РэгДолл 1

РэгДолл  1
 

Аня  это  укороченное  от  Ваня.  
Ваней  звали  её  папашу.  Как  выяснилось  позже,  он  был  самый  поганый  засранец  за  последние  десятилетия  в  роду  РэгДолл.  С  ним  я  промучилась  около  года,  пытаясь  приучить  его  к  туалету.  Покупала  все  средства,  которые  только  были  в  магазинах  Хельсинки,  ничего  не  помогало.  Каждый  раз  кот  находил  новый  угол  и  метил  его.  Углов  тогда  было  много,  в  доме  было  триста  квадратных  метров  и  куча  комнат.  Однажды  рано  утром  я  услышала,  как  он  царапает  пол,  пытаясь  сделать  невидимой  огромную  кучу  возле  нашей  кровати. 
- С меня хватит.  Или  я,  или  кот! 
В  тот  же  вечер  отвезли  кота  обратно  хозяйке.  
- Или  вы  научите  его  хорошим  манерам,  или  деньги  назад.  
С  деньгами  расставаться  всегда  тяжело,  решила  заводчица,  перевоспитать  легче. 
Через  год  она  подытожила.  
- Поганец!  Гадит  везде,  кроме  туалета.  Паразит.  Переучить  его невозможно.
Но  денег  нет.  Пообещала  дать  первого  же  котенка  от  него.  Красивый  был,  засранец.  
Жду  год,  второй.  
От  хозяйки  ни  слуху,  ни  духу.  Звоню.  
- О,  мы  про  вас  забыли!  Котят  сразу  же  разбирают. 
- А  должок? 
- Ну  хорошо.  Приезжайте  завтра,  у  меня  тут  один  остался.  То  есть,  одна.  
 
Приезжаем  завтра.  Открывается  дверь  и  гостеприимные  хозяева  зовут  нас  в  дом.  Вместе  с  дверью  наружу  вырывается  плотный,  валящий  с  ног  запах  десятков  котов  и  туалетов,  которых  наверное  никогда  не  мыли.  
С  натянутой  улыбкой  вступаем  на  порог,  держась  за  стены,  чтобы  не  упасть  от  головокружения.  Хозяева  сразу  приглашают  за  стол.  
По  столу  ходят  кошки  всех  мастей  и  возрастов,  пихая  то  мордочку,  то  лапы  в  тарелки  и  вазы.  
-Пошли  вон,  дармоеды!
Замахивается  на  них  хозяйка.   
Хочется  скорее  на  воздух,  пытаюсь  отказаться.  Но  хозяин  дома  работает  с  моим  мужем  в  одном  НИИ  и  им  хочется  пообщаться.
После  первой  бутылки  все  кошечки  стали  милыми.  После  второй  исчез  запах  в  доме.  После  третьей,  мой  муж  даже,  кажется,  съел  что - то.  
Окончательно  захмелев,  хозяева  вручили  нам  котенка  и  выперли  нас  за  дверь.  
Я  всю  ночь  не  могла  спать.  Котенок  ни  на  минуту  не  замолкал,  истошно  вопя.  Я  запихала  его  к  себе  в  кровать  и  укачивала,  в  надежде,  что  он  замолчит.  

В  восемь  утра  телефонный  звонок.  Протрезвевшие  хозяева  котенка  наперебой  орут  в  трубку.  
- Мы  вам  не  ту  кошечку  дали!  Она  уже  обещана  другим!  
- Какого  черта!  Я  всю  ночь  не  спала,  она  орала  как  резанная,  не  смолкая  до  самого  утра.  Я  к  ее  ору  уже  привыкла.  
- Этого  мы  и  боимся,  она  к  вам  привыкнет,  потом  опять  менять  хозяев.  Представляете,  какой  у  нее  стресс!  
- Да,  у  нее  уж  точно  стресс.  Обо  мне  можете  не  спрашивать. 
- Открывайте  двери,  мы  за  порогом.  
Кошечку  быстро  поменяли,  я  торопилась  на  работу.  

Вечером  после  работы  мы  обыскали  весь  дом.  Котенка  нигде  не  было.  Дочка  плакала,  переживая,  что  котенок  ушел  и  пропал.  Мы  не  понимали,  куда  он  мог  деться?  Метр  за  метром  обыскали  мы  весь  дом,  поднимали  матрасы,  перерыли  все  шкафы.  Котенка  нашли забившимся  и  застрявшим  в  механизме  дивана.  Целый  час мы  выковыривали  оттуда  перепуганное  создание.  
Кошечка  была  совсем  дикой  и  пугливой.  Она  пряталась  ото  всех  чужих. 
Анька  была  понятлива,  умна  и  чистоплотна.  Но  и  вредна  чрезмерно,
 она  постоянно  царапала  и  кусала  мою  дочку.  Просто  так,  из  вредности.  
Меня  она  не  трогала,  я  была  кормилицей.  Но  на  руки  не  давалась.    

У  нас  был  закрытый  двор.  Все  лето  двери  в  дом  были  открытыми,  даже  по  ночам.  Однажды  в  доме  появился  странный  запах.  Я  обнюхивала  каждый  угол,  не  понимая,  откуда  он  идёт.  Стала  грешить  на  Аню,  хотя  запах  был  не  ее.  Но  мало  ли,  может  во  дворе  съела  что - нибудь.  
Запах  становился  все  сильнее.  Мне  было  неудобно  перед  семьей  брата  мужа,  которая  гостила  у  нас  в  то  лето. 
Теплый  солнечный  день.  Мы  сидим  во  дворе,  чаевничаем. 
Глядь,  кошечка  вышла  из  дома  и  затрусила  прямиком  к  воротам.  Навстречу  ей  ковылял  ёжик.  Обнюхавшись,  они  на  пару  засеменили  в  дом,  прямиком  на  кухню. 
Мы,  чтобы  не  спугнуть  их,  на  цыпочках  пошли  следом.  
Еж,  фыркая  и  брызгая  слюной,  уплетал  кошачий  сухой  корм,  она  немного  попила  воды.  После  трапезы  они  вышли  обратно  во  двор  и  растянулись  в тени  кустов.  
Мы  очарованные  смотрели  на  них. 
- Думаю,  теперь  я  смогу  признаться.
Нарушил  тишину  старший  брат  мужа.  
Мы  повернулись  к  нему.  Он  продолжал.  
- Прошлой  ночью  захотелось  мне  в  туалет.  Около  трех  ночи.  Выхожу  в  коридор.  
А  коридор  у  нас  был  длинный,  метров  десять.  
- Выхожу,  значит,  в  коридор  и  вижу,  навстречу  мне  идет  ёж.  Спокойно  проходит  мимо  меня  и  исчезает  в  компьютерной  комнате.  Я  так  и  застыл  на  месте.  Ночь,  ёж,  компьютер.  Думал,  глюки.  Доработался.  До  белой  горячки.  Полночи  не  спал,  анализировал  свое  состояние.  Пришел  к  выводу,  что  надо  больше  отдыхать.  Решил  никому  ничего  не  рассказывать.  Еще  подумаете,  что  я  шизик.  
К  слову  сказать,  он  профессор  психиатрии,  житель  большого  города  в  Украине.  У  них  гуляющих  по  коридорам  ежиков  видят  только  в  закрытом  отделении  психиатрии,  и  только  пациенты. 

Обычно  РэгДоллы  белые.  Аня  была  синеглазая  и  белой  с  рыжим  масти. 
- Я  хочу  вывести  совсем  рыжих.
Заводчица  попросила  не  стерилизовать  Аньку,  обещала  сама  устроить  вязку,  благо  у  нее  этих  кошаков  было  больше  десятка. 
Отвозим  кошку  на  вязку.
Забирая  обратно,  заводчица  ругается  на  на  чем  свет  стоит.   
- Ведьма!  Эта  ведьма  ни  одного  кота  к  себе  не  подпустила.  Бестия  чертова.  Котов  моих  покусала.  Вы  не  стерилизуйте  её  пока.  Она  одна  такая  рыжая  у  меня.
Следующая  вязка  нас  шокировала. 
Но  об  этом  позже.


Март  2020
Хельсинки


Рецензии