Коронка или огонь, вода и медные трубы

 Коронка  или  огонь,  вода  и  медные  трубы


Пятый,  последний  курс. 
Занимаемся,  в  основном,  с  пациентами  на  разных  кафедрах. 
Цены  на  услуги  студентов  дешевые  и  клиентов  много.  Страшновато  немного,  это  тебе  не  муляж  с  зубами.  Сидит  перед  тобой  живой  человек,  верит  в  тебя.  Тогда  у  нас  врачи - стоматологи  еще  стояли  перед  креслом,  а  пациент  сидел  и  смотрел  тебе  прямо  в  глаза. 
 
Ортопедия  или  проще - протезирование. 
Не съемные  протезы,  т.е.  мосты,  коронки. 
Мне  повезло,  мне  достался  мужчина  средних  лет,  немного  полноватый,  с  добродушным  лицом  и  со  сломанным  передним  зубом.
Делаю  осмотр,  план  работы,  подсчитываю  сроки  и  стоимость,  все  это  под  контролем  аспирантов  кафедры.  Мужчина  сияет.  К  слову  сказать,  он  имеет  роскошные  светлые  усы,  отливающие  оранжево - желтым  цветом.  Сразу  видно,  что  это  его  гордость.
Зовут  его  Вася. 
Начинаем  работу. 
Снимаю  ему  слепок  с  зубов.  В  1988  году  слепки  в  институте  снимались  гипсом.  Так  вот,  представьте  себе,  когда  этот  слепок  застывал  на  зубах,  снять  его  можно  было  только  вместе  с  зубами. 
Стоматолог  или  студент  брал  долото,  лоток  и  молоточек.  Пациент,  сидя,  держал  лоток  и  молча,  говорить  он  не  мог,  проклинал  тот  день,  когда  съел  первую  конфетку.
Мне  дали  молоток  и  сказали.
- Дерзай,  и  чтобы  ни  один  кусочек  не  потерялся  и  не  остался  у  пациента  во  рту. 
Я  молча  смотрела  то  на  пациента,  то  на  молоток. 
Я  боялась. 
Вася  начинал  нервничать  и  потеть.  Я  тоже.  Так  как  его  красноречивый,  уже  почти  сердитый  взгляд  меня  не  пробирал,  он  начал  мотать  головой  и  мычать.  Подскочила  аспирантка  и,  выхватив  у  меня  молоточек,  треснула  им  по  гипсу  и  опять  упорхнула.  Глаза  пациента  округлились,  а  изо  рта  выпал  кусок  гипса. 
Это  взбодрило  нас  обоих,  и  я  принялась  аккуратно  выбивать  кусок  за  куском.  Как  сейчас  помню,  гипс  был  почти  горячим. 
Освободившись  из  оков,  пациент  исчез  до  следующего  раза,  а  я  еще  долго  сидела,  подгоняя  и  склеивая  кусочки.  Надо  было  сдавать  работу  аспирантам.  Если  повезет,  то  отлично,  если  нет,  то  опять  махать  молоточком. 
Мне,  то  есть  моему  пациенту  повезло,  первый  этап  работы  сделан.
В  следующий  приход  пациент  выглядел  счастливо  и  довольно. 
Усы  его,  надушенные  и  взбитые  на  пол  лица,  вызывали  у  всех  восхищение.  Он  опустился  в  кресло. 
- Сегодня  обтачиваем  один  зуб  и  снимаем  маленький  слепок  только  с  этого  зуба.  Это  легко  и  быстро. 
 Аспирантка  принимает  мою  обточку  и  выдает  мне  Стенс,  чешский  материал,  гордость  кафедры,  безумно  дорогой  и  дефицитный.  Я  подыскиваю  подходящий  цилиндр  для  зуба.  Нагреваю  Стенс  над  спиртовкой  до  текучего  состояния,  заливаю  в  цилиндрик  и  быстро  вставляю  на  обточенный  зуб.  Стенс  затвердевает  мгновенно,  поэтому  все  надо  делать  быстро.  Через  минуту  слепок  готов.  Вытаскиваю  его. 
- О  боже! 
Что  это? 
Мой  дефицитный  слепок  застыл  вместе  с  усами  пациента  и  сейчас  болтается  под  подбородком  удивленного  Васи. 
Подбегает  аспирантка.  Сгибается  над  Васей,  пытается  вытащить  усы  из  слепка.
Не  тут - то  было. 
Усы  намертво  застыли  внутри  этого  чертового  Стенса!
К  Васе  сбежался  весь  курс  и  даже  те,  кто,  вообще,  ни  к  чему  не  был  причастен.  Предложения,  как  спасти  ус,  поступали  самые  фантастические.  Но  ничего  не  подходило.  Большинство  решило - ус  надо  отрезать. 
По  щекам  Васи  катились  крупные  слезы. 

Переговорив  в  сторонке  с  аспиранткой  и  безумно  страдая  за  Васю,  мы  с  ней  пришли  к  мнению  не  слушать  советчиков,  а  усы  спасти  любой  ценой.
- Будем  пытать  Васю  огнем.  Медные  трубы  он  уже  прошел. Выдержит.
Разогнав  студентов  по  местам,  я  зажгла  спиртовку.  Взяла  нож  с  деревянной  ручкой,  есть  такой  небольшой  нож  для  расплавления  воска  в  протезировании.  Подошла  вплотную  к  Васе,  пригвоздила  его  суровым  взглядом  к  стулу. 
- Крепись!  Другого  выхода  нет! 
Вася  всхлипнул  и  вжался  в  стул.  Я  накалила  нож  до  красноты,  кончиками  ногтей,  осторожно,  приподняла  цилиндр  со  Стенсом  и  медленно,  миллиметр  за  миллиметром,  стала  выплавлять  слепочный  материал  из  цилиндра.
Вася  не  дышал.  Я  тоже.
Не  помню,  как  долго  длилась  эта  процедура.  Усы  мы  спасли,  не  потеряв  ни  одного  волоска  и  миллиметра. 
Вася  сиял  от  счастья. 
Я,  молча,  смотрела  на  него,  пытаясь  лихорадочно  придумать  следующее  объяснение.  В  голову  ничего  не  приходило. 
Вася  пытался  удрать,  я  посадила  его  обратно  на  место  и  молча  протянула  ему  зеркало. 
Любуясь  собой  и  своими  усами,  он  вдруг  тоже  притих. 
- Усы  спасены. 
- Но  они  разного  цвета!
Простонал  Вася.
Стенс  имел  темный  коричневато - красный  цвет. 
- Покрасьте.
Предложила  я. 
Потускневший  и  как - то  осунувшийся,  разноусый  Вася  ушел. 

Работа  двигалась  к  концу. 
Коронка  готова,  цвет  и  форма  были  идеальны.
Вася,  довольный,  но  уже  с  темными  усами,  сияет  от  счастья. 
Готовлю  все  для  цементирования  коронки.  Промою  коронку  и  вперед. 
Болтая  с  сокурсниками,  смеясь  над  всеми  нашими  прежними  казусами,  включаю  на  всю  мощность  воду.  И,  как  в  замедленных  съемках,  вижу,  как  коронка  соскальзывает  с  ладони  и  пропадает  в  раковине! 
Чувствую,  как  потеплело  в  голове  и  что - то  там  зашевелилось.  Голос  пропал,  а  с  ним  и  силы  покинули  меня.               
- Какого  черта  я  поперлась  в  эту  стоматологию! 
К  Васе  подойти  боюсь. 
Иду  прямо  к  преподавателю. 
- Коронка  пропала. 
- Как  пропала?  Она  же  только  что  была. 
- Она  утонула.  Навсегда.  В  раковине. 
Лицо  преподавателя  расплывается  в  улыбке.  Я  недоумеваю.
- Внимание!
Кричит  он.
- Все  подошли  сюда! 
Студенты  сбиваются  вокруг  преподавателя,  тоже  недоумевая,  что  я  опять  натворила.
Я  молчу.
Преподаватель  открывает  нижнюю  дверцу  раковины,  вытягивает  оттуда  огромную  канистру,  заполненную  почти  до  верха  стоматологическими  отходами.
  Опрокидывает  ее  на  пол. 
- Ищите  все  коронку.  Ты  не  первая  и  не  последняя,  кто  сплавляет  работы  в  раковину.  У  нас  система  продумана.  Ищите. 
Все  пытаются  тихо  смыться  от  этой  вонючей  кучи  грязи. 
Кто - то  пинает  кучу  сбоку,  и,  о  счастье,  оттуда  отскакивает  коронка  моего  пациента!  Я  хватаю  ее  и  бегу  намывать  ее  уже  в  тазике.  Кучу  мусора  собирают  ничем  не  занятые  студенты. 
 
У  Васи  прекрасная  улыбка,  он  доволен. 
Надо  подойти  через  день  на  проверку,  а  потом  хоть  женись.
Через  два  дня  в  зал  входит  огромный  букет  роз  и  осторожно  пробирается  к  моему  креслу. 
- Вася?! 
- Это  тебе.
Говорит  он. 
- Мне?  За  что?  Ты  столько  со  мной  натерпелся! 
- Я  красивый.
Смущенно  говорит  Вася
- Денег  ты  не  получишь.  Сладкое  вам  нельзя.  Вот  я  и  купил  тебе  розы.  Спасибо.


Январь 2020
Хельсинки


Рецензии