Перфоманс

   Иван Петрович, художник и акционист застрелился. Мозги и прочее брызгами разлетелось по стенам и бездыханное тело лежало на полу. Родственников у Ивана Петровича не было, денег он не скопил и хоронить его никто не собирался. Зрители тоже не пришли.

   Если бы не государство, позаботиться о теле художника было бы некому.
Представитель государства - человек маленький, без ярко выраженных признаков пола и возраста получил от квартирной хозяйки Ивана Петровича заявление с просьбой «забрать самоумершего и похоронить по человечачьи в соответствие с законодательством, обычаями, верованиями и другими нормативными документами».
Человечек подумал, выронил изо рта пару крошек печенья на клавиатуру и составил ответ: «До выяснения причин и принятия решения, Вам необходимо провести экспертизу прижизненных деяний покойного. Возможно, что при намеренном нанесении вреда своему здоровью, выразившемся в повреждении содержимого головной полости, покойный имел целью получение государственной помощи по захоронению и нанесение убытка государству».
 
   - Черт! – возмутилась хозяйка, получив ответ, - да выпендриться он хотел, вот и все…
   - Тсс! – подошла к ней из-за плеча соседка и посмотрела по сторонам, - ты об ком так звонишь?
   - У меня же ведь денег нет даже уборку мозгов художника оплатить! – пожаловалась хозяйка соседке, а теперь еще и экспертизу заказывай!
   - Убраться обязательно надо, ты уж напрягись как-нибудь и сама – порекомендовала соседка, - этим экспертам лучше лишнего не показавать…
   - Да? – испуганно уставилась ей в глаза хозяйка.
   - Времена нынче, я тебе скажу… Как перед самым концом.

   Она стала торопливо прибираться, обдумывая попутно можно ли продать что-нибудь из невостребованного наследия художника. Картины все были ни то ни се – двусмысленные и настораживающие, поэтому она, после коротких колебаний, отправила их в печь. В тапочках художника тоже таилась какая-то опасность, они были не клетчатые и не в полосочку, как у людей, вместо этого на них чередовались полосы и звезды, что смутно напоминало о чем-то нежелательном. Их она тоже сожгла. В общем к приходу эксперта она успела все прибрать кроме красного пятна не стене.
Эксперт был в жёлтом плаще, темных очках, усах с бородкой и шляпе. Видно было, что со сложными государственными вопросами он на ты, и квартирная хозяйка порядком растерялась, увидев его в собственной квартире.
   «Такой, не простой человек, говорить наверное, будет загадками» - сказала она себе – «надо напрячь все свои куриные мозги, чтобы читать между строк и не попасться!»
 
   - Что? – спросил он, не произнося, но подразумевая продолжение: «вылупилась, старая курва».
   - Вот… Хотела… Компенсацию на захороне-не-не…
   - Знаю, - отрезал эксперт: «что вам всем нужно от государства, пятая колонна»
   - Так, вот здесь значит и жил самоубийца? – спросил эксперт, заходя в комнату и оставляя на полу следы жирной черноземной грязи: «довела мужика своей экономией, а он бы еще послужил стране!»
   - А я причем? – покраснела хозяйка – я сдавала квартиру без ремонта, это он сам тут выдумывал.
   - Так, отставить болтовню – остановил ее эксперт: «а то наговоришь у меня на пятнашечку».

   Он резко развернулся посреди комнаты как танк, разбрасывая комья густой липкой родной землицы и достал из кармана диктофон.
   - Полы из нетесаной доски, - начал он диктовать, - мебель из транспортной тары, неокрашенная, стены без обоев, приемники для принятия сигналов государственного оптимизма не установлены.
   - Это все как-то может повлиять на выдачу компенсации? Мне же его хоронить не на что. Морг тело вернул и говорит храните, где хотите, а закопать во дворе участковый не разрешил.
   - Да, да, ничем помочь не могу – пробубнил эксперт: «пойдешь ты у меня копать противотанковые рвы, стерва, когда «абрамсы» попрутъ».
   - Он у меня на балконе теперь лежит, а ведь уже весна, неудобство соседям и флаг не могу вывесить… - оправдывалась хозяйка.
   - Что у вас у одной что ли такое, люди как-то находят выход из положения – наставительно заметил эксперт, заглядывая в ящики стола: «требуешь к себе особого отношения, не имея никакого отношения? Митинговать? Сгною!!!»
Он извлек из стола записную книжку и с большим интересом стал ее пролистывать.
   - Дак ведь он мне совершенно чужой человек! – робко пискнула хозяйка, пытаясь заглянуть что там в записной. Она теперь себя корила, что не проверила стол и не уничтожила все эти записки сумасшедшего.
Эксперт читал и читал и по черным стеклам его очков проскакивали молнии, а под усами блуждала злорадная ухмылка.
   - Все ясно - Эксперт торжествующе поднял книжку вверх и тут же сурово наклонился к хозяйке: «тут про всю вашу подпольную революционную ячейку, ты у меня остаток жизни на рудниках будешь урановой пылью харкать!»
   - Не надо компенсации! - взмолилась хозяйка, вставая на колени и складывая руки в мольбе - возьмите мои скромные сбережения… не побрезгуйте!
Эксперт снова уткнулся в диктофон.
   - Условия жизни покойного не соответствуют минимальным требованиям для существования работников творческого, умственного и чувственного труда. Со слов квартирной хозяйки, созданы покойным самостоятельно. Анализ условий места проживания и жизни покойного, по оставленным им записям, свидетельствует о намеренном снижении им уровня обязательного минимального оптимизма, установленного государством, выразившимся в:
   А. Чтении исключенной из государственных образовательных программ литературы в целях искусственного создания собственного, отличного от других, мнения;
   Б. Установлении контактов с носителями деградирующих культур западного направления с обменом веществами, предметами и нематериальными ценностями, представляющими угрозу цельности и устойчивости мировосприятия гражданина;
   В. Использовании упаднических, вырожденческих стилистических решений в отделке и обстановке жилого помещения, одежде и творческих проявлениях;
   Г. Использовании запрещенных продуктов питания, вызывающих кратковременное появление чувства неуставного превосходства над народной массой с последующим духовным опустошением;
   Д. Уклонении от занятий спортом, развития мускулатуры установленного образца и здорового духа внутри;
   Е. Отсутствии общественно-полезной деятельности, в том числе участии в военных играх, парадах, субботниках, народных гуляниях, валяниях и плясках имени святого Витте.
 
   В связи с приведенными фактами экспертиза рекомендует деятельность покойного признать направленной на самоподрыв обязательного запаса прочности граждан, обеспечиваемого государством, с целью несанкционированного лишения себя жизни и получения государственной компенсации.
На основании вышеизложенного покойному и его представителю в получении компенсации на захоронение отказать. С покойного и его представителя взыскать упущенную государством выгоду в размере суммы 20 среднегодовых налоговых отчислений покойного.
   
   - Так… И да… Убрать пятно, сделать ремонт, поднять уровень оптимизма в помещении до общественно приемлемого и заселить его вновь прибывшими с юго-восточного направления гражданами и негражданами.
   - Экспертиза закончена – проговорил диктофон металлическим голосом, раздался треск принтера и эксперт достал из кармана заключение.
   - Это вам! – эксперт протянул его хозяйке улыбаясь.
   - Все? И ничего про Колыму? – невпопад спросила она его.
   - Ничего – все еще улыбался эксперт и казалось, что даже не думал: «дождешься ты у меня еще 37-го».
   - Спасибо тебе, батюшка, век за тебя бога молить буду! – закричала старуха ударяясь лбом в пол и разбрызгивая принесенную экспертом грязь.


Рецензии
Это экранизировать надо... Как и многие Ваши произведения.
Но страшно - так живо, так по-правде при всей кажущейся абсурдности. Предсказали же будущее, которое стало нашим сегодня, некоторые прозорливые авторы. А до этого будущего осталось совсем немного.

Айрини Лис   27.06.2021 08:34     Заявить о нарушении
Спасибо! Внешне все может оставаться вполне благопристойным. Парящий в вышине орел даже и не заметит, что внизу все сошли с ума).

Старина Вв   27.06.2021 11:50   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.