Коллегиальность

Коллегиальность.


Многим  неведомо,  что  такое   коллегиальность.

Моя  знакомая  косметолог  примчалась  ко  мне  на  прием  в  Вуодент с  перекошенным  лицом  и  огромным  абсцессом  на  подбородке. 
- Сохрани  мне  зубы!  Они  у  меня  последние! Пожалуйста! 
Рентген  показал,  что  кость  вокруг  зубов  растворилась,  и  они  болтаются  в  гнойной  яме. 
- Я  без  зубов  отсюда  не  уйду!  Делай,  что  хочешь,  но  я  не  встану  с  кресла  без  зубов. 
- Только  удаление,  иначе  сепсис. 
- Хорошо.  Удаляй.
Даю  ей  дежурные  антибиотики  и  почти  пальчиками  вытаскиваю  передние  зубы.  Без  боли  и  без  анестезии.  Колоть  некуда,  на  пол челюсти  абсцесс.
- Я  не  уйду  отсюда  без  зубов!  Делай  что  хочешь.  Я  косметолог!  А  теперь  похожа  на  древнюю  старуху!
- ???   
В  который  раз  удивляюсь  людям,  которые  считают  себя  очень  умными  и  грамотными,  а  запустив  себя,  обвиняют  тех,  к  кому  приходят  за  помощью. 
Требовать  она  стала  протез,  который  в  Финляндии  не  делают  из - за  непрактичности  и  осложнений.
Я  дала  ей  с  собой  бесплатные  антибиотики  и  она  все  же  ушла. 
Через  неделю  она  согласилась  на  стандартный  протез,  скрываться  дома  безвылазно она  не  могла.
Зубной  техник  сделал  протез,  который  хорошо  держался  и  функционировал. 
Денег  за  работу  она  ни  мне,  ни  ему  не  заплатила. 
Через  полгода,  когда  её  кость  восстановилась,  и  можно  было  ставить  имплантанты,  она  вернула  мне  протез.  И  накатала  на  меня  жалобу  во  все  надзорные  инстанции,  что  я  силой,  без  ее  согласия,  удалила  ей  зубы!
Помогал  ей  в  этом  русский  коллега - стоматолог,  пообещав  поставить  имплантанты  на  весь  рот  за  мой  счёт.  Он  хорошо  знал  её  историю,  она  взяла  копию  с  истории  болезни.  Но  чтобы  заполучить  пациента,  ввел  ее  в  заблуждение. 
Она  строчила  и  строчила  жалобы.  Не  заплатив  ни  копейки!
Контролирующие  стоматологию  инстанции  основательно  вымотали  мне  нервы. 
К  счастью,  у  меня  были  ее  рентгеновские  снимки  и  хорошо  заполненная  история  болезни. 
Я  все  сделала  профессионально.  Жалобы  пациентки  были  признаны  необоснованными.

Проверка  дружбы.
Я  довольно  долго  была  на  больничном. 
Мои  пациенты  часто  звонили  мне  и  я  всех  переправляла  к  одной  моей  коллеге,  с  которой  была  знакома  почти  тридцать  лет.  Она  хороший  стоматолог. 
Однажды  она  предложила  поработать  у  неё  на  выгодных  условиях.  Я  согласилась,  и  мы  подписали  договор. 
Кабинет  её  выглядел  довольно  запущено  и  печально.  Некоторые  материалы  были  давно  просрочены.  Современной  программы  для  картотеки  пациентов  не  было,  да  и  само  понятие  интернета  полностью  отсутствовало.
Везде  чувствовалась  древняя  запущенность  и  не  совсем  понятная  мне  экономия.  Работала  она  одна,  без  помощников.  Дни  ее  были  заполнены.  Особых  расходов  в  клинике  не  было  заметно,  не  смотря  на  её  постоянные  жалобы.
Я  больше   дня - двух  работать  не  хотела. 

Она  ждала,  что  я  займусь  рекламой  и  продвижением  её  кабинета.  Я  от своего  бизнеса  за  двадцать  четыре  года  устала,  на  кой  мне  чужой поднимать.
Работая  одна,  я  часто  не  находила  нужные  инструменты  и  материалы.    Пациенту  приходилось  ждать  с  открытым  ртом,  пока  я  лазила  по  шкафам. 
Работать  одна  я  умею,  это  не  проблема,  но  приводить  в  порядок  чужую  запущенность  я  не подписывалась,  тем  более  выполнять  работу  медсестры  или  санитарки.
Коллега  стала  ревновать  меня  к  пациентам.
После  каждого  дежурства  она  отчитывала  меня  как  мальчика  для  битья. 
- Когда  твоя  сестра  была  у  меня  на  практике,  она  намывая  шкафы  всё  переставила,  я  сама  до сих пор  не  нахожу  ничего.
- Но  она  работала  у  тебя  два  года  назад!  Ты  что  ни  разу  не  убирала  после  этого  свои  шкафы?  И  при  чём  тут  сестра  и  я?
Когда  она  грубо  наехала  на  меня  при  своём  сыне,  я  не  выдержала. 
- Ты  не  имеешь  права  повышать  на  меня  голос  и  постоянно  грубить,  особенно  при  посторонних.   
- Это  МОЯ  клиника!  И  Я  буду  говорить  как  Я  хочу!  Пусть  все  слышат!  А  ты  будешь  слушать  МЕНЯ! 
Поймав  оторопелый  взгляд  её  сына,  я  не  стала  продолжать  диалог.

Я  сама  много  лет  была  владелицей  клиники,  горазда  большей  этого  грустного  кабинетика.   Я  никогда  и  не  на  кого  не  поднимала  голос.  Мои работники  тоже  делали  ошибки.  Много  ошибок.  Тем  не  менее  я  платила  регистратору,  медсёстрам,  уборщицам,  налоговой,  вносила  в  пенсионный  фонд  деньги  за  работников.  Зато  я  знала,  что  в  моей  клинике  ежедневно  все  мыли  и  стерилизовали.  Медсёстры  каждый  вечер  замачивали  грязные  слюноотсосы  в  дезрастворе  на  ночь,  чего  моя  коллега  никогда  не  делала.  Уборщица  приходила  к  ней  раз  в  неделю  намывать  кабинет  и  инструменты.
Это  я  к  слову  о  стерильности.

Буквально  на  следующий  день  в  кабинете  моей  арендодателя  не  оказалось  раствора  для  замачивания  использованных  инструментов,  и  я  оставила  их  в  раковине  грязными.  Пока  убирала  и  намывала  машину  и  кабинет  за  собой,  я   забыла  про  инструменты.  И  в  нашем  договоре  не  упоминалось,  что  я  должна  мыть  инструменты.  Обычно  я  делала  это  по  доброй  воле.
Рано  утром  я  получила  короткую  СМС. 
- Ты  уволена! 

На  этом  наша  тридцатилетняя  дружба  закончилась,  о  чем  я  не  жалею  совершенно.  Тем  более,  что  я  уже  договорилась  работать  в  нормальной  клинике  с  полным  набором  персонала. 


Январь 2021
Хельсинки
 


Рецензии