Рассказ проститутки

Когда я работала в круглосуточном кафе на трассе, проститутка по кличке Щука поведала мне свою историю.

«Мне было семнадцать лет, когда я поехала в Мошенской район навестить старую тетку и занять у нее деньжат на учебу. Давно я не бывала в этом селе. Где стоит теткина изба, с ходу не соображу, так как очень нужда придавила. Кругом незнакомые дома, стыдно к чужим людям проситься в туалет. А в животе бурление, того и гляди опозорюсь. В отчаяние я огляделась по сторонам. Вижу полуразрушенную серую стену, затрапезный дом, похожий на брошенную котельную. Куча деревянных ящиков прикрывала заросший бурьяном пролом в стене. Пинками раскидав ящики, я ринулась через крапиву и борщевик в рост человека к спасительному уединению. О да, вот оно истинное блаженство! И корова бы такую кучу не навалила!

Недолго я радовалась. В сумочке закончились салфетки. Билет слишком маленький, чтобы им вытереться. Мне могли бы прийти на помощь листья лопуха, но, увы – они все в моих фекалиях! Так и стою раком, изнывая от бессилия и стыда. Спасение пришло неожиданно – чей-то горячий шершавый язык вылизал мой анус и упругие ягодицы, нежную промежность, доставив мне нежданное удовольствие. Я слышала тяжелое дыхание позади, чувствовала прикосновение влажного носа к своему счастливому телу. Если тетка даст денег, куплю себе собаку и пойду на рынок торговать. Все равно без опыта работы от «корочки» мало проку!

Внезапно лизание прекратилось, и меня грубо нагнули еще ниже. Влагалище увлажнилось от наслаждения, подаренного собакой попе. Видимо, сейчас мною овладеет хозяин этой псины, подумала я и удивилась своему спокойствию. Я же девственница, черт возьми! Берегла себя, на тебе – какой-то неизвестный хам вогнал в мое тело свой огромный толстый член, одним ударом разорвав девственную плеву. Это было так больно, что я потеряла сознание. Через некоторое время я очнулась в неряшливом вагончике. Я была совершенно голая. Рыжий двортерьер трахал мою ногу, пыхтя от наслаждения. Лохматый мужик с искаженным от страсти лицом навалился на меня и мощно жарил своим невероятным елдаком мою растерзанную сочащуюся кровью дырочку. Мне было так больно и страшно, что я закричала. Насильник хрипло захохотал и пустил горькую густую слюну в мой разинутый рот. Я поперхнулась и закашлялась, и от этого мужик кончил и отвалился. Пока он пил воду из щербатого кувшина и фыркал, как конь, меня истязала его собака. Собачий член так шустро скользил внутри меня по сперме своего хозяина, что я содрогнулась в оргазме.

- Ишь, как разобрало воровку! – усмехнулся мой мучитель, прогоняя пса. Но разъединить нас оказалось непростым делом. Луковица в основании собачьего члена разбухла, так чудесно распирала меня изнутри, что сердце замирало от экстаза! Поняв, что пролезть вне очереди ему не удастся, Хам (так я его называла вплоть до нашего расставания) присосался к моему левому соску, а правый теребил своими сильными грубыми пальцами. Кончая, я не заметила, как Тузик покинул мою куночку. У Хама были густые черные нечесаные волосы и борода, он чем-то напоминал Хагрида. Он закрывал своей гривой мое лицо. Я на ощупь нашла собачье тело и подрочила песику.

Всю ночь мы втроем занимались диким необузданным сексом. Утром я была совсем разбитая от страсти своих партнеров и не могла подняться на ноги. Киска болела так, словно её прижигали раскаленным железом.

- А чего ты ожидала, воровка? Я мог бы тебя прикончить вот этим тесаком, - сказал мой насильник. Он всегда носил его за поясом.

Я с обидой заявила, что хотела всего лишь справить нужду. Ничего брать я не собиралась.

- Не верю, все воры так говорят.

- А чего тут красть? Что ты охраняешь? – с презрением спросила я. Из окошка вагончика рисовалась унылая картинка запустения с ветхим складом посередине.

- Валенки! – надменно объявил мужик, словно на доверенной ему территории хранились норковые шубы.

Я ему не поверила и посмотрела сама. Действительно, на этом дурацком складе хранились обыкновенные валенки и какие-то доски. Странно, что их вообще кто-то охраняет. Кстати, ворота запирал сам хозяин склада, и он же привозил провизию на своем бежевом Ford Focus. Хам каждый раз клянчил себе сменщика. Владелец склада по имени Олег обещал ему смену караула, но ничего не менялось. До сих пор не возьму в толк, зачем моему любовнику сменщик, ведь денег у него не было. Позже я узнала, что Олег подобрал бездомного и потерявшего память мужика, поселил на своем складе и заставил охранять его за кормежку. Через некоторое время на склад забрел Тузик, такой же бродяга, как сам Хам.

Воспылав любовью к своему первому и единственному мужчине, я решила остаться с ним жить. Хам, конечно, доложил об этом хозяину.
Олег был высоким сухопарым блондином средних лет. Он застукал нас, когда я сосала, причмокивая, фаллос моего дикого кавалера, а Тузик лизал мою взмокшую и горячую вульву, доводя до исступления своим мастерством. Это был очень смышленый песик, настоящий гурман женских выделений.

Хозяин склада вылез из своей бежевой иномарки и согнулся от смеха. А меня уже до такой степени растлили, что я сама засмеялась и нечаянно прикусила головку друга. Хам ойкнул и отвесил мне затрещину. Олег ржал до слез, а потом снял брюки, и приказал мне сделать минет.

- А что ты мне дашь за это? – впервые во мне заговорила проститутка.
- Что купить тебе, детка? – спросил Олег, показывая мне свой толстый, но более короткий, чем у Хама член, и массивные яички.

- Купи ящик водки, блок сигарет. Кроме того, дай мне денег! Три тысячи!
- Ладно, заплачу тебе за оригинальность, - достал бумажник блондин.

Этой ночью на мягкой травке у костра мы придавались любви вчетвером: меня имели двое, не считая собаки. Друзья трахали так неистово, что я ракетой взлетала в рай с растянутой киской и задним проходом. Как это сладко, когда в тебя вонзается сразу два больших пениса, они трутся друг об друга через тонкую мышечную перегородку, рождая неописуемое наслаждение! Собачку я тоже не обижала. Летом эти оргии повторялись каждые две-три недели, и мы с Хамом и Тузиком ни в чем не знали нужды. Мясо, алкоголь и сигареты не заканчивались у нас. Я так гордилась собой, зная, чем обусловлена щедрость хозяина. У нас с Олегом установились прекрасные отношения, он даже вызвался сгонять в Великий Новгород и сообщить маме о моем замужестве.

Лето пролетело, как один миг, полный неги и сумасшедших оргазмов. Тузик научился сношать меня в рот, а также просовывать язык в мое ненасытное влагалище. Даже Хам стал нежнее, хотя секс с ним был болезненным из-за его бешеного темперамента и большой размера. Еще осенью нам перепадало от щедрот Олега. Однако я заметила, что стала надоедать ему. Он все реже занимался со мной сексом.  В последнее время я даже минет делала ему только с презервативом, а это обидно. Я же нормальная девушка, а не привокзальная бомжиха! К ноябрю пайка сократилась втрое. Олег ворчал, что от склада одни убытки, валенки не продаются. А сын выпрашивает снегоход.

Наступила зима. Теперь Олег вместо себя присылал какого-то хмыря, который привозил нам хлеб, макарошки и картошку. Он лишил нас мяса и сала! Выпивки и сигарет тоже, но мой дикарь больше всего тосковал по мясу!

К этому времени у меня закончились деньги. Летом я бегала за пивом и сигаретами, купила на свои деньги обогреватель на зиму. Эх, надо было выпросить его у Олега, пока он благоволил мне! А сейчас ржавые ворота на запоре, какой-то убитый грузовик закрывает пролом в стене. Хам ворчал, что без мяса ему жизнь не мила. Даже секс не дает ему удовлетворения, пока приходится давиться макаронами без подливы. Я уговаривала Хама удрать со мной в Великий Новгород. Он упорно  отказывался, поскольку утратил память о большом мире.

Воду мы брали из протекающей трубы, которая пролегала вдоль стены. Я собирала её пластиковые бутылки, протискиваясь в пролом. Так вот, ушла я за водой. Захватила с собой трусы и майку Хама. Сказала ему, что наберу воды и там же постираю его вещи.

Ночной мороз обломал мои планы. Там, где протекало, образовалась большая сосулька. Я посетовала на судьбу и пошла к вагончику с бутылками и шмотками. Хам сидел на скамейке спиной к окошку, вывалив мудя перед собакой. Тузик самозабвенно лизал ему мошонку. Я почувствовала томление между ног, но мне хватило ума не выдать своего присутствия и подслушать разговор Хама с псом.

- Почему хозяин так изменился, Тузик? – нудил голодный мужик. – Неужели из-за этой приблуды, а? Она его разочаровала, видать! Когда у нас были деловые отношения с хозяином, он кормил нас мясом. По крайней мере, собачьим кормом. Что же нам делать, Тузик?

Пес тявкнул на подымающийся член с огромным покрасневшим набалдашником.
- Ты прав, мой милый. Она тоже состоит из мяса, но нас с тобой интересуют только её дырки. А руки и ноги можно съесть. Так и быть, сам буду ходить за водой. Лижи, Тузик, лижи, а я тебя сегодня не обижу, угощу бабьей косточкой с мясцом!

Я чуть не задохнулась от возмущения! И этого ублюдка я считала любовью всей своей жизни! Променяла на него маму и учебу в колледже! А он хочет меня искалечить, пустить на мясо мои конечности?!

Мне хватило выдержки не показать Хаму своих чувств. Я вела себя, как всегда. Сбросила телогрейку и трусы и раскинулась на продавленном диване. Песик принялся вылизывать пальчики, которыми они с хозяином вечером планируют полакомиться. Хам нежно пожевал моё ушко – раньше эта ласка мне нравилась, а теперь казалась прелюдией к каннибализму. Покрыв поцелуями стройную шею, Хам впился губами в мой сосок. Его дубина искала вход в мое влажное лоно.

Я заставила себя расслабиться. Пусть Хам войдет, пусть исколошматит шейку матки своим потрясающим фаллосом. Мы достигнем оргазма вместе, а потом он умрет. Не зря «Основной инстинкт» был моим самым любимым фильмом детства!

Ох, до чего он был хорош в последний раз! Я изнемогала от наслаждения, теряя нить мысли об убийстве. Я билась в конвульсиях оргазма, стискивая член своими мышцами все крепче и крепче. А мои пальчики судорожно вцепились в потную шею Хама, он начал багроветь и хрипеть, а его прекрасные черные глазки-бусинки вылезали из орбит. Я кончила, а он… то ли умер, то ли сознание потерял. Не знаю, это слишком тяжело вспоминать. Я хотела забрать Тузика с собой, но пес зарычал на меня. Я оставила его вылизывать лицо хозяина. Пульс проверить ума не хватило. Может, Хам жив до сих пор?

Какой-то веселый водила доставил меня в Великий Новгород за сеанс анальной любви. Я отправилась к маме, гадая, сдержал ли Олег свое обещание предупредить её о моем внезапном замужестве. Предупредил и еще как! Он сделал фотографии, на которых я в извращенной форме совокупляюсь с Хамом и Тузиком, и послал их маме! Получив письмо от доброжелателя, бедняга отреклась от дочери. А когда я появилась на пороге отчего дома, мама со скандалом прогнала меня на улицу! От безысходности я отправилась промышлять на трассу. И буду работать на панели до конца своих дней, потому что сожительство с Хамом превратило меня в нимфоманку. А родные отвернулись от меня.

Будь проклят этот вшивый, гнусный, жадный до омерзения хозяин склада! Это он разрушил мое счастье своим отказом поставлять нам мясо! Несколько банок тушенки сохранили бы нашу идиллию. Что с того, что валенки плохо продаются? Ведь я же всегда готова была отблагодарить Олега за еду! Чтоб он околел в канаве!»

Щука проклинала Олега до конца своих дней. Не знаю, навредили ли Олегу проклятия проститутки, но однажды её саму нашли в придорожной канаве с перерезанным горлом. Полиция так и не нашла убийцу.
 



Рецензии
мрачная история
как бы и есть обещанная эротика..)7+

Петр Кондратьев   28.11.2022 22:01     Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.