Ложное обвинение

- Татьяна Юрьевна, да как вы можете такое говорить? Не брала я этих денег, все знают, что не брала, и вы это знаете, только всё равно пытаетесь на меня свалить, - обычно ровный голос Любочки дрожал от возмущения.
- Не брала? А кто же тогда мог взять? Ключи от сейфа только у меня и у тебя, сто тысяч я сама вчера в сейф положила вместе с документами в синей папке, получается только ты могла деньги взять, - Татьяна Юрьевна Невская, успешная сорокадвухлетняя женщина, владелица нотариальной конторы в самом центре Санкт-Петербурга, смерила помощницу негодующим взглядом.
- Татьяна Юрьевна, вспомните, может вы сами деньги переложили и забыли, и Люба не виновата? – робко попыталась поддержать коллегу вторая помощница.
- Я никогда ни о чём не забываю, память у меня отличная, и вы все прекрасно это знаете, - госпожа Невская обвела четырёх стоящих перед ней сотрудниц торжествующим взглядом.
-  В таком случае, я должна публично заявить, что вы выдвигаете против меня ложное обвинение, и вам за него придётся ответить, - упорно продолжала настаивать на своей невиновности Любочка.
- Ответить? – язвительным тоном переспросила Невская, - Вы, что, дорогуша, мне угрожаете?
- А зачем мне вам угрожать? – с вызовом ответила Любочка, сделав особое ударение на слове «мне», - заведомо ложно обвинять кого-то – это грех, и за него вас не человеческий суд, а высшие силы накажут. Обязательно накажут, вот увидите, - и с этими словами она решительно вышла из кабинета. 
- Накажут, не накажут, но, если деньги к понедельнику не найдутся, пишу заявление в полицию, а вас уволю, – прокричала Невская вдогонку.

   «Вот идиотка, дура ненормальная», -  выпроводив сотрудниц из кабинета, Татьяна Юрьевна чтобы успокоиться принялась наводить порядок на столе, - «нет, Люба Ясинская, конечно, хороший помощник, грамотный, но эти её «магические увлечения» - гадалки, астропрогнозы, суеверия – просто курам на смех, полная чушь». В отличие от Любочки госпожа Невская была человеком в высшей степени рациональным, ни в какие приметы и предсказания, и уж тем более в «высшие силы» не верила, и основывала свои действия и решения исключительно на реальных фактах, руководствуясь принципом выгоды и целесообразности. 
    Постепенно раздражение, вызванное утренним инцидентом, вытеснили мысли о предстоящей вечером встрече с господином Погосяном, успешным сорокапятилетним адвокатом приятной наружности, а перспектива плавного перехода делового ужина в романтическое свидание окончательно улучшила настроение. Дело в том, что уже год как разведённой и находящейся в активном поиске Татьяне Юрьевне очень хотелось, чтобы симпатичный армянин стал не только её деловым партнёром, но и любовником. 
   Ужин в ресторане Las Torres, что на Невском, проходил в «тёплой дружественной обстановке» - уютная атмосфера, испанская музыка, сангрия, вкуснейшее мясо. Но, к несчастью Татьяны Юрьевны, стейк из мраморной говядины оказался таким сочным и аппетитным, что она совершенно забыла о рекомендации стоматолога бережно обращаться с новенькими коронками, поставленными на временную основу. Одно неосторожное движение и, о ужас! Дорогая немецкая коронка из трёх верхних передних отвалилась, застряв в откушенном кусочке мяса.
    Растянув плотно сжатые губы в неестественной улыбке, Татьяна Юрьевна срочно удалилась в дамскую комнату, где со слезами на глазах извлекла выпавшие зубы из мяса и, завернув в салфетку, спрятала в сумочку. Глянув в зеркало и критически оценив масштаб ущерба, она поняла, что все надежды на романтическое завершение вечера бесповоротно рухнули и никакого «продолжения банкета» не будет. Пытаясь скрыть произошедшее от Погосяна, Татьяна Юрьевна сквозь сжатые губы процедила, что «ей срочно нужно домой, провожать её ни в коем случае не нужно», и быстро покинула ресторан.
   Оказавшись дома, она дала волю слезам и плакала так, что пришлось выпить успокоительного, после чего ей всю ночь снился ужасный кошмар, - её преследовала помощница Любочка в образе Моны Лизы, но почему-то не с загадочной улыбкой на устах, а со злобно ощеренным беззубым ртом, с громким хохотом повторяя одну и ту же фразу – «накажут вас, Татьяна Юрьевна, высшие силы, обязательно накажут, вот увидите».
     Однако, если вы думаете, что какой-то дурной сон мог заставить госпожу Невскую свернуть с намеченного пути и усомниться в правильности своих решений, то глубоко ошибаетесь, не на ту напали. На следующее утро в половине девятого она уже сидела в кресле у стоматолога, который благополучно вернул выпавшие коронки на место, прочно закрепив их на постоянной основе. Благодарно одарив врача широкой голливудской улыбкой, Татьяна Юрьевна поехала на работу, по пути раздался звонок Погосяна, который заботливо поинтересовался, всё ли у неё в порядке и пригласил вечером отужинать в том же Las Torres, так что в конторе Татьяна Юрьевна появилась уже в обычном для себя приподнято-боевом настроении.
   В половине пятого, успешно завершив график назначенных на пятницу встреч, Татьяна Юрьевна довольно подмигнула своему сверкающему новенькой белозубой улыбкой отражению в зеркале и открыла сейф, чтобы положить полученные за день деньги и оформленные документы. Деньги в синюю папку, документы в зелёную.  Однако, открыв зелёную, Невская замерла от удивления– из накопившихся за неделю документов выпала пачка пятитысячных, аккуратно перетянутая резинкой. Те самые сто тысяч, в краже которых она так жёстко и, как оказывается, безосновательно, обвинила накануне свою помощницу Любовь Ясинскую.
  «Боже! Это же я сама позавчера папки перепутала, деньги в зелёную папку вместо синей впопыхах запихнула, и забыла. И это значит, что Ясинская не виновата. И что теперь делать? Позвонить Любочке? Признаться, что сама виновата, память подвела?», -  но потянувшаяся было к смартфону рука застыла в воздухе.
     Ну уж нет, непогрешимая Татьяна Юрьевна не может ничего забыть, она идеальный руководитель, всегда всё помнит и не стоит лишним признанием подрывать свой авторитет в коллективе. К тому же, давно пора сменить эту зацикленную на магии и «высших силах» Ясинскую на кого-то более приземлённого. Достала уже со своими советами–суевериями «Татьяна Юрьевна, не нужно сегодня этот договор заключать, сделки, заключённые в четверг после трёх, неудачные».  Чушь несусветная, вот пойду сейчас и потрачу эти сто тысяч на жакет из рыси, который давно присмотрела в меховом бутике неподалёку.
  Триста метров, отделяющие контору от мехового бутика, Татьяна Юрьевна преодолела с трудом, несколько раз поскользнулась, а один раз даже чуть не упала – питерские нерасчищенные тротуары зимой – это реально засада! Наконец добравшись до цели, Татьяна Юрьевна остановилась у витрины, чтобы ещё раз полюбоваться на пушистый, неповторимого светло-бежевого оттенка жакет с маленькими тёмными пятнышками, представляя, как эта неземной красоты рысья шкурка будет смотреться на её плечах. Просто супер, и сегодня же вечером знающий толк в таких вещах Погосян наверняка оценит её шикарную обновку. 
   Госпожа Невская задержалась у витрины всего на мгновенье, но и этой случайно образовавшейся в её судьбе доли секунды оказалось достаточно, чтобы огромная ледяная глыба сорвалась с крыши и сильнейшим ударом превратила аккуратно уложенную головку женщины в кровавое месиво.
  В один миг сознание Татьяны Юрьевны отключилось, свет погас, и мир исчез для неё навсегда, а если рассматривать случившееся с позиций диалектического материализма, это она исчезла из этого прекрасного мира со всеми своими желаниями, амбициями и ложными обвинениями.

   Узнав от коллеги о внезапной смерти начальницы, спешившая на субботнее занятие йогой Любочка остановилась и посмотрела на небо. Серые облака, клубившиеся над куполом Казанского собора, вдруг ясно сложились в профиль почтенного старца с густой пышной бородой. С укором глядя на нарисованный небесами портрет, Любочка тихо произнесла:
- Ну и зачем было так жёстко её наказывать? Я ведь просила только немного припугнуть.

   И пусть кому-то этот странный разговор Любочки с небесами покажется достаточным основанием для того, чтобы поверить во вмешательство в судьбу Татьяны Юрьевны «высших сил», но мы-то с вами, как убеждённые материалисты, прекрасно понимаем, что это чистой воды совпадение, которое не имеет ни малейшего отношения к внезапной гибели госпожи Невской, случайно убиенной не вовремя упавшей с крыши сосулькой.
     На самом деле всё просто, и конечно же во всём виноваты коммунальные службы Санкт- Петербурга, неэффективная работа которых неоднократно критиковалась в СМИ. И когда только городские власти Питера решат проблемы с опасной наледью на крышах?   


Рецензии