На дискотеку

      
   Смелость – города берёт!

   Надумали мы с Василием Ивановичем съездить в Шмаровку на дискотеку. А ехать не на чем. Я говорю:
   – Давай на тракторе ДТ-75 съездим, а то пешком далеко идти.
   – Я на нём никогда не ездил. Это надо выпить, чтобы не страшно было.
   Я быстро сбегал за бутылкой самогона и аккуратно поставил её на гусеницу.
   – Василь Иванч, разливай! – радостно сказал я, потирая ладони.
   По привычке, выработанной с годами, Иваныч разлил бутылку на троих, хотя нас двое было, и мы, опрокинув стаканы, и закусив свежим огурцом, стали посмелее. У всегда молчаливого Василия после выпивки развязывался язык и он мог говорить часами, что меня не устраивало.
   – Василь Иванч, заводи! – не теряя время на бестолковые разговоры о ремонте маховика, скомандовал я.
   Он дёрнул за шланг, да не за тот: масло как потекеть. Я говорю:
   – Ты не за тот конец дёрнул: пускач – вон там!
   На скорую руку Иваныч перегнул шланг и замотал его алюминиевой проволокой. Кое-как запустив движок, мы тронулись в путь по лугу мимо леса. Скорость была не очень высокой – можно было догнать трактор бегом.
   – Давай быстрее! – боясь опоздать, приказал я.
   Василий Иванович газанул на полную катушку, аж густой чёрный дым пошёл из трубы. Я глянул на спидометр, а скорость всё равно не выше шестидесяти. Обернувшись назад, я обомлел: за нами тянулась чёрная полоска.
   – Ты плуг забыл поднять! – спохватился я, толкнув Василия в плечо.
   – А он не поднимается. Я гидравлику оторвал.
   Нажав на какой-то рычаг (плуг ещё сильнее вошёл в землю), Иваныч включил пятую скорость и газанул на всю педаль, аж трактор на дыбы встал и чёрный дым пошёл из трубы коромыслом.
   – Надо движок расточить, – прокричал мне на ухо тракторист, – слышишь, клапана стучат.
   – Как бы не заклинило! – заволновался я.
   – Да ну! Я ещё не на таких ездил, когда выпивал.
   Подъехав к Битюгу, мы остановились: моста не было. Оглядевшись, решили пересекать реку вброд.
   – Ну, с Богом, – перекрестившись, мы въехали в реку, подняв широкую волну.
   Над движком река заклекотала, и пар пошёл. Вода стала проникать в кабину, промочив нам ноги. На противоположный берег мы еле выползли, подняв трактор на дыбы. Из Битюга плугом вытащили чью-то сеть, в которой было две плотвушки и один окунёк.
   На подъезде к Шмаровке, я дёрнул на себя какой-то рычаг справа и плуг неожиданно поднялся.
   – Ты что не соображаешь?! – попытался я врезать подзатыльник Василию.
   – Да откуда я знаю, что у него тут в кабине.
   На радостях мы подъехали к клубу, где уже вовсю шла дискотека, и развернулись на одной гусенице прямо возле порога, нечаянно зацепив плугом одну из колонн. Крыша пошатнулась, но не поехала.
   – Надо ехать домой, пока плуг не опустился! – побелел Василий Иванович, глядя на крышу, – а то мы тут всех перепашем.
   – Мы уже и так всех переполошили! – воскликнул я, наблюдая, как из окон начали выскакивать танцоры.
   Показав своё мастерство вождения, мы рванули домой, выплёвывая асфальт из-под гусениц.


Рецензии