Не все у нас плохо в незалежной Украине!

  Второй  час я лежал на балконе наблюдая с высоты седьмого этажа за тремя мужчинами  расположившимися на скамейке у нашего подъезда. Лежать на холодном цементе было неудобно, но возрастающее количество пустых бутылок под скамейкой у мужчин завораживало.
    Я лежал и прикидывал в уме сумму, которую получу за эту стеклотару.
    Правда, две ситуации могли помешать мне.
    Первая — пьющие вспомнят о своих семьях и заберут пустые бутылки с собой.
    Вторая — пьющих заметит мой сосед.
    Я приподнялся и глянул на соседний балкон. Соседа там не было. Хотя если он и появиться — это еще не беда. Беда будет, если пьющие мужчины запоют. Сосед плохо видел,
но хорошо слышал. На любое мужское пение доносившееся с земли он реагировал мгновенно — хватал пустую противогазную сумку и устремлялся вниз. Там он подсаживался к поющим и сидел пока хор не распадался и певцы не расходились. После чего сосед собирал пустые бутылки и уже лифтом поднимался к себе на  седьмой этаж.
    Нервы мои были напряжены до предела. Близость конкурента изматывала.
    Я осторожно переполз через порог в комнату и прилег на расстеленные на полу газеты. Комната была пуста. Все, что можно было продать — я давно продал. На полу стояли только склеенный изоляционной лентой в нескольких местах телефон и телевизор «Электрон» первого выпуска. Он давно уже ничего не показывал, транслируя лишь звук одного из местных телеканалов.
    Я снова подполз к перилам балкона и глянул вниз. Меня начинали тревожить голоса мужчин, которые становились громче. Пришлось включить телевизор и заглушить их. Скоро сквозь шипение и треск из-за темного экрана пробился голос мужчины:
    -...Лишь несколько цифр. За отчетный период только в нашей области разорились 158 предпринимателей и 98 фермеров, обанкротились 56 предприятий и 7 банков, число безработных увеличилось втрое...»
    Эта статистика делала стеклотару под скамейкой у нашего подъезда еще более желанной.
    Я пополз к балконной двери, чтобы убедиться в ее целости.
    -«...За этот же период производительность нашего предприятия увеличилась на 15 процентов, опережая прошлогодний прирост более чем на 5 процентов...»
    От этой информации я, как охотничья собака в стойке, замер. Подобной прыти от современного предприятия я никак не ожидал.
    -«...Такой значительный прирост был бы невозможен, если бы не благоприятные перемены происшедшие за последние годы в нашей стране...»
    Я в растерянности сел на пол. О чем это он?
    На соседнем балконе послышался кашель. Я выглянул. Сосед, свесившись через перила, пристально всматривался вниз. Я резко добавил громкость в телевизоре. От неожиданности сосед уронил изо рта сигарету. Достав ее из цветочного ящика и докурив, ушел.
    -«...Вспомните время, - слышалось из телевизора, - время, когда наши производственные мощности были загружены всего на 45 процентов. И лишь обретение нашей страной демократии спасло наш коллектив от полного краха. Уже через год сокращение нашего производства было приостановлено, а через два — мы стали расширяться...»
    Я начал в уме перебирать предприятия города и области, которые за последние годы могли расширить свое производство.
    Металлургические? Вряд ли. Подтверждение тому воздух над городом, который с каждым годом становился все чище... Строительные? Коробки недостроенных зданий как стояли несколько лет тому назад, так и стоят. И новое ничего не строится. Может это энергетики? Тогда почему дорожает электроэнергия? Или это машиностроение? Так их, вроде бы, вообще закрыли.
    -«...Существенную помощь нам оказали зарубежные инвесторы. Сегодня приятно отметить, что полностью подтвердился их прогноз о ежегодном увеличении нашей прибыли от 5 до 10 процентов. По признанию их экспертов ни в одной другой стране мира аналогичная отрасль не дает такого прироста капитала, как в нашей...»
    Я осторожно вышел на балкон и глянул вниз. На скамейке события шли своим чередом: двое мужчин целовались, третий бил себя в грудь, плакал и клялся убить свою жену-стерву.
    Я снова присел на пороге.
    -«...Только за последние два года мы купили на аукционах два 100-квартирных дома с котельней, - будоражил мое воображение голос из телевизора, - четыре детских садика, две школы, один лицей. Сейчас ведутся переговоры о приобретении технического университета и его перепрофилировании на выпуск специалистов нашей профориентации...»
    Дальше докладчик привел суммы  истраченные на приобретение санаторно-курортных и туристических путевок для работников предприятия, на отдых детей в пансионатах и лагерях на берегу моря, на приобретение ценных подарков ветеранам труда, на проведение вечеров отдыха и новогодних утренников, на развитие спорта и самодеятельности.
    Я слушал и давно забытая дрема обволакивала меня будто снова сижу на партийном или профсоюзном собрании. Но до сна, как прежде, дело не дошло. На тех собраниях я всегда сидел сытым, а сейчас очень сосало под ложечкой.
    -«...Разрешите в заключение, - с подъемом произнес докладчик минут через десять, - от своего и вашего имени выразить глубокую  благодарность руководству страны за постоянную заботу о нашем народе, без которой были бы невозможны наши успехи...»
    Его последние слова заглушили сытые аплодисменты.
    -«...Пользуясь случаем, - переждав их  продолжал оратор, - что ведется прямая трансляция нашего собрания, хочу обратиться к телезрителям. Дорогие наши земляки, помните — мы работаем для вас! Звоните нам сегодня. Завтра может быть уже поздно!..»
    Он назвал номер телефона. Я запомнил. Что для меня эти несколько цифр, если во время написания докторской диссертации мне приходилось запоминать целые страницы формул.
    Я подтянул к себе телефонный аппарат. Ежегодное увеличение производства этого предприятия на 5-10 процентов делало реальной мою мечту устроиться на работу.
    Номер все время был занят. Видно звонили все безработные города.
    Минут через двадцать удалось пробиться. Наконец-то!
    - Ритуальное предприятие «Светлый путь» скорбит вместе с вами и предлагает комплекс услуг, за которые вам не придется краснеть перед усопшим, - печально произнес женский голос в трубке на фоне мужского пения.
    Потрясенный скорбью женского голоса я осторожно опустил трубку на аппарат.
    Мужское пение стало громче.
    Я выскочил на балкон и глянул вниз.
    Трое мужчин, обнявшись пели песню. А перед скамейкой на коленях стоял сосед и укладывал в противогазную сумку пустые бутылки.




Рецензии
Это произведение надо отдать юмористам, чтобы читали со сцены. Аплодисменты бы не смолкали )
Отличный юмор, отличное владение словом и сам Аркадий тоже, видать, отличный человек)
Жму краба
НИК

Николай Иванович Кирсанов   09.06.2021 21:45     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.