Часть вторая. Скитальцы. 6

      Придя домой, сразу портить настроение Кожину Стас не стал, тем более что дома были и Светлана и Роза. А настроение у Алексея Петровича было отменное, он сегодня смотрел пригнанную Хомутенко машину и по этому поводу они с Николаем Ивановичем распили бутылочку.
      – Машина класс, подшаманим чуток, страховку оформим и можно в рейс. Николай согласился на этой технике трудиться. А что, нам её каждый день гонять не придётся, три, ну четыре раза в неделю, вполне нормально, так что ему ещё и время для личных дел остаётся. Верно? Как ты Стас думаешь?
      Но Стас о машине не думал, все мысли были о прошедшем наезде на магазин. Он накинул куртку.
      – Алексей Петрович, я пойду, покурю. Может, компанию составите?
      Кожин поднялся, подмигнул Стасу, постучал по лежащему у выхода небольшому рюкзаку.
      – Почему и нет. Заодно в гараж прогуляемся, мне как раз надо кое-что туда отнести.
      Света вышла из кухни.
      – Мальчики, вы куда? Опять курить? Стас, ты же обещал…
      Шамин подошёл к жене, обнял.
      – Мы ненадолго.
      Кожин заговорщицки подмигнул Стасу.
      – Давай, давай, время идёт.
      Они вышли, но к гаражу не пошли. Стас усадил Кожина на лавку.
      – Алексей Петрович, сегодня на магазин был налёт.
      Рюкзак выпал из рук Кожина под лавку. Улыбка слетела с лица. Он нагнулся, поднял рюкзак, положил на лавку.
      – Началось… Я ждал этого…
      Шамин подробно рассказал Алексею Петровичу о происшедшем, не забыв подчеркнуть, что случившееся вряд ли разовая акция и вряд ли от «залётных», зашедших срубить «бобла».
      – Понимаете, они несколько дней пасли магазин, что-то вынюхивали. Что? Кто его знает, наверно нас с вами. Я ведь не каждый день в магазине, а зашли именно тогда, когда я был на месте, и посетителей не было. Что скажете?
      Лицо Кожина было серьёзным, хмель выветрился.
      – Что скажу? Я ждал подобного. Дело в том, что Кадочкин свои магазины сам защищал. Как? Не знаю.  Никто его не трогал, на кого он выходил, с кем договаривался, тоже не знаю. Когда он мне предложил магазины, я этот вопрос задал, считай первым. И знаешь, что он мне ответил? Твоё, говорит, дело маленькое, магазины юридически мои, и ты у меня человек по найму – подневольный, на меня и ссылайся.
      Стас удивился.
      – А зачем тогда вы этот хомут на себя брали?
      Кожин обиженно посмотрел на партнёра.
      – Стас, я ведь объяснял, действительно по документам я арендую магазины, арендный деньги мизерные, но мы договорились, через два года он передает мне их в собственность.
      Шамин усмехнулся.
      – Арендные деньги мизерные? Зато у нас, я чувствую, проблемы будут большие. Кто сегодня наезд организовал, что им нужно в итоге – я не знаю. Не в милицию же идти спрашивать. Может это шушера безработная решила поживиться, может и так. А если нет? Если это серьёзный наезд? Мы не знаем.
      Кожин взял рюкзак в руки.
      – Да, ты и озадачил. А я хотел по соточке пригубить. Но видимо не время. Пошли домой, надо Роману звонить.
      Дома закрывшись в своей комнате, Кожин часа два висел на телефоне. Светлана и Роза, мило щебетали, уединившись в будущей детской. Стас, делая вид, что работает с документами, подсел поближе к Кожинской комнате, но слышать толком ничего не мог, хозяин уж больно добротно смастерил дверь. Но вот щёлкнул дверной замок, Кожин вышел, вытер вспотевшее лицо, осмотрелся.
      – А дамы где?
      Стас кивнул в сторону детской.
      – Понятно.
      Кожин посмотрел на часы в гостиной, было около десяти вечера.
      – Пойдем, перекурим, что ли.
      Вышли на улицу. Стас закурил, Алексей Петрович взял у него сигарету.
Прикурил, шумно затянулся, присел на лавку.
      – Эдик Крюк из компании Светловых, рассказал, Рома Кадочкин, друг мой закадычный, оказывается уже в мире ином. Думаю, вряд ли в раю, ну да ладно, господь разберётся. Одним словом убили его: за что, как, почему, не рассказывал. И было это четыре дня назад. Впрочем, к этому шло. Но я о другом думаю. Ты представь, четыре дня как нет человека, у которого мы взяли бизнес. И кого интересует, как это произошло, по документам, через нотариуса, по расписке. Нет человека, а значит, наследство его обязательно заберут. Но, как и кто – вопрос. Я Эдика попросил уточнить, что за Моржи и Шепталы стеллажи громили. А он сразу ответил, это дело рук Гурама и проверять не стоит. Посоветовал идти на мировую, то есть на поклон. Вот такие дела. А теперь давай думать, что делать.
      Новость отвратительная, и стала она полной неожиданностью для Стаса. Обидно – сколько времени носились с магазинами как с писаной торбой, а толку – только деньги потеряли.
      – Алексей Петрович, а может не всё так плохо? Может, договоримся?
      Кожин махнул рукой.
      – Да ты что, группировка Гурама одна из самых беспощадных в городе. Чтобы эту силу переломить, нужна другая сила. А у нас её нет, и Эдик прямо сказал – они не помощники. Оно и понятно, убивать друг друга они убивают, но и договариваться умеют. В общем, пока ждём. Придут, а не прийти они не могут, будем пытаться договориться.
      На том и остановились.
      Следующий день прошёл в волнении – ждали. Но были и заботы – бросить магазины на произвол судьбы было неправильно.
      Гостей не было.
      На третий день гости объявились и не в магазин, а домой.
      Было около девяти вечера. Кожин и Стас пили чай, Роза в этот вечер была у себя дома. Света возилась в коридоре и когда раздался звонок в дверь, думая, что приехала Роза, она не спрашивая, кто пришёл, и не глядя в дверной глазок, открыла замок.  В квартиру вломились незнакомцы. Их было трое. Кожин, и Стас двоих видели впервые. Стас вскочил со стула и бросился, было к пришельцам, но получив удар тяжёлым предметом по голове, рухнул на пол. Старший из вошедших, подошёл к Стасу, ткнул сапогом по голове и, повернувшись к братку, что бил Шамина, похвалил.
      – Хорошо сработано. Этот в отключке надолго.
      Подошёл к столу, тяжело опустился на стул.
      – Шептало! Иди сюда!
      В дверном проёме показалась физиономия того самого шкета, что крутился у магазина.
      – Девку закрой в комнате и смотри, чтобы не скрылась. Ясно?
      Шептало кивнул, осклабился и подхихикивая кивнул в сторону входа.
      – Резо, может, я пока с ней разомнусь, девка огонь.
      Старший не слушая шкета, повернулся к Кожину.
      – Будем разговаривать?
      Кожин был бледен, по скулам ходили желваки, стакан с чаем, который он держал в правой руке, чуть подрагивал. Резо достал из кармана лёгкой куртки пистолет, нарочито медленно положил его перед собой. Словно игрушку пальцем правой руки покрутил на столе.
      – Что молчишь? Вижу, страшно… Ты не бойся, скажи что-нибудь. А может ты онемел?
      Он повернул голову, в сторону молча стоящего около Стаса напарника.
      – Слышишь, Косой, он немой! А как мы будем говорить с немым? Наверно и говорить не стоит?
      Резо взглядом показал на пистолет.
      – Может, этой штукой язык ему развяжем? 
      Кожин продолжал молчать. Бандит поднял пистолет, направил в голову Кожина.
      – Считаю до трёх…
      И только теперь Петрович заговорил.
      – Что ты хочешь услышать?
      Бандит опустил пистолет.
      – Вот и молодец. А что я хочу? Так ты же сам знаешь. Деньги. Всё что получил от магазинов Ромы ложи на стол. Возьму немного – пятьдесят тысяч зеленью. И это будет справедливо.
      Кожин усмехнулся.
      – Ты же знаешь, нет у меня таких денег. И наскрести, при всём желании, не смогу…
      Резо прервал. Кивнул в сторону Шамина.
      – А если родственничка потрясти, девку его. Может и наскребете? Ну а если нет, на нет и суда нет. Буду опять считать.
      Он вновь направил пистолет, теперь уже на лежащего Стаса.
      – Один, два...
      Вдруг от входа раздался женский визг и полный ужаса мужской крик. В дверях, с лицом, залитым кровью, показался шкет. В щеке торчали ножницы. Резо вскочил со стула и, рванул к двери. Пистолет оставался на столе. Этих мгновений хватило Кожину. Он схватил оружие и направил в сторону Резо.
      – Стоять!
      Резо замер. Но спустя несколько секунд развернулся и бросился на Кожина. Раздался выстрел, бандит упал на Петровича и всё ещё пытаясь свалить того, медленно опускался на пол. Косой, тот бандит что стоял над головой Стаса, видя, что Резо не даёт возможности Кожину  поднять пистолет, огибая стол с ножом пошёл на Петровича и тут же упал, это очнувшийся Стас сумел сориентироваться и дернул бандита за ноги. Затем подвернувшимся под руку утюгом размозжил ему голову. Кожин наконец столкнул с себя безжизненное тело и потянулся к Косому, но тот успел пырнуть его ножом. Кожин оседая, прохрипел.
      – Стас нож…
      Но Шамин уже пришёл в себя. Ударом ноги выбил оружие из руки Косого и уложил его на пол. Через минуту всё было кончено. В гостиной безжизненно лежали тела двух бандитов. Третий корчился и, держась за лицо, стонал в коридоре.
      В гостиную буквально вползла Светлана. Лицо расцарапано, платье порвано.
Судорожно всхлипывая, бросилась к Стасу.
      – Что с тобой? Они в тебя стреляли?
      Стас обнял подругу.
      – Всё в порядке. Петрович ранен.
      Они положили Кожина на диван.
      – Света, посмотри рану, я сейчас.
      Шамин вышел в коридор, нагнулся над стонущим шкетом. С ненавистью посмотрел на него, Шептало пытался что-то говорить, тряс головой и отталкивал Стаса.
      – Свежатины захотелось?
      Мягким ковриком, что лежал рядом, Шамин схватил всё ещё торчащие из щеки подонка ножницы и с силой вдавил их в голову бандита.
      И здесь всё было кончено.
      Стас вернулся в комнату, без сил опустился на стул. Несколько минут закрыв глаза, пытался осмыслить происшедшее. Раздался голос Кожина.  Был он без рубахи, Светлана перетянула рану простынёй.
      Петрович силился подняться, но Света удерживала.
      – Стас, вам надо уходить. Бандиты не простят.
      Светлана заплакала.
      – Дядь Лёша, а вы? С вами что будет?
      Кожин отмахнулся.
      – Не причитай, возьми телефон. Роза нужна.
      Светлана набрала номер. Кожин превозмогая боль попытался говорить спокойно.
      – Роза? У нас беда, бандиты навалились… Вроде отбились – три покойника. С нами всё в порядке… Не шуми! Да, слушай ты… Звони брату, пусть ждёт гостей, Стас со Светой поедут в Инту. Им здесь оставаться нельзя. Брат пусть поможет, Света избита, а она в положении. Если у него есть кому, пусть её посмотрят. И потом надо их отправить. Куда? Да куда угодно, лучше в Москву. Деньги есть. Роза, не причитай, ты поняла, что надо сделать. Ну и хорошо. Позвонишь, приезжай сюда.
      Петрович бессильно опустил руку с трубкой.
      – Стас, ты слышал, что я сказал? Повторять не надо? Уехать необходимо, причём срочно. Они обязательно будут вас искать. Свету пожалей и дитё ваше. Света, бегом собирай вещи. Только самое необходимое. Главное документы и деньги. Иди.
      Стас набери Николая.
      Шамин понял, речь о Хомутенко. Набрал номер телефона и передал трубку Кожину. Алексей Петрович прижал рукой трубку и кивнул Шамину –  и ты иди, и показал раскрытую пятерню, мол, пять минут на сборы.
      – Николай, помогай. Потом расскажу, а сейчас надо срочно в Инту Стаса со Светланой увезти. Не отнекивайся, ты знаешь, я просто так не просил бы. Да, срочно. Давай, пять минут на сборы. Есть у меня бензин! В гараже хоть залейся. Заедешь. Давай, с богом.
      Он бросил трубку и без сознания откинулся на подушки дивана.
      Готовый к выезду, Стас зашёл в комнату.
      – Петрович, что с вами. Света, бегом сюда!
      Света намочила полотенце и принялась обтирать лицо дядюшки. Стас слегка похлопал по щекам, Петрович очнулся. Взгляд его стал вполне осмысленным.
Дотянувшись до уха Стаса, он прошептал.
      – В подвале гаража… Отодвинь бочонок с капустой… рычаг… тайник… деньги… забери всё…
      И вновь отключился.
      Словно колокол загрохотал звонок. Стас замер. Света поднялась открыть, но он остановил её.
      – Я сам.
      Поднял лежащий на полу пистолет и медленно пошёл к двери. Посмотрел в глазок.
      – Это Роза.
      Он ещё подумал – вот это скорость, сколько же минут прошло после звонка Кожина?
      Открыл дверь. Роза ворвалась в комнату и бегом в гостиную. И уже занимаясь раной, заговорила абсолютно спокойным голосом.
      – Станислав Николаевич. Адрес я записала, возьмите у меня в кармане куртки. Всё что сказал Алексей Петрович, я брату передала. Зовут его Яков. Свету позовите сюда.
      Стас с удивлением смотрел на Розу. Нет, это не женщина это просто стальной нерв. А Роза, перевязывая Кожина, успела и Светлану расспросить о самочувствии.
      – У Яши есть знакомый врач, женщина понимающая, а главное опытная. Он её тебе позовёт. Да, ты обезболивающее возьми, в аптечке на кухне, знаешь где.
      Кожин пришёл в себя.
      – Вы ещё здесь, я же сказал, уезжайте поскорее.
      Стас не понимал, как можно оставить Алексея Петровича, его растерзают, пришьют и ни какие менты не помогут.
      Петрович словно услышал его.
       – Стас, я местный, мне боятся нечего, тем более не я затеял эту заварушку. Надеюсь, пистолет ты выбросишь? А вот ножичек не тронь. Ментам сгодиться. Ну, а самое главное, если что со мной и случится – не беда, я своё пожил, и за вас теперь молиться буду. А выживу, найду. Вы связь с Розой держите, с её братом, они люди верные. А теперь прощай, дружок. Светик, дай тебя обниму. И ты прощай. Ни о чём плохом не думайте, надо начинать новую жизнь. Простите если что, скитальцы вы мои…

      Продолжение следует


Рецензии