Чтение 2012 - худлит

У.Бехер
Охота на сурков

Открыл эту книгу «по наводке» одного бизнес-консультанта в интернете. Тот «корпоративист» предупреждал об осторожности в мире, «где есть гестапо». В общем, вкусы литературные у нас с блоггером-консультантов разные. «Сурки» как роман мне совершенно не понравились. Стиль письма показался «архаичным». В общем, это книга из серо-пасмурных совковых времен, когда добыть интересную книгу считалось большой редкостью, а полки были забиты соцреализмом и переводами «прогрессивных» писателей.
Антифашизм, конечно, приветствовался. Ну, против этого возразить нечего. Гитлер – это страшное зло, а его жертвы достойны всяческого сочувствия. Судьба беженцев (герой в романе бежит с женой в Швейцарию из «аншлюссизированной» Австрии) тоже не сладка, а порой и трагична.
Но вот, что удивляет:  в  стране, где так много издавалось антифашастской литературы (разных художественных достоинств), она снабжалась соответствующими комментариями и т.д, казалось бы все должны быть твердыми антифашистами. А на практике антифашистов недостаточно и даже, иные имеют сильную склонность к фашизму… Как же победить это зло? Или же опять, как пишется в романе, ожидать пока погибнет несколько десятков миллионов человек?

В.Д.Рыбаков
Тавро


Как-то за один вечер дочитал роман, который тянулся еще с прошлого года.

«Тавро» – это советскость, черты хомо советикуса, даже у антисоветчика,  – это тавро. От него не избавиться.
Герой книги не очень-то типичен, это сбежавший во Францию советский человек.  Но в персонаже, наверняка много от авторской судьбы. Герой – не то, чтобы совсем одиночка, но он и не совсем в «волне» (первой, второй или тертьей) эмиграции. И французам, и старым эмигрантам он чужой, его инаковость и культурный шок проявляется во всем, в том, числе и в отношениях с женщинами, хотя, казалось бы, секс должен примирять.
Несчастливая судьба, мучительные раздумья, вспышки агрессивности «по пьянке» и без нее, несовпадения в отношениях к труду и к политике. Вроде бы драма эмигранта 1970-х в еще французской Франции – это так далеко от нас. И, в то же время, есть что-то трагически близкое…


Рецензии