Купи, дядя, мозговую пыль!

 


     Спонтанное страстное стремление испытать фортуну на верность, заманившее Евку в город его мечты, сменилось прошедшей ночью на стойкое нежелание отступать восвояси, отчего Евфимий отчаянно молил строптивую удачу улыбнуться.

      Будучи рождённым в потоках лучей летнего солца, помеченным златою росписью веснушек и зацелованным утренней звездой, некогда счастливый сын лесных просторов озлобленно шёл мимо просыпающегося рынка привокзального, спрятав обветренные кулаки в карманы, вовсе не замечая, как его онемевшие пальцы, скрючив фигу, грозно направляли дуло кукиша в кривляющуюся безысходность.

     Продрогший до донышка желудка, обречённый искатель приключений совсем не чувствовал голода, его мрачно охватило зверское желание выжить, и случайный кусок хлеба казался уже не крохой для пустого брюха, но способом отбиться от смерти.

     Чутким носом учуяв спасение, глаза его жадно уловили жеманские движения пухлых запястий продавщицы, оккуратно прятавших румяные беляши в полупрозрачный потеющий пакет. Продолжая напряжённо следить за торговой сценой,  зритель приметил, как, игриво обнимаясь с купюрой, её лоснящиеся пальчики кокетливо коснулись манжета покупателя, отказавшегося от мелкой сдачи и как ароматом дышащая покупка, раздув молочные паруса, плавно поплыла прямо в объятия наблюдателя, управляемая рукавом чёрного пальто.

     Хищником кровожадным метнувшись из засады навстречу, отчаянный налётчик оказался в пункте сбора грузчиков, между гор грязных ящиков и двух коренастых разнорабочих, ожидавших деловых предложений за любые деньги. На их замусоленый стол и бросил свой якорь пакет преследуемый, расскрывая трюмы с сундуками из салфеток, щедро наполненными золотисто-поджаристыми бляхами.

 — Здорово мужики, - сказал обладатель чёрного пальто, - Угощайтесь пока горячие.

     Подпрыгнув ближе всех к угощениям и схватив в обе руки по беляшу, кусая их одновременно и пуская обильную жижу по подбородку, Евка дрожал от дикой радости внезапного насыщения, вовсе не планируя отступления бегством. Хлебосольный добряк выждал пока мужики разделят дары ублажающие и затем продолжил:

 — Мне нужен один деликатный человек всего на час.

     Случайный дармоед мгновенно смекнул, что деликатности в нём сроду не водилось и принялся жевать, ускоряясь, заприметив на дне пакета оставшийся беляш. Степенные мужики, спокойно глядя на одичавшего гастролёра, переглянулись между собой и решили отослать прыткого конкурента на шестьдесят минут подальше. Без лишней суеты старший грузчик ответил:

 — За жевалово гондурасить даже на час, из наших никто не подпишется. А этот колхозан неликвидный небось не надорвётся.

     Жирный завтрак преобразил голодное отчаяние дикого хищника в некое шальное благородство и, махнув заказчику последним присвоенным беляшом, Евка игриво решил преобразиться за деньги,  отходя в сторону  и не переставая двигать челюстями. Вежливый мужчина в чёрном пальто, стараясь разглядеть в рослом рыжем парне признаки деликатности, загадочно понизив голос, продолжил беседу в укромном углу:

 — Как вас зовут, молодой человек?

 — Евфимием родители окрестили, а дружбаны Евкой кличут, - добродушно ответил молодой человек, причмокивая  и облизывая пальцы.

 — Евфимий, вы сможете кое-кому продать кое-что? - таинственно спросил заказчик.

 — Угу.

 — Тогда слушайте меня внимательно: скоро на базаре появится один тип, придёт покупать яблоки, вы его легко заметите, он покупатель скандальный и шумный. Гляньте, это он, - протягивая Евке фото, незнакомец продолжал, - Так вот, дождитесь когда Яблочкин, назовём его так, покинет торговые ряды, найдите момент без лишних свидетелей и скажите ему на ухо: "Купи, дядя, мозговую пыль!"

 — Это, типа, пароль? - широко раскрыв глаза, втиснулся в образ агента секретной службы оболдевший Евка.

 — Это, типа, то что нужно продать. Вот вам за попытку часть гонорара, вторую получите от покупателя.

     Мужчина достал точную сумму стоимости золотой серьги, кою вчера приглядел для себя Евка в витрине ювелирного магазина, и, протянув задаток, серьёзно добавил:

 — Если продать не получится, вернитесь сюда, пожалуйста.

 — Понятно, - тоном бестолкового школьника ответил Евка, немало удивляясь безолаберной доверчивости жителей многомиллионного мегаполиса, - А пыль-то где?

     Увидев синий бархатный коробок, сердце парня подобревшего ёкнуло: в такой же открытой упаковке красовалась на ветрине серьга желанная. Посчитав совпадения счастливыми, баловень судьбы радостно спрятал в карман пыль мозговую, чувствуя приятное напряжение в ногах.

 — Погоди-ка, торопыга, - схватив под локоть, приостановил его заказчик, - Товар не потеряй, он дороже десяти твоих жизней стоит!


     Овощные базарные ряды, протекая мимо взгляда Евфимия яблочно-картофельными волнами, были густо облеплены стаями перелётных зевак, не спешивших приобретать искомый корм, но шнырявших от прилавка к прилавку, мазоля глаза наёмному сыщику чередой повторяющихся лиц. Плавно заворачивая в обратное направление, Евка неожиданно нос к носу столкнулся с опрятным дядькой, портретный профиль которого видел пять минут назад.

 — Простите ради бога, молодой человек! Я был невнимателен, - коректно откланялся клиент, стараясь затеряться в шумной толпе.

     Его резво исчезающая спина, олицетворявшая исполнение важного задания, придала погоне жару, и прыткий продавец быстро настиг  возможного покупателя, схватив беглеца за шею, брызнув в ухо магической скороговоркой:

 — Купи, дядя, мозговую пыль!      
 
 — Мозговую пыль, говорите? - переспросил опрятный дядька, высвобождаясь из крепких объятий беспардонного дурня, - А вам самому она не пригодится?

     Не готовый к сопротивлению покупателя, Евка остался стоять в недоумении, взглядом провожая удаляющийся силуэт Яблочкина, растерянно взирая поверх потока людского, крепкой обидой сжимая чёртову коробку, нервно продумывая дальнейшую участь товара экзотического. Возвращать шальные деньги не хотелось, а срубить некий добавочный куш хотелось даже очень. Нюхнув базарного аферизма, витавшего в атмосфере уличной купли-продажи, нечаянный обладатель мозговой пыли затёрся в безлюдное место и вскрыл незапечатанную коробку.

 — Что за нафиг, - вырвалось удивление у владельца эксклюзива, разочарованно глядевшего на невзрачное содержимое упаковки.

     Из переливов атласной белезны полувыглядывала тёмно-мутная горошина, ничтожным видом своим не тянувшая и на пару лет бренной жизни конопатой.

 — Тоже мне, сокровище! Продам-ка я пылину первому желающему, - порешил Евка, бодро направляясь в сторону автовокзала, сбросив вскрытую коробку в зашитый угол кармана, больше настраиваясь на покупку обратного билета, чем на продажу бесценной горошины.


 — Кому нужна пыль мозговая, - подражая продавщице беляшей, резво крикнул владелец десяти чьих-то жизней, запрыгнув в автобус междугородний, густо набитый пассажирами, - Отдам в хорошие руки, занедорого!

     Первым и единственным откликнулся водитель, хрипло предупредив все хорошие натруженные руки оставаться на своих местах, а ручищам загребущим указав на дверь:

 — А ну пошёл вон отсюда, спекулянт! Совсем уже стыд потеряли бездельники! То воздух предлагают, то дерьмо. Теперь вот и до пыли добрались.

     Начинавший несвою карьеру спекулянт наёмный понуро брёл рассеянно, кружась в пурге бестолковых соображений, не заметив, как оказался в пустынном переходе, между охотниками на путников одиноких.

 — Эй ватник, выворачивай карманы,- рявкнул самый пухлый из них, грозно ковыряя воздух поблёскивающим лезвием.

 — Пацаны, да вы чё? Я голодный нищеброд, у меня ничего нет, кроме пыли мозговой, - получестно признался Евка, порядком подуставший от бремени должника и от городских приключений.

     Готовый принести в жертву единственную ценную вещь, неубедительный голодранец, театрально сбрасывая потрёпанную куртку, старался спрятать деньги между пальцев, но неловко сверкнув серебристым участком защитной нити синей банкноты, алчный нищеброд, не пожелавший добровольно растаться с двухтысячной купюрой, тут же поймал мстительный удар в хранилище беляшей и получил от негодующих пацанов дружеский подзатыльник тупым предметом. Раскаты боли, подкосив ноги в коленях, расслабили руки загребущие, отпуская в мотыльковый полёт по ветру ценную бумажную партянку.

     Коснувшаяся асфальта щека уже не чаяла когда-то порозоветь, а наливающийся кровью глаз, прежде чем закрыться обессиленно, вдруг узрел раскрытую коробку в районе лба и кончик носа чуткого коснулся чёртовой горошины, как-то дьявольски попавшей на язык...


     Странное буйство необузданное, овладевшее окрылённым Евкой, устелившее победоносными лаврами город под его подошвами, стремительно несло героя к месту встречи с заказчиком, оставив позади грабителей покалеченных с купюрой потерянной. Ощущая себя обладателем всех олимпийских титулов, бежал чемпион, переполненный жаждой жизни настолько, что мегаполис из небоскрёбов казался ему тесным болотцем, не имеющим достаточного пространства для размаха внезапной удали молодецкой.

     Яркое воображение утончённого художника рисовало возрождённому богатырю трёх мощных титанов, державших на плечах своих планету, умилённо сидевших на коленках Евфимия и с облегчением обсуждавших подоспевшую подмогу долгожданную. Всё, буквально всё невозможное отныне выглядело запросто выполнимым в три полуприсеста.

     В приподнятом настроении Евка заприметил заказчика возле знакомой закусочной, оживлённо беседовавшего с подлым дизертиром Яблочкиным. Опрятные джентльмены, почти не касаясь фуршетного столика, покрытого серыми разводами от следов тряпки, спорили над заляпанным покрытием негромко, но азартно. Заметив появление наёмного посредника, мужчины застыли в приятном удивлении, с интересом ожидая от него первую фразу.

 — Фигасе, какую неликвидную горошину вы мне подсуропили! Это что за пыли такой волшебной я наглотался, - с разбега обратился незадачливый продавец к знатокам товароведам.

 — Для начала дозвольте, Евфимий, доктору Иванову глянуть на ваш глаз заплывший и пульс проверить, - довольно улыбаясь, напустил врачебного таинства покупатель Яблочкин, весело подмигнув заказчику в чёрном пальто.

     Коснувшись запястья пылеглотателя и приподняв его веко, доктор так же мило ухмыляясь и одобрительно кивнув, с упоением постановил:

 — Здоров как бык! Можно приступать ко второй части эксперимента!

 — Нет, нет! Колхозан на горошине против, - стоя на своём, громко возмутился деликатно вовлечённый в эксперимент кролик подопытный, облокотившись растянутыми рукавами свитера на столик замызганный, — Я не дам вам брать быка за рога раньше, чем пойму, что к чему.

 — Хорошо, хорошо! Только сбавьте, пожалуйста, звуковые обороты, - приструнил капризного принца на горошине доктор Иванов, - Профессор с удовольствием разъяснит вам суть своего изобретения, коего соизволили вы отведать добровольно. Прошу не забывайте о главном, о щедрой оплате за участие в эксперементальной корриде, назовём это так.

 — А где ваша куртка, матадор, позвольте полюбопытствовать, -  спросил профессор Яблочкин, не спешивший приступать к разъяснениям.

 — Пожертвовал на благо эксперимента, - оживляясь трепетом внутренней согревающей энергии, ответил бесстрашный матадор, ощущая себя непобедимым Гераклом.

     Доктор Иванов молча покинул беседу, слившись с потоком покупателей, не мешая профессору получать удовольствие от разъяснения сути своего изобретения. Глубоко вдохнув аромат суетного полудня, неспешный изобретатель выдал присказку:

 — Слыхали что-нибудь про эпигенетику, науку изучающую мутации генов под воздействием внешней среды?

 — Допустим, - откликнулся внимающий слушатель, - Что дальше?

 — Допустим, что ваше безмолвное генетическое наследие, хранящее бездействующий потенциал, возможно разбудить и включить на полную мощь. Представте себе, что нашёлся метод активизации так называемого пласта жизненного опыта, накапливающегося в генах от предков. Проще говоря, это те самые залежи глубинные, что реагируют в экстремальных случаях, обгоняя сознание, диктуя спасительный вариант. Горошина цвета моренго, под кодовым названием "мозговая пыль" открывает постоянный доступ в хранилище полезной информации, увеличивает в разы расчётную мощность головного мозга и предоставляет вам точный вердикт по любому жизненному вопросу.

     Профессор Яблочкин говорил вдохновенно, словно читая лекцию многочисленной аудитории, поясняя совершенно непонятное для Евфимия, чудодейственное влияние горошины на организм в целом, отчего студенту необразованному хотелось заглатывать за завтраком каши гороховой цвета моренго, неприменно вёдрами.

     Пока профессор наукообразно кодировал монолог, к сухой застольной беседе вернулся доктор Иванов, прикупивший стильный пуховик из парадной зимней коллекции слепого крота. По-отцовски оторвав зубами бирку с капюшона, он закончил лекцию внятными словами, набрасывая обновку на широкие плечи неподвижно сидящего Евки:

 — А дальше всё просто: наглотавшись пыли мозговой, вы молодой человек, стали обладать многовековой мудростью всех ваших предков.

 — Апофигейно просто, - признался юный мудрец, проворно ныряя в пуховое облако, — А ещё четырьмя беляшами обладать можно?

    Бонусная добавка, в потеющем полупрозрачном парашюте, управляемом чёрным рукавом пуховика, с извинениями приземлилась на ящик возле грузчиков, пожелав мужикам сытный перерыв обеденный.

 — Так что там со второй частью эксперемента, - спросил Евка у профессора, освободившись от чувства вины за нахально присвоенные порции и готовый к дальнейшим испытаниям, - Не подумайте, что я хапуга, но, заработав немного деньжат, мне нужно успеть купить сапоги для отца, самые тёплые и непромокающие.

     Излучая триумфальную радость, доктор Иванов похлопал профессора по плечу и по-детски искренне сияя ответил добровольному участнику эксперимента:

 — По нашим скромным прогнозам, из вас может получится превосходный визионер, надо только потренироваться мыслить и, возможно, закрепить сверхспособности второй горошиной, но только в случае крайней необходимости.

     Застёгивая подаренный пуховик, модерново преобразивший внешний вид Евфимия, претендент на звание прорицателя, внимательно вслушиваясь в слова доктора, с трудом проникавшие сквозь хруст капюшона, крепко сжимал в кулаке полученную от изобретателя вторую горошину, сокровенно предчувствуя, что пылина порядком напылит в жизни и не только в его.

 — Тренироваться мыслить? Есть зал для тренировок, - поинтересовался машинально созревающий тренер собственного мышления.

 — Не зал, но фабрика троллей, куда внедрён сотрудник нашей лаборатории, кричащий о срочной необходимой помощи, - пояснил профессор Яблочкин по дороге к парковке.

 — Ну, если заржавел станок прядильный и прекратились поставки плюша для мягких игрушек, то это я запросто налажу, - бодро обнадёжил своих попутчиков прилежный наладчик, поверив в чудеса научных открытий.


     Евфимий ехал на заднем сидении автомобиля, убаюкивающе погрузившись в уют пуховика, не разговаривая с доктором Ивановым, лихачившим за рулём. Притихший пассажир, разглядывая лица горожан, мелькавших за окнами, пытался составить один общий фоторобот на всех, кого успел сегодня повидать, чтобы запомнить навсегда этот странный день, заполнивший его внутреннюю пустоту некой журчащей субстанцией, клокотавшей симфонию пробуждающегося потенциала.

 — Приехали, - вогнав передние колёса во вторую половину дня, сказал водитель, плавно притормозив на границе со сказкой возле жилого храма, далёкого от фабричных строений, но максимально приближённого к открытке туристической с изображением исторической достопримечательности города.

     Фасад дома потрясал невероятной чрезмерностью чванства, окружностями окон,  широкой долготой дверей, выпуклостью балконов, напыщено насыщенных стеклом, мозаикой, мрамором. Находившаяся в чреве здания фабрика троллей, показалась Евке апендицитом гниющим, требующим срочной ликвидации, желчным отростком. Себя же представил дающим клятву Гиппократа спасителем от болезненных страданий. 

 — Ты, это, за зря не геройствуй, - напоследок напутствуя, вернул мечтателя в реальность доктор Иванов, открывая парадную дверь пластиковой картой, - Второй этаж налево. 

     Евка быстро нашёл нужную квартиру. Он постучал косточкой указательного пальца, не касаясь кнопки звонка, как было оговорено. Дверь открыла симпатичная «фабрикантка» в домашнем халате, наброшенном поверх сатиновой пиджамы. Увидев гостя, она прикрыла верхнюю часть халата, застенчиво поправила дико вьющиеся локоны, подзабывшие зубцы расчёски, и молча впустила наладчика в цех производственный, с подозрительным интересом разглядывая странного гостя. 

 — Привет, меня прислал...

 — Пипяо, да знаю я кто тебя послал, - перебила его хозяйка, плавной дивой удаляясь на кухню, оставляя после себя душистое шёлкопрядье, - Кофе будешь?

 — Давай, - пустив знакомство на самотёк, отвозвался посланец, следуя за хозяйкой по цветочному ковру на фабричный пищеблок, оказавшийся не заваленным недошитыми плюшевыми троллями, но заброшенным зашившейся портнихой.

 — Ты не похож на дата-сайентиста, - подавая хрустальную кружку пивную, сказала она, выдерживая долгую паузу, - И на вечного студента тоже не тянешь.

 — Может быть, непохожесть и находит нетипичное, - предположил необычный гость, удивляясь возникшей в нём внезапной уверенности. Пропуская глоток горячего горючего, он соврал не морщась, изобразив деликатность, - Вкусный кофе!

    И раздувая ноздри над кружкой гламурной, тут же добавил:

 — Кстати, меня зовут Евка, а тебя?

 — Лукерия, - более мягко представилась хозяйка, стоя напротив и пряча руки за спину, - Ну, Евка, давай сюда свой нетипичный груминг. Предлагай, что делать-то будем?

    Её голубые глаза откровенно нескромные, не искали пятен во внешности гостя нетипичного, они прозорливо считывали фразы его невысказанные и будоражили Евкину кровь внезапным желанием импровизировать на ходу, лишь бы только её взгляд не переводился на чтения иные, задержавшись дольше.

    В приятном затягивающем напряжении безмолвия, подаренным смакующим глотком кофе, вдруг послышались шорохи пододеяльные из соседней комнаты, и слабый голос нарушил таинство зараждающейся идеи спасительной.

 — Доча, сладкая моя. Пить принеси, - сливаясь в один дрожащий звук и стелясь вдоль пола, с трудом приползла на кухню еле разборчивая фраза.

 — Подожди здесь, - взволнованно сказала Лукерия, подушечками пальцев слегка коснувшись плеча гостя и выбегая из кухни.

     Получив от соприкосновения искру возгорания, Евка достал и проглотил горошину без малейших колебаний, залив волшебный витамин кофейной жидкостью...


     Потеряв сознание, сам собой нашёлся ход запасной. С треском протиснувшись сквозь узкое горлышко соображений, самость запылённая оказалась у подножия корневистого дерева. В тесной давке Евкино "Я" стукнулось о бересту ствола родоначального и посыпались отовсюду голоса далёких предков, заполняя и переполняя беззвучное пространство гнезда, где вылупляются ещё неоперившиеся мысли. В следующий миг голосистое собрание родственников превратилось в хаотичный шум необузданной толпы и разлечать реплики стало невозможно.

     Однако, спасать здравомыслие отступлением Евфимий и не подумал, но, лишь внимательно прислушиваясь, начал различать близкий голос прадеда Фёдора, отчётливее прочих звучавший в гулкой черяде монологов. Выцветшая фотография маминого деда в военной форме, стоявшая рядом с иконой в красном углу избы бабули, придала полузабытому голосу из детства красочное зримое очертание, и вести собрание шумной родни тут же взялся образ прадеда Фёдора:

 — Дайте парню тишину для осмышления, - громогласно потребовал председатель, и многоголосье уважительно стихло, уступив право контактной персоны обожаемому прадеду, обеспечив порядок поступления мудрых накоплений...


     Приходя в себя, Евфимий хватил воздуха не в то горло и очнулся лежащим на полу, с удивлением обнаружив над собой испуганное лицо Лукерьи, искрящееся неподдельным беспокойством. Быстро вскочив на ноги как вздремнувший на посту солдат, оправдываясь он отчеканил:

 — Я в полном порядке! Гораздо здоровей, чем был раньше, - собирая осколки разбитой кружки, сам для себя уточнил Евка вслух.

     Лукерья мягко дотронулась до ссадины у его виска и взволнованно спросила:

 — Это ты сейчас проглотил мозговую пыль?

 — Вторую горошину, - честно призналься он, - А тебе-то откуда известно о секретном эксперименте?               

     Она пристально посмотрела ему в глаза, удивляя своим невероятным блеском многоликой непредсказуемой натуры и окуратно перенимая собранные осколки, ответила:

 — Доктор Иванов брат моей мамы. Он смог осилить по состоянию здоровья, употребление только одной дозы. Так ты точно в норме?

 — Я в идеальной форме! И ты тоже пыли в себя закидывала?

 — Нет, я побоялась. У моей мамы никого нет, а ей уход нужен. Ну, если честно, то я струсила. Понимаешь, у профессора Яблочкина был друг, он первым вызвался дегустировать ощущение сверхчеловека, но, не выдержав мощи превосходства над остальными, он помешался в упоении собственного тщеславия. Профессор тяжело переносил вину за испорченную жизнь друга, даже собирался отказаться от своего изобретения, но мой дядя пошёл на риск и доказал вероятность положительных результатов.

 — А я как бы случайно влип в эксперимент, - беззлобно заключил третий испытуемый, задумчиво глядя сквозь мутное стекло в чистую заоблачною даль, - Так что же за беда приключилась на фабрике троллей? Давай попробуем наладить конвеер.

     Фабрикантка грустно улыбнулась почти ясельной наивности гостя, но отведённую роль свою в эксперементе, словоохотливо продолжила: 

 — Конвеер налажен так, что теперь люди его остановить уже не могут. Снежным комом собирается ловина новостей, сфабрикованных текстомахером, и обрушивается на доверчивые головы. Запустив алгоритмы в социальные сети, разработчики потеряли контроль над программами, создающими сенсации, модерирующими и управляющими мнениями пользователей в чатах. Много кто пытается разладить конвеер, но пока безрезультатно. Евка, милый, придумай, как предотвратить трагедию.

     Оторопевший визионер только и заметил как три титана, державших планету, открыли рты от удивления, а в пространстве зарождения мыслей и сверчок не скрипнул.

 — Мне нужно подумать, - серьёзно буркнул Евфимий, уходя на прогулку в себя, осторожно прикрывая входную дверь квартиры.

     Городское население воспринимало общение с невидимым апонентом обыденно как дневной свет в полдень, и во внутреннем дворе дома, ничто не помешало завести беседу с притихшими хранителями многовековой мудрости.

 — Деда, ты со мной, - прислушиваясь к себе, спросил правнук.

 — Всегда, - отозвался родной голос.

 — Я попал в тупик и мне стыдно, что поставил прикуп на чудо, - пониженным тоном произнёс Евка, спешно шагая по кругу чужих проблем.

 — Да это же естественно, спотыкаться и останавливаться, но бояться колючек не стоит, - подбодрил голос деда, нежностью колыбельной оживив воспоминание о том, как большими шершавыми пальцами нежно щекотал Фёдор махровое брюшко пчелы, - А ты перекати горе в умное поле...

 — Эка заковыка! Сие алгоритмы сбродыжные заговорным приворотом сгнобить потребно. Подсоблю, коли мужы умом обносились, - как типун на язык, выскочили ведьмины хлопоты, грошом затёртым вытряхнувшись из копилки бытовых примудростей пращуров.

     От пробившегося голоса неожиданного Евка резко остановился, воровато оглянулся по сторонам и, заткнув левое ухо, продолжил смотреть кино для слепых, дотошно улавливая в сквозящих кулуарах бродячих домыслов все тонкости звуковой палитры.

 — Негоже в эдаком деле авосьничать. Необессудь, лопотуха, но курлыкала бы ты в своём пронырстве, - бесцеремонно задвинул дед Фёдор реплику из фольклёрного репертуара далеко за пределы слышимости, - Не помогут здесь спиритизм, окультизм и мистика. Силой мысли алгоритмы созданы, такой же силой и противостоять нужно.

 — Не смейте затыкать меня! Здесь каждый имеет право высказываться. Я требую проведения голосования и перевыборы главнокомандующего, - выпирая вперёд кичливую тиранию, объявился гонор властолюбивый, сотрясая Евкино темечко колокольным набатом на битву во славу гордыни, - Нужно в срочном порядке отбирать управление фабрикой!

    Поочерёдные высказывания из взъерошенного пласта генетического уже не удивляли и не пугали Евфимия, приловчившегося слушать внимательно, обдуманно взвешивая каждую фразу, но так и не находившего мудрой подсказки, искомой в данный момент.

 — Ой деда, кажется я с ума схожу, - болезненно воспринимая внутреннюю звукопись, сгоряча кинул в воздух внук, добровольно обрчённый на вечное многоголосье мыслей.   

 — Голубок разлюбезный! Не устоят алгоритмы пред очарованием изящества да соблазнительными интригами, коих преподам с пристрастием, - глубоким декольте прорезаясь, сниззошла до милости пожертвования своей светской лепты, затянутая в корсет этикета, сусальная велеречивость.   

 — Ей-богу, нет больше сил моих, - сплюнув на асфальт, разозлился нахохлившийся голубок, терпение коего истеребилось в мохры, - Это всё полный абсурд!

     Евкино злословие отчаянное возымело результат неожиданный: голоса в его голове дружно слились в хор концертный, переливаясь из сопрано в меццо, бархатисто воспевали абсурд, единогласно излучая необъяснимое упоение.

     С ловкостью полковника Евфимий развернулся на пятках и с прытью лейтенанта зашагал на встречу новой жизни, начинавшейся за парадной дверью знакомого подьезда. Перепрыгивая через ступени, он вторил перекличке из уст в уста, пульсировавшей по жилистым ветвям родословного древа, сверкавшей спасительной идеей, светлячками рассыпавшейся в стаи надежд.

     Он настойчиво давил на звонок, желая обнять Лукерию и рассказать ей свой дерзкий замысел предотвращения трагедии, не ослабляя кнопку даже когда открылась дверь. Улыбаясь искрящимися оттенками берюзы первозданной, её флюиды вопрошали:

 — Почему ты вернулся?

     Она знала, что не за чем-то забытым явился он, а по томной причине, безнадёжно обнадёживающей, ускоряющей сердцебиение, стучащей в висках дробью триумфального предчувствия грозы весенней.

 — Я придумал как разгромить систему алгоритмов, - залпом выпалил он весь запал, крошкой декоративной осыпавшийся на протоптанный порог, разделявший две пороховые бочки.

     Окунувшись в её глаза, он вдруг понял, что нет никакой фабрики и проблема не в формулах бесконтрольных, а в одиночестве и замкнутости племянницы, которой пытается помочь доктор Иванов так же, как и всем отчаявшимся людям.

 — Хочу предложить тебе поехать со мной, - тихо добавил он, опьянев от хмельного притяжения её аквамариновой бездны неизведанной.

 — В гости зовёшь, Евка? В свою деревню?

 — Я построю новый город, а тебя зову быть рядом, - подпирая дверной косяк, убедительно размечтался сторитель, мысленно крепко ухватив быка за рога.


    В кишащей толкотне автовокзала, в ожидающей неподвижности замер молодой человек, прижимавший к груди картон местной обувной фабрики, сверливший тёплым взглядом два приближающихся силуэта. Сказочные ключники, случайно открывшие Ефке доступ к залежам сокровищ подосознанных, стали близкими и светлыми наставниками, расставаться с которыми не хотелось до коликов подкожных.

 — Ба, да вы Евфимий, на глазах возмужали! Вместо ювелирной безделицы запаслись сапогами для отца, - весело подметил профессор.

     Отвыкая удивляться, вспомнил Евка фотовспышкой двух чудаков, отражавшихся в яркой подсветке витрины магазина, разглядывавших  вместе с ним одну и ту же серьгу. От прозрения о случайностях неслучайных, в коробке черепной зачесалась пыль мозговая, зудя пыльцой на языке:

 — Да, мужества вы мне отсыпали на десять жизней, поеду домой, обрадую отца.

 — Евфимий, а как же вы справляетесь с голосами, - не из любопытства поинтересовался доктор Иванов.

 — Увы, речи в голове хоть и прозорливые, но бестолковые, похожие на библиотекаршу ленивую, выдают мысли не самые нужные, а лишь те, что лежат под рукой. Я думаю, что третья часть эксперимента будет заключаться в том, чтобы закончив знакомство со слоем оболочки, приловчиться углубляться в восприятие сигналов из подсознания.

     Прощание состоялось краткое. Где-то над головами ощутимо витало предвкушение скорой встречи, придававшее расставанию друзей бодрящую предпраздничность и некую эфемерную призрачность доброго начала.    
 
 — Я верю, что однажды пылина активирует благородство и мир наполнится новыми героями, - мечтательно признался доктору Иванову, довольный успешным преображением третьего испытуемого, нейрофизиолог Яблочкин, покидая привокзальную площадь.

     Суетный день клонился к вечеру, ожидая наступающие сумерки, укрывающие в ночной темноте притаившуюся утреннюю звезду, готовую озарить завтрашний небосклон. Остаток тлеющего дневного света, устало приломившись, затянулся закатом тусклым, потихоньку поглотившись потёмками.


Рецензии
Изумительно Ная!
Спасибо, получил комплексное удовольствие.

Здорово, что, хоть в мечтах, можно спасти
потерявшее Цели и Якоря человечество.)

Ученик Юрий.

Юрий Грозный   05.05.2021 22:18     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.