Часть 3. Глава1. Жилка

Ровно в 12 Капитан ****ов вышел из трансформаторной будки и мрачно оглядел собравшихся. Почти у всех были вырваны ноздри, отрезаны уши и языки, а многие были заклеймлены.

Капитан выпил протянутый ему стакан водки и обратился к присутствующим:

Братья и сестры! Нас в очередной раз наебали, но я должен вам рассказать, как это случилось на самом деле. Смахнув скупую слезу, он начал свой рассказ.

Братья кулаки-кровососы, Самойло и Наум Гирькины, поняли, когда вся деревня дошла до лютого голода, что им все-таки не хватает настоящей предпринимательской жилки. Той, о которой так красочно говорил Столыпин. Они купили фраки и билеты в театр. Столыпин присутствовал на спектакле «Сказка о царе Салтане» в городском театре Киева. На тот момент у шефа охранного отделения Киева была информация о том, что в город прибыла террористка Эмилия Кальсонеску с целью совершить нападение на высокопоставленного чиновника, а возможно и на самого царя.

Данная информация была получена от Дмитрия Богрова. Во время второго антракта спектакля «Сказка о царе Салтане», Столыпин разговаривал у барьера оркестровой ямы с министром двора бароном В. Б. Фредериксом и земельным магнатом графом И. Потоцким. Когда министр и магнат отошли поссать, братья Гирькины высосали из Столыпина всю кровь и спиной насадили на торчащую из ямы арфу. Неожиданно к уже мертвому Петру Столыпину приблизился Богров и выстрелил из браунинга дважды: первая пуля попала в руку, вторая в живот, задев печень. После ранения мертвый Столыпин перекрестил царя, тяжело опустился в кресло и ясно и отчётливо, голосом, слышным находившимся недалеко от него, произнёс: «Счастлив умереть за кулаков».

Братья выбежали из театра и бросились в лес. Тем они переоделись в лапти, рваные рубахи, портки и пошли в сторону дома. Но по дороге встретили вещего слепого певца Бояна и попросили его за буханку хлеба спеть им что будет с Родиной и с ними. После пения братья выпили всю кровь из Бояна, раздели его , бросили в канаву, накрыв ветками, а сами продали его обноски и бандуру на ярмарке.

Переоделись снова в смокинги, на вырученные деньги купили билеты в Швейцарию и через неделю уже вступили в партию большевиков, пообещав Ленину сделать посильный взнос в революционное дело когда придет срок. Так, с 1912 по 1917 они катались с Ильичем на коньках, где он учил их точно отличать проституток Троцкого и Каутского друг от друга, а также тройному тулупу и дерзкому акселю. Это очень помогло братьям, когда они позже попали в плен к Колчаку.

На вопрос Колчака, не являются ли они красной сволочью, они клялись до судорог, что отстали от ледового театра ега императорского величества и до утра, под выстрелы колчаковских солдат, в качестве доказательств перешли на шестерные тулупы и восьмерной аксель, хотя и четверной никто не смог выполнить до сих пор. Пораженный Колчак тем, что кроме борьбы за власть, некоторые идиоты заняты вот такой ***ней, высек братьев на конюшне и отпустил восвояси.

Все изменилось, когда в 1917 году Николай второй вдруг с ужасом обнаружил, что перестрелял всех ворон и кошек в России и больше ему заняться нечем, то подписал манифест об отречении от престола. Ночью его посетил Господь, надавал пощечин как наместнику Бога на земле и официально покинул Россию.

Ленин с братьями Гирькиными срочно выехали на Родину. Ленин учил братьев, что все пригодится в жизни, поэтому до Германии они, взявшись за руки в вагоне, отрабатывали поддержку в фигурном катании. Наум поднимал Ильича над головой на вытянутых руках и перекидывал Самойло, а тот ловил и на таких же вытянутых руках крутил по вагону, присев на одну ногу и вытянув другую пистолетом.

Когда они все это продемонстрировали Теоба;льду Теодо;ру Фри;дриху А;льфреду фон Бе;тман-Го;львегу, тот сказал, что теперь он видит, что все в России готово к революции, протянул Ленину кошелек с 30 немецкими марками, что по его мнению должно хватить, и вышел из кабинета.

Ленин радостно потер руки, неожиданно сделал десятерной аксель и сказал, что на дураках возят воду.

Когда Ленин взял власть в свои руки, то через некоторое время братья напросились к нему в гости с супом из зайцев. Когда Ильич доел свою порцию супа, а Крупская вышла в уборную, Самойло укусил Ленина и выпил из него литр крови. Ильич упал на кровать без сознания, а Наум надрезал свое запястье и влил в его рот своей крови и крови Столыпина. На следующее утро Ильич в одних кальсонах влетел в президиум партии и объявил о НЭПе.

Не забыли братья и об остальных партийцах- они звали на свои вечеринки крупных военначальников, партийную элиту и крупных руководителей, кусали их и вливали в них кровь, вызывающую страсть к предпринимательству и буржуазным реформам.

Когда аппарат стал разлагаться, это заметил единственный верующий, Иосиф Сталин, и начал бескомпромиссную борьбу с контрреволюционными вампирами.

Первым пал Ильич- Сталин лично вошел к нему поздно ночью и приложил к груди спящего огромный серебряный крест. Ленин начал корчиться, голова его вертелась на 360 градусов, извергая проклятия на арамейском. Узнав о себе то, о чем он не догадывался, Иосиф вбил в грудь Ильича осиновый кол, положил ему на глаза две немецкие монеты и покинул помещение.

С этого момента Сталин лично возглавил борьбу с вампирами. Страстный и преданный христианин, он стал устраивать попойки, на которых неожиданно доставал серебряный крест и прижимал его к грудям заговорщиков. Те корчились, шипели проклятиями, изрыгали огонь и серу, но их под руки выводили военные, преданные кресту и революции, и везли на Бутовский полигон, где вбивали осиновые колья. Именно этим и объяснялась повышенная секретность.

Спаслись из заговорщиков только братья Гирькины, вовремя с****ившие фартуки из рентгеновских кабинетов и намотавших их под одежду. Сталин все равно не стал им доверять, но за отсутствием признаков вампиризма отправил послами- Наума в Норвегию, а Самойло в Африку. Но Сталин не проследил, как разбежались дети кровососов.

Наум отморозил там простату и до конца жизни ссался в трусы, а Самойло умудрился разыскать копи царя Соломона, соблазнить 500-летнюю Гагулу и забрать в качестве приданого все алмазы царя. Вернулся он домой в 1953 году, когда умер вождь, привезя с собой Гагулу, алмазы, и в двух чемоданах четверых евреев с фирмы де Бирс, которые отныне шлифовали алмазы у него в подвале на даче в Переделкино и создавали из них шедевры в виде колец, ожерелий и диодем. Он складывал товар в огромные сундуки, но не реализовывал, а ждал подходящего момента, о котором ему напел наивный Боян.

Вскоре вернулся обоссанный Наум, поселился рядом, изредка питаясь кровью детских писателей, мелких журналистов и слабых поэтов.

Наступили 90-е, Самойло продал свои сокровища, вернулся в элиту и стал сенатором и олигархом, а Наум выпил кровь из не очень молодого журналиста и подавился насмерть стентами.

Но и журналист оказался не прост- он сам выпил кровь мертвого Наума, сразу почернел и осунулся, став похожим на вяленую дракулу. С этого момента он бросил свои десятиминутные эфиры, в которых страстно защищал сирых и убогих, и начал вести не менее страстные либеральные передачи из подвала, заваленного черепами, костями, мумиями и банками с заспиртованными младенцами, а чтобы никто не сомневался, что теперь перед ними большой ученый, на стол выложил астролябию, подзорную трубу и челюсть австралопитека.

Самойло, потрясенный смертью брата, еще долго отрабатывал с Гогулой аксели и тулупы у себя на катке, а потом, остыв, сосредоточился на сыне от Гагулы, дав ему немысленное для 90-х образование. Но больше всего он хотел, чтобы сын его стал настоящим мужиком. Он всегда ставил ему в пример артистов эстрады.

- Помотри, Аркадий, на всех этих королей! Их долбят с утра до вечера, а они всегда в перьях и улыбаются! Что бы ни случилось, а они всегда позитив изображают.

В 2020 году, когда вампиры и оборотни легализовались и их перестали называть олигархами, Самойло нанял для него всех передовых людей с предпринимательской жилкой, полученной с кровью Столыпина -наперсточников, черных риелторов, шулеров, карманников, спекулянтов.

Но его сын Аркадий оказался плохим учеником. Когда он играл в наперстки на вокзале, то все убогие быстро отгадывали , где находился шарик. Как карманник, он сумел вытащить из брюк пенсионера только железную коробку с отделениями для мелочи и был пойман за руку, что обошлось папаше в немалую сумму. Решив стать черным риэлтором, он ворвался на квартиру на Тверской, и угрожая мужику в трусах паяльником, заставил его подписать все документы и молниеносно вывез в деревенский дом в калужской области, а сам занял его квартиру.

Оказалось, что мужик был наемным полотером без места жительства, который очень обрадовался дому в деревне, а на утро в квартиру заявился генерал генштаба с охраной из отпуска и Самойло пришлось откупать дурака сына за невменяемую сумму.

Тогда Самойло выкупил у порнодельцов,  Сиповкина, Королькова и Оладушкина ,  их бизнес и открыл в Москве первые публичные дома под логотипом " Рот фронт" и поставил Аркадия директором.

И тогда случилось страшное- на одной из оргий Аркадий укусил коммуниста Севрюгина и ради забавы влил ему в рот кровь из своего запястья. Севрюгин долго болел, но с помощью православного священника, который влил ему в рот расплавленное серебро и елей с примесью ушной серы Сталина, преодолел лютую хворь, но не потерял приобретенную при укусе предпринимательскую жилку .

 Поэтому Самойло, от греха подальше, как было принято у кровососов в подобных случаях, отправил сына долбиться в очко в Кембридж, а сам стал готовиться к худшему.

А тут неожиданно пропала Гагула. Сколько ни искал Самойло жену, найти так и не смог. Пришлось идти на поклон к лучшему частному детективу Силантьичу. Открыла дверь полная секретарша с торчащими из под юбки голубыми ватными трусами и провела олигарха на кухню в двушку в пятиэтажке. Силантьич в семейных трусах встал с табуретки и налил гостю водяры в банку на четыре пальца.

- Жена ****ует?- спросил опытный следак.

Не смея отказаться, Самойло выпил водку из банки и горько разрыдался, то ли от горя, то ли от отвращения.

-Не ссы, проследим и зафиксируем. Только дай фотографии любимой.- уверенно сказал Силантьич.

Самойло залез в кожаный портфель и протянул детективу фотографию Гагулы. Как толоько он посмотрел на объект поисков, у него от увиденного отнялась левая нога. На правой он проскакал до буфета, выпил водки на восемь пальцев, налил на шестнадцать гостю и достал фотоаппарат ФЭД, которым еще его отец фотографировал пленных немцев на Крымскому мосту.

Самойло попытался отказаться, но понял, что это является частью договора. Он выпил литровую банку водки и, поддерживаемый скачущим на правой ноге Силантьичем, кое как добрался до автомобиля с шофером.

Наутро секретарша доставила Самойло в его дом на Рублевке фотографии, где его жена грязно изменяла с наглым и немолодым журналистом на груде костей  и черепов. Рядом валялись упавшие со стола астролябия, подзорная труба и челюсть австралопитека. Сам Силантьич приехать не смог, потому что после проявки фотографий его парализовало окончательно. Самойло почернел, заплатил то, что причиталось и с горя пошел в подвал, где улегся в гроб и стал страдать.

Но утром заявилась Гагула с астролябией в руках и долго просила прощения, объясняя свою слабость тем, что никогда не видела человека, говорящего со старым мерином на латыни. Самойло простил любимую, но сказал, что убьет ее любовника, на что Гагула сказала, что в этом надобности нет, ибо говорящий с мерином ночью умер от запора.

Коммунист Севрюгин родился в 1937 году. Его отец был фельдъегерем и однажды привез важные документы Сталину. Тот сидел за столом, заваленном картами и донесениями о кознях оборотней в погонах. Он поднял тяжелый взгляд на вошедшего и тихо спросил:

-И ты, Севрюгин? Ты тоже с оборотнями и кровососами?

Понимая, что надо немедленно доказать преданность идеалам партии, Севрюгин-старший хрипло прокричал:

-Да я для партии, ...да для народа...да я на все готов...

И не зная как доказать свою преданность, вдруг сорвал с плеча автомат ППШ, развернул его дулом к своей голове и открыл огонь. Со стороны казалось, будто подвыпивший военный душится одеколоном "Тройной" из огромного пульверизатора нетрадиционной формы. Выпустив себе в голову 71 пулю, Севрюгин бросил автомат и робко уставился на Сталина оставшимся глазом. В этот момент открылась форточка, в комнату влетел свежий ветер и пролетел через все дырки в голове Севрюгина-старшего , как через панфлейту, и в комнате заиграл гимн советского союза. Да как заиграл! Казалось, что сама святая Русь играла гимн народного счастья на голове Севрюгина.

Когда Сталин отрыдался, то приказал немедленно привести крепкую коммунистку не старше 65 лет, потому что семя такого героя не должно пропасть, а время идет на минуты. Таковая нашлась в лице шестидесятилетней Прасковьи Монсиньи, уборщицы со второго этажа. Сталин все ей объяснил  и попросил всех удалиться и не мешать молодым.

Севрюгин-старший прожил еще девять дней, а когда умер, был забальзамирован и посажен в углу кабинета Сталина с вентилятором на спине. Когда вождю становилось грустно, он нажимал кнопку на вентиляторе и тогда в комнате играл божественный гимн. Когда кровососы достали таки вождя в 1953 году, мощи Севрюгина-старшего с вентилятором на спине отнесли на склад.

Прасковья Монсиньи вскоре родила здорового мальчика и до 53 года вождь лично приглядывал за ним, попросив ее назвать мальчика Карлом, в честь Карла Маркса. Севрюгин-младший построил блестящую партийную карьеру и не затерялся во время грандиозной по своему предательству Перестройки, плавно влившись в команду Зюганова, где невероятно обогатился, не забыв о Сталине и о том, что месть это такое блюдо, которое  должно подаваться холодным.

О Прасковье Монсиньи вождь тоже не забыл- ее отправили учиться в Физтех, который она окончила с отличием. После этого ее зачислили в первый отряд космонавтов, где она трагически развалилась на куски в свои 75 лет в центрифуге. Отдавая дань ее заслугам перед Отечеством, Прасковью Монсиньи собрали по кускам, сложили в капсулу и отправили в полет с Белкой и Стрелкой. Во время долгого полета, оголодавшие Белка и Стрелка вскрыли капсулу, сожрали Прасковью Монсиньи и смогли дотянуть до земли. Ученые назвали невидимую звезду за темной стороной Луны именем Прасковьи Монсиньи.

Карл Севрюгин начал готовиться к борьбе заранее . Первым делом он через подставные фирмы скупил всю осину, что росла на просторах Родины и все серебряные рудники. Как то ночью он подъехал к кремлевской стене и люди из администрации президента за очень большие деньги при свете ручных фонарей долго выкапывали Сталина из могилы, а потом погрузили его в белом саване в джип Карла. Совсем небольшие деньги понадобились, чтобы выкупить отца с вентилятором на спине. Его вывезли на инвалидном кресле и забросили на пассажирское сиденье. Так он и вез их до самой Сибири, иногда выплачивая огромные взятки, которые совокупно превышали стоимость самой покупки, гаишникам на дороге. Наличие трупов в джипе было самым лакомым куском для работников уличного движения. И они все всегда говорили одно и то же, пряча деньги в фуражку:

-Ты там это, того, аккуратнее...

В самой глуши сибирского леса Карл Севрюгин вырубил поляну и построил огромный храм. Все стены увешал иконами вождя, а самого положил под стекло на месте алтаря. Перед этим сам его омыл губкой и этой водой протер папашу. И тут произошло чудо- папаша открыл глаза, сел, окна церкви распахнулись, залетел шальной ветер и в храме заиграл гимн Советского союза.

С тех пор Карл приделал отцу небольшой бензиновый мотор вместо электрического и тот во время проповедей дергал шнур, вентилятор работал, наполняя голову Севрюгина старшего ветром и гимн разносился по всему храму.От мощного мотора папаша взлетал и кружил под куполом церкви. Карл не поленился и нанял лучшего панфлейтиста в России.

Евсей Маркович Рубинчик совсем не разделял революционные взгляды Карла, но поскольку, как и все жители страны, оказался в стесненном материальном положении, играя в ТЮЗе только при появлении в спектакле "Снегурочка" Мизгиря, то от таких денег отказаться просто не мог. Карл, для расширения репертуара, привязывал Евсея Марковича к Севрюгину-старшему лицом к лицу и когда тот взлетал и ветер от вентилятора наполнял струями воздуха его дырявую голову, Евсей Маркович , перебирая пальцами, затыкал ведомые только ему дырки и по храму гремели "Мы смертию пали", "Вставай страна огромная" и другие подобные произведения.

Одновременно со всей России к храму потянулись тягачи, загруженные осиной. Все обездоленные люди России устремились под крыло Карла Севрюгина.

В перспективе Все шло к генеральному сражению . Иногда случались курьезные вещи. Так, не старый еще мужчина, 90-летний Севрюгин-старший, смертельно влюбился в Бенедиктину Роговицыну , продавщицу из домика, что стоял рядом с церковью. Там она продавала портреты вождя, партийную литературу, цитатники и лампочки Ильича, которыми пользовались, вкручивая  их в специальные патроны под иконами вождей Революции, отчего они весело загорались.

Когда Бенедиктина возвращалась с работы, над ней закружили Севрюгин с Евсеем.

Как смог Севрюгин его уговорить-неизвестно, но когда тот сыграл на его лбу "I will always love you", одинокая женщина пала. Севрюгин-старший подхватил ее на руки и троица поднялась высоко в небо, нещадно чадя черным дымом. Слышны были не только страстные стоны, но и крики Евсея, что "****ь, мы все погибнем, нахуй я на это подписался". Но часа через два, когда бензин закончился, троица рухнула у забора, что окружал небольшую фабрику, где производили лампочки Ильича.

Узнав об этом, Карл перевел Бенедиктину в столовую на другом объекте, а культовую продукцию теперь продавал старый коммунист Исаак Гутоперчер. Трясущемуся Евсею пришлось доплатить за огненный полет, но сумма была настолько хороша, что он быстро успокоился, завел вентилятор на Севрюгине и исполнил на его лбу 1-й концрт Чайковского.

Самойло Гирькин понимал, что в сложившихся обстоятельствах нужно заключать договор с оборотнями. Да, те, работая в органах и судах, плотно общались с кровососами, но не факт, что они пойдут вместе с ними против христиан до самого конца и будут отдавать свои жизни, тем более, что в большинстве своем оборотни были православными. И первый звоночек прозвучал, когда оборотни и пальцем не пошевелили, чтобы остановить скупку коммунистом Севрюгиным всех запасов осины, серебряных рудников и серебряных ложек в ломбардах.

Адъютант вошел в кабинет к генералу Буханкину и четко доложил:

- Вампиры, в лице наших олигархов, готовы к битве против православных коммунистов. Кровососы прислали состав денег и просят нас, оборотней в погонах, выступить на их стороне. С другой стороны, Севрюгин прислал два состава и просит о том же.

Буханкин заулыбался, закинул себе в ноздри вьетнамской звездочки и сказал:

- Сообщи об этом Самойло и будем ждать.

Самойло немедленно прислал еще десять вагонов.

-Сообщи об этом Карлу.- сказал Буханкин и взял баян. По кабинету разлилась шальная песня.

Широка страна моя родная,

Много в ней несчастия и бед,

Я вообще такой страны не знаю,

Где так вольно дышит дармоед.

Когда все железнодорожные станции оказались забиты вагонами с деньгами, Буханкин задумался и приказал адъютанту:

-Скажи Самойло , что мы на его стороне, но команду к наступлению мы не дадим. Пусть перебьют друг друга. Но Севрюгина-старшего не трогать и привезти сюда.

Наутро армия вампиров вылетела к месту дислокации армии Севрюгина, где была встречена тучей осиновых стрел с наконечниками из серебра. Но и перекусать успела многих. Раненые севрюгинцы молили о рынке, а истекающие гнилой кровью самойловцы мечтали о том, как бы все поделить поровну.

Когда все закончилось, по телевизору выступил верховный главнокомандующий России, генерал Буханкин, и на фоне Красной площади и летящих вверх шапок объявил, что в России произошла долгожданная революция и теперь в России может возродить порядок только полицейское управление.

Когда Буханкин пропал с экрана, появился летающий Севрюгин, на лбу которого Евсей Маркович Рубинчик мастерски сыграл "Лебединое озеро".


Рецензии
Так и охота воскликнуть: Автор! Что курил? Поделись! -))) Блин, мощно!

Павел Савеко   16.02.2021 12:20     Заявить о нарушении
Спасибо, очень приятно.

Леон Соболевский   17.02.2021 00:40   Заявить о нарушении