10 книг для одной

  В рамках проекта Школы Здравого Смысла им. А.Н. Назаревского «10 книг для молодёжи».

  Свой список книг предваряю музыкальным. Музыкально и художественно я не особо подкован, поэтому прошу поправить, дополнить, поделиться.
  Конечно, важнее всего для нас музыка природы – музыка наших звёзд («Гори, гори, моя звезда», романс Петра Булахова и Василия Чуевского), музыка родного леса, из которой родились песни «Беловежская пуща»  Александры Пахмутовой и Николая Добронравова, «Дрозды» Владимира Шаинского и Сергея Острового…, музыка метели, вдохновившая Георгия Васильевича Свиридова, музыка прибоя, музыка дождя…
  Классическая музыка – это не только и не столько удовольствие, сколько благодарный труд, который вознаграждается ростом души, выходом её за пределы суеты, обретением нового качества, устойчивого «высокочастотного» состояния, а не просто мимолётного настроения. Слушать её ради такого счастья нужно постоянно, как и заниматься физкультурой, чтением добрых книг, как и заботиться о хлебе насущном для нашего храма души - тела, можно сказать, инструмента души, временного средства активно жить, расти. Приучать к ней нужно с самого раннего детства, не оправдываясь отсутствием слуха у ребёнка. Сейчас есть «Классика для малышей», в том числе колыбельные. Меня приучать было некому, тем более я благодарен ШЗС за повод обратиться к высокому, войти с ним в резонанс…
  Классика интернациональна, но она разная, для самовоспитания же важна прежде возвышенная и глубокая, созвучная нашему высшему «Я», вводящая нас в желаемое состояние, например, Иоганн Себастьян Бах, ХТК-1, прелюдия и фуга es-moll. В то же время мне ближе всего родная отечественная.
  Из того, к чему я хоть немного прикасался: 
1.Александр Порфирьевич Бородин, опера «Князь Игорь» и симфония №2 «Богатырская»
3.Модест Петрович Мусоргский, опера «Хованщина» и фортепианный цикл «Картинки с выставки»
4.Сергей Васильевич Рахманинов, 2 фортепианный концерт и 2-я симфония ми-минор
5.Николай Андреевич Римский-Корсаков, опера «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии»
6.Александр Константинович Глазунов, 5-я симфония
7.Пётр Ильич Чайковский, 4 и 5-я симфонии
8.Дмитрий Степанович Бортнянский, хоровой концерт №32 «Скажи ми, Господи, кончину мою»

  Песни петь можно самому, хором или подпевать – это здорово. Раньше, в живую догаджетную эру, песни и частушки пели везде – дома за столом, во дворе, в поезде, в поле, идя компанией по улице, а в парках играли духовые оркестры... 
  Из открытых окон часто доносились голоса Лидии Руслановой, Александры Стрельченко, Ольги Воронец… «Валенки», «Златые горы», «Выйду на лицу»
  Песни напоминали о войне, звали в космос, на целину, на стройки…
  Лились лирические, эстрадные, бодрили задорные студенческие, пионерские.
  По воскресеньям настроение задавал Марк Бернес, пел «С добрым утром!», идущих со смены рабочих вдохновлял Георг Отс:  «Я люблю тебя, жизнь!»…

  (Вспомнились и другие «аватары Добра»: радиосказочник 60-х Николай Литвинов, Ганс Христиан Андерсен, Анна Герман, Карел Готт, Эдита Пьеха, Тамара Миансарова, Эдуард Хиль, Детский хор, Робертино Лоретти, Рина Зелёная, Вячеслав Котёночкин, Борис Грачевский, дед Мороз, герои Олега Даля, Евгения Леонова, Ивана Лапикова, «Солнечный клоун» Олега Попова, герои Серго Закариадзе в хф «Отец солдата», Сергея Бодарчука в хф «Судьба человека», …
Робот из хф «Короткое замыкание», Нео из хф «Матрица», Гендальф, Сэм, Фродо и другие персонажи фильма «Властелин колец», персонажи хф «Куда ведут мечты», «Прекрасная зелёная», …

Кто в этом качестве вспоминается тебе, добрый читатель?) 

  Причём такого питания тогда, какое есть сейчас даже у нищих, у большинства не было в 60-е, да и в 70-е жили часто от аванса до зарплаты, жизнь была достаточно тяжёлой, но настроение было приподнятое, потому что у нас было будущее, которое нам дали, а потом забрали. Когда дают и ведут, то в любой момент могут забрать и кинуть. Чтобы уверенно действовать, нужно иметь своё будущее. Как цель, чтобы самому к ней идти, стремиться, соратников искать. Тогда и песни добрые вспомнятся, и новые хорошие появятся.
  Прежде всего свои бы народные вспомнить. Из русских мне нравилось подпевать взрослым: «Ой, мороз, мороз», «Белым снегом», «Степь да степь кругом»…
  Вспомнилась, например, «Ах, ты, степь широкая», звучащая в к/ф «17 мгновений весны».  Да и романсы бы вспомнить. «Окрасился месяц багрянцем», «По диким степям Забайкалья», «Калинка-малинка», «Во поле берёза стояла», «Во кузнице», «Я под горку шла», «По муромской дорожке», «Светит месяц», «Летят утки», «Вдоль по Питерской», «Ах вы, сени, мои сени», «Любо братцы, любо», «Среди долины ровныя», «По дону гуляет казак молодой», «Позарастали стёжки-дорожки», «Калина красная», «Тонкая рябина», «Лучинушка», «Ах, Самара-городок», «Матушка, что во поле пыльно», «Мой костёр», «Вот мчится тройка почтовая», «Я помню чудное мгновенье», «Ямщик, не гони лошадей», «Утёс», «Черноглазая казачка», «Вечерний звон», «Утро туманное», «Однозвучно гремит колокольчик», «Славное море священный Байкал», …
  Пионерские:  «Картошка», «Весёлый барабанщик», «На зарядку становись!», «Орлёнок», «Что мне снег, что мне зной», «Вместе весело шагать», …
  Хорошо бы колыбельные знать, детские, авторские, …
  Из советских мне памятны:
1. Леонид Афанасьев, Игорь Шаферан, исполняет Ольга Воронец, «Гляжу в озёра синие»
  Хочется, чтобы все услышали эту песню и узнали эту замечательную певицу!
2. Евгений Мартынов, Сергея Островой, Людмила Зыкина, «Ты, Россия моя!»
3. Вано Мурадели, Владимир Харитонов, Валентина Толкунова, «Россия – родина моя!»
4. Абрам Полячек, Феодосий Савинов, Сергей Лемешев, «Вижу чудное приволье»
5. Вениамин Баснер, Михаил Матусовский, Юрий Гуляев, «На безымянной высоте»
6. Михаил Исаковский, Матвей Блантер, Марк Бернес, «Враги сожгли родную хату»
7. Вано Мурадели, Александр Соболев, Муслим Магомаев, «Бухенвальдский набат»
8. Эдуард Колмановский,  Евгений Евтушенко, Георг Отс, «Хотят ли русские войны»
9. Матвей Блантер, Михаил Исаковский, «Летят перелетные птицы»
10. Давид Тухманов, Михаил Ножкин, «Я люблю тебя, Россия»
11. Дмитрий Кабалевский, Антон Пришелец, «Наш край» в исполнении хора
12. Ян Френкель, Инна Гофф, «Русское поле» из к/ф «Новые приключения неуловимых»
13. Елизавета Горина, Александр Рославлев, исполняла моя мама, «Над полями да над чистыми»
14.  Марк Фрадкин, Лев Ошанин, Людмила Зыкина, «Течет река Волга»
15. Владимир Шаинский, Людмила Овсянникова, Сергей Захаров – «Берёза белая»
16. Григорий Пономаренко, Геннадий Колесников, анс. «Орера», «Тополя». Впервые эту песню услышал в исполнении японской группы «Ройял найтс»
17. Исаак Дунаевский, Василий Лебедев-Кумач, «Весёлый ветер»
18. Эдуард Колмановский, Константин Ваншенкин, Георг Отс, «Я люблю тебя, жизнь!»
19. Владимир Шаинский, Иван Юшин, Геннадий Белов, «Травы, травы»
20. Микаэл Таривердиев, Роберт Рождественский, «Песня о далёкой родине»

Может быть, фонотеку на сайте Школы завести?
 
  Живопись:
1-3. Виктор Михайлович Васнецов, «Витязь на распутье», (1882) «Иван-Царевич на Сером Волке» (1889 год)
4. Василий Дмитриевич Поленов, «Московский дворик», (1878)
5-6.Василий Иванович Суриков, «Боярыня Морозова» (1884-87) и «Взятие снежного городка», (1891)
7.Иван Иванович Шишкин, «Утро в сосновом лесу», (1889) год
8-10. Исаак Левитан, «Март» (1895), «Золотая осень», (1895) и «Буря. Дождь», (1899) – последняя картина очень символична. Считаю, это предвидение гения
11. Александр Александрович Дейнека, «Оборона Севастополя»
12. Владимир Георгиевич Старов, " Солдатская мать " (1958 г.) – эту картину обязательно нужно увидеть каждому, вглядеться в неё… всем, всему миру… навсегда.
  Книги. Понятие о высоком посредством языка тоже нужно давать детям как можно раньше. Не только о доброте, вежливости и справедливости, но и о Добре как о более понятном, когда о Любви ещё рано. О Добре как высшей нашей сущности, живущей в каждом, а не где-то там за облаками. Верующие родители говорят о Боге, обычно, как о всемогущем старце, атеистам же остаётся дед Мороз, сказки да Владимир Маяковский с его поэмой «Что такое хорошо и что такое плохо», поскольку «Дядя Стёпа» Сергея Михалкова с упразднением милиции морально устарел. Конечно, утрирую, но всё же хочется обратить на это внимание, поэтому предлагаю ознакомиться с моими предложениями по воспитанию («Этика три-плюс»).
  Мой список – это те книги, которые я очень хотел бы встретить в своей юности, когда жадно искал  ответы свои многочисленные вопросы и, конечно же, Смысл смыслов, именуемый мной в разное время по-разному – Истиной, Любовью, Долгом, жизнью по душе, Счастьем. Сейчас я именую его Добром. Хотелось бы, чтобы молодые люди об этих книгах хотя бы услышали, читать именно их не обязательно. Важно целеустремлённо вычитавать и присваивать насущное для себя на данный момент из доступного. Единственную книгу, обязательную, как я понимаю, для создания Себя, для счастья своего и окружающих, счастья народа, человечества, книгу, обязательную для каждого желающего счастья развития – обязательную опять же не для чтения, а для подражания и совершенствования – книгу в качестве образца и стимула, я привожу после списка.
  Итак, самые важные на мой сегодняшний итоговый взгляд книги, не обязательно прочитанные и перечитанные мной полностью, но часть каждой из них стала мной. То есть, некоторые их идеи во многом определяют мой образ жизни и лежат в основе моих текстов, служат эпиграфами.
1. М.Монтень, «Опыты»
  Первое, что я усвоил из этого великого труда:
  «Тому, кто не постиг науки добра, всякая наука приносит лишь вред»
2. В.С. Соловьёв, «Оправдание добра. Нравственная философия»
  Всё, что хоть как-то понял, свёл в статью «Оправдание добра. Цитаты».
3. Сэмюэль Смайлс, «Саморазвитие умственное, нравственное и практическое»
  Без сомнения, для юноши эта книга должна стать настольной.
4. Д. Халиль Джебран, «Пророк» 
  Послание этого Художника понимаются только с опытом жизни, поэтому его нужно перечитывать и даже заучить впрок.
5. Марк Аврелий, «К самому себе»
  Желающему закалить не только тело, но и дух.
6. Л.Н. Толстой, «Три смерти», рассказ
  Думаю, это 14+, хотя я плохо знаю новое поколение, пожалуйста, поправьте меня.
7. Ф.М. Достоевский, «Идиот»
  Это книга стала для меня тестом на относительную зрелость, помогла осознать и принять лучшее в себе и в людях как смысл, как цель.
8. Джидду Кришнамурти, «Свобода от известного»
  Содержания уже не помню, но осталось глубокое уважение к человеку, достойно прошедшему испытания медными трубами, однажды отвергшему все выпавшие ему бонусы и подарившему нам тепло большого сердца и свет неординарного ума.
9. Виктор Франкл, «Человек в поисках смысла»
  Это ценный опыт прошедшего то, что проходит сейчас весь мир. Очень актуальная книга!
10. Сборник притч «Плоть и кость дзен»
  Большинство притч оставили меня равнодушным, но штук 10 зацепило… так озадачили, что я их выписал и даже носил с собой, пока меня однажды не озарило понимание сначала одной, затем и остальных, постепенно. Каждое такое озарение переворачивало мою жизнь. Заставила размышлять и такая простая, ставшая сейчас широко известной, притча о двух тиграх и землянике.
  Наконец, о главной книге жизни каждого способного мыслить – о личном дневнике читателя, который со временем становится самоучителем жизни. В качестве примера – мой самоучитель на 2014 год – «Добросчастье. Афоризмотерапия и самопрограммирование». В электронном виде вышлю всем желающим.   
  Это не просто оригинальная компиляция, дополненная собственными комментариями и былыми озарениями, многие из которых морально для меня устарели:  без неё всё прочитанное мной было бы набором малосвязанных между собой знаний, количеству которых трудно  было бы время от времени перескакивать в новое качество сознания. С подобным же «реактором по переплавке знаний» в цельное мировоззрение, в оригинальный «кристалл Истины» – частота «озарений» возрастает в разы.
  Находящуюся в работе Книгу можно сравнить и с лазером, собирающим разнонаправленный свет в мощный когерентный пучок. Работа над этим Текстом текстов позволяет различным было пониманиям периодически сливаться в Единое, производя в сознании эффект вспышки, высвечивающей вдруг новые горизонты. Состояние непередаваемо, как и состояние альпиниста. Помните «Песню о друге» В.С. Высоцкого о герое, который шёл вверх, «как в бой, на вершине стоял хмельной»?
  Сюда я собрал не только то, что мне было близко, вызвало отклик, хорошие чувства, с чем я был согласен, но и то, что было неприятно, вызывало отторжение – чтобы разбираться в этом негативе, разбирать его, чтобы расчищать место для лучших чувств и состояний, за которые не устану быть благодарным судьбе. Кстати, постоянная благодарность Прекрасному и просто хорошему в жизни – одно из качеств  желанного состояния.
  Работа над этой книгой, как ничто иное, помогала мне узнавать, понимать себя, свою жизнь в настоящем, управлять  мыслями и связанными с ними чувствами. Обычно чувства мы прямо связываем с различного рода воздействиями на нас, но чувства, определяющие наши настроения и состояния, опосредованы, модулируются встроенной в нас программой – идеями, представлениями, мыслями о событиях. Чтобы быть счастливым сейчас, в последующем и даже в живущем в нас прошлом, нужно осознавать управляющие нами идеи и перехватывать управление – игнорировать негодные в данной ситуации советы нашей услужливой памяти и выбирать или создавать угодные настоящему нашему счастью смыслы.
  Помня при этом, что по-настоящему человек счастлив, когда трудится для вечности, пребывая в ней же (это по мотивам «Цитадели» Экзюпери).
  И сам я, какой есть сейчас, и мои статьи, комментарии – во многом родом из этой моей книги книг.
  Все мои тексты называю Учением Добра. Конечно, Учение – это громко сказано, учение это только для меня, но если кто-то пожелает с ним ознакомиться, понять, чтобы что-то из него взять для себя, то начинать лучше не с этих текстов, а с «Критики практического разума» Канта или с его афоризмов, а также с трудов Владимира Сергеевича Соловьёва, потому что именно их идеи лежат в основе этого моего самоучителя жизни. Естественно, у меня они трансформировались. Пытаюсь вот сформулировать их в виде положений.
  Например, первое положение моей философии выглядит сейчас примерно так:
  Главное условие Счастья – стремление быть Добрым с большой буквы. Прежде всего искать некое постоянное состояние, а не мимолётное настроение на время свершения очередного доброго дела. Счастливой, значит, Доброй должна быть вся жизнь, каждый её момент.
  Однажды из уст Олега Ивановича Янковского я услышал:  «Главное – быть в правильном состоянии». Не помню точно в каком он был образе, возможно, в образе барона Мюнхгаузена. Прозвучала она для меня таинственно и веско, запала в душу загадкой, которую разгадываю по сей день. Разгадывать пытаюсь с помощью всего, что читаю, поверяю практикой жизни, ответы же приходят в виде редких озарений. Главное в этом деле – задаться целью.
  Что имел в виду Олег Иванович под «правильным»? Что такое «состояние»? Что значит «быть»? Свои размышления над этими интереснейшими, важнейшими для моей жизни вопросами как мог оформил на Дзене, канал «Самоучение жизни», а здесь это главы в первой статье «Исповедь о главном».
  Освоение каждой новой книги как ценного материала для своей Книги книг позволит не только обогащать свой Труд – это воплощение своего внутреннего мира, но и корректировать отдельные его места, что ведёт к лучшему пониманию себя, ускорению роста души, адекватности жизни, в итоге – к счастью.
  Ведь в значительной мере эта собственная наша книга всех времён и народов, объединяющая философию и теологию, прозу и поэзию, Восток и Запад, объединяющая множество очень непохожих авторов, заменяет нам ближних наших в качестве зеркала, отражающего нашу сущность и личность с её характером и образом мышления.
  На теме зеркал остановлюсь подробнее – и как на примере работы с афоризмами.
  Что значит ближние – зеркало? Это значит, что то, что домашние говорят мне в глаза, а остальные за глаза, в какой-то степени действительно во мне есть. И отношение ко мне прежде всего связано именно с этим вИдением, а не с тем, что сами они такие-растакие. 
  Разумеется, их вИдение, как и моё, специфично и точечно, но, например, если разные люди видят во мне одно и то же – наверно, этого у меня всё же достаточно, чтобы присмотреться к себе, определить степень и решить, нужно ли мне с этим что-то делать.
  Конечно, видят они лишь часть меня. Возможно, преувеличивают, но мне важно понять, насколько то, что они видят во мне, мешает нашему общему счастью.
  Особенно стоит обратить внимание на то, что люди сообщают в моменты раздражения, гнева и откровений, бывающих иногда у пьяных или в моменты особых состояний. Это бывает редко, а потому особо ценно.               
  Артур Шопенгауэр:  «Каждый имеет в другом зеркало, в котором можно ясно разглядеть собственные пороки. Однако он большею частью поступает при этом, как собака, лающая на зеркало в том предположении, что видит там не себя, а другую собаку».
  Конечно же,в другом мы усматриваем не только пороки, хотя пороки чаще, потому что раздражают, но и достоинства, а если зададимся целью, то сквозь пороки-достоинства, эти проявления, оценки одних и тех же обусловленных качеств, мы можем разглядеть главное – безусловное Добро, то Человеческое, что верующие называют Божественным. Оно вне слов, проявляется в свете глаз, мимолётном выражении лица, в делах, поступках, творениях.

  Каждый человек имеет представление о безусловном Добре, видит Его иногда в других и чувствует эту Истину в себе, но случайно, не специально. Обычно люди не видят счастья в поиске истины как Состояния, когда именно состояние духа становится целью, смыслом, требующим подчинить себе всё без остатка. Не видят, пока не дошли до крайней нужды в присутствии духа, например, для подвига как поступка, для жизни как подвига, для Счастья «гореть», когда несчастно «тлеть» надоело. Если угодно – в присутствии Духа Святого в себе. Пока не ощутили счастья служения Ему. Именно служение Высокому в себе освобождает, делает цельным, естественным, чистым. Чистым кристаллом Духа.

  В конце концов, возможно, в момент самокритичного откровения, тот же Шопенгауэр лаконично заметил: 
  «Каждый усматривает в другом лишь то, что содержится в нём самом».
    
  Фрэнсис Бэкон предупреждает нас:  «Если зеркалом служит толпа, то исходящая от неё похвала обычно лжива и бесполезна, и высказывается она скорее тщеславным, чем добродетельным. Ведь простой народ не понимает многих высших добродетелей – низшие добродетели вызывают у него похвалу, средние – удивление или изумление; но о самых высоких добродетелях он не имеет ни малейшего представления или вообще не воспринимает их».               
  Толпы я избегаю, но насчёт простого народа не согласен:  на своём опыте убедился, что каждый человек имеет представление о Добре, видит Его иногда в других и чувствует в себе, но не специально. Обычно люди не связывают Это с Истиной, не видят счастья в поиске Истины, когда Она становится смыслом и целью, требующей всего тебя без остатка, не видят – пока! – счастья в стремлении постоянно пребывать в этом состоянии духа. Пока не дошли до кондиции. В этом-то и дело.
  Но от специфичного общения с толпой вернёмся к привычному ежедневному.
  Уильям Теккерей: « Мир – это зеркало, из которого на тебя смотрит твоё собственное изображение. Брось в него угрюмый взгляд – и навстречу выглянет из него мрачное лицо; но кто смеётся вместе с ним или над ним – находит в нём весёлого покладистого товарища».               
  Увы, почти каждый пытался быть весёлым и добрым, но не знал, как это делать грамотно, чтобы без плохих последствий. Ибо «Нет науки, которой было бы труднее овладеть, чем умением хорошо и согласно всем естественным законам прожить эту жизнь» (Монтень).
  Поэтому обжёгся, отчаялся, обиделся и даже стал мстить. Поэтому обычно человек чувствует первопричиной не себя, а мир? Себя же лишь внутренне пассивным зеркалом?
  Внешнюю же свою активность часто ощущает как изнурительный бег белки в вечно бегущем колесе суеты? Скажете, что это колесо подкручивают некие силы? Да, тем не менее, каждому предстоит однажды преодолеть нагнетаемый теми же силами страх и сойти с колеса, ведь выход из него всегда открыт, особенно если нет иждивенцев. Но хотя бы на время остановиться, отдохнуть, оглядеться, подумать.
  Например, посидеть с книгой, которую можно просто читать сквозь призму привычной своей запрограммированности, замороченности, а можно постараться использовать её как способного помочь собеседника, использовать для понимания себя и перепрограммирования, для выбора нового пути.   
  «Книга – это зеркало. И если в него смотрится обезьяна, то из него не может выглянуть лик апостола».  (Георг Кристоф Лихтенберг)
  То есть, о своём внутреннем мире можно судить не только по реакциям ближних наших как зеркал, но и по избирательности нашего восприятия – что оно выхватывает прежде всего? Например, раньше у меня из того же «Мастера и Маргариты» выбиралось сугубо людское зло и зло карателей Воланда, добро же Иешуа и то доброе начало, которое он видит в людях сквозь их зло, видит добро даже в Пилате и Крысобое, воспринималось неадекватностью князя Мышкина. Тем не менее, фраза «Все люди добрые» меня сильно озадачила. Сопоставляю, например, с Кантом:  «Этика есть философия доброй воли, а не только доброго действия».
  Значит ли это, что на самом деле Добро как воля живо в каждом человеке? Начал присматриваться к людям и к себе, вспоминать Добро в обращённых ко мне лицах, припоминать Его в собственном лице, правда, было Это в редкие моменты, когда я бывал по-настоящему добрым, щедрым, достойным, возвышенным, прекрасным, то есть, когда видел, слышал, вспоминал Прекрасное и растворялся в Нём, уподоблялся Ему. Будь это прекрасная человеческая душа, душа ли животного, душа моря, леса, поля, пение птиц или Искусство.
  Как видение Добра связано со счастьем, кроме тех редких моментов, когда Добро равно Счастью?
  Счастье – когда тебя понимают? Когда видят в тебе всё – и плохое, но при этом Любят, то есть прежде всего видят Хорошим – Добрым! Любить себя – значит видеть себя прежде всего Добрым? Чтобы самому не тупо считать себя добрым, а однажды увидеть себя Добрым в самом высоком смысле, и затем постоянно ощущать себя достойным Любви, счастья – нужно
либо пообщаться с Добрыми, которые увидят в тебе доброе Начало и отразят тебе твоё Добро, чтобы ты дал Ему ход, зелёный свет, оживил Его в своём лице. Продолжил общее наше дело, хранил это Состояние и укреплял его.
Либо самому как бы вспомнить Себя с большой буквы, начать видеть себя Подобным и стараться постоянно таким быть. Тогда у нас есть Будущее и Счастье в настоящем.
  Поэтому мне важно разбираться не столько в чужих мыслях и чувствах, сколько в своих представлениях, докапываться до истины, не столько абстрактной, сформулированной, сколько до живой истины во мне, продираться к ней через кучу-малу разнообразных и часто противоположных идей и взглядов.
 
  «Людей, как гласит одно древнегреческое изречение, мучают не самые вещи, а представления, которые они создали себе о них» (Мишель Монтень).
  Насчёт того, что мы сами себе создали множество «тараканов», сами себя заморочили – это, мягко говоря, не совсем так. Впрочем, по-любому, раз уж они есть и гадят нам, если жизнь с ними «достала», то первое средство – высветить их вниманием. Света разума они не выносят.
  Монтень осознал это, стал отслеживать их и явно управлял своими представлениями, создавал желательные, видимо, в процессе написания, которое длилось всю жизнь, а не то чтобы он только записывал данную ему свыше мудрость. Разве его великий труд заключался в простом переносе информации на бумагу, в бездумном «автописьме»? Уверен:  так трудиться может каждый, пусть и не с таким эффектом, не для публикации и признания. Но разве не достаточно быть счастливым от самого труда и его прекрасных долговременных последствий? Просто не у каждого возможности совпадают с желаниями и необходимостью, такой внутренней нуждой,  чтобы усердно трудиться в поте лица, рефлексировать, обдумывать даже во сне, да ещё и получать от этого глубокое удовлетворение?
  Смыслы рождаются нуждой и вдохновенным разумом плюс воля и трудолюбие как необходимые условия плодотворности. Афоризмоподобно:  нужда – мать смысла, разум – его отец, вдохновение – триггер, запуск процесса, воля – управляемая энергия, энергетика смыслообразования.
  Тот, кому данных ему пониманий жизни хватать перестало, кому этот внутренний дом души стал тесен, кто остро стал нуждаться в новом живительном Смысле, у кого достаёт воли – тот обязательно ухватится за это прекрасное дело – создание собственной книги как выход из смыслового тупика и как возможность реализации своих душевных и умственных способностей.
  В «Цитадели» Экзюпери есть размышление о доме для людей, который строится с душой и для души. Так и книга – это временное жилище души, которое влияет на душу. Лучшая же книга для души – это книга, постоянно пишущаяся душой самой для себя. Это наиболее комфортный дом души, который перестраивается по мере её роста – под новые габариты души, вырастающей в Дух.
  Молодым душой рекомендую прежде всего постоянно перечитывать подобный собственный самоучитель жизни с самого начала его создания. Самоучитель жизни, который – ради Счастья! - нужно начинать создавать на основе осмысленного прочитанного и прожитого как можно раньше и писать постоянно.
  Чтобы ускорить создание личного самоучителя, в условиях нашего цейтнота можно сначала поднабрать из интернета афоризмов по насущным темам, сразу комбинируя и комментируя их, а потом уже по возможности основательно изучать контекст – читать источники, изучать время их создания, личность и жизнь автора. Не столько для того, чтобы понять изречение окончательно, «истинно» – это невозможно, сколько чтобы в этом поиске находить новые для себя смыслы. 
  При этом, с одной стороны, чётко отделять ценные идеи от обусловенной личности автора – обусловленной средой, временем, наследственностью и т.д., с другой же – понимая эту обусловленность, допуская возможность даже крайне нелицеприятного, исследуя основания обвинений – выделять в авторе, как и в любом человеке, его божественную Сущность и реальный вклад в наше развитие.
  Например, сейчас модно чернить Иммануила Канта, видимо, в расчёте на то, что будет отвергнут его грандиозный вклад в Человечность, в рост нашего духа. К тому же и читать его трудно. Но хотя бы  просто подержать в руках, например, его «Критику практического разума», испытывая благоговение и благодарность гению, обнаруживая с его помощью общую нашу Сущность. Мне для этого достаточно знать, например, его суждение о возможности счастья для того, кто следует внутреннему моральному закону.
  Для человека, с детства привыкшего делать должное, брать на себя ответственность за себя, за жизнь вообще, не винить при этом ни себя, ни кого-то, а также привыкшего ставить себе ведущие к Цели задачи и смело решать их, идти к Цели – идея Канта о возможности счастья для следующего внутреннему моральному закону – это следующий камень в фундамент мировоззрения, что бы там о Канте ни писали.
  Смысл чтения – сопереживать, впечатляться, испытывать катарсис, извлекать драгоценные смыслы из любого текста, кому бы он ни принадлежал. Спасать «младенцев», сливая «грязную воду», которой, например, обильно полили Иммануила Канта.
  То же можно сказать о Киплинге, Ницше, Шопенгауэре, Уэллсе, Суворове… о ком ещё? Да практически каждый из известных, как и любой человек, чем-нибудь и кого-нибудь да отталкивает – и что теперь, отказаться от всего их наследия, не изучать его, не вдохновляться, не использовать, не перечитывать? Постепенно отказаться таким образом от всех людей, стать мизантропом?
  Хорошо бы просто перечитать все рекомендуемые здесь, на сайте Школы книги, но, если сразу поставить себе цель взять из каждой максимум для своей, то польза от такого труда возрастёт многократно. Причём для очередного качественного, душеподъёмного скачка души потребуется гораздо меньше книг, чем если просто читать даже при абсолютной памяти. Возможно, чудо самообновления произойдёт уже в самом начале этого труда.

  Афоризмы вырваны из определённого контекста, чтобы их понять, нужно изучать автора и его жизнь, конкретный момент написания, значение понятий в то время, его «здесь и сейчас», что полностью недостижимо. Да, к этому нужно стремиться, познавать, изучать, но только лишь чтобы понять себя в настоящий момент, понять, как мне стать счастливым сейчас и впредь. Поэтому в конечном счёте мне нужно определиться со своими чувствами и желаниями, разбираться, чего я сейчас хочу больше и как добиваться исполнения этого желания, как воплощать мечту.
  Поэтому акцент делаю на своём понимании данной связки слов, будь это афоризм, цитата или высказывание, чтобы выявить своё наилучшее – «Доброе» понимание настоящего.
  Монтень, «Опыты, том 3»: 
  «Я предпочел бы лучше понимать самого себя, чем Цицерона».
  Чем больше я учусь стяжать Добро авторских трудов, Добро книг, тем больше вижу его в себе, в ближних и вокруг, тем больше понимаю Публия Сира:  «Щади дурного, чтобы спасти хорошего».
  Помилуем же себя, ощутив Добро! Полюбим же!


Рецензии