Непристойное предложение. 8-я часть

      Утром четверга последовавшей за поездкой в фотостудию недели из зазвонившего по дороге на работу мобильника неожиданно прозвучал озабоченный голос Софьи Львовны.

      - Слушай, Лен, извини «дуру трепливую» вчера случайно сболтнула своему профессору что ты не прочь подработать позированием, а он сразу встречно попросил пригласить тебя пообщаться для какого-то срочного делового предложения. Только не подумай насчет секса там какие-то «научные заморочки», я в этом не соображаю, может встретишься с ним для «прояснения ситуации», послушаешь что скажет – «предложение ведь не обязывает жениться», а то он теперь от меня не отстанет.

      Ничего толком не поняв из приглушенного уличным шумом сумбурного речитатива Софы, я согласилась, разговор действительно ни к чему не обязывал, а просто отказать было не корректно в будущем могла возникнуть необходимость обратиться за медицинской помощью. Буквально сразу после прихода в аптеку вторично позвонила Софья.
 
      - Леночка, мой профессор сейчас в университете, но к обеду обязательно вернется в отделение, я тебе «звякну», найди время к нам «забежать», он крайне заинтересован во встрече.

      Действительно примерно в 14-00 раздался звонок Софьи, и я ответно пообещала зайти после работы в отделение неврологии.
 
      - «Повторно извиняюсь, абсолютно непроизвольно с языка сорвалось. Борис за ужином, поинтересовался нет ли у меня на примете знакомой для демонстрационной части семинара. В смысле визуально показать на «живом манекене» набор профессиональных действий, вроде наглядного лабораторного занятия только с научной подоплекой, в принципе общепринятая практика, ты же в «меде» училась, вон, к нам в отделение как кафедральную базу косяками студентов водят, раздражая осматриваемых пациентов» - напутственно сказала встретившая меня в коридоре Софья, провожая до кабинета заведующего отделением.

      После дежурного приветствия и несколько минут «акклиматизации» я пристроилась в кресле напротив сидевшего за письменным столом Бориса Абрамовича, после чего он, слегка грассируя звуком «р» монотонно начал последовательное изложение.
 
      - Елена, учитывая ограниченность времени буду предельно краток. Поскольку Софья вчера обмолвилась, что вы имеете опыт работы натурщицей, от меня к вам официальное предложение позировать «ню» в процессе проведения научного семинара где я буду читать лекцию по теме патофизиологии энергетического взаимовлияния. Если согласитесь у нас существует юридически выверенная форма контракта, как понимаете, вы будите не первой натурной моделью семинаров, кстати проводившихся в нескольких странах. Кроме того, поскольку вы замужем в контракте должно быть обозначено письменное согласие супруга.

     - Немного по сути: мы проводили эксперименты по передаче энергии за счет разницы биоритмов женского и мужского организма с различными группами людей и выяснили что наиболее высокие потенциалы энергетических зарядов излучают женские тела в момент их повышенного эмоционального настроя. При этом обнаженное женское тело более энергоемко, чем тоже тело в одежде. Обычно женщина эмоциональнее тревожится за восприятие своего внешнего вида, будучи голой испытывает стыд и чувство беззащитности соответственно у нее стимулируется выброс всплесков энергии, способствующий наглядности демонстрации. Поэтому приоритетом модели для снятия энергетических параметров на семинарах является обнаженная женщина зрелого возраста. Цепочка тянется от опытов в нацистских концлагерях по отогреву теплом обнаженных женских тел переохлажденных в ледяной воде мужчин, как было отмечено «контактный теплообмен» менее эффективен, чем горячая ванна, за исключением случаев одновременной сексуальной взаимосвязи, что не может интерпретироваться без учета энергетического бартера. Репродуктивная функция наиболее энергозатратна, не случайно в пожилом возрасте для поддержки жизнеспособного состояния организма именно она как потребляющая значительный физиологический ресурс «отключается» первой.

      - Теперь последнее об условиях и оплате. Место проведения – аудитория университета, участники – группа медицинских специалистов, длительность семинара, требующая присутствия «тестируемого объекта» - примерно два академических часа, после этого вы свободны. Методическая последовательность требует сменяемости диагностируемых моделей, энергетическое поле индивидуально, поэтому могу предложить только разовое участие в ближайшее воскресенье. Учитывая «факс-мажорность» сложившейся ситуации - гонорар в пределах вашей месячной зарплаты, только ответ жду завтра, очень прошу не отказать, дело в том, что Софа была задействована ранее, а намеченную кандидатку позавчера экстренно госпитализировали, на вас большая надежда. В процессе семинара тестируемая модель в предварительно скорректированном психологическом состоянии проходит типа публичного комплексного УЗИ-обследования с измерением энергетических параметров некоторых точек тела, при получении согласия, перед началом семинара я поясню схему последовательности манипуляций. Да, чуть не упустил важный момент, «кино-фото съемка» демонстрационного процесса семинара категорически запрещена.
 
      - «Понятно, модель является аналогом трупа на картине Рембрандта «Урок анатомии доктора Тульпа»*», - вставила я собственное образное понимание требований к специфике позирования.

      - В определенной степени. Медицина сильна преемственностью профессиональных навыков и консерватизмом восприятия новизны. Помнится, в далекие времена моей студенческой юности «врачами 1-го ранга» считались «владеющие руками» хирурги, а психотерапевты если и не относились как экстрасенсы к шарлатанам, допускались в советском здравоохранении на уровне экзотики. Естественно я тогда не представлял сложности фактического материала необходимого освоить для данной практики. Как известно, экстрасенсы способны манипулировать биоэнергиями нашего организма и сознания, причём, они могут это делать в собственных интересах, расходящихся с пользой для пациента, например, сбрасывать в него поток накопленного извне негатива. Нейроанатомическая основа обратной связи и трансмиттер сигнала раздражения пока остаются неизвестными, наша задача перевести подсознательный процесс в область осознанного рефлексирования. Совершенствование технологий манипуляции вплоть до точки невозрата позволит медицине в недалеком будущем занять верхние строчки информационных таблоидов. Подробнее о методике диагностики можно прочесть в моей журнальной статье. Порывшись в ящике письменного стола Борис Абрамович протянул мне «цветастый» номер журнала «IMAJ»**.

      - «Да, можете пригласить поприсутствовать супруга, у состоящих в браке моделей это стабилизирует эмоциональный настрой, тем более он врач», - добавил профессор в заключение «вводного инструктажа».

      По выходу из кабинета, на межэтажном пролете лестницы меня догнала Софья и притиснув своим мощным корпусом к перилам парапета скороговоркой прошептала около уха, по ее выражению, «небольшое пояснение».

      - Строго «между нами» как «информация к размышлению»: можешь смело умножить предложенную Борисом сумму на два, в воскресенье заключительный семинар годичного цикла, для привлечения спонсорского финансирования у отраслевой лаборатории в нем огромная заинтересованность. Хорошенько приценись, на Карининых дефиле много не заработаешь, да и сами они пока «по воде вилами писаны», а дальше решай сама. Определенно в рациональности мышления и деловой хватке Софья Львовна не уступала Карине Вартановне.

      Первичная внутренняя реакция интуитивно отвергала экзотическое предложение профессора, пугающее функцией экспериментального «живого манекена», но опыт прожитых лет научил меня не доверять спонтанным эмоциям. Вернувшись домой, я решила в остававшееся до прихода мужа время немного «покалькулировать». Последние три года зарубежное обучение сына свело баланс семейного бюджета в «устойчивый нуль», а недавний «кризисный скачок» рубля, не смотря на минимизацию бытовых трат и активный поиск мужем подработки едва не отбросил его в «отрицательную зону». Перспектива намеченного на август отпуска по предварительным «прикидкам» опять ограничивалась унылым «домашним вариантом». Сопоставление «прихода» от допустимого остатка «отпускных» и «Internet-мониторинга» цен авиабилетов плюс скромного двухнедельного гостиничного номера в совокупности с минимумом «карманных расходов» показал «разрыв» порядка двух тысяч евро, значительно превышавший мою тогдашнюю месячную зарплату. Вспомнилась «компромиссная» фраза Карины: «стесненность материального положения расширяет личностное пространство допустимого». Стимул долгожданной встречи с ребенком побуждал принять преложение, но прежде требовалось получить гарантию выплаты, и я набрала номер телефона Бориса Абрамовича. Услышав озвученную сумму, после непродолжительной паузы профессор дал положительный ответ, оговорив обязательность завтрашнего заключения контракта, фактически подтвердив информацию Софьи насчет важности предстоящего семинара. Оставалось получить «санкцию» на воскресное «анатомическое позирование» от мужа.

      После ужина сославшись на интерес к журнальной статье профессора и «никакое» знание английского, я попросила мужа аннотационно пояснить содержание публикации. Бегло просмотрев текст, муж удивленно спросил: «С какого бодуна тебя заинтересовала рефлекторная стимуляция энергетики женщин?»

      Собственно, статья служила предисловием к далее пересказанному варианту участия за приличные деньги в подобном эксперименте и о необходимости его разрешения. Внимательно выслушав мои аргументы супруг, мгновенно не отвергнув «непристойного предложения» повторно перечитал статью, но ответ не давал довольно долго. Косвенное согласие было получено поздним вечером под кроватным одеялом в спальне. Ладони лежавшего рядом мужа по-хозяйски задрали подол «ночнушки» и твердеющий мужской орган уперся в мякоть моих ягодиц.

      - «От женитьбы на распутной девке нужно извлекать дивиденды, а процедура апробации «профессорской методики» хоть и «мутная» угрозы здоровью не представляет», - компромиссно подытожил супруг, входя в мою влажную дырку.

      На следующий день, заехав в университет я совместно с мужем и Борисом Абрамовичем нотариально оформила договор «возмездного оказания услуг с физическим лицом». Дополнительно профессор предупредил что перед сном накануне «экспериментального обследования» нужно очистить кишечник, а утром соответственно не завтракать.

      Воскресный семинар начинался в 09-30, но мне следовало подъехать на час пораньше. Солидарно со мной муж отказался от завтрака немного удлинив время утреннего сна. Встретившая нас около безлюдного университетского корпуса Софья Львовна, провела через боковой вход в располагавшееся на первом этаже помещение научно-отраслевой лаборатории. Оставив мужа в коридоре, мы прошли в смежную с аудиторией семинара комнату, где Софа сделала мне забор крови для анализа тестостерона, а пришедший вскоре Борис Абрамович ознакомил с порядком моих действий. К оговоренному времени, настроившись как прежде на «подиумную волну», я обнажила свои «утяжеленные временем» формы и через общую дверь прошла в соседнее демонстрационное помещение, заполненное участвующими в семинаре слушателями. Кроме обычного оснащения учебного класса: специализированной мебели, демонстрационной интерактивной доски и настенной ЖК-панели, на угловом стеллаже стояло много различных приборов, а неподалеку от лекционной кафедры - «навороченное» гинекологическое кресло.
      
      Поздоровавшись и представив аудитории «задействованных» в лекции ассистентов, Борис Абрамович приступил к докладу. Далее краткое описание хода семинара привожу в «репортажном стиле», опуская сугубо профессиональные аспекты по конспективной записи мужа и обрывкам памяти.

      Поставив меня лицом к сидевшим за подковообразным столом слушателям, профессор около настенной доски, исписанной непонятной «формульной» символикой предварительно сделал какие-то уточняющие комментарии, сопровождающиеся одновременным показом на моем теле бегающем «зайчиком» лазерной указки, повторив подобные иллюстративные пояснения в «реверсной» позиции моей фигуры. Борис Абрамович бегло говорил на английском, поэтому текстового смысла я не понимала, по самоощущению речь шла об акупунктуре предстоящего эксперимента. Пока лектор излагал вступительную часть, Софья Львовна разложила кресло, протерла обшивку и застелила его махровой простынею. Затем, по условному знаку профессора я забралась на кресло, в полулежащем положении опустила голову на сферический подголовник и поочередно закинула раздвинутые ноги на обтянутые чехлом мягкие подколенные подставки приняв статическое положение гинекологического осмотра. Подошедшая Софья дистанционным пультом управления приподняла кресло, отрегулировала угол наклона сиденья и спинки, развела в стороны мои согнутые в коленях ноги до предельно возможного положения и закрепив ремнями голени к подставкам, накинула в район талии свободно закрепленный фиксирующий ремень. Вторая ассистентка за это время подкатила к боку кресла передвижной столик с аппаратурой и, кроме стандартных электродов кардиографа под наблюдением Бориса Абрамовича присосками закрепила на нескольких точках моего тела миниатюрные датчики с пронумерованными бирками, объединенные общим пучком отходящих к аппаратуре проводов, а Софья увлажнила мне гелем-лубрикантом живот и лобковую область.

      Некоторое время я неподвижно просидела в кресле пока переодетый в медицинский халат профессор не перешел к следующей части семинара. Мягко размяв промежность ладонью правой руки, он стал попеременно сжимать каждую из наружных половых губ между полусогнутыми большим и указательным пальцем, чередуя нажатие с реверсивным проведением пальцев вдоль половой щели. При этом ладонь левой руки скользила по животу. После нескольких минут таких синхронных манипуляций я закрыла глаза, соски отвисших грудей затвердели, а дыхание участилось. Краем уха до меня доносились обрывки фраз, диктовавших ассистенткой, сидевшей за аппаратным столиком. Со слов мужа, текущие показания моего биоритма записывались на доске и вместе с кардиограммой выводились на ЖК-панель.

      - «Приступаем к пиковому измерению», - по-русски сказал Борис Абрамович, натягивая на правую руку латексную хирургическую перчатку и медленно ввел средний палец повернутой вверх ладони во влагалище пальпируя дуговыми движениями стенки, а левой ладонью встречно движению пальца аккуратно прижимал брюшную плоскость.

      - «Фиксируй пульс и, если «зашкалит сотню» сразу мне «свистни» при перевозбуждении бывали случаи тахикардии, а я контролирую ритмичность сокращения тазовых мышц», - опять по-русски обратился профессор к следившей за аппаратурой ассистентке, после чего дополнил указательный палец средним, нащупал горошину клитора и начал его гладить, одновременно массируя анус смазанным мизинцем. Когда один из пальцев переместился от клитора на стенку влагалища под лобковой костью меня пронзил электрический разряд, я задергалась, откинула голову и громко застонала. Последнее отложившееся в памяти – накатившая вверх из подбрюшья горячая волна, переполнившее тело теплом и заставившая до боли сплющить ладонями выпуклости грудей. Непередаваемая гамма ощущений. Сделав полуоткрытым ртом глубокий вздох, я вскрикнула и полностью «отключилась» - la petite mort (маленькая смерть), как говорят французы о времени оргазма. Опомнилась только в соседней комнате от едкого нашатырного запаха, лежа на кушетке укутанной шерстяным одеялом. Каким образом я туда попала помнится смутно.

     - «Вроде очухалась, а ты оказалась «оргазмичной» мадам, Карина метко учуяла «бабским» нутром, приглашая тебя в свою «компанию», мужики не заморачиваются оценкой эротического потенциала женщины, даже мужья обычно не в курсе сексуальной возможности супруги», - сказала державшая меня за руку Софа.

      Состояние «выжатого лимона» напрочь вырубало желание делиться полученными эмоциями, вернее единственным желанием было скорее оказаться в домашней ванне. Отбросив одеяло, я медленно встала и на ватных ногах подошла к оставленной на спинке кресле одежде.

      - «Хорошо догадалась надеть джинсовую юбку, а не летние брюки», - машинально подумала я, как Карина на недавнем «девичнике», пряча в сумку трусы. Взбудораженная промежность, заляпанная смазкой и собственным слизистым выделением, генерировала неприятие облегающего «защитного покрова», а вот бюстгальтер надеть пришлось, в моем возрасте трясти под обтягивающей футболкой сиськами 4-го размера было «вызывающе вульгарно». Летняя экипировка не заняла много времен. Присев на краешек освободившегося кресла, я попросила Софью вызвать из аудитории мужа и заказать такси.

      - «Такси не нужно, я вас отвезу», - ответила она, выходя из комнаты.

      Минут через пятнадцать я, разведя руки «нокдаунно» откинулась на спинку заднего сидения «Jeep Grand Cherokee», переместив супруга на переднее кресло рядом с Софьей. Нерабочим летним днем поток автотранспорта был минимален и спустя полчаса мы оказались дома. Сразу оккупировав ванну, я засунула в стиральную машину все снятые предметы одежды и погрузила обессиленное тело в пенную воду, а муж на кухне инициативно занялся готовкой. После обеда накопившаяся за день тяжесть побуждала принять горизонтальное положение. Из кухни я прямиком переместилась в спальню, попросив мужа об последующем после отдыха упрощенном пояснении сути проводимого на мне эксперимента. Засыпая, вдруг вспомнила про оставленные в сумке трусы как фетиш итога прошедшего дня.

      Вечером позвонил Борис Абрамович. Он деликатно осведомился о моем самочувствии, поблагодарил за прошедший семинар и закончил традиционным выражением надежды на дальнейшее сотрудничество. В конце следующей недели на банковскую карту пришел перевод рублевого эквивалента прописанной в договоре суммы за вычетом «тринадцатипроцентного подоходного налога» не учтенного мною при расчете запрошенной суммы.

      Февраль 2021

*Рембрандт ван Рейн картина «Урок анатомии доктора Тульпа» (1632). Гаага. Королевская галерея Mauritshuis.
**IMAJ (Israel Madical Association Journal) – ежемесячный рецензируемый медицинский журнал Израильской медицинской ассоциации.


Рецензии