Ловелас

     В детстве Сержиком любовались родители, знакомые восхищались красотой мальчика. С детсадовского возраста девчонки засматривались на паренька. Дед, так тот прямо говорил: «Надо было девчонкой родиться - подвела природа!» Соседка по лестничной клетке, чей толстый и неуклюжий переросток Коленька походил на маленького уродца, завидовала Анне Петровне, маме Сережи. И зависть эта была чёрной, по крайней мере, так считала Анна Петровна. И что бы поберечь мальчика от порчи мамочка ставила оберег – крестик на тело, иконки по квартире и, наконец, булавку в одежду.  Правда после того как Серёженька булавкой поранил руку, отец, Иван Сергеевич, отругал жену и заставил всю эту, как он говорил никчемность, выкинуть.
     – Крестик оставь, только не на цепочке, а, как и у всех нормальных детишек, на верёвочке. Вместо этой ереси, лучше грамотой с ним займись, пять лет парню, скоро в школу – букв не знает.
     Сергей Славский. Это о нём речь.
     Фамилия красивая.  Имя прекрасное, в переводе с латинского – высокий, знатный.
     Славский рос активным, весёлым. Дружбу водил со всеми, даже с соседским Колькой в одной песочнице иногда играл. Красотой не кичился, просто пока не понимал привлекательную силу внешнего облика. Но всё до поры до времени. И когда в восьмом классе, из-за него поцарапали друг дружке физиономии одноклассницы Оленька Рюмина и Наташа Сидельникова, он осознал – нравится девчонкам. В девятом Славский целовался и даже начал понимать, что выпуклость на груди у Наташки, это не небрежность в одежде, а признак того что девчонка взрослеет и под этим платьицем находиться грудь девушки, не титьки, как кто-то из дружков иногда говорил, а именно грудь и трогать её, удовольствие. И он трогал эту выпуклость, и именно у Наташки трогал, но особых чувств не испытывал. В девятом классе мама твердо решила отдать отпрыска в театральное училище, к этому в семье готовились все, кроме отца. Иван Сергеевич, будучи действующим подполковником, отвел сына в военкомат и записал абитуриентом в высшее училище ракетных войск. Жена возразить не смела, максимум её протеста заключался в обращении к богу с просьбой поберечь красавца и вечерняя молитва во здравие сына у небольшой иконки дома.
     Против этого отец не возражал.
     Сергей решение родителя принял как должное и увлеченно готовился к поступлению в училище. Надо иметь в виду, это был 1980 год, военных обожали и цену погонам защитника Отечества в стране знали.
В училище Сергей поступил без проблем. Учился прилежно, предметы схватывал быстро, время для личных дел оставалось. А личными были любовные дела курсанта. Девчонки в парня влюблялись пачками, но он действовал избирательно и дружил только с красавицами. Пачки со временем худели, подружки уходили, приходили новые.
     Однако это процесс не мог быть бесконечным, пора остепенится: мама не давала покоя, всё подбирала невест, батя на каникулах задавал единственный вопрос: «Когда утихомиришься?» и сам Ловелас, так его окрестили на курсе, понял, пора жениться. Но на ком остановить выбор, парень не знал.
     Так прошли пять лет учёбы. Удивительно, как его подружки не подловили на беременности, не заарканили в ЗАГС, но факт, остаётся фактом – выпускной лейтенант Славский отмечал без скандалов, приведя на вечер будущую надежду отечественного балета Наташу Крымову, неописуемой красоты девушку. Она же, единственной из многочисленных пассий, удостоилась обещания писать и не забывать о ней.
     Итак, Славский в войсках.
Как водиться нагрузок лейтенант с первых дней получил по самое, как говорят, не хочу. Стал спорторгом, регулярно, особенно в выходные назначался начальником патруля, комсомол постарался навесить поручений, но это всё не главное, главным было сдать на допуск к самостоятельной работе в составе дежурной боевой смены пуска, так что лейтенант пропадал в учебном корпусе, где настойчиво грыз науку побеждать. Таким образом, личного времени у литёхи не было. Со службы он, порой не ужиная, отправлялся в постель. О подружках вспоминал лишь во снах, сны эти были, как правило, эротическими и весьма тревожными. А вот друзья у него появились. Когда он прибыл в часть, свободных номеров в полковой гостинице не было, и он с двумя коллегами снял жильё в городе. Стоило это, если плату за комнату разделить на троих, сущие копейки, но это была  свобода, правда относительная, всего каких-то восемь – десять часов в сутки и то не ежедневно. Но всё же – свобода. Соседями Славского по комнате были лейтенанты, также выпускники ракетных училищ – Паша Коротков и Андрюша Шубин.  Парни сдружились, готовы были вместе коротать время, но недосуг, то один на службе, то другой на дежурстве, а одиночкой бродить по городу – не дело.
     Но однажды в воскресенье свободны были все, а потому решила молодёжь оторваться – ресторан и танцы, другой забавы город представить им не мог. Был, правда, небольшой местный театр, зверинец – шапито, куча кафешек, но всё это не то. Лейтенантам нужен был полный отрыв. Денег в кармане куча – ещё подъёмные не растрачены, и отдых предвещал много интересного. Началось это интересное в ресторане. После двух тостов, пошли танцульки. Дамам, словно кто-то подсказал, что вечером здесь будет сам Ловелас. Вне зависимости от того какую музыку играл оркестр, для местных барышень все танцы сегодня были дамскими, так что выпивать Сержик успевал лишь в короткие перерывы в игре лабухов, всё остальное время он был нарасхват. Это не всем нравилось, на лейтенанта с явным неодобрением смотрели немногочисленные посетители мужского пола, да и его приятели явно устали есть салаты и щёлкать глазами по сторонам. Скоро и Сержу надоели скачки в одиночку, но как назло под занавес, все танцы объявлялись дамскими. И вот тут-то лейтенант забастовал – сел и качал головой, отказывая страждущим подержать его ручку в танце. К десяти вечера, когда народ накачался до состояния конфликта, Серёга предложил друзьям уйти. Он полушёпотом объявил.
     – Парни! Пора линять, меня или девчата порвут, или мужики изобьют.
     Андрюха и Пашка парни не глупые, сразу согласились, но с условием, что уходят всей своей могучей кучкой, и не домой, а на танцы в парк. Серёга понял, главное испытание впереди, в парке его или сразу побьют, или…
     А что такое «или», надо было думать.
     Пока шли к парку, он нашёл выход – или надо идти под крыло первой девушке, которая его пригласит, или самому быстренько найти предмет вожделений, главное чтобы у этого предмета не было кавалера. На танцплощадке всё пошло в соответствии с его стратегическим замыслом, даже лучше. Предъявив билеты, они зашли в круг, оркестр заиграл танго и Славский, не думая, схватив за руку ближайшую одиноко стоящую девчонку, повёл её в танце. Разглядывал партнёршу уже в тесноте и темени площадки. Пытался о чём-то говорить, но музыка, чтоб у этого оркестра усилитель сгорел, забивала все его попытки, а девушка на потуги партнёра что-то сказать, лишь пожимала плечами. И вот, наконец, музыкальный кошмар кончился. После грохота аппаратуры, тишина оглушила.
     Славский нагнулся к уху девушки.
     – Спасибо!
     Девушка прикрыла ушки руками.
     – Не кричите, я не глухая.
     От неожиданности отпрянув, Серж щекой уткнулся в нечто твёрдое - рядом стояла огромная колонка, та, что бомбила весь танец по ушам, и он расхохотался, ржал и тыкал пальцем в сторону колонки. Девушка поняла, жест и тоже рассмеялась. Голосок был довольно приятным. Но вот смешинка проглочена, Сергей притих. Он рассмотрел партнёршу и похвалил себя за интуицию – девушка была хороша. Славский окончательно пришёл в себя, повеселел, а раз повеселел, всё вошло в норму. Пошли разговоры, шутки, прибаутки и прочее, что было всегда в арсенале Ловеласа. Подошли друзья они тоже были с девушками. Вшестером стало ещё веселее. Поболтали, постояли кучкой и решили пройтись по парку. Дошли до первой скамеечки, Серж предложил присесть, парни с подружками пошли дальше. По училищной привычке Ловелас попытался поцеловать девушку, она отстранилась, полез снова и получил ощутимый удар по щеке.
     Обидно.
     Девушка с усмешкой посмотрела на него.
     – Что давно не целован? Сначала надо представиться, хотя бы имя партнёрши узнать, а то сразу в губы… Неприлично ведёте себя, лейтенант.
     Славский смутился, зарделся всем лицом, но было темно, девчонка его смущение не увидела.
     – Извините, бес попутал.
     И убрал руку с плеча девушки, та повернула лицо в его сторону.
     – Бес? Это что, ваш друг? Хорош, друг. Ну да ладно, проехали. После извинений понимаю, рядом офицер. Меня звать Светлана, а вас?
     Стас обрадовался – прощён.
     – Сергей, Сергей Славский. Лейтенант. Приехал летом.
     Девушка перебила.
     – Дальше не продолжайте, я и так всё знаю. Не женат, детей нет, живёте на частной квартире с двумя товарищами и так далее.
     Сергей удивился.
     – И откуда такие знания?
     Девушка рассмеялась.
     – Откуда? Город мал, новые лица пока не примелькались. И потом, кто же имея жену, пойдёт на танцы, да ещё с друзьями.
     Славский ухмыльнулся.
     - Логично. Что, Светлана, пойдём гулять?
     Бродили по парку до полуночи. Болтали, смеялись, много шутили, но к губкам Светы Серж больше не лез, хотя, ой как хотелось. В первом часу Света поспешила домой, Серж, как порядочный кавалер, проводил девушку. Оказалось, живёт Светлана через дом от дома их хозяйки. Чопорно и строго простились. Стас записал номер телефона Светы и попросил разрешения позвонить. Та в просьбе не отказала, а расставаясь, неожиданно чмокнула лейтенанта в щеку, помахала ручкой и убежала.
     Вот тебе и раз…
     Домой Славский летел на крыльях. В прихожей крылья сложил и быстро в кровать. Сон свалил мгновенно и был этот сон отнюдь не эротическим, во сне его били. Бил Папанов. Бил « …аккуратно, но сильно».
     К чему бы это?
     Встречались молодые люди еще несколько раз. Бродили по парку, в киношку заскакивали, Серж всё поглядывал на Свету – может в жёны взять? Да нет, молода, к тому же учится на первом курсе пединститута, а закончит институт – забодает проверкой школьных тетрадей. И уж больно строга, только глянет он на шейку, завитушку волос на голове, тут же включает серьёзную мину на лице, дескать, только попробуй…
     Нет, что-то не то...
     В октябре Сергею исполнялось двадцать два. Не юбилей, но всё же цифра красивая – две двойки и он решил отметить день рождения и отметить именно со Светланой, может и открыться, мол, мне с тобой хорошо, туда-сюда, пятое-десятое и прочее. Объявил подружке заранее: есть событие, надо праздновать.
     Всё это здорово, но Сержик ещё не знал, какой сюрприз готовят ко дню рождения любящие его люди.
     Мама!
     Милая, добрая мама минимум два раза в неделю звонила отпрыску: не голоден ли, не ругают ли командиры и прочее. На все вопросы сын бодро отвечал: «Нормалёк, маман!», в переводе на русский язык – всё хорошо, мамочка. Именно мамочка подготовила сыну самый серьёзный подарок. В подарок была невеста! Ольга Рюмина. Да, да, та самая Ольга, одноклассница и в ранней молодости возлюбленная Славского. Все месяцы офицерской службы сына мама увещевала девушку.
     – Олечка, знаю Серёженьку, он тебя любит, напиши ему.
     Она писала, ответа не было.
     Мамаша вновь.
     – Занят, милочка, служба дело серьёзное, а ты ещё пиши.
     Ну и конечно в телефонных переговорах с сыном, мама слала бесконечное число приветов от Олечки. А тут день рождения и маму осенило, не послать ли к сыночку Оленьку.
     И вот она беседует с Рюминой.
     – Поезжай, он будет рад. Поезжай, а я бога буду просить, чтобы повенчал вас.
Ты ведь любишь его?
     Оленька конечно не возражала. Но вот любит – не любит, это был вопрос.
Красавчик Сержик уже давно был ей по душе. Но любит ли он её?
     А вдруг!
     Адресом мама обеспечила, вручила Оленьке сумку с продуктами, сунула незаметно конвертик с деньгами в карман, так сказать побалуйте себя, ребятишки, и проводила  Рюмину к вокзалу. Ехать недалеко, всего-то шесть часов пути.
Сергею о подарке мама не говорила – пусть будет небольшой сюрприз.
     В эти же дни, в российском Подмосковье, в городе Серпухов, к поездке на день рождения друга готовилась ещё одна пассия Сержика, будущая балерина Наталья Крымова. С балетом, правда не сложилось, не взяли в Большой, раскритиковали и в других коллективах, мол, полновата, шарма нет и прочее. И Наташа решила идти замуж. А тут и случай подвернулся. Её кавалер, Серёжа Славский, отписал из Белоруссии, так, мол, и так, служу, скоро в рост пойду и возможно буду генералом. Кто его надоумил адресом поделиться, бог знает, но так уж случилось. О дне рождения Сергея Наталья знала, год назад вместе праздновали. И наудачу Крымова поехала к другу.
     Первой в воскресенье двадцатого октября в гарнизон приехала Олечка Рюмина. Вся в подарках, без тени переживания, зная, по словам Анны Петровны, что друг её ждёт, позвонила в дверь. Славский, после душа, выбритый, гладкий, готовый бежать за цветами для Светланы, открывает дверь.
     Немая сцена.
     Сымитировав искренний восторг, но в уме судорожно размышляя, что же делать, Серж принял гостью. И тут взгляд упал на Пашку. Коротков выглядел измучено, не отошёл после дежурства и готов был спать сутки. Но, что не сделаешь ради друга.
     Серж с серьёзным видом наплёл Ольге, что срочно вызывают на службу.
     – Увидимся! Такая у нас работа.
     Одел полевую форму и был таков. Пашка, уже вполне проснувшийся, смекнул, девица вполне себе ничего – можно приударить, тем более что сердце Славского, как он знал, прочно занято, и с удовольствием шефствовал над гостьей.  Помог разместиться в гостинице, показал парк и поспешил домой переодеться, пообещав подскочить к семи вечера,  чтобы отметить знакомство в  ресторане.
     – А там смотришь, и Серж объявится…
     Чуть позднее на квартире друзей объявился ещё один «подарок», гостья из Серпухова Наталья Крымова. Встретил её так же отдыхающий в этот день от службы Андрюша Шубин. Увидев Наталью, Андрей задохнулся от счастья – такую красавицу видел впервые: высокая, стройная блондинка, глаза огонь, улыбка само счастье и радость. Подумал, везёт же Сержу, такие красавицы рядом.
     Андрей слышал разговор Серёги с Ольгой, и он пошёл по пути Павла, так же взяв на себя функции кавалера. Отвёл в гостиницу и пообещал к семи подскочить.
     – А там смотришь, и Серж объявится…
     Серж топтался вокруг дома до половины седьмого, всё не знал, ушла ли гостья из их квартиры. Затем рискнул, открыл дверь. Дома пусто.
     Переоделся и бегом к Светлане. Он кстати ещё не знал, что на день рождения приехала Наташа Крымова.
     Ровно в половину восьмого Славский со Светланой пришли в ресторан. Вошли в зал. Света дёрнула Сержика за рукав.
     – Глянь, твои друзья. И Андрей здесь и Паша, пойдём к ним.
     Но не на друзей смотрел Серж. Он увидел за столом своих бывших подружек. Побледнел, ноги сделались ватным. Но, возразить, не смел, уже привык, команда Светланы – закон.
     Когда они подошли к столику, немой сцены не было. Света расцеловалась с парнями, представилась гостьям. Андрей организовал стулья, подбежали две официантки. За суетой никто и не понял удивлённых взглядов приезжих девушек. А взгляды были красноречивы. Оленька покраснела всем лицом, на глаза навернулись слёзы, Наталья наоборот побледнела, глаза жёсткие, на скулах гуляют желваки.
Сергей понял надо что-то предпринимать. Он встал, стол ещё не был накрыт, подали лишь спиртное, налил себе почти стакан водки, плеснул и друзьям.
     – Дорогие мои! Прежде всего, хочу кое-что пояснить. Здесь сегодня присутствуют мои друзья. Оленька Рюмина, одноклассница, она приехала из белорусской столицы поздравить меня с днем рождения. Неожиданно. Неожиданно для меня, но, тем не менее, приятно видеть и Наташу, моего Серпуховского друга. Рад приветствовать Пашу, Андрея и конечно Светлану. Спасибо друзья за поздравление. Я очень рад и пью за ваше здоровье. Ура!
     Не чокаясь, большими глотками выпил водку. Вновь встал.
     – Парни, пойдём на перекур. Дамы нас, я надеюсь, простят.
     Лейтенанты ничего не поняли, но послушно встали и пошли за товарищем. Пашка, правда, задержался – забыл глотнуть спиртное. Выпил, крякнул, руку к носу и побежал за друзьями.
     Серж не знал, о чём будет говорить с коллегами, а потому молча сидел в курилке и пускал дым. Он видимо считал, что сложившаяся ситуация, рассосётся, нужно время.
     Молчание нарушил Андрей.
     – Серж, а Серж, а что это было.
     Глянул на парня.
     – Думаешь, я знаю. Припёрлись бабы, как снег на голову! Откуда же я знал?
     Андрей оживился.
     – Тогда знаешь что, возьму-ка я Наталью в подружки. Может у нас, что и сладиться. Красивая девчонка. Красивая – дух захватывает.
     Теперь и Сергей оживился.
     – Вот, вот, красивая, я ведь хотел на ней жениться, но закрутил со Светланой, всё позабыл.
     В разговор встрял Павел.
     – Что-то у нас идет неправильно, мы что, на танцах местных красоток делим? А?
     Парни загалдели.
     – Да, ты что… Да как можно… Да мы…
     Серж остановил прения.
     – Ша, не на комсомольском собрании. Паша, ты должен понять, девушки приехали не по приглашению, это воля случая. Надо найти выход из положения…
     Поскольку лейтенанты выпили и слегка опьянели, то разговор затягивался, уже и говорить стали невесть о чём. Первым остановился Сергей.
     – Пойдём к столу, и будь что будет.
     Лейтенанты согласно кивнули, притушили сигареты и двинулись в зал.
     Девушки во время отсутствия кавалеров тоже общались. Началось с того что Ольга разревелась, Наталья надулась. Света ничего не понимая принялась разбираться и клубок помаленьку раскрутился.  В итоге, гостьи успокоились: дело сделано, они в гостях, а вот Светлана была готова зареветь. Но надо понимать, это была Светлана – коварный человек, злопамятный. И если уж её…, кто-то…, да она!!!
     Она не плакала.
     – Девушки! Предложение такое, раз уж мы здесь собрались, скандалить не будем. Пьём, гуляем, отдыхаем, а с Ловеласом я сама разберусь.
     Наталья посмотрела на Свету.
     – А вы откуда знаете, что его в училище Ловеласом звали.
     Света ухмыльнулась.
     – Я, подруга, всё знаю!
     Сделала паузу, затем решительно встала.
     – Девочки, не вешать нос, меня дождитесь, я быстро.
     И вышла в фойе.
В тот вечер в головах участников торжества трудились две не противоречащих друг другу позиции: «будь что будет» и «гуляй – не хочу». Так всё и было: танцевали, ели разносолы, пили шампанское, шутили, смеялись и откровенно флиртовали. Пожалуй, веселее всех была Светлана. И если вы думаете что она радовалась от того что Серж принадлежит ей, ни в коей мере. Просто план мести был готов, осталось выйти на улицу, а уж там…
     А там разминали кулаки дружки её старшего брата. Разминались и готовились к бою. Жаль Светка запретила хахаля бить по лицу, очень жаль.
     В двенадцать, не без помощи администрации ресторана, гости разошлись. Андрей  повёл Наталью на прогулку в парк. Ольга с Пашкой побежали к поезду, а, не в меру развеселившийся Сержик, повёл подругу домой, в подкорке имея ввиду надо бы Светика пригласить домой, пока нет квартирантов. Серж был в прекрасном настроении, без умолку рассказывал какие-то небылицы, истории и сам над ними смеялся. Света вела себя сдержано, шла тихо и молча.
     И вдруг решительно остановилась.
     – Как тебе вечер?
     Только Серж открыл рот, что бы выразить искреннее восхищение отдыхом, тут же, получив удар в живот, захрипел. Чем и кто его бил, он не знал. И вновь в памяти сон – Папанов,  с его «…аккуратно, но сильно». Избиение продолжалось минут двадцать. Он уж и приспособился – закрыл лицо и живот руками. По счастью в голову не били. И вдруг тишина. Славский пошевелился, приоткрыл глаза, огляделся. Над ним деревянные перекладины лавки, рядом её столбики, а сам он, сжавшись в клубок, сидит между этими столбиками. И как забрался сюда?
     Послышался женский голос.
     – Эй, Ловелас, ты жив? Хозяйство не отбили?
     Светлана! Попытался вылезти из своего убежища. Только поднял голову, бац - пощёчина, ещё удар, ещё… И её голос.
     – Вот и сиди здесь, бабий прихвостень, жаль яйца не отшибли.
     Шевельнулся. Больно. Закрыл глаза, опёрся о ближайший столбик. Хорошо. Тепло и спокойно.  И заснул, сказались нервотрепка, спиртное и, что не удивительно, избиение.
     ...

     – Человек! Вы живы? Мужчина!
     Нет, не Папанов, это женский голос. Значит, опять будут бить по щекам. Осторожно приоткрыл один глаз, другой. У лавки на корточках сидела девушка.
Незнакомая девушка.
     – Вылезьте оттуда, слышите, вылезьте.
     Серж напрягся, но вылезти из-под лавки не смог.
     – Не получается, вы уж простите.
     Девушка удивлённо смотрела на фигуру под лавкой.
     – Ну и подарок. Кто вас туда загнал?
     Услыхав фразу о подарке, Серж вспомнил, у него был праздник, день рождения, выпивали… Боже! А где гости? Поднапрягся, потужился – получилось. Он почти вылез и вдруг увидел руки девушки. …
     Опять по щекам!
     Закрыл глаза. Но нет, девушка просто помогла выбраться из под лавки. Встал во весь рост, распрямил спину. Вот теперь получилось.
     – Сядьте, успокоитесь.
     Это опять девушка. Прищурился, рассматривая её, но изображение двоилось. Девушка взяла его под руку, и они пошли…
     Очнулся Сергей утром следующего дня. Кровать чужая, простыня чистая, наволочка свежая. На часах семь. Голова болит, глаза не вращаются, во рту, словно ночь хулиганили сотни кошек. Дурно! Ой, как дурно!
     – Молодой человек!
     А это кто? Ах да, это незнакомка, что вынимала его из-под лавки в парке. Где-то в голове шевельнулось – стыдоба, какая стыдоба? Но то, что шевельнулось,
Серж проигнорировал.
     – Доброе утро. Я вам испортил…
     Он ещё не понял, что испортил, но был готов извиниться немедленно.
     – Я…
     Девушка немым укором стояла в головах. Она приложила палец к своим губам, дескать, молчите.
     – Не тревожьтесь, всё нормально. Вот ваша одежда. На работу вам нельзя, у вас возможно сотрясение мозга. Отлежитесь, хотя бы пару дней.
     Славский домой шёл, прячась за деревья, не дай бог, кто увидит. Ему казалось, что он в клочья разорван, расцарапан, изувечен. Но придя домой, в зеркале, увидел прежнего Ловеласа, симпатичного и отглаженного. Дома ребят не было, к машине помчались. Позвонил дежурному, попросил передать командиру, что плохо себя чувствует, но завтра будет на службе, лег в кровать и дрых до позднего вечера.
     Со вторника всё вошло в привычный ритм.
     Служба.
     А в пятницу вечером он отважился найти девушку, которая спасла его от позора. Надев гражданку, с букетом цветов подошёл к подъезду дома, где ночевал в ночь после памятного дня рождения. Отважился позвонить в дверь квартиры. Никто не ответил. Тогда он вышел на улицу, присел на бревнышко в палисаднике, на лавку сесть не посмел. Часов в двенадцать ночи услышал торопливые шаги. Она. Точно она.
     – Девушка, а девушка.
     Его спасительница остановилась, огляделась. Серж не рискнул сразу выйти из своего укрытия, боялся испугать девушку.
     – Это я, тот, кого вы отмыли и на днях пригрели.
     Слышно было, девушка шумно выдохнула.
     – Так можно и инфаркт получить.
     Славский вышел на свет. Протянул цветы.
     – Это вам. Спасибо за спасение и исцеление. Кстати, я имени вашего не знаю.
     В ответ Серж получил улыбку.
     – Анастасия.
     А Настёна на личико довольно милая. Серж попытался одеть на лицо привычную ловеласовскую улыбку, не получилось, и он понял, на лице вместо улыбки гримаса.
     Почувствовала это и Настя.
     – Вам что, больно?
     Что делать? Надо выкручиваться. И он опять включил свои штучки.
     – Больно! Душа болит, и сердце просто ломит.
     Анастасия рассмеялась.
     – Сердце ломить не может и душа штука не материальная. Вы как-то проще будьте и говорите понятнее.
     Серж  понял – раскрыт, разгромлен, разбит.
     – Извините, Анастасия. Больше дурака валять не буду. Просто я хотел поблагодарить за спасение и объясниться, если вы не возражаете.
     Девушка стала серьёзной.
     – А может не в ночь? Я с дежурства, устала. Если хотите, можно в субботу встретиться, положим, часов в восемь вечера. Хорошо?
     Серж и ответить не успел, за девушкой  закрылась дверь подъезда.
     В субботу они встретились, объясняться Сержу не пришлось, Настю не интересовали интрижки Ловеласа. Она оказалась замечательным собеседником, внимательным и искренним человеком. Были ещё и ещё встречи. Сержа тянуло к Насте, он уже не мог без неё. А в феврале Славский признался Насте в любви и предложил выйти замуж. Девушка не отказала.
     Свадьбу сыграли на день Советской армии и флота.
Так завершилась эта история. Ушёл в небытие Ловелас, в доме молодой семьи воцарились мир и любовь, а год спустя семья Славских пополнилась. Настя родила двух замечательных девочек-близняшек.  Сестрички были красоты невероятной. Жаль, дед на небеса ушёл, не видел девчушек, вот кто радовался бы торжеству и справедливости природы.
     А ещё через год Славские уехали, Серж получил повышение. Затем Москва, академия, вновь войска.
     Сергей Славский.
     Это о нём речь, о нём и его замечательной семье…


     P.S. Cлавский герой вымышленный. Образ лейтенанта собирательный. Рис из открытых источников в интернете.


Рецензии
Прекрасный рассказ.

Зоя Воронина   22.06.2021 09:37     Заявить о нарушении
Спасибо за доброе слово!!! Удачи Вам!

Александр Махнев Москвич   22.06.2021 09:49   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.