса подстригала, лейтенант не противился, даже был рад – в очередях в парикмахерскую толкаться не нужно, да и стригла Света добротно. С подачи подружки она пошла на курсы парикмахеров, и в тот день до вечера трудилась в маленькой, пахнущей дивными ароматами комнатёнке. Комнатёнка эта была пристанищем девушек мечтающих научиться делать дамскую головку привлекательной и модной. Курсы были при салоне красоты на первом этаже жилого дома, а дом, кстати, соседствовал их жилищем. Деньги за обучение были невелики, так что всё здесь срослось, совпало и желание и возможности. И Света знала, Стас будет за неё рад.
       Встретились родственники к семи вечера. Сначала пришли мужчины, а спустя полчаса влетела Светлана, бросилась было к плите, а стол уже и накрыт.
       В жилище Кожина сегодня властвовала симпатичная, черноволосая, невысокого роста женщина. Тёмные глаза её были чуть раскосы, на щеках румянец. Сколько лет женщине? Да кто его знает? Ей можно было дать и тридцать и пятьдесят. Есть такая категория дам, возраст которых определить невозможно.
       Кожин дружески обнял гостью, подтолкнул к молодым.
       – Прошу любить и жаловать – Розана Мошева, мой самый лучший друг и помощница.
       Женщина чуть присела, наклонила голову и, обращаясь к Стасу и Свете уточнила.
       – Можно Розой звать.
       Затем откланялась и поспешила к выходу, и уже от входной двери донеслось.
       – Алексей Петрович, ужин на столе. А документы, что вы просили сделать, в комнате.
       За столом Алексей Петрович пояснил.
       – Роза из местных, родилась в Инте, вышла замуж, сюда переехали. Муж умер, детишек нет. До недавнего времени она акушером трудилась, да вот я ей специальность поменял, взял к себе бухгалтером. Женщина грамотная, а главное честная. Она и по хозяйству помогает. Иногда здесь остаётся. Света, да ты с ней знакома, когда вы здесь с мамой жили, она в больнице работала.
       Света кивнула.
       – Помню, дядя Лёша и брата её помню, того что в Инте живёт. Они по национальности местные.
       Алексей Петрович рассмеялся.
       – Нет такой национальности. Она по национальности коми, или их ещё зыряне называют. Фамилия – Мошева, тоже интересно, от слова «мош» происходит, те есть пчела. Так что Розочка наша ещё и пчёлка, я бы сказал «пчелка-труженица».


       Продолжение следует


Рецензии