Часть2. Глава 32. Дуэль

Через несколько часов ****ов уже приземлился в Капотне, там спрятал крылья и побрел до ближайшего метро. Доехав до площади Революции, он вышел на улицу и стал ждать.

Было 1 мая и одновременно Пасха, вечерело, по улицам ходили толпы народа и поздравляли друг друга - одни  с воскресением Христа, другие с будущим воскресением  Ильича. Играли оркестры, гармони и даже шотландская волынка. Из-за угла появился джип, утыканный флагами Российской федерации и флагами ВДВ, окруженный самокатчиками в заячьих шкурах. Впереди ехал бессменный вождь “Предрассветных зайцев”, Нодар “Проктолог” Анебздюлия. 

В джипе, рядом с водителем, сидел батяня Моузес, привязанный к креслу крест-накрест пожарными рукавами. Джип остановился, ****ов подбежал к батяне и крепко его обнял.

 -Знал, что не подведешь, герой!- со слезами на одном глазу засопел Моисей Исаакович.

-Садись, едем.

Пока они ехали, батяня посвятил ****ова в происходящее:

 -Тебя ждет не простое испытание. Я сразу тебе говорю, что не верю в эту ***ню с изменой Родине. Но карта так легла, что это еще надо доказать. Сыграешь с Буханкиным в русскую рулетку. Стрелять в голову себе будешь первым, ибо обвинение брошено тебе. Все будет происходить в Большом театре, в ложах, как патриции, ****ь, будут сидеть ФСБ, Генштаб, Минобороны и Мемориал для баланса, но эти, сука, самые злобные и жестокие. Если будет решаться продолжать стрелять или остановиться,  они  пальцами из лож будут показывать, как быть. Большой палец вниз- продолжаем, вверх- все кончено. Так вот, Мемориал обычно все время пальцы вниз тычет.

-А ты, батяня, не мог Буханкина уговорить не делать этого? -спросил ****ов.

- Просил, но он мне билеты в театр достает.  Буханкин самый большой театрал, поэтому не обессудь. Мне, старику, одна радость осталась- постановки.

Вскоре подъехали к Большому.

 Водитель остановил джип, выключил зажигание, достал планшет и стал смотреть с ненавистью “Девятую роту”. “Предрассветные зайцы” заглушили самокаты, на колесах которых прищепками были прикреплены полоски картона, при движении издающие звуки, похожие на урчание мотоциклов, и закурили какую-то дрянь со странным запахом.
На Большом театре висела афиша, сообщающая, что будет показана опера с эротическими танцами и такой же ораторией, созданная немецким режиссером Гарри Фон Римсом "Девятая глотка".

 -Что это за опера такая?- спросил удивленный ****ов.

Тут батяня оживился, а единственный глаз его заблестел.

-Помнишь фильм "Большая глотка"? Но только опера. Мы с бойцами уже 18 раз смотрели, Буханкин нам билеты достает.

Было видно, что батяня действительно стал театралом- так в детстве ребятишки, посмотревшие хорошее кино, наперебой стараются перассказать лучшие моменты. Даже  ****ов пытался показать одноклассникам мимику Луи де Фюнеса и ему казалось, что очень похоже. И он не ошибся- Моисей Исаакович стал пересказывать содержание этой оперы с эротическими ораториями, время от времени выразительно растягивая то одну, то другую щеку языком изнутри. Он бы показал, наверное, еще больше, но был ограничен отсутствием рук и ног.

  -Толян, это просто ****ец! Это новое слово в драматургии, это новый взгляд не только на нашу жизнь, но и на жизнь всех классовых и бесклассовых сословий.

****ов был просто ошарашен - он никогда не мог себе представить, что из этих уст вывалится столько нехарактерных для батяни слов.

 -Да, искусство делает с людьми невероятные вещи- подумал ****ов.

- Голубятня разлетелась? Ну и отлично.-произнес Моисей Исаакович, строго смотря на сквер Большого театра и кивком  головы приказывая его отвязать.

Процессия тронулась к театру, солдаты несли на руках обрубок Моузеса, а со стороны казалось, что несут убитого Спартака после последней битвы. Дальше все пошло быстро и деловито.

****ова вывели на сцену, посреди которой стоял стол с двумя стульями. В ложах сидели высшие чины в парадных формах, а партер занимали солдаты и офицеры войск, исполнивших в свое время интернациональный долг.  Видно было, что их симпатии на стороне ****ова. На сцене появился адъютант в аксельбантах,он вез тележку, на которой обычно перевозят газовые баллоны,но вместо баллона был прикручен батяня Моузес.

       -Друзья, начинаем суд чести. Я буду секундантом и обещаю, что все будет честно.

   ****ов сел за стол, и на сцене появился Буханкин. Он был одет в генеральскую форму. Сел напротив, снял фуражку, положил ее на стол и с ненавистью уставился на ****ова. Из-за кулис вышел старик Калашников и подошел к столу, бережно держа ящик на вытянутых рука.  Он поставил его на стол, открыл  и вытащил оттуда пистолет Макарова.

     Оттуда же достал полную обойму, вставил ее в рукоятку и произнес:

 - Ваш выстрел, товарищ ****ов.

 -Так должен же быть револьвер с одним патроном!- ошалело произнес ****ов.

     -Так и преступление не рядовое,- с холодной улыбкой сказал Буханкин
- Не мужик, что ли?

     Понимая что все кончено, ****ов. взял пистолет, быстро поднес к голове и нажал курок. Выстрела не последовало. Видимо заклинило патрон.

      -Сразу видно, что не мое!-радостно прокричал старик Калашников и  передернул затвор.

 Сделав это, передал пистолет Буханкину. Но и тот был не лыком шит-быстро поднес пистолет к голове и нажал курок. Пустой щелчок прокатился по залу. Все посмотрели на ложи. Первыми пальцы вниз показали все участники “Мемориала” и только потом   все военное руководство страны.

     Все повторилось - опять двое, покрытые ледяным потом, сидели друг напротив друга. Так продолжалось всю ночь, пока  не зароптал партер. Все, кто там сидел, подняли большие пальцы вверх и стали топать ногами. Когда на сцене появилась уборщица с ведром, Буханкин не выдержал, бросил пистолет в оркестровую яму и стремительно  покинул сцену. ****ов понял, что спасен.

 А чтобы его не ждал подлый сюрприз от Буханкина, солдаты одели его в форму десантника и он смешался с ними. На улице  они поделились на тройки и исчезли в московских дворах.
    Буханкин вернулся домой, налил себе  в стакан виски до краев,  выпил и подумал:

     - Ладно, вернусь с театрального фестиваля и покончу с ним.
    Но что-то подсказывало, что это будет нелегко.
 
Когда  Серега , десантник из тройки,  не смог продолжать путь из-за сильного опьянения и сел у водосточной трубы, второй -Валера, предложил ****ову развеяться. Раньше он служил в церкви, откуда был уволен  после неудачной проповеди, где спьяну сообщил прихожанам-  “ Что  Бог НЕ делает, все к лучшему”.

 А поскольку много лет провел в воздержании, то после поступления на военную службу, как с цепи сорвался. Поэтому и предложил ****ову посетить закрытую балетную вечеринку, адрес которой дал любвеобильный Моисей Исаакович.

 Новые друзья поднялись на третий этаж шикарного сталинского дома и позвонили в дверь. Им открыл тучный пожилой мужчина с подведенными глазами и, плотоядно улыбаясь, пригласил войти. Огромная квартира, обставленная антикварной мебелью, была полна людей.

Все ходили с бокалами в руках и беседовали друг с другом, так ,как это и показывали в отечественных фильмах про гнилой запад. Мужчины почему -то  кокетничали с мужчинами, а женщины со скорбными и тоскливыми лицами обсуждали ненавистных и бездарных прим балерин, которые до смерти будут занимать их места. Но  увидев входящих в квартиру военных ,зарумянились и заулыбались. Когда все уже были пьяны, в комнату впрыгнул,исполнив дерзкое фуэте, старый балерун-искуситель.

 -Господа, а не сыграть ли нам в игру “А был ли мальчик.”?

 -Давайте,господа,давайте-закричали танцоры помоложе.

Тут же на спичках выбрали того, кто должен водить, развернули его лицом к окну и игра началась.
По правилам, кто- то садился на кого -то и тот исчезал внутри севшего, а водивший должен был угадать, в ком находится исчезнувший.

 Игра началась, и от увиденного ****ова начало тошнить. Вытянув руки, ****ов шел на ощупь, время от времени выкидывая, как кит, длинные струи вчерашней пищи, под бабьи крики  Спартака в лосинах  и презрительные взгляды надменного Печорина.  Заблевав всю тусовку, он выскочил, наконец, на улицу, отдышался и нутром понял, что буханковцы на хвосте.

 ****ов побежал по улицам, часто меняя направление и стараясь ускользнуть от преследования. Он вылетел на широкую улицу и чуть не попал под колеса открытого кабриолета. Машина резко остановилась, и герой увидел, что на заднем сидении сидит батяня Моузес, привязанный балетными лентами крест- накрест, а рядом с ним, на шпагате,  огромная балерина, которая все время хохотала на всю улицу.

 -Садись быстрее, ****ов! Что случилось?

 -За мною хвост, батяня, вот-вот догонят!

Моисей свистнул шоферу, чтобы гнал, а сам надолго задумался. Машина неслась по вечерней Москве, пролетая все светофоры и пугая жителей столицы.

-Где умный человек прячет камешек?

  ****ов  тихо ответил:

- На морском берегу.

Батяня  кивнул головой и, немного помолчав, снова спросил:

— А где умный человек прячет сухой лист?

****ов снова  ответил:

-  В лесу.

 -А где умный человек спрячет  врага главного театрала страны?

 - В театре?

 - В ***тре! Съебывай из страны быстрее!

Когда машина поравнялась с маленьким переулком, Моузес рявкнул на всю улицу:
 Стоять!- причем так, что на месте скончался барсеточник Гугулия, работавший за четыре квартала от этого места.

Уже через секунду ****ов скрылся в переулке.


Рецензии
Да, да... Зашёл значит, - ню, ню, чего тут? А тут по башке - хрясть! Таращиться начал, соображать - а чего это? А как это? А почему не похоже ни на что? И буйство какое-то смущающее. Надо уползать, сил набираться))
Я не про эту главу, а про прочитанное. Доставило. Давно, а может и никогда, такого не читал, хотя и напоминает, но - буйство! Нет, с мыслями точно собираться надо)))
Спасибо!

Павел Савеко   30.01.2021 12:00     Заявить о нарушении
И Вам спасибо!

Леон Соболевский   30.01.2021 17:00   Заявить о нарушении