Глава 60. Что немцу хорошо

Поскольку было еще рано и до прихода Капитана еще оставалось время, все уткнулись в переносной телевизор.

Новостной канал тревожно сообщал: «Вчера, над Кремлем, погасла рубиновая звезда. Мастер-электрик, посланный узнать в чем дело, был встречен пулеметным огнем. Кремлевской охране, после долгого боя, удалось взять в плен бандеровца, что засел в звезде. После проверки выяснилось, что террористов удалось внедрить в кремлевскую звезду еще в 1931 году по заданию бандеровского подполья.

 Как удалось узнать,  бандеровца Поджимайло, с женой, мастером голубиной почты, тайно провел на территорию Кремля, а затем поселил в звезде, предатель Радек.

  Оружия натаскал сам Тухачевский. Там в звезде, они родили сына Мыколу и дочь Степаниду, которые после смерти родителей продолжили их дело.

Высохшие трупы родителей, озаренные рубиновым блеском, сидели по углам звезды на табуретках, а сухая и нетленная Степанида лежала на ящике патронов. Веки  ее были прикрыты двумя пулями, а изо рта  торчали голубиные перья. Экспертиза позже установила, что пожилая террористка подавилась голубем-информатором.

 Когда полицейские уводили Мыколу, в звезду влетел, задыхаясь и кашляя, очень старый, лысый и мускулистый голубь, на его ноге висело донесение. Развернув записку, полицейские прочли приказ из ставки Гитлера о ликвидации Сталина во время парада.

Голубь летел, заблудившись , 71 год  только на своей воле и любви к незалежной Украине.»

Ровно в 12 часов из-за трансформаторной бйдки вышел Капитан ****ов, выпил стакан водки и начал свой рассказ:

-Вот у меня старый друг работал в совете Ветеранов. Звали его Моисей Иванович, лет 80-ти .
 Их там было двое, он и начальница  Агриппина Зиновьевна.
 Она под два метра,85 лет, грудь в орденах, под носом жесткие усы. Решали   мелкие вопросы- кому путевку дать, кого наградить вымпелом, кому набор с пеной для бритья дать. Но печатать на компьютере в 80 лет сложновато, и решили  взять ей секретаря с окладом 2500 рублей в месяц.

Хотя и не верили, что кого-то можно найти на такую унизительную оплату. Но на следующий день пришел мужик по имени Кирилл и согласился выполнять эту работу.

 Выглядел он обычно- знаете такой тип, широкие шорты до колен, клетчатая рубаха, а поверх жилет с множеством набитых карманов. И не понятно, то ли он рыбак, то ли журналист, то ли просто набил карманы камнями и идет топиться.

Когда –то он  закончил ПТУ , а в 90-е  переводил книги свихнувшихся немецких теологов и альковые романы, где неизменно в каждой книге главный герой умолял героиню пустить его красноголового воина в ее волшебные пещеры.

От религиозного зомбирования в первом случае, и стояка во-втором, простодушное население спасало только ужасное качество перевода. 

 Недавно парень встретил одноклассника по ремесленному училищу Ослана . Тот, ставший   сутенером, не забыл, что Кирилл, в отличии от него, закончил ПТУ с «Золотым напильником» и поэтому предложил ему вместе  написать книгу о возрождении национальной идеи, поскольку теперь работал в администрации президента.

Кирилл  и устроился к старухе на эту работу, чтобы было больше свободного времени.
Агриппине он очень нравился- называла его юношей, хотя если ей было 85, а ему 60, то при этой пропорции так оно и было.

 Свет в конце туннеля к ней уже пробивался, а он еще играл в Звездные войны по выходным.
Однажды Моисей Иванович пошел вечером домой, уже почти поднялся до квартиры, но вспомнил, что забыл на работе портсигар с красивой подковой на крышке, подарок Буденого.

 В кабинет вошел тихо, со словами-«Агриппина, ты не видела…» и встал, как вкопанный. Та разлеглась на стуле, а из-под стола торчали ноги толстого секректаря. 

Агриппина вскочила, закрыла красное лицо руками и со спущенными ватными трусами вылетела в коридор.
 Моисей Иванович позеленел и стал выволакивать извращенца-секретаря за волосатое ухо. У того из многочисленных карманов посыпались грязная расческа, калькулятор, заводной фонарик, перочинный нож, компас, томик Босюэ и аппликатор Кузнецова.
 Дед  выволок его  и заорал:

 -Для того ли мы раздавили немецкую гидру, чтобы вы тут таким позором себя покрыли?

  Гнилой секретарь ответил ему безо всякого смущения:

 -Гидру- то вы раздавили, а вот колбасы  народу не дали вволю. Кстати, а не нарочно ли вы ее попрятали, чтобы добиться революционной ситуации?

  Потом вытер рукавом свой поганый  рот и добавил:

 -Может оно и позорно, но зато на 2500 я весь месяц дошираком наслаждаться буду и еще второй томик Босюэ на развале куплю.
 А пути к Либерализму разные бывают! Хотя Либерализм- это всего лишь сексуальная ориентация.

- Так они же все извращенцы! –чуть не плача простонал старик.

 -А кто вам сказал, что ваша Агриппина –женщина? Его Григорием зовут.–презрительно процедил секретарь.

Моисей Иванович догнал плачущую Агриппину и прорыдал:

 -Григорий, я все знаю! Ты водил меня за нос все эти годы! Как ты могла, ****ь, как ты мог? Ты забыла, чем все это обычно кончается?

 Агриппина ничего не забыла, и воспоминания нахлынули на нее.

 Во время войны она с Моисеем служила в СМЕРШЕ. Как-то им передали, что в Ростов заброшен самый лютый шпион, Мартин фон Люпус.
 Настолько ужасный, что когда он приходил на банкеты, у самого Гитлера усы от страха отваливались, а у Скарцени швы на морде расходились.

 Смершевцы никак не могли его поймать. Потом  на допросах все стало ясно. Когда он выпрыгнул из самолета с парашютом, мимо пролетел сбитый советский самолет и Мартин приземлился в том месте, где самолет упал.

Шпион забрал документы погибшего летчика, отрезал себе пилой правую ногу, потому что в то время на должность председателя колхоза, судя по фильмам той поры, брали только безногих и безруких, и долго жег себе ебло на костре, чтобы не узнали родственники убитого летчика.

 Через месяц он пришел на костылях и в лохмотьях в село, нашел пустую хату, проплакал у портрета погибшего отца и рано умершей матери.

 Так он стал Тимофеем Мостовым. Утром его уже приняли на работу председателем колхоза, как он и рассчитывал , а через месяц женился на секретаре райкома, безрукой Зинаиде Окуневой.

Колхоз пошел вверх, учитывая немецкий педантизм и волю шпиона, а коровы стали тучными, несмотря на военное время. Так все и шло несколько лет, колхоз цвел, разведданные поступали к немцам исправно, а смершевцы уныло ждали наказания из центра.

Но однажды, на заре, из дома Мостовых выбежала безрукая Зинаида , с перекошенным лицом, растрепанными волосами и побежала в комендатуру.
 Через некоторое время автоматчики уже выводили Мартина  из дома.

 Оказывается, он перебрал вечером водки, забыл, что он Тимофей Мостовой, возомнил себя Мартином и спалился на кунилингусе!

После этого ужаса Зинаида больше никогда не вышла замуж, хотя была чертовски хороша собой. Утром она укатила от позора с шапито братьев Покатушкиных, где, чтобы забыться, гоняла на мотоцикле по отвесной стене с утра до глубокой ночи.

 После выхода на пенсию в возрасте 94 лет, купила себе домик в степи, но нормально ходить уже не смогла- так и бегала со сковородками и тазами по отвесным стенам дома.

 Агриппина посмотрела на Моисея с ненавистью  и сказала зло:

- Моисей, за дочку я мстила. Она всю жизнь проработала секретаршей в Газпроме и что приобрела? Жалкую пенсию, кучу болезней и психическое заболевание. Как видит мужика, сразу перед ним на колени падает , а руки к ширинке тянуться.

- ****ь, не мог ты дочь родить, Гриша!

-Да не мог, но удочерить смог.- хлюпая носом, с вызовом выкрикнула  Агриппина-Григорий.

Потом резко прикусила ворот блузки, где была спрятана горошина, специально созданная Мичуриным для провалившихся разведчиков.

 Через секунду Агриппину раздуло, а потом разорвало на мелкие куски.

-Что же ты наделала!- прокричал Моисей Иванович и машинально поймал  Агриппинину жопу.

Когда он нес ее на диван, из ее ватных трусов выпал паспорт с фотографией молодого человека в эсэсовской форме, очень похожего на Агриппину, на имя Генриха Фон Клюве.

За шкафом,  между полотером и банкой мастики, светился и скрипел работая, старенький немецкий передатчик.

  Моисей Иванович пришел домой, медленно разделся и лег спать. Посреди ночи он вдруг проснулся ,вылез из кровати, достал с антресолей спрятанный партийный билет и сжег его на  плите.

Билет корчился, извивался и никак не хотел гореть, но в конце концов, затих и сгорел окончательно.

 Затем дед позвонил на радио «Эхо Москвы» и предложил заспанному сотруднику серию репортажей о зверствах «Смерша» против лучших людей России из первых уст.

 Подумав, достал из туалета номер газеты с комсомольским названием и по напечатанному там номеру вызвал на дом крепкого мулата.

  -Leben allein anf;ngt, es es dauert, da; derma;en sp;t -(Жизнь только начинается, жаль, что так поздно)- грустно подумал древний дед.

 
 


Рецензии