Часть вторая. Скитальцы. 5

     Через неделю партнёры, их так теперь можно было теперь называть, определились с первыми шагами в бизнесе. Кожину пришлось раскошелиться. Следовало поменять, а точнее пошить продавщицам и подсобным рабочим новую форму, грязно-белые халаты продавщиц, выданные с десяток лет назад, не годились. Подкраска, побелка, переустройство стеллажей так же требовали финансов. Но это самое простое, как говорил когда-то Стасу майор Романенко, это вроде как улицу переименовать – мгновение и она уже не Советская, а Капиталистическая. Сложнее персонал настроить на новый лад работы и на полки выложить качественный, хорошего ассортимента товар. Стас потихоньку начал беседовать с работниками, хотел понять, с кем предстоит трудиться. Результаты разговоров шокировали, из двух десятков сотрудников прилавка ни у кого не было торгового образования, три женщины серьёзно больны, их и близко нельзя подпускать к работе с продуктами питания. А дальше уж по мелочи – приводы в милицию, алкоголизм, наркомания мужей и детей, больные старики и детишки на руках и прочее, прочее. С этим надо было что-то делать, может без спешки, но что-то надо было решать. А Кожин разбирался с ассортиментом продукции. Он понимал, многого сделать не удастся. Чтобы на полке сегодня не лежало, главным остаётся покупательская способность населения. А вот здесь была проблема и весьма серьёзная. Народ не верил государству, и как ему доверять после по сути воровской, конфискационной реформы Павлова в январе. Людские заначки в момент ликвидированы. И с чем народ пойдёт в магазины? О рублях люди вспоминали с дрожью голосе. О долларах потребители только мечтали, хотя наверняка у каждого в заначке имелись зелёненькие банкноты разной номинации. Но то на «крайняк». Талоны, карточки, тетрадки с записями «в долг» – вот это был современный арсенал расчёта с рабочим людом. А самой прочной валютой продолжала оставаться водка. Но в магазине спиртным не рассчитаешься. Так что Кожин, разбираясь с ассортиментом товара, понимал, какие бы новации он в это дело не привнёс, всё пойдёт лишь на будущее. Оптимист по натуре он знал, это будущее придёт. А пока Алексей Петрович с грустью в глазах рассматривал полки магазинов.  В  продовольственных превалировали крупы, порой залежалые, сухари с сушками; мясная продукция только в замороженном виде; в переизбытке минеральная вода и соки, в основном томатный. В хозтоварах, казалось, всё, что нужно для дома есть, вот тебе и молотки, и гвозди, и сантехника и мыло с порошками и прочее, но покупателей нет.
     Пока Кожин ломал голову, что со всем этим делать, Стас рисовал схему переустройств. Запёршись в служебке, партнёры с пеной у рта обсуждали новшества от «Прибалтийского парня». Кожин согласился с большинством доводов и аргументов молодого человека. Он и похвалил его.
     – Вот что значит не замыленный взгляд! И что же ты раньше молчал?
     Стас был удивлён тем, как  быстро Алексей Петрович согласился с его мыслями.
     – Так вы не приглашали. Я думал, вас всё устраивает.
     Кожин налил стакан воды, жадно выпил.
     – Эх, знал бы ты… «устраивает»! В нормальных условиях всё бы устроило. Связи налажены, люди, пусть и не все, как ты говоришь, «соответствуют», но стоят на местах. Худо-бедно, но какая-то денежка капает. На хлеб и даже масло хватило бы. Но! Денег у людей нет, инфляция бешеная, дефицит товара сумасшедший, а ещё накаты, и этот грёбаный рэкет… Мне ещё повезло, братишки  Светловы в нашем районе всё держат, берут по-божески, в торговых делах что-то понимают, опять же алкоголь у них в руках  и прочее. Но это всё бизнесом назвать трудно. Всё это лишь для выживания. Давай попробуем, пусть будет по-твоему.
     И пошло, поехало…
     Решили бытовую технику в магазине хозтовары продавать. Здесь можно было и отдел разместить, но где её достать, эту технику и будет ли доступна покупателю цена. Кожин ноги в руки и по друзьям. А пока он что-то решал, Шамин организовал приём техники на комиссию. Начал с двух импортных утюгов, какое-то время они одиноко стояли на полке. Дальше народ, разузнав условия комиссии, понёс – часы, мясорубки, миксеры, электробритвы и прочее. Что-то было новое, что-то подержанное, но цены вполне себе приемлемые. Движение пошло, однако это было движение не к рынку, скорее к барахолке. Кожин ужаснулся:
     – Мы же конкуренцию рынку создаём! Узнают братки, несдобровать!
     Что верно, то верно, но с чего-то надо было начинать. А тут и весточка от друга Кожина Ромы Кадочкина подоспела – едет от него импортная техника, что-то можно получить на реализацию. Роман не глупый человек, понимал, поставкой дефицита его доля в делах Кожина подрастёт, тем более друг его Лёха, то бишь, Алексей Петрович, порядочный человек, не обманет. И вот на полке магазина новая продукция: парочка магнитофонов из Японии, между ними Саратовские мясорубки – аж четыре штуки и рядом на полу две Минские газовые плиты.
     С продовольственными магазинами дело было сложнее. Все кооператоры знали поставщиков продуктов питания в Воркуте, но знать мало, нужно иметь квоту, а квота это в первую очередь конкурентные цены. Конечно, было видно, регуляторам скоро придёт конец, их и так крупные коммерсанты обходили, однако малому бизнесу обходные манёвры были не по карману. И вновь друзья помогли. В объединении «Воркутауголь» трудила незаметной мышкой немолодая, но весьма пронырливая дама, и сидела эта дама на продуктах для шахт. Роза хорошо знала женщину и привела даму с Кожину. Каналы свои Софья Михайловна, так её звали, категорически отказалась открывать, но за небольшой процент организовала еженедельный подвоз в Кожинские магазины мяса и овощной продукции. Впору было кулинарию открывать. Стас кулинарного блага в Риге насмотрелся и мечтал увидеть  в витринах магазинов мясные полуфабрикаты, салаты и прочее. В первом приближении всё просто, но механического оборудования не было, да и места для работы с мясом и овощами отсутствовало. Пришлось надомниц набирать – опять расходы. Удалось ассортимент и других продуктов питания разнообразить.
     Так, минуя «торговые академии», методом проб и ошибок они и шли.
     К началу лета бизнес предприятий Кожина и компании хоть и с натягом, но всё же дышал. Партнёры повеселели. Планы на будущее появились, Стас со Светланой помышляли квартирой разжиться, благо жилья в городе  вдоволь и цены смешные – народ по-прежнему уезжал из этих мест. Света присмотрела помещение под собственный парикмахерской.
     И всё бы ничего, но жили они не в безвоздушном пространстве. Жили они в новой России.
     Серьёзные подвижки в политической, общественной жизни страны, а 1991 год был особо невесёлым, вели к переделу собственности, обострению борьбы различных структур, в том числе и бандитских группировок.
     Наши герои занимаясь обновлением жизни своих магазинчиков, ещё не понимали всей сложности и опасности закулисной жизни города, не до того было. Возмущаясь в душе несправедливости,  исправно платили дань крыше, платили, зная, если что, их защитят, и, конечно, мечтали о лучших временах.
     А между тем, скрытая от посторонних глаз жизнь того самого закулисья, кипела. Бандитские ОПГ, все эти ДКШковцы, Шурупы, «Татары», Шагивалиевцы, Палаткины, Топчиевы, Шевелёвы, Казимирские, Сердитовы и прочие, с переменным успехом дрались между собой. Резали и отстреливали друг друга. Кровь лилась рекой.
     В июне неприятности начались у Кожина.
     В один из дней в хозтовары нагрянули трое. Стас в это время был в магазине, уныло поглядывая на небольшую стопку наличных, разбирал бумаги в конторке. Увы – денег кот наплакал. Парни не спрашивая разрешения, вошли в помещение, по их  внешнему виду было видно, не за милостыней пришли.
     Стас понял, будут разборки.
     – Что надо, парни?
     По виду старший, пододвинув под себя стул, присел.
     – Хороший магазин. Три месяца назад здесь гвозди на прилавке лежали, а сейчас смотрю, даже кофемолка стоит. Хорошо живёте?
     Стас напрягся.
     – Не жалуемся. Так что надо?
     Стоящий у двери молодой парень грязно выругавшись, потянулся к столу.
     – Морж, смотри он ещё и деньгу шевелит, богато живут, и не делятся.
     Старший недовольно посмотрел на него.
     – Заткнись, Шептало.
     И вновь заговорил.
     – Вы два месяца как магазины получили, а где благодарность?
     Стас движением руки сбросил деньги в ящик. Дело шло к разбору, он это теперь осознавал чётко и был готов.
     – На чужой каравай рот не раскрывай, так кажется, говорят на Руси. Мы Светловым платим, к ним и идите. Всё парни, разговор на сегодня закончен, надо домой идти, да и вам пора, не то «Спокойной ночи малыши» пропустите.
     Шептало возмутился.
     – Морж, он ещё и издевается!
     Стас встал.
     – Повторяю, разговор на сегодня завершён. Ищите Светловых, с ними и разговаривайте.
     Молчаливо стоящий за Моржом мужик, положил правую руку в карман, молодой последовал его примеру. Стас уловил этот момент, сел и, открыв ящик стола, засунул туда правую руку.
     – Что, посмотрим у кого рука крепче?
     Морж молчал, чувствовалось, парень в раздумье. Стас повторил.
     – Я долго ждать буду?
     Лицо Моржа, искривилось, видно было, он принял решение.
     – Что же, разговор не получился. Придём завтра. Но платить придётся дорого, и о штрафе за несговорчивость не забудь.
     Шамин по-прежнему держал правую руку в ящике. Парни вышли в торговый зал. И через минуту послышался грохот падающей мебели. Стас выскочил. Молчун ногами громил центральный стеллаж магазина. Шамин подскочил к парню и коротким ударом в голову уложил на пол. Корешей бандита не было в помещении. Он взял парня за шиворот и потащил на улицу. У магазина стояла девятка, за рулём сидел Шептало, Морж открыв переднюю дверцу был готов загрузиться.
     Стас отпустил громилу, тот рухнул оземь.
     – Эй, недвижимость свою заберите. И не забудьте завтра деньги привезти за разгром стеллажа.
     Повернулся и зашёл в магазин. Мерзкий пот заливал спину, руки слегка дрожали.
     В этот час посетителей не было. В торговом зале находились заведующая Ольга Николаевна Маркова, продавщица и выскочивший на шум подсобный рабочий, совсем ещё молодой парнишка, Костя. Маркова с удивлением рассматривала разбитый керамический чайник.
     – Тут и не отремонтируешь… Станислав Николаевич, а кто это был?
     Стас усмехнулся.
     – Вероятно недруги. Как ещё понимать. А вы, Ольга Николаевна знаете кого из этих…
     Маркова решительно потрясла головой.
     – Я с Костей на складе была, так что никого не видела.
     В разговор вмешалась продавщица.
     – Станислав Николаевич, тот шкет, который маленького роста, дня три как у магазина ошивался, и сегодня днём заходил, покрутился и ушёл.
     Стас кивнул головой.
     – Понятно, разведка значит.
     Женщины, будто очнувшись, запричитали…
     – А что будет… Надо в милицию звонить…Они нас поубивают…
     Шамин прикрикнул.
     – Тихо! Что расшумелись. Давайте наведите порядок. Всё закрыть, поставить на охрану и по домам.
     Развернулся и ушёл в конторку. Сел, попытался сосредоточиться. Посмотрел на руки. Пальцы по-прежнему подрагивали. Но дело было сделано – братки отползли.
     Что это, победа?
     Да, ретировались. Но надолго ли?


Рецензии