79 лет назад страна стояла на краю гибели

Коммунистическая власть СССР более 40 лет всеми средствами старалась скрыть от народа этот факт. Оно и понятно, признание его означало бы, одновременно, и согласие с тем, что спасла Советский Союз зимой 1941 – 1942 гг. только помощь союзников по антифашистской коалиции. Такое признание поставило бы под сомнение постоянно внушаемую населению СССР всеми средствами агитации и пропаганды идею превосходства социалистической экономики над капиталистической, а заодно и правильность сталинских методов подготовке страны к войне, включая оправданность многомиллионных жертв 30-х годов.

Мнение советских историков по данному вопросу объяснимо, однако ту же политику замалчивания данного факта в стиле – ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу – продолжает и нынешняя российская профессиональная историческая наука. Видимо, она до сих пор остаётся у нас служанкой коммунистической идеологии. Ну что ж, постараемся раскрыть правду истории без неё. Благо, информации в интернете и научно-исторических фондах библиотек накоплено для этого вполне достаточно.

Итак, из чего же следует поставленное в заголовок статьи категорическое утверждение? На какие фактические основания оно опирается? В этой статье я приведу лишь доводы, вытекающие из состояния в то время промышленности и транспорта нашей страны.

Ситуацию, сложившуюся в промышленности СССР в конце 1941 года, иначе, как отчаянной не назовёшь. К тому времени были потеряны территории, на которых перед началом войны добывалось 63 % угля, выплавлялось 68 % чугуна, 58 % стали, 60 % алюминия. Хотя большинство крупных и средних предприятий оборонной промышленности удалось эвакуировать в восточные районы страны, для их развёртывания и включения в производство на прежнем уровне требовалось время. По-настоящему вступать в строй они начали лишь весной – летом 1942 года, а завершился этот процесс только в начале следующего, 1943 года.

Как результат, в ноябре-декабре 1941 производство чугуна, стали, металлопроката на советских заводах не превышало 23 – 32 % от уровня, достигнутого к июню 1941 года (История второй мировой войны 1939 – 1945 гг. Т. 4. – М., 1975. С. 155). В следующие два месяца промышленное производство продолжало снижаться. В январе валовая продукция промышленности страны оценивалась (в неизменных ценах 1926/1927 гг.) всего в 6 миллиардов 667 миллионов рублей (уровень примерно середины 1935 года).  В феврале оно достигло пика своего падения. За всё 1-е полугодие 1942 года, несмотря на рост производства в последние 4 месяца, чугуна было отлито только 2,3 миллиона тонн (История 2-й мировой войны 1939 – 1945 гг. Т. 4. – М., 1975. С. 157), то есть столько же, сколько за половину дореволюционного 1913 года.

Падению производства во многом способствовала крайне тяжёлая ситуация, сложившаяся на железнодорожном транспорте. Дело в том, что в 1941 году противником была захвачена большая часть лучших по качеству железных дорог страны (41 % от общей протяжённости). Восточные же железные дороги имели, в среднем, значительно меньшую пропускную способность. Они объективно не могли справиться с многократно возросшим грузопотоком и с запада, и с востока.

К тому же, после потери Донбасса и Подмосковного буроугольного бассейна, основным источником топлива и для промышленности, и для железных дорог остался Кузбасс (Воркута обеспечивала углем лишь европейский север России). Поскольку тот был «не резиновым», нормы поставки угля железным дорогам снизились почти вдвое: с 25 тысяч тонн угля в месяц до 13,5 тыс. к февралю 1942 г. (Железнодорожники в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг. М., 1985. С. 156).

Но и самой промышленности угля тоже не хватало. В начале февраля его запасов, например, на Магнитогорском комбинате оставалось всего на 5 – 6 дней. Из-за недостатка руды под угрозой прекращения работы оказался Кузнецкий металлургический комбинат. С предприятий не вывозилась готовая продукция.
В январе 1942 года среднесуточная погрузка на железнодорожном транспорте была в 2 с лишним  раза ниже довоенных показателей. Не хватало паровозов. В начале года без них стояло до 3 тысяч эшелонов, 2/3 из которых ещё везли эвакуированное оборудование (История второй мировой войны. С. 147 – 148).

Помимо проблем с транспортировкой грузов, промышленности остро не хватало тогда и рабочих рук. В начале 1942 года на эвакуированных предприятиях имелось в среднем 30 – 40 % численности рабочих и служащих мирного времени (История 2-й Мировой войны. Т. 4. С. 140). Если же брать все предприятия страны в целом, то к концу 1941 года на них оставалось менее 67 % довоенной численности рабочих (3 811,6 тыс. против 5 705 тыс. в 1940 году) (Чанцев А.В. Экономический фундамент Победы: параллели истории и современности. – М.: Институт экономики Российской академии наук, 2015. С. 189: https://biblioclub.ru/index.php?page=book&id=439366 ).

Решить вопрос нехватки рабочей силы можно было, в первую очередь, быстрым ростом производительности труда, а для этого требовались более производительные станки и оборудование. Всем этим и стали обеспечивать советскую промышленность союзники уже с осени 1941 года. На Московской конференции они обязались с 1 октября 1941 до 1 июля 1942 г. поставить в СССР 10,8 тысяч металлорежущих станков (Справка А.И.Микояна о выполнении Англией и США обязательств, принятых на Московской конференции / Барятинский М.Б. Танки ленд-лиза в бою. – М., 2011. С. 27, 28).

Большинство из них было поставлено в 1-м полугодии 1942 г. Даже если часть из них не смогла дойти до адресата (погибла в пути), Советский союз получил примерно столько же, сколько произвёл тогда сам (в 1-м полугодии 1942 г. было произведено 8050 станков (История 2-й мировой войны 1939 – 1945 гг. Т. 6. – М., 1976. С.341)). Кроме станков было получено значительное количество энергосилового оборудования, прессы, молоты и т. п.

Снабжали союзники СССР и недостающим сырьём и полуфабрикатами. Так, 15 сентября 1941 года британский премьер-министр Черчилль сообщил в Москву, что Великобритания уже готовит к отправке 5 тысяч тонн алюминия (из Канады), а в дальнейшем будет отправлять его по 2 тысячи тонн ежемесячно (У.Черчилль. Вторая мировая война. Т. 3, 4. – М., 2012. С. 234, 235). Для сравнения, в СССР было произведено во 2-й половине 1941 года (по расчётам Б.Соколова) 23 тысячи тонн (Соколов Б. Роль ленд-лиза в Великой Отечественной войне / Загадки ленд-лиза. – М., 2000. С. 317), то есть поставки английского алюминия составили тогда почти 50 % от советского производства.

Кроме того, ещё до конца 1941 года англичанами были отправлены в СССР 38 тыс. т. каучука, 8 тыс. т. олова, 13 тыс. т. джута и 8 тыс. т. свинца (Стеттиниус Э. Ленд-лиз – оружие победы / Загадки ленд-лиза. – М., 2000. С. 210: http://militera.lib.ru/memo/usa/stettinius/04.html ), не считая обуви, продовольствия и иной продукции.

Всего с 1 октября 1941 г. по 30 апреля 1944 г. СССР получил только из США 7,4 млн. тонн на 4612 млн. долларов (то есть в среднем 1 тонна стоила 623,243 доллара), причём первый миллиард долларов был потрачен американцами на советский ленд-лиз к концу января 1942 года (Стеттиниус Э. Указанный источник. С. 200).

А теперь посмотрим, на какую сумму было оказано союзниками помощи СССР в самые трудные для него месяцы – с октября 1941 по июнь 1942 г. включительно. К сожалению, помесячные цифры для данного периода есть только на американские грузы. Поставки англичан придётся рассчитать среднемесячные, разделив общую сумму поставок в 1941 (158 тыс. т.) и 1942 гг. (375 тыс. т.) (Википедия: Торговые соглашения между СССР и Великобританией в годы Великой Отечественной войны) - 332 млн. долл. (158 + 375 = 533 тыс. т. * 623,243 долл. = 332 188, 519 тыс. долл.) - на число месяцев (12). Получается около 27,7 млн. долларов (27 682 377). Надеюсь, эта сумма не очень сильно отличается от настоящих.

Расчёты по месяцам:

Октябрь 1941 г.: США – 40,83 млн. долларов (65 513 * 623,243 = 40 830 518,659), вместе с английскими – 68,53 млн. долл. (40,83 + 27,7 = 68,53), то есть 363 млн. рублей (68,53 * 5,3 = 363,209) (курс доллара в годы войны составлял 5,3 рубля за доллар);

Ноябрь: 35,9 млн. долл. (57 604 * 623,243 = 35 901 289,772), вместе с английскими – 63,6 млн. долл. (35,9 + 27,7 = 63,6), т. е. 337 млн. руб. (63,6 * 5,3 = 337,08);

Декабрь: 44,54 млн. долл. (71 462 * 623,243 = 44 538 191,266), вместе с английскими – 72,24 млн. долл. (44,54 + 27,7 = 72,24), т. е. 383 млн. руб. (72,24 * 5,3 = 382,872);

Январь 1942 г.: 55,22 млн. долл. (88 597 * 623,243 = 55 217 460,071), вместе с английскими – 82,92 млн. долл. (55,22 + 27,7 = 82,92), т. е. 439 млн. руб. (82,92 * 5,3 = 439,476);

Февраль: 55,76 млн. долл. (92 670 * 623,243 = 55 755 928,81), вместе с английскими – 83,46 млн. долл. (55,76 + 27,7 = 83,46), т. е. 442 млн. руб. (83,46 * 5,3 = 442,338);

Март: 133,37 млн. долл. (213 999 * 623,243 = 133 373 378,757), вместе с английскими – 161,07 млн. долл. (133,37 + 27,7 = 161,07), т. е. 854 млн. руб. (161,07 * 5,3 = 853,671);

Апрель: 275,45 млн. долл. (441 968 * 623,243 = 275 453 462,224), вместе с английскими – 303,15 млн. долл. (275,45 + 27,7 = 303,15); т. е. 1 607 млн. руб. (303,15 * 5,3 = 1 606,695);

Май: 121,37 млн. долл. (194 747 * 623,243 = 121 374 704,521), вместе с английскими – 149,07 млн. долл. (121,37 + 27,7 = 149,07), т. е. 790 млн. руб. (149,07 * 5,3 = 790,071);

Июнь: 120,72 млн. долл. (193 695 * 623,243 = 120 719 052,885), Вместе с английскими – 148,42 млн. долл. (120,72 + 27,7 = 148,42), т. е. 787 млн. руб. (148,42 * 5,3 = 786,626);

Результат показан на графике над статьёй (построен на основе графика из статьи на сайте "Кавказский узел). По нему видно, что помощь союзников уже в марте позволила достигнуть октябрьского (без учёта ленд-лиза) уровня обеспечения страны и армии промышленной продукцией, а в июне – почти восстановить уровень сентября, то есть фактически залечить экономические последствия падения Харькова, блокады Ленинграда  и немецкого наступления на Москву. Это и создало базу для дальнейшего быстрого подъёма военной экономики СССР и боеспособности его вооружённых сил.

А если бы ленд-лиза не было? Результат предсказать несложно. Заменить поставляемые союзниками вооружение, военную технику, одежду, боеприпасы было просто нечем, а значит, до предела уменьшились бы и возможности для пополнения действующей армии и её снабжения. Да и само снижение промышленного производства зимой без поставленных по ленд-лизу станков, промышленного оборудования и сырья, полуфабрикатов, подвижного состава и т. п., было бы значительно более глубоким и быстрым.

В таких условиях даже просто перейти в контрнаступление под Москвой было крайне проблематично, не говоря уж о способности добиться крупного успеха в нём. В лучшем случае удалось бы остановить врага на ближайших подступах к столице, не имея сил отбросить его.

А затем пришла бы весна, а вместе с ней и новое наступление немецких войск, противостоять которому с таким низким уровнем промышленного производства шансов у красной армии не было. Немцы, как и предполагалось планом Барбаросса, дошли бы до Волги на всём её протяжении, а затем разбомбили бы своими бомбардировщиками беззащитные заводы Урала (значительную часть зенитной артиллерии и львиную долю алюминия и топлива для советских истребителей поставляли в войну союзники).

(Статья была опубликована на яндекс.дзен (Канал "Ю.Тарасов. История от историка")


Рецензии
Уважаемый Юрий!

С интересом ознакомился с Вашей статьёй.

Единственно, что считаю не вполне точным:

"спасла Советский Союз зимой 1941 – 1942 гг. только помощь союзников по антифашистской коалиции"

Значение помощи союзников отрицать глупо.

Но разве эта помощь была ЕДИНСТВЕННЫМ фактором.

Если бы не устояла наша армия, если бы не удалось эвакуировать заводы, наладить на них работу, то помощь бы и не потребовалась. А всё это было сделано героическими усилиями. А ещё осенняя распутица, зимний мороз. Огромная территория с плохими дорогами...

Можно много и справедливо ругать советский сталинский режим, но нормальными человеческими методами в тех условиях не удалось бы мобилизовать народ.

По поводу союзничества. Надо прямо сказать, что союзничество это не дружба. Дружбы, вообще, не может быть в межгосударственных отношениях. Союзничество это совместные действия на основе общих интересов, как правило, временных. И был совершенно прямой интерес США и Великобритании оказать помощь СССР. А то бы пришлось потом уже самим противостоять 3 Рейху. И не факт, что удалось бы. И уже в 1941 году было ясно, что этот союз не вечный, что сразу после победы над общим врагом общий интерес закончится, и обострятся противоречия.

Кстати, в своей публикации Вы вполне могли бы добавить, что для нас было крайне выгодно, что США вступили в войну с Японией, что дало возможность перекинуть часть войск на запад.

С уважением,

Григорий Рейнгольд   09.01.2021 11:19     Заявить о нарушении
Спасибо за интересный комментарий! Я действительно считаю, что СССР спасла зимой 1941 - 1942 гг. только помощь союзников по ленд-лизу. Да, сталинский режим сделал многое в тот решающий момент для мобилизации внутренних резервов страны, но без помощи союзников это не помогло бы нам тогда выстоять и победить. Обоснованию этого факта и посвящена данная статья. Необходимые доказательства в ней приведены.
Что касается дружбы со странами Запада, то в моей статье о ней ничего не сказано. Согласен с Вами, что в политике нет "дружбы", она знает только интересы, а в годы Войны наши интересы на время совпали с интересами демократического Запада.
Конечно, СССР было выгодно вступление в войну США, но войска с Дальнего Востока были переброшены на фронт ещё до этого, в октябре-ноябре 1941 года, благодаря сообщениям нашего разведчика в Японии Рихарда Зорге.

Юрий Тарасов-Камчатский   11.01.2021 01:55   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.