Часть вторая. Новая жизнь. 6

     В салоне Светлана прижилась. Коллеги поначалу неласково приняли,  с гостями столицы всегда так бывало, сначала – «понаехали тут» и лишь потом, по мере признания как специалиста, а главное, по человеческим качествам людей и ценили.
     Их салон не исключение – коллектив женский, всем угодить невозможно: хороший специалист – значит конкурент; добрый человек – что-то здесь не то и не так. На первых парах выручала Наталья Сергеевна, она душой приняла Свету и взяла под свою опеку. Как не странно, помог и Стас. Он частенько забегал  к жене и когда однажды принёс большую коробку конфет, шампанское и торт, дамы растаяли, ещё бы, такой красавец, да с подарками. Так что Светлана довольно быстро стала своим человеком.
     Скандалить не умела, вела себя весьма прилично, не жадничала, делилась косметикой, а была она у неё лучшей – и откуда только брала. Кстати, и здесь, не таясь, рассказывала: вот телефон, звоните и заказывайте, никаких проблем.
     Не прошло и месяца, заведующая предложила работать мастером. Но это означало, с учёбой надо завязывать, а этого Светлана не хотела. Она отказалась и по-прежнему продолжала трудиться на подхвате, учеником мастера. 
     Однажды, дело было уже зимой, Наталья Сергеевна позвала Светлану поработать на дому. Такая практика у мастеров женской красоты существовала во все времена и при советской власти в том числе. Воспротивиться ей никто не мог: одно условие – работай  в личное время. И о том, что мастер уводит клиента, тоже ни слова не говорилось, ибо клиент, по той или иной причине сам не желает идти в парикмахерскую, тут уж ничего не поделаешь. Надомная работа при этом, весьма престижна, тариф не салонный – по договорённости, а это значит обязательная денежная прибавка к оплате, оно и понятно: морока с поездкой, опять же мастер тащит всё на себе, а берёт он, как правил именно всё, мало ли какое желание у клиента. И, кроме престижа, это была возможность получить связи.
     А в этом мире связи многое означали.
     За кружкой чай, когда не было клиентов, Наталья Сергеевна разговорилась.
     – Светик, устала, не справляюсь. И салон и поездки на дом, тяжело. У меня четыре клиента на дому, все дамы сложные, капризные, просто зашиваюсь. А ещё дом, муж, дети. Как ты смотришь, если я тебе клиента передам? Работаешь ты хорошо, за качество поручусь. Так как?
     Светлана согласилась. Конечно, и у неё свои проблемы: учёба, муж. Но, во-первых, Наталья Сергеевна всё это хорошо знает, а во-вторых, лишние причитания ни к чему. Не красят они человека.
     – Я одна пойду или вы меня представите?
     Наталья Сергеевна улыбнулась.
     – Конечно, провожу. Провожу и представлю, кто же тебя одну примет. Мне ещё эту даму настроить надо, всё же год к ней хожу. Но думаю, с этим всё будет в порядке.
     И вот выход в свет состоялся.
     Район, куда приехали, местные жители называли «Царской деревней». Райончик ухоженный, чистенький, вроде и не за забором, а чистенький, весь в посадках – аккуратные кустики, подрезанные деревца, клумбочки. Повсюду в городе снег и грязь, а здесь чисто, дорожки подметены, словно другая планета. Дома стандартные, казалось, они в столице все такие, но присмотревшись, видишь в массивных корпусах мощь, солидность. Ну и, конечно, вблизи понятно, на хрущёвки эти дома не похожи, разве что облицовочный кирпич того же цвета что и блоки пятиэтажек. Но были здесь и дома красного кирпича, эти особо красивы. Размещены как бы в глубине района, к ним и подъезды шире и тротуары солиднее. К одному из таких домов мастер со Светланой и подъехали.
     То, что в доме живут непростые люди, Свете можно было и не говорить, вполне достаточно увидеть охрану на территории и в подъезде. На страже покоя солидных чинуш, их семей и прочего люда, стояли отнюдь не бабушки – «божьи одуванчики», а крепкие ребятки в камуфляже.
     Открыла дверь скромно одетая худенькая женщина, мило улыбнулась, пригласила войти и незаметно исчезла. Светлана собралась было сбросить пальто, но Наталья Сергеевна придержала за руку, мол, не спеши. Видимо, в этой семье принято – гости ждут.
     Вот и хозяйка квартиры.
     Парадная атрибутика огромного холла, яркий свет шикарных люстр и бра, чуть ли не театральная пауза, предвосхищающая встречу,  всё это повлияло на ожидания Светланы. Она была уверена, сейчас выплывет, именно выплывет, если не королева, по уж личность голубых кровей, это точно. Но нет. Из бокового прохода выпорхнула невысокого росточка миленькая дама средних лет. По-доброму улыбнувшись, поздоровалась и пригласила снять верхнюю одежду. Женщина, что им открыла дверь, вынесла комнатные тапочки, успев шепнуть Свете: «Это будут ваши, запомните».
     Прошли с хозяйкой в комнату.  Шли медленно, так что Света успела осмотреться. Квартира поражала  размерами и, конечно убранством, сколько комнат она так и не поняла. Потолки за три метра, невиданные ею доселе пластиковые окна, паркет и повсюду ковры. Комната, куда привела хозяйка, видимо была предназначена…, впрочем, точное предназначение и не поймёшь.
     Она покрутила головой.
     Будуар? Но кровати, нет. Хотя небольшой двухместный диванчик и мягкое кресло – видимо уголок отдыха, были. Нет и платяного шкафа. Уборная? Да, это название подходило куда больше. Но вслух слово уборная произносить как-то не принято, в стране этот термин в большинстве случаев, связывали с элементарным унитазом. Но было ещё одно слово, Светлана, обучаясь в Доме русской косметики, поднаторела в познании специфической терминологии. И если бы дамы её сейчас спросили, как назвать эту комнату, она не задумываясь, сказала бы – коворкинг. Да, это коворкинг – пространство для рабочих мест. А что. Место парикмахера есть? Да. Маникюрный столик стоит? Да. Вон и ванночка с подставкой для педикюра. Есть и парикмахерская мойка. Всё тут есть.  Но этот термин пока не прижился. Скажешь, коворкинг, в лучшем случае засмеют, а то и подумают, что ругаешься.
     Эх, такое оборудование, да хотя бы в трёх экземплярах… И вот тебе салон красоты.
     Однако мечты мечтами.
     Хозяйка кивнула на диванчик.
     - Девочки, садитесь. Анжела!
     В комнату вошла помощница хозяйки.
     - Кофе принесите.
     Женщина удалилась.
     – Познакомимся? Наталья Сергеевна мне представила вас, Светлана. А меня зовут Анна Дмитриевна. Сожалею, что Наташа вынуждена отказаться от работы, я ей благодарна за тот год, что трудилась у меня, думаю и с вами, милочка, мы сладим, тем более Наталья Сергеевна отрекомендовала вас с лучшей стороны. Что же, за работу?
     Сегодняшнее испытание было не из простых. Причёска, которую просила сделать Анна Дмитриевна, была, в общем-то, не сложной. Но суть не в этом.  Всё ли понравится в работе мастера заказчице? Да, хозяйка была именно заказчицей. Одно неуловимо небрежное или неловкое движение и уже зарубка в памяти, мол, и здесь она чуть придавила не так, и тут носик задела и так далее. По спине Светланы полз предательский пот, но улыбка, её фирменная, с добрым прищуром улыбка, не сползала с лица. Этой улыбке её ещё в Воркуте научили. Да, именно в Воркуте, и там дамы капризны.
     Минут пятьдесят работала Светлана. Анна Дмитриевна все эти минутки неустанно щебетала с Натальей Сергеевной. Их разговор был как бы музыкой, содержание беседы шло мимо: работа и только работа. Сделав последний штрих, Света отошла в сторонку, полюбовалась. На её взгляд получилось более чем неплохо.
     – Мне кажется, мы завершили, Анна Дмитриевна.
     Хозяйка аккуратно покрутила головкой перед зеркалом, глянула в зеркальце, что услужливо держала Светлана за спиной.
     – Да, на первый случай неплохо. Вы как думаете, Наташа?
     А Наталья Сергеевна работу уже оценила, ей много времени не требовалось, всё она видела. И причёска хороша и работала Света вполне уверенно. Но она видела и переживания Светланы, точнее чувствовала  переживание молодого мастера. Подойдя к
Анне Дмитриевне, она просто сказала.
     – Пожалуй, у меня лучше не получилось бы.
     Света зарделась. Анна Дмитриевна вновь позвала Анжелу, попросив её принести, теперь уже чай и присела на кресло.
     Садитесь, прошу вас.
     Светлана попросила разрешение пройти в туалетную комнату привести себя в порядок. Хозяйка кивнула.
     – Конечно, конечно. Дверь вон там.
     Включив воду, Светлана дала выход эмоциям: гримасой поприветствовала себя в зеркале, ещё и язык показала, затем жеманно поджала губки.
     – У-тю-тютю…
     Вновь одела маску приличия и вышла. Дамы, распивая чай весело щебетали.
     Через десять минут гостьи распрощались с хозяйкой. В кармане Светланы шелестели крупные купюры долларов, пожалуй, она столько и за месяц в своём  салоне не заработала бы.
     Прощаясь, Анна Дмитриевна вновь поблагодарила Наталью Сергеевну, а Светлане сказала:
     – Жду во вторник, к одиннадцати. Мы ещё и маникюр сделаем. Наташа скажет, какой лак брать. До свидания.
     Уже у подъезда мастер обняла Свету.
     – Спасибо, не подвела, а я уж боялась… Что же, поехали.
     Огляделась вокруг, махнула рукой в сторону ближайшей парковки. Через секунду с той стороны мигнули фары машины. И тут же подскочил бомбила на «Семёрке».
     – Дамы, куда желаем?

     Продолжение следует.


Рецензии