Достояние республики

Достояние   республики
 

На  Родине  было  еще  несколько  препятствий,  которые  мне  пришлось  преодолеть. 
Ноябрь  1989.  Моя  вторая  поездка  в  Финляндию.
В  Питере  у  меня  ничего  не  было,  и  брать  с  собой  за  кордон  тоже  было  нечего.  Все  лишнее  раздала  и  раздарила,  оставшись  с  небольшим  чемоданчиком.
И  так,  налегке,  я  помчалась  в  аэропорт  с  моей  сокурсницей  Елен. 
Скажу  вам,  иметь  хороших  друзей – это  здорово. 
Аэропорт. 
Досмотр.  Мой  куцый  чемоданчик  уже  весь  перевернут. 
- И  это  все?
Строго  спрашивает  меня  здоровяк  на  контроле. 
- Все. 
Он  открывает  мой  свеженький  диплом  стоматолога. 
- Стоматолог,  значит.  Отток  специалистов.  М…да.  И  не  стыдно  вам?  Страна  вас  бесплатно  учила.  Вы  не  имеете  права  вывозить  диплом.  Это  наше  достояние.
Я  оторопела.  Как  же  так,  где  это  написано. 
- Я  его  конфискую. 
- И  где  я  его  потом  найду?  У  вас  есть  хранилище? 
- Это  уже  ваши  проблемы.  Мы  вам  не  архив.  Если  бы  мы  все  хранили,  нам  бы  помещения  аэропорта  не  хватило. 
- Пожалуйста,  не  забирайте  его! 
Но  вокруг  уже  куча  любопытных,  да  и  его  коллеги  на  досмотре  ухмыляются.  Отступать  некуда.
- Это  ваша  подружка? 
Указывает  он  на  мою  спутницу. 
- Вы  можете  отдать  свой  диплом  ей.
Я  со  слезами  на  глазах  отдаю  подруге  диплом  и  бегу  на  посадку.

Контрабанда
Лето  1991  года.  Я  опять  в  Питере. 
Главной  моей  задачей  было  вывезти  диплом. 
Финский  муж  заявил. 
- У  тебя  великолепное  образование.  Ты  должна  работать  по  специальности. 
Чтобы  работать  по  специальности,  необходимо,  для  начала,  привезти  диплом. 
И  вот  сидим  мы  с  сокурсницей  в  Питере  и  думаем,  как  через  границу,  незаметно,  можно  провести  эту  небольшую  корочку,  да  и  все  другие  мои  документы.  Ведь  все  это  достояние  Советского  Союза.

На  самолете  лететь  в  Хельсинки  я  больше  не  рискнула.
В  конце  концов,  мы  решили  прилепить  документы  к  моей  спине  скотчем.
Так  мы  и  сделали. 
Я  надела  легкое  летнее  платье.  Оно  было  просторное  и  открытое,  жара,  якобы,  вот  и  продувает  хорошо  со  всех  сторон.  Сверху  набросила  короткую  джинсовую  куртку  с  огромным  неуклюжим  капюшоном,  закрывающим  почти  пол  спины.
Прощаемся  на  перроне  Финляндского  вокзала  с  однокурсницей,  освящаем  себя  крестами  и  в  путь.  В  Выборге  садится  русский  пограничный  контроль,  в  их  рядах  много  женщин.  До  самой  границы  идут  проверки  документов  и  чемоданов.
Я  нервничаю. 
А  профессионалы  за  версту  чувствуют  страх.  В  купе  нас  оставляют  по  одному,  спрашивают,  роются  в  сумках. 
Сумочка  у  меня  маленькая,  там  ничего  нет. 
Проверяют  мне  руки,  ноги,  бока.  На  спине  болтается  огромный  капюшон,  никто  не  хочет  под  него  лезть,  только  заглянули  в  сам  капюшон.  Пусто.
Женщины - пограничники  никак  меня  не  отпускают.  Я  дрожу.  Они  переглядываются,  не  могут  понять,  в  чем  дело. 
- Что  с  вами? 
- Мне  плохо,  может  я  чем - то  отравилась.  Мне  в  туалет  надо. 
- В  туалет  нельзя  во  время  проверки.  Потерпите.  Зовите  следующую. 
Выхожу,  почти  в  обмороке  в  коридор,  иду  к  открытой  форточке,  пытаюсь  отдышаться. 
Досмотр  окончен.  Пограничники  выходят  из  купе,  идут  мимо  меня. 
Одна  из  них  хлопает  меня  по  лопатке  в  сантиметре  от  моего  тайника. 
- Счастливого  пути. 
У  меня  подкашиваются  ноги,  еле  успеваю  схватиться  за  поручень. 
 
 Впереди  Финляндия.  Финским  пограничникам  нет  никакого  дела  до  моего  диплома. 
Так  страна  Суоми  получила  еще  одного  специалиста  и  работодателя.
 
 
 Апрель 2020
 Хельсинки
-------------------------
 


Рецензии