Русский кот

Русский  кот 
 
Будучи  советским  человеком  и  прожив  последние  тринадцать  лет  до  1991  года  в  городе  Ленинграде,  я  была  убеждена,  что  все  русское  самое  лучшее.  Включая  котов.  Котов  надо  привозить  из  Советского  союза. 
Вера  в  нашу  советскую  мощь  и  сверх способности  сидела  у  меня  в  подкорке.  Финны,  да  и  все  остальные  иностранцы  не  умеют  разводить  чистокровную  породу,  так  я  тогда  думала. 
Мне  захотелось  завести  пушистого  породистого  котика. 
Муж  был  не  против,  чем  бы  дитя  не  тешилось.
Убедив  и  его,  что  русские  коты  самые  лучшие  коты  в  мире,  я  поехала   в  Ленинград. 
Остановилась  я  у  моей  бывшей  начальницы,  заведующей  отделением  детской  стоматологии,  красивой  блондинки  с  осиной  талией.  Характер  у  нее  был  легкий  и  очень  решительный.  Жила  она  в  полу-доме.  Этот  полу-дом  безобразно  торчал  в  конце  улицы,  пытаясь  спрятать  свой  усеченный  бок.  Старый,  потрепанный,  с  описанным  подъездом  и  со  сломанными  замками.  Горячей  воды  в  нем  не  было,  как  и  самого  понятия  душевой.  На  последнем  этаже  находилась  трёхкомнатная   квартира  моей  приятельницы,  которая  досталась  ей  от  матери,  а  той  от  ее  бабушки  знатного  рода,  вселенной  во  время  революции  в  эти  трущобы. 

Нагостившись  у  Ольги,  я  отправилась  обратно  в  Финляндию  с  драгоценным  трофеем.  Мой  котик  был  крошечный  и  без  документов,  и,  естественно,  без  прививок.  Это  был  маленький  теплый  комочек  серой  шерсти  шотландской    породы. 
Чтобы  он  не  пищал  и  не  привлекал  внимания,  мы  напоили  его  снотворным  и  уложили  на  мягкий  плед,  выстланный  внутри  спортивной  сумки.  
Меня  распирало  от  счастья  и  уже  сидя  в  поезде  Ленинград – Хельсинки,  я  все  время  заглядывала  в  сумку,  как  там  мой  котенок.  
Русская  граница. Таможенники  никак  не  среагировали.  

Финская  граница.  Сижу  молча.  Сумка  небрежно  валяется  под  ногами.  
-  Оружие,  наркотики?  
- Нет.  
Пограничники  идут  в  следующий  вагон. 
Вскоре  поезд  запыхтел  и  тронулся. 
Я  радостно  побежала  в  тамбур,  так  как  мой  бесценный  груз  запищал  и  завозился.  
- Сейчас  я  тебя  покормлю.  
Расстилаю  в  тамбуре  плед,  вытаскиваю  блюдечко  и  молоко.  Любуюсь  котенком.  Вроде  кто-то  заглянул  в  тамбур,  но  это  не  интересно. 
Через  несколько  минут  поезд  затормозил.  Прячу  котенка  в  сумку,  бегу  на  свое  место.  
В  вагон  заходит  уже  не  молодой  пограничник,  останавливается  возле  меня.  
- Это  у  вас  котенок?  
- Да.  
- Покажите  его  документы.  
- Он  еще  маленький  и  у  него  нет  документов.  
- Покажите  котенка.  Хорошенький.  У  вас  есть  родственники  или  знакомые  в  Ленинграде?  Через  час  пойдет  встречный  поезд  на  Ленинград,  мы  отправим  котенка  обратно.  Если  нет  никого,  то  возьмем  его  в  наш  питомник  до  совершеннолетия.  Когда  он  подрастет,  мы  сделаем  ему  все  прививки  и  вы  сможете  его  забрать  от  нас.  Но  это  будет  дорого  стоить. 
- А  как  вы  узнали? 
Совсем  уже  расстроившись,  спрашиваю  я  у  пограничника.  
- Нам  позвонили,  когда  поезд  тронулся
Он  протягивает  мне  телефон. 
Звоню  подруге  в  Ленинград. 
О,  какое  счастье!  Она  дома!  
- Без  проблем.  Конечно  же,  я  приеду  на  вокзал  и  заберу  котенка.  
Ольге  передали  котенка  в  целости  и  сохранности  на  Финляндском  вокзале  города  Ленинграда.

С  учебой  я  и  не  заметила,  как  прошел  год. 
Еду  в  Россию  к  подруге.  Подходим  к  дверям.  
- Ты  пока  не  заходи.  Я  запру  Мишку  в  другую  комнату.  Он  у  нас  сторожем  служит.  
Жду.  Открывается  дверь,  счастливая  Ольга  проводит  меня  прямо  к  празднично  накрытому  столу.  
- А  где  мой  шотландец?  
- Идем,  покажу.  
Она  открывает  осторожно  дверь  и  ловит  в  полете  огромного  мохнатого  зверя.  
- Вот  твой  шотландец.  Он  весит  восемь с половиной  килограмм.  
Смотрю  и  глазам  своим  не  верю.  То,  что  я  оставляла,  было  меньше  половины  лапы  этого  зверя.  
- Мы  его  все  так  любим,  что,  перекормили  наверное.
А  я  даже  боюсь  его  гладить. 
- Он  настоящий  зверюга.  Кидается  на  всех,  кроме  меня.
Рассказывает  Оля.
- Дочек  моих  тоже  на  пороге  не  признает.  Раз  он  разорвал  чулки  и  поцарапал  до  крови  ноги  моей  сотрудницы.  Зверствует  он  только  у  порога  на  входящих.  Мы  больше  не  рискуем,  я  закрываю  его.  Потом,  когда  он  видит,  что  мы  мирно  сидим  и  болтаем,  он  почти  не  подходит  ни  к  кому.  Наташа,  мы  его  так  любим.  Может,  все - таки,  ты  его  нам  оставишь.  Я  тебе  другого  котенка  привезу.  Я  через  полгода  еду  в  Финляндию.  Да  и  спокойно  нам  с  ним.  Он  в  квартиру  никого  не  пускает.  
Так  русский  кот  Миша  остался  жить  в  Ленинграде. 

На  Рождество  того  же  года  Ольга  приехала  в  Финляндию.  Я  встречала  ее  на  вокзале.  Она  была  в  красивой  лисьей  шубе.  Я  бросилась  ее  обнимать.  
- Осторожнее!  Помнешь.  
Я  удивленно  смотрела  на  нее.  С  каких  это  пор  она  стала  переживать  так  о  какой-то  шубе.  Глаза  Ольги  светились  веселым  и  загадочным  огоньком.  
- Отойдем  в  сторону.  
Я  иду  за  ней,  она  поворачивается  ко  мне  с  расстегнутой  шубой,  а  на  груди  у  нее,  вцепившись  мертвой  хваткой  в  шарф,  сидит  прелестнейший  котенок.  
- Как  ты  его  перевезла  через  границу?  У  тебя  есть  документы?  
- У  меня  все  есть,  но  я  его  все  равно  никому  не  показывала.  Так  на  груди  и  перевезла.  Он  ни  разу  не  пикнул  и  не  шевельнулся.  Получай  подарок. 

Так  у  меня  появился  русский  кот  шотландской  породы.  Он  носился  по  квартире,  играл  со  всем,  что  движется.  Это  его  и  подвело.  
Ранней  весной  я  решила  сделать  уборку  и,  не  подумав,  открыла  все  окна.  Я  увлеклась  уборкой  и  забыла  про  котика. 
Уставшая,  я  присела  отдохнуть.  Вспомнила  про  кота  и  стала  звать  его.  Никто  не  отзывался. 
В  квартире  вдруг  стало  как-то  тихо  и  тоскливо.  Только  легкая  штора  порхала  на  ветру.  Я  вспомнила,  как  котенок  игрался  со  шторой. 
Подхожу,  как  во  сне  к  окну,  смотрю  вниз.  Ничего  не  вижу.  
Мы  снимали  квартиру  в  центре  Тампере  в  старых  домах  с  высокими  потолками.  Этаж  был  последний,  седьмой.  Смотрю  из  окна  и  ничего  не  вижу,  хотя  зрение  у  меня  тогда  было  превосходное.  
Кто - то  вошел  во  двор.  
- Эй,  ты  видишь  там  котенка? 
Кричу  ему  сверху.  
Человек  сначала  задрал  голову  и  посмотрел  на  меня,  потом  прочесал  глазами  двор.  
- Тут  на  газоне  что - то  серое  валяется.  
- Подожди  там,  пожалуйста,  я  сейчас  спущусь. Чтобы  вороны  его  не  утащили.
Выбежав  во  двор,  я  бросилась  к  котенку. 
- Да,  высоковато.  Вряд  ли  он  выживет.
Сказал  мужчина  и  ушел.  
Я  схватила  котенка,  он  не  шевелился.  Я  машинально  стала  массировать  ему  грудь,  сжимая   и  разжимая  его  маленькое  тельце.  Вдруг  он  шевельнулся.  Слезы  радости  брызнули  из  меня,  и  я  помчалась  домой  с  моим  Летуном.  
Через  пару  дней  он  окончательно  окреп  и  опять  стал  носиться  по  дому.  

По  выходным  мы  с  мужем  часто  ездили  в  деревню  к  его  родителям.   
Я  обожала  их  дом  и  двор.  Он  походил  на  дом  Уизли  из  «Гарри  Поттера».  
- Денег  много  не  было,  вот  мы  и  пристраивали  постепенно  то одно,  то  другое. 
Рассказывала  мать  моего  мужа.  
Мне  очень  нравились  эти  комнаты  на  разных  уровнях,  чердаки  и  чуланчики,  ступеньки  и  лестницы,  разномастные  коврики  ручной  работы. 
Что-то  было  во  всем  этом  сказочно - волшебное.  
Старики,  как  называл  их  мой  муж,  любили  трапезничать  во  дворе,  начиная  с  ранних  весенних  дней  и  до  самой  поздней  осени.  
Наши  утренние  чае - кофе  пития  длились  иногда  до  самого  обеда.  Утром  нас  иногда  пробирал  холод  с  сыростью.  Мы  кутались  в  пледы,  садились  в  кресла - качалки  и   рассказывали  друг  другу  о  нашей  жизни. 
Муж  мой  не  любил  сидеть  с  нами.  Это  еще  больше  раскрепощало  нас,  и  мы  могли  говорить  о  чем  угодно. 
Для  меня  это  была  хорошая  языковая  практика.  Родители  его  были  душевными  и  добрыми  людьми.  С ними  я  чувствовала  себя  как  дома.  
Услышав  историю  с  котом,  они  предложили  оставить  его  у  них.  
- Впереди  лето,  пусть  гуляет  на  улице.  Подрастет  за  лето,  поумнеет.  Да  и  вы  сможете  спокойно  открывать  окна.  
Так  наш  котенок  остался  жить  в  деревне  посреди  полей  и  лугов.  
В  конце  сентября  нам  сообщили  о  трагической  его  смерти. 
Он  обожал  ловить  бабочек  и  другую,  летающую  и  прыгающую  живность  на  соседских  полях,  засеянных  рапсом.  Хозяева  опылили  поля  гадостью  от  вредителей.  Стариков  не предупредили.
Вечером  кот  вернулся  домой,  уселся  на  крыльцо  и  стал  чистить  свою  шерстку,  тщательно  облизывая  ее  языком.  
К  утру  он  скончался.


Август 2020
Хельсинки


Рецензии