Распределение

Распределение


Уже  поздно.  Распределение,  наверное,  закончилась.  Надо  бы  встать  и  поехать  в  институт.  Но  так  приятно  лежать  на  этой  мощной  груди  и  вдыхать  в  себя  эту  чужую  уверенную  силу.
Но,  институт,  прежде  всего. 
Неохотно  поднимаемся,  накидываем  одежду  и  оба,  размякшие  от  удовольствия,  идем  к  машине. 
Круто.  У  моего  боксера - бизнесмена  своя  тачка.  На  дворе  весна  1989  года.  Дорога  от  Гражданки  до  Петроградской  стороны  позволяет  мне  еще  понежиться,  прижавшись  к  этому  мощному  самцу.  Стараюсь  ни  о  чем  не  думать.  Что  переживать,  иногородняя,  наверняка  распределили  в  Тмутаракань.
 
Первый  Медицинский  институт  имени  Павлова. 
Возбужденная  толпа  студентов  на  лестнице  у  дверей  в  неизвестность.  Все  уже  обалдевшие,  как  после  бурной  пьянки.  Кто - то  плачет,  кто - то  ругается,  кто - то  не  может  поверить  в  свое  счастье.
Ленинград!  Оставили  в  Ленинграде!
Поднимаюсь   на  крыльцо.  Ко  мне  подскакивает  Лена.
-  Ты  где  была!?  Все  уже  закончилось.  А  это  кто?
-  Мой  друг.
-  Ооо,  классный.  Как  ты  думаешь,  куда  тебя  распределят?  Женьку  распределили  в  Сестрорецк,  хотя  у  нее  тут  однокомнатная  квартира  и  она  отличница.  Феня  с  женой  питерские,  а  отправили  их  под  Новгород.  Оба  коммунисты  и  он  был  старостой  курса  столько  лет!  Что  творится!  А  ты  чего  опоздала?
-  Да  мне  все  равно,  куда  меня  направят.  Я  все  равно  не  поеду.
-  Там  злая  комиссия.  Боря  устроил  там  погром.  Требует  перераспределения!

Вхожу  в  зал,  уже  обалдевшая  от  шума  снаружи,  называю  фамилию. 
Не  слышу,  что  мне  говорят,  вижу  только  листок,  который  надо  подписать.
Подписываю  не  глядя,  и  выхожу  вон. 
Толпа  однокурсников  кидается  ко  мне.
-  Куда?  Как?  Что?
-  Не  знаю,  куда - то  далеко.
-  И  ты  подписала?  Так  легко  и  быстро?  И  не  стала  спорить  и  требовать  Питера?  Куда  теперь  идешь?  Поедем  праздновать?
-  Я  домой.  Надо  выспаться.
Садимся  в  машину  с  моим  красавцем  в  кожанке,  ловя  восторженные  взгляды  моих  молоденьких  сокурсниц  и  отъезжаем.
-  Меня  распределили  черт  знает  куда.  Что  будем  делать?
Сморщенный  редкими  складками  лоб  и  долгое  молчание.
Имея  все  остальное,  мыслительные  способности  особенно  не  нужны. 
Возле  дома  тяжкое  признание,  что  жениться  он  не  может,  так  как  недавно
 у  него  родилась  дочка.  А  мама  ребенка  ленинградка  с  квартирой.  Ради  доченьки  он  женится  на  не  привлекательной  её  матери.

Я  и  не  ждала  другого  ответа.  Только  врать - то  зачем.  Мы  с  ним  иногородние.  И  женится  он  на  квартире  с  пропиской.
Оба  мы  пытаемся  найти  лазейку,  чтобы  остаться  в  этом,  уже  любимом  нами  городе.


Апрель 2020.
Хельсинки.









 


Рецензии