Первый Медицинский. Вступительные экзамены

Первый  Медицинский.  Вступительные  экзамены


Осталось  пара  абитуриентов  в  коридоре,  самых  трусливых  и  неуверенных.
В  их  числе  и  я. 
-  Следующий! 
Кто - то  толкает  меня  сзади  к  дверям.
Захожу.   

У  дальней  стены  стоит  длинный  стол  с  билетами,  за  ним  сидит  уже  усталая  приемная  комиссия.  По  их  поведению  и  безразличным  лицам  видно,  что  все  уже  решено,  корабль  полон,  мы  в  него  не  помещаемся.  Они  обсуждают  что - то  свое,  нетерпеливо  поглядывая  на  задерживающих  их  несчастных,  никому  не  известных  абитуриентов.
Подхожу  к  столу,  вытягиваю  билет.  Сажусь. 
Биология  всегда  была  моим  любимым  предметом.  Там  все  понятно,  все  из  жизни.  Собираюсь  с  мыслями,  начинаю  писать.  Помню  наставление.  Пиши  больше,  пиши  все,  что  знаешь. 
Беспозвоночные.  Заполонила  целую  страницу. 
Кровообращение.  Рисую  малый  и  большой  круг  кровообращения.
Третий  вопрос  не  помню,  но  что - то  написала.
Вызывают.
Мой  листок  дрожит,  вижу  насмешливые  взгляды.  Кто-то  из  комиссии  берет  мои  ответы,  быстро  охватывает  взглядом  и  говорит. 
-  Неверно.  Опять  неверно.  Два.  Следующий. 
Я  не  могу  сдвинуться  с  места.  Опять  провал. 
Если  сейчас  не  пройду,  я  уже  никогда  не  вернусь  сюда. 
-  Чего  вы  ждете.  Идите. 
-  Я  не  согласна.
Слышу  откуда - то  свой  голос.
-  Вы  не  имеете  права  ставить  мне  двойку.  Я  все  написала. 
-  Вы  написали  о  беспозвоночных,  а  в  вопросе  спрашивается  о  позвоночных! 
Прихожу в себя,  радостная,  почти  кричу. 
-  Но  это  же  еще  легче.  Я  все  знаю!  Я  расскажу. 
-  Надо  было  писать,  это  не  устный  экзамен! 
-  Но  вы  не  можете  поставить  мне  двойку,  я  буду  жаловаться! 
Переговоры  с  коллегами,  перешептывание. 
-  Я  поставлю  вам  тройку.  Но  вы  не  пройдете,  у  вас  не  хватает  балла. 
-  Ставьте  тройку! 
Дальше  не  помню,  полная  прострация.
Я  поступила. 
В  комиссии  не  знали,  что  у  меня  плюс  один  балл  за  рабочий  стаж  и  медицинское  училище.
Мой  успех  вызвал  немало  пересудов  у  коллег  и  друзей. 
Я  была  первой  поступившей  в  институт  из  моего  медицинского  училища.  Эта  иногородняя  девочка,  на  которую  ленинградки  смотрели  свысока,  которая  и  на  русском-то  говорила  через  пень-колоду.
 
Первое  сентября  1984  года.
Я  студентка  Первого  медицинского  института  имени  Павлова! 
В  большом  актовом  зале  с  трибуны  зачитываются  фамилии,  распределяя  студентов  по  группам.  В  аудитории  стоит  гул,  слышны  радостные  возгласы  знакомых  и  шум  от  сбивающихся  вместе  новых  групп.  Рассевшись  по  местам  и  перезнакомившись,  уже  никто  не  слушал,  говорящего  внизу  поздравительную  речь  декана. 
-  Ты  питерская?  Нет?
-  Кто  у  тебя  в  институте?  Никого?
-  А  как  ты  сюда  попала?  Сама? 
-  Кто  твой  отец?  Нет  отца?   
-  Ты  иногородняя? 
-  Работаешь?  Какая  скука!
-  Живешь  в  рабочем  общежитии!  Ужас!
-  Тебе  двадцать  три   года?  Совсем  фу.  Что  ты  тут  делаешь?  Уже  на  пенсию  пора.
Чувствую,  что  остаюсь  в  одиночестве.
И  черт  с  вами.  Я  не  дружить  сюда  пришла.  Подумала  я  тогда.
 
Распределившись  по  группам,  и  перезнакомившись,  мы  с  головой  окунулись  в  учёбу.  Не  смотря  на  такие  сложные  вступительные  экзамены,  обстановка  в  институте  была  очень  доброжелательная  и  учиться  было  интересно.  Днём  витала  атмосфера  серьезности  и  ответственности,  а  вечерами  стресс  снимался  капустниками,  нескончаемыми  праздниками  и  веселыми  днями  рождения. 
 
Анатомия  была  самым  интересным  предметом  на  первом  курсе.  Мы  изучали  строение  тела  и  органов  небольшими  группами  в  анатомичке.  Мы  быстро  сдружились,  болтая  и  подтрунивая  друг  над  другом  и  над  заспиртованном  в  формалине  безымянным  телом.

Самым  грозным  предметом  была  гистология. 
Лекции  на  кафедре  гистологии  были  сухие  и  непонятные,  наглядного  материала  почти  не  показывали.  Найти  правильные  клетки  в  микроскопах,  не  зная,  как  они  выглядят,  было  сложно.  Студенты,  пытаясь  настроить  объектив,  часто  давили  предметные  стёкла  с  демонстрационным  материалом.  Боясь  наказаний,  они  не  признавались  в  этом.  В  результате,  следующие  уже  ничего  не  видели  в  микроскопе  и  ничего  не  понимали.  Отсюда  на  этой  кафедре  витал  страх  и  незаинтересованность. 
Наверное,  в  отместку,  преподавателю  гистологии  нравилось  ставить  не  двойки,  а  единицы.  Особенно  он  не  любил  красивых  и  хрупких  девочек,  которые  легко  попав  в  институт,  не  очень-то  ещё  понимали,  что  они  тут  делают.  На  каждом  занятии,  избрав  себе  жертву,  гистолог  терзал  перепуганную  девочку,  все  больше  занижая  ее  самооценку.
Мы  все  трепетали  у  дверей  его  кабинета.  Наши  мозги  впадали  в  ступор  и  уже  не  воспринимали  ничего. 
-  Чур,  не  меня! 
Страх,  и  только  страх.
Многие  вылетели  с  первого  курса  из-за  гистологии. 
 
История  КПСС. 
Мало  ей  мурыжили  в  школе,  так  и  в  институты  обязательным  предметом  ставили.  Многие  лишались  стипендии,  не  запоминая  дат  съездов  и  созывов.
К  ним  относилась  и  я. 

Но  время  в  молодости  летит  быстро.  Первый,  самый  трудный  год,  закончился.  Впереди  второй  курс.


Май 2020.
Хельсинки.











 


Рецензии