Почему стоматология

Почему  стоматология


В  конце  июня  1980  года  я  получила  диплом  фельдшера - лаборанта.
Меня  распределили  на  работу  в  лабораторию  туберкулезного  диспансера,
 которая  располагалась  возле  Нарвских  ворот  в  городе  Ленинграде.
После  училища  полагался  месяц  каникул,  а  потом  три  года  обязаловки.
Я  купила  билет  домой  и  стала  искать  подарки   для  мамы  с  сестрой,  в
 основном,  сладости.
В  день  отправления  собрала  чемодан  и  поехала  на  Московский  вокзал.  Меня  провожал  дядя.  Придя  на  перрон,  и  не  увидев  своего  поезда,  мы  пошли  выяснять,  в  чем  дело. 
Оказывается,  мой  поезд  отбыл  два  часа  назад.
Билеты  в  летний  сезон  купить  или  разменять  было  невозможно. 
Так  я  осталась  в  раскаленном  городе  на  все  лето. 
 
Мне  пришлось  проситься  на  постой  к  тете  Гале,  так  как  рабочее  общежитие  полагалось  только  с  августа.
Она  была  разведена  и  жила  одна  в  двухкомнатной  служебной  квартире.
Чтобы  не  лишиться  рабочей  жилплощади,  раз  в  месяц  тетя  принимала  своего   начальника.  Начальник  был  женатый,  симпатичный  мужик.  Тётя,  как  женщина,  его  почти  не  интересовала.  Он  напивался  у  нее  до  беспамятства  и  не  просыхал  все  выходные.  Надежно,  комфортно,  никто  не  выдаст.
Тетю  это  тоже  устраивало. 

Опоздав  на  поезд,  я  квартировала  у  тети,  когда  ее  навестил  начальник  с  бутылкой  водки  и  бывшим  одноклассником. 
Мы  всю  ночь  просидели  за  накрытым  столом,  пока  тетя  с  начальником  не  ушли  в  соседнюю  комнату  спать. 
Я  не  знала,  что  делать  и  о  чем  говорить  с  этим,  уже  начинающим  лысеть,  стоматологом  из  Карелии.  По  простоте  душевной  предложила  ему  идти  домой.  На  улице  светало,  и,  вообще,  белые  ночи  на  дворе. 
Он  ушел. 
Спать  возле  грязного  стола  не  хотелось.
Я  наводила  порядок,  когда  раздался  звонок.  За  дверью  стоял  растерянный  стоматолог. 
- Я  не  знаю  куда  идти.  Я  не  местный.  Можно  мне  подождать  здесь,  пока  мой  друг  проснется? 
- Ну  что  ж,  ждите.
Впускаю.
Он  опять,  то  ли  из  вежливости,  то  ли  от  скуки,  начинает  свои  разговоры,  такие  неинтересные  для  моего возраста.   
Утром  они  с  другом  ушли.   

Встретились  мы  с  ним  через  два  года,  опять  же  у  моей  тети  Гали.
Он  думал  обо  мне  и  специально  подстроил  это  свидание. 
Мы  гуляли  по  Ленинграду,  когда  Лева  предложил  поехать  с  ним  следующим  летом  в  Ялту.  Предупредил,  что  будут  его  коллеги  с  женами  и  мужьями. 
Если   мне   не   понравится,  я  смогу  уехать  в  любой  момент.  Подумав,  я  согласилась.
 
Месяц  в  Ялте  пролетел  незаметно.
Веселые  и  богатые  стоматологи  из  Заполярья  умели  наслаждаться  жизнью.  Было  такое  чувство,  что  мы  знакомы  всю  жизнь.  С  утра  мы  занимали  лежаки,  и  весь  день  жарились  на  солнце.  Пили  холодное  пиво,  играли  в  карты  и травили  анекдоты,  в  основном,  медицинские.
Вечерами  кутили  по  ресторанам,  а  по  ночам  купались  в  Черном  море  голышом. 
Северяне  целый  месяц  рассказывали  истории  из  стоматологии,  призывая  меня  пополнить  их  ряды.  Я  отнекивалась,  как  могла.
Когда  пришло  время  уезжать,  северяне  были  чернее  ночи. 
На  двухметрового  здоровяка  Родю  местные  бабки  не  могли  смотреть  без  страха.  Он  раскатисто  хохотал,  когда  они  крестились,  плюясь  через  плечо.
Мы  подружились  и  меня  пригласили  зимой  в  Кировск,  покататься  на  горных  лыжах.  Обещали  научить  всему,  что  умеют  сами. 
 
Вернувшись  в  Ленинград  в  свое  медицинское  общежитие,  я  встретила  красавицу  Олю  из  Таганрога.  Увидев  меня  в  коридоре,  она  бросилась  ко  мне,  схватила  за  руки  и  стала  умолять.
- Наташа,  я  так  боюсь  экзаменов!  Я  опять  провалюсь.  Пойдем  со  мной  на  экзамен.  Поддержи  меня! 
- Олечка,  дорогая.  Я  ничего  не  знаю  и  не  умею! 
- Какая  разница!  Тебе  и  не  надо.  Только  посиди  со  мной  там. 
- Послушай,  меня  туда  не  пустят  без  документов. 
- Так  собери  их.  Прием  идет  еще  два  дня. 
Признаюсь  честно,  не  помню,  как  мне  удалось  за  два  дня  собрать  все  документы  и  умудрится  попасть  на  вступительные  экзамены  в  Первый  Медицинский  институт.

Первым  было  сочинение.
Кстати  сказать,  я  закончила  коми - национальную  школу,  поэтому  у  меня  была  привилегия  писать  диктант.  Написала  легко  и  просто.
На  втором  экзамене  с  трудом  поставили  тройку.
А  на  третьем  я  смотрела  на  вопросы  и  даже  не  понимала,  с  какой  они  планеты.
Оля  завалила  на  первом  экзамене.

Реакция  на  мою  попытку  попасть  в  институт  с  пылу,  с  жару  была  неоднозначной. 
На  работе  все  злорадствовали.  Мол,  и  умные  люди  годами  поступают,  а  ты  со  свиным  рылом,  да  в  Калашный  ряд. 
Девчонки  в  общаге  восхищались  моей  смелостью.  Для  них  это  был  геройский  поступок. 
Тетушка  с  дядями  гордились  моей  решительностью. 
Мама  никак  не  среагировала.  Работа  у  меня  была  не  бей  лежачего,  с  очень  хорошей  зарплатой.  Люди,  попав  туда,  уже  не  уходили.
Лева  ликовал.  Он  сразу  предложил  мне  заниматься  с  репетиторами.  Обещал  частично  их  оплачивать. 
Я  была  уверена,  что  на  следующий  год  поступлю. 

Моим  первым  репетитором  была  Лидия  Павловна,  семидесятилетняя  профессор  технологического  института.  Пообщавшись  со  мной  полчаса,  она  согласилась  взять  меня.  И  только  через  несколько  лет  я  узнала,  что  пригласив  после  нашего  собеседования  Леву,  она  спросила. 
- Где  ты  ее  откопал?  Она  понятия  не  имеет  о  физике.  Но  я  ее  возьму.
 Она  хорошо соображает  и  быстро  все  схватывает.  Мне  интересно,  что  из  этого  выйдет.   

Лидия  Павловна  была  талантливым  преподавателем  и  очень  любопытной   женщиной. 
Мне  нравилось  ходить  к  ней.  Она  усаживала  меня  за  стол,  наливала  чай  и  расспрашивала  о  моих  делах.  Особенно  она  любила  слушать  о  мальчиках.  Моя  жизнь  кипела  и  клокотала.  Я  рассказывала  о  своих  любовных  похождениях  без  утайки.  Лидия  Павловна  уже  плохо  двигалась,  поэтому  ее  интересовало  все,  что  там,  снаружи.  Потом  она  спохватывалась,  что  мы  болтаем  уже  полчаса,  и  размякшую  меня,  подводила  к  очередному  физическому явлению,  которое  как - то  само  складывалось  в  уравнение. 
Физика  с  ней  становилась  безумно  интересной  и  понятной.
На  вступительных  я  получила  пять  баллов.
Она  была  счастлива  за  меня,  и  за  то,  что  рискнула  взять  меня  к  себе  в  ученики.
Еще  месяц  я  занималась  химией  и  биологией.  Но  об  этом  рассказывать  нечего,  это  было  сухо,  четко  и  без  лишних  разговоров.

Весной   того  года  я  поехала  в  Кировск. 
Друзья   поставили  меня  на  горные  лыжи.  Слалом  вскружил  мне  голову.   
Видя  мой  восторг  и  успехи,  доктора  сделали  мне  больничный  лист  на  две   недели. 
Вернувшись  в  бледный  чахоточный  Ленинград,  я  благоухала  здоровьем  и  весенним  загаром  на  лице.  Мои  пожилые  коллеги - тетушки,  поняли,  что  справка  липовая  и  ополчились  на  меня.  Когда  пришла  пора  сдавать  документы  в  институт  на  вступительные  экзамены,  моя  заведующая  заявила,  что  не  подпишет  справку  с  работы.  То  есть,  мои  документы  не  примут  и  я  не  смогу  поступать.
Но  разве  меня  этим  напугаешь? 
Я  подделала  ее  подпись  и  сдала  документы  в  Первый  медицинский.
Было  страшновато.  Как  объяснить  необходимость  идти  на  экзамен. 
Я  взяла  отпуск.
В  последний  день  сдачи  документов  в  институт,  уже  под  вечер,  ко  мне  подошла  моя  заведующая,  протянула  мне  подписанную  справку. 
- Беги.  Может,  еще  успеешь  сдать  документы.

И  я  помчалась.  Но  не  в  институт. 
Мои  документы  уже  давно  лежали  там.
Так,  со  второй  попытки,  я,  обычная  девчонка,  без  блата  и  особых  талантов,  поступила  в  мединститут  на  стоматологическое  отделение.
 

Март 2020
Хельсинки



--------------


Рецензии