ЦОЙ ЖИВ!

Сценарий кинофильма о путешествии во времени
по мотивам «Назад в будущее» Б. Гейла и Р. Земекиса
с добавлением советских  и постсоветских реалий


Действующие лица:

Георгий Иванович Смирнов – инженер-исследователь  в Петербургском НИИ, 47 лет

Он же в 1990 – студент ЛГУ, 18 лет   

Людмила Петровна Смирнова – его жена, учитель начальных классов, 47 лет

Она же в 1990  – студентка пединститута, 18 лет

Миша (Майк) – их сын, студент 1 курса, 18 лет

Лариса – их дочь, студентка 4  курса, 21 год

Эдуард Петрович («Петрович») – изобретатель машины времени среднего возраста

Он же в 1990-м – начинающий изобретатель

Александр Владимирович Горский - доцент университета, философ, преподаватель Миши, 51 год

Он же в 1990-м -  неформал, оппозиционный активист, друг Миши, 20 лет.

Он же в альтернативном 2019 году – президент ССДР, 51 год

Владимир Владимирович Путин – проректор ЛГУ, 38 лет

Дмитрий Анатольевич Медведев – аспирант ЛГУ, 25 лет

Виктор Робертович Цой – рок-певец, в 1990 году 28 лет
Он же в 2019 году – 57 лет

Студенты, демонстранты, милиция, прохожие, кавказцы


Время и место действия

май 2019, Санкт-Петербург,

июнь 1990, Ленинград


Акт 1

Сцена 1

Обычная двухкомнатная квартира в спальном районе Петербурга.  Утро. Семья Смирновых (Георгий Иванович, Людмила Петровна и их дети – Миша и Лариса) завтракают перед рабочим днем. Все за кухонным столом.  Людмила Ивановна приносит и уносит приборы. Работает телевизор, там – утреннее политическое ток-шоу. Миша не слушает, у него в ушах – наушники.

Телеведущий: вчера на  несанкционированный митинг около Гостиного двора пришло менее 100 человек. Хотя так называемая оппозиция всегда уверяет – за ней тысячи!
Выкрик из зала: да эта оппозиция – сволочи продажные! Агенты Госдепа!
Георгий Иванович: все повторятся! Вот и мы когда-то так, помнишь, Люся? Бегали по митингам, орали, флагами махали. А потом нами воспользовались и выбросили за ненадобностью А партократы стали демократами. Хотя какие они демократы? Вор на воре. Не этого мы хотели…
Люся, ты меня не слушаешь?    
Людмила Петровна: А? Я, ты же знаешь, давно уже политикой не интересуюсь. Нам бы вот на ботинки для Миши где-нибудь наскрести… На нем же обувь горит! Миша, ты котлету еще будешь?
Миша (вынимая наушник): А? Да, буду, ма
Л.П.: впрочем,  если бы не твоя политика… Мы ведь впервые поцеловались тогда, на митинге на Гостинке, 6 июня. Помнишь? Его еще Юрка Лебедев организовывал…
Лариса: помню-помню, ты уже раз 100 рассказывала. Папа был такой вдохновленный, такой сияющий. Он подошел к тебе и сказал: «можно я тебя поцелую как демократ демократку». И  ты в него сразу влюбилась …  (ехидно) А вот поцеловал бы тебя Лебедев и мы бы сейчас совсем по другому. Он теперь не Юрка, а целый Юрий Васильевич и первый замгубернатора…
Л.П Если бы меня поцеловал Юрий Васильевич тебя бы, милочка, не было бы…
Л.: да кто ж спорит…
Г.И. (глядя в телевизор и не слыша их): Новой перестройки он хотят… Тут со старой наворотили такое… «Перемен, требуют наши сердца»…

Программа кончилась. Начинаются новости.

Диктор: «Вчера в Санкт-Петербурге произошло курьезное событие. Неизвестные позвонили в редакцию «Фонтанки», представились членами «Комитета освобождения Кавказа» и сообщили о заложенной в метро бомбе. Однако саперы после эвакуации обнаружили там лишь «мешочек смеха», который смеялся и говорил голосом кота Леопольда…»

Л.П (выключая телевизор).: Бредятина! Давайте, кончайте разглагольствовать! Жора, ты  работу опоздаешь! А вы дети - в университет! Быстро, собирайтесь!

Все встают, прощаются и расходятся.

Сцена 2

Двор Мишиного дома, возле гаража Петровича.
Петрович копается в своем старом «Запорожце»

Миша: Здорово, Петрович! Апгрейд иномарки?
Эдуард Петрович: а, Майк, это ты? Приветствую! Да тут нужно кое что заменить… Я потом объясню. В университет собрался?
М.: да я не тороплюсь. Первые две пары - философия. Скукотень!
П. Это ты зря! Философия – интереснейшая наука. Но самое интересное в ней, конечно – темпоративистика…
М. Петрович, не выражайся при детях! Что это за хрень?
П.: Слово происходит от латинского «темпора», что значит – время. Итак, темпоративистика – философская дисциплина, изучающая время. Точнее сказать - четвертое измерение нашего пространственно-временного континуума!  По которому, как я выяснил, возможно  перемещение физических объектов, причем в обоих….
М. Ну ты даешь, Петрович! Я ни фига не понял! Я ведь пока еще только на первом курсе. Тебе помочь с твоей иномаркой? (стучит по «Запорожцу»)
П. Нет, Майк. Иди на свою философию. Но вечером в 11:30 обязательно приходи на это место и захвати с собой видеокамеру.  И об этом никто не должен знать! Даже твои родители!
М.: (ворчит) Больно они интересуются моими делами…  А что здесь будет в 11:30?
П. (машет руками): Никто не должен этого знать, иначе ничего не получится! Это очень и очень опасно! Но ты не пожалеешь! Ты станешь свидетелем величайшего научного открытия современности!   
М (усмехаясь): ну конечно! Покедова, Эйнштейн ты наш! (сует в уши наушники и уходя, напевает): «Перемен требуют наши сердца!»

Сцена 3.

Санкт-Петербургский университет, физический факультет. Аудитория. Семинар по философии.   За столом - Александр Владимирович Горский, доцент, кандидат наук.   У доски – девушка в очках. В глубине аудитории – столы, студенческая группа. На последнем ряду Майк с друзьями «режется» в карты на планшетах.

А.В.: ну что ж, Видинеева, хорошо, очень хорошо. Я бы сказал недурственно. Основные признаки социальной стабильности вы раскрыли правильно. Садитесь, пять. (обращаясь к аудитории). Социальная стабильность очень важна. Вашему поколению это трудно понять. Вы выросли  в условиях этой стабильности, для вас она как воздух. Вам не пришлось как нашему поколению пережить нищету, разгул бандитизма в 90-х… Владимир Владимирович Путин – вот человек, который спас страну от развала, разора, которому вы должны быть благодарны – да-да! Не побоюсь этих слов! – благодарны за свою счастливую юность! А вы  на митинги сбегаете….
Голос: А Вы разве не сбегали в нашем возрасте, Александр Владимирович?
А.В. Сбегал, Крашенинников, сбегал.  Со стыдом признаю, сбегал. На митинги ходили, песенки распевали «Перемен, требуют наш сердца!»
Майк (оживившись): Обалдеть, Александр Владимирович! Вы тоже по Цою фанатели?
А.В.: Что за сленг, Смирнов! (Улыбается) Хотя да, фанател. Даже на концерте его был. На самом последнем. 24 июня 90-го, в Лужниках. Вот как вас сейчас его видел и автограф у него взял…
М. Круть! Принесете заценить?
А.В.: Так, Смирнов, кажется тебе нужно подтянуть общий культурный уровень. Что у нас было на прошлой неделе? Пространство и время? Что такое пространственно-временной континуум Минковского-Римана?   
М (встал и  запинаясь, начинает): этот пространственно… континуум. Как его? Римана…

Сцена 4

Площадка перед гаражом Петровича. Петрович стоит у открытой двери «Запорожца». Майк снимает его на видеокамеру.

П: Сегодня – исторический день! Я намерен пронзить пространственно-временной континуум и оправиться вперед – в прошлое на изобретенной мной машине времени!
М: ты хочешь сказать, что этот «Запорожец»  ты переоборудовал в машину времени?
П: этот «Запорожец» остается «Запорожцем», но я установил на его панели темпоральную плату, а в нее вмонтировал хронодиод, позволяющий перемещаться в рамках четвертого измерения пространственно-временного континуума…
М: я все равно ничего не понимаю, Петрович
П: а тебе и не надо понимать, ты снимай. Разработанное мною устройство крайне экономично, работает от простого автомобильного аккумулятора. Никакого плутония! Никаких чудовищных трат электричества!
М: зато стоит наверное – мама не горюй!
П: да стоит оно прилично. У тебя таких денег точно нет.
М: где взял - секрет?
П: ну почему же? На меня вышла группа кавказских террористов. Они заплатили мне, чтоб я собрал им бомбу. Денег как раз хватило, чтоб собрать темпоральную плату…
М: а бомба?
П: а вместо бомбы я им вручил мешочек смеха. (пародирует) «Ха-ха! Леопольд, выходи! Ребята, давайте жить дружно!». А что? И людей спас, и деньги нашел (смеется).
Куда ж мне отправиться? Может, в год основания Петербурга? С царем увижусь, может посоветую ему что! Или в 25 октября 1917 года. Октябрьский вооруженный переворот, в Смольном – Ленин… Нет, лучше в 3 июня 1990 года!
М: что-то я не помню этой даты…
П: это величайшая дата в истории науки и техники. Ночью 3 июня 1990 года я вкручивал в гараже лампочку, упал с табуретки и мне пришла в голову идея хронодиода, который делает возможным путешествия во времени! Кавказские террористы!
М: тогда не было кавказских террористов, Петрович!
П: Миша! Смотри! Кавказские террористы! Они едут сюда! Они меня нашли! Беги! Я дворами, там пункт полиции!

Майк оборачивается, на «Газели» едут кавказцы, орут, стреляют. Петрович убежал во дворы, целый и невредимый.  Миша видит, что бежать назад нельзя, кавказцы близко, он впрыгивает в «Запорожец», нажимает на газ.  Машина набирает скорость и исчезает.      

Акт 2

Сцена 1

«Запорожец» материализовался 3 июня 1990 года в том же дворе. Утро. Редкие пешеходы. Нет рекламных плакатов и иномарок. Дома выглядят значительно новее, а люди одеты однотипно и скромно. Машина тормозит и Майк слышит крик. Открывает дверь и видит, сбоку от машины лежит на асфальте парень лет 18, корчится от боли. Майк бежит к нему. 

Парень: ты слепой что ли? (смотрит на его одежду) Чучело! Кто ж так водит? Ты же сбил меня! И кажется ногу сломал! Ой как больно!
Майк: Извини! Ты кто? Я тебя где-то видел!
П.: кто-кто! Юрка Лебедев, меня тут все знают. Вон в том доме живу…
М: Лебедев? Точно! Я тебя на плакатах видел с губернатором… Только там ты постарше. Ты в ЛГУ учишься?
П: Ты дурак что ли? Бредишь? Ой, больно! Какая разница где я учусь? «Скорую» вызывай!
М. сейчас, конечно! (хлопает по карманам) Я телефон, кажись, посеял. Дай свой!
П: Что?
М: Телефон, говорю, есть у  тебя?
П (удивленно) Есть
М: Дай позвонить!
П: ну ты совсем долбанутый, я гляжу!  Телефон у меня дома, как я тебе его дам? Вон будка – беги, звони! Да не забудь, чукча ты этакий, «Скорая» - 03, без монетки! Ой, как больно!

Майк бежит к телефонной будке, вызывает  «Скорую», видит, что собирается толпа, прыгает в «Запорожец»  и уезжает.


Сцена 2

Майк около квартиры Петровича. Звонит, потом стучит в дверь руками и ногами. Дверь открывается. Молодой Эдуард Петрович с мигающей лампочками и проволокой на голове. Ни слова ни говоря, затаскивает Майка в квартиру.   
   
Молодой Петрович: Молчи! Ни слова больше! Сейчас я прочитаю твои мысли! Дай сосредоточиться! (смотрит на откровенное фото с девицей на футболке Майка) Ты пришел, чтоб подписать меня на газету «Спид-инфо»!
Майк: Нет, послушай Петрович!
Петрович: Как ты меня назвал? Да, я вообще-то Эдуард Петрович… Но … Ни слова, я сказал! Этот прибор читает мысли!  (показывает на татуировку Майка) Ты собираешь деньги для фонда помощи малолетним преступникам!
Майк: Послушай, Эдуард!  Меня зовут Миша Смирнов. Майк. Я – твой лучший друг. Я прибыл из 2019 года на машине времени, которую ты изобрел и собрал на базе «Запорожца»
П: Ты понимаешь, что это значит? Что эта штука не работает! (снимает с головы прибор и выбрасывает)
М: Ты не веришь? Вот посмотри. Это мой паспорт. Я родился в 2001 году. Меня еще нет на свете. А получил я паспорт в 2015 году. Я проживаю здесь, в Санкт-Петербурге…
П: такого города давно нет. Мы с тобой сейчас в Ленинграде. (смотрит на обложку).  Какая качественная подделка! (выталкивает Майка за дверь. Майк стучится в дверь)
М: Открой! Открой! Это правда!
П: (приоткрыв дверь): Скажи мне, мальчик из будущего? Кто будет президентом СССР в 2019 году?
М: В 2019 году уже не будет СССР. Советский Союз распадется в декабре 1991 года.
П: Через год? А Соединенные Штаты – через 2 года? А Франция и Китай через 3?  А через 5 лет распадется весь пространственно-временной континуум?
М: послушай! Ты мне сам об этом рассказывал. Сегодня ночью, 3 июня 1990 года ты упал в гараже, когда ввинчивал лампочку и тебе пришла в голову идея хронодиода, который делает возможным путешествия во времени…
П: Заходи быстрей! (затаскивает его)

Зал в квартире Петровича. Майк сидит на диване, Петрович возбужденно бегает по залу.

П. И главное! Ты ни в коем случае не должен здесь ни с кем встречаться!  Иначе это повлечет необратимые изменения в будущем!  Поживешь у меня пару дней, по Невскому погуляешь, а я осмотрю машину, проведу профилактику и отправлю тебя обратно. Как хорошо, что ты ничего не повредил при переходе. А то я смотрел один американский фильм, так там машина времени вышла из строя в 1955 году, а чтоб ее завести, был нужен плутоний…
М: да, Петрович, я тоже смотрел этот фильм.
П: ты уверен, что твоему, то есть моему «Запорожцу» не нужен плутоний?
М: нет, ты, то есть ты, но старый, который остался в будущем, говорил, что   хронодиод работает от простого автомобильного аккумулятора
П: и он не требует 1 гигаватта электричества?
М: Вроде нет
П: Какое облегчение!
М: но есть другая проблема. Когда я переместился сюда, в 1990 год, я сбил человека…
П: Это катастрофа! Он играет важную роль в будущем?
М: ну в общем да. Он станет замгубернатора Санкт-Петербурга…
П: Это катастрофа катастроф!  Он мертв?
М: нет, ну что ты! Только ногу сломал. Его в больницу увезли. Будет жить..
П: Фу! Чего же ты беспокоишься?
М: понимаешь… Он, этот человек, ну Юрка Лебедев, должен был организовать через два дня несанкционированный митинг. У метро на Невском. На этом митинге влюбились и поцеловались мои папа и мама. Мама 100 раз об этом рассказывала… А теперь…
П: они не влюбятся, не женятся, ты с сестрой не родишься, вашу семью сотрет из линии исторических событий… У тебя ладонь не просвечивает?
М: нет пока
П: это хорошо. Мы еще можем все исправить! Надо найти твоего отца, пусть он сам организует это митинг
М: Ты - гений, Петрович!
П: Я знаю…
 
Сцена 3

Ленинградский университет. Майк идет по коридору с молодым Петровичем. Внезапно они сталкиваются с парнем в джинсах и в майке с надписью «Hard rock». Волосы у парня всклокоченные, возраст – за двадцать, скорее, аспирант, чем студент. Парень идет со своим другом и громко разговаривает.
Парень: Ты думаешь я всю жизнь буду здесь протирать штаны на кафедре? Ну уж нет! Сейчас время больших возможностей! Сейчас можно сделать карьеру в политике. Я обязательно чего-нибудь добьюсь, стану большой «шишкой»…   
Майк  (внезапно узнав его): Точно! Он станет президентом России!
Парень (повернувшись к Майку и улыбаясь): Президентом!  А что, это мысль! Президент России Дмитрий Анатольевич Медведев! Это звучит! 
Мимо проходит мужчина средних лет, лысеющий, в строгом костюме. Услышав разговор, хмыкает.
Мужчина: «президент-рокер! Не бывать такому!»
Друг Медведева толкает Медведева под локоть.
Друг: Ты б не орал так на весь факультет. Ты знаешь: кто это? Помощник ректора. Владимир Владимирович Путин. Я у него заявление подписывал.
Майк (толкая Петровича): представляешь, это же! Это же!
Петрович: Молчи! Я не должен много знать о будущем! Вон, это кажется, твой отец?
М.: Да! Па! Па (смутившись) По-слушай, Георгий! Эй, Жорка!
Жора: Чего тебе? Ты кто?
М.: да это же я, твой сы…  Семинар по философии помнишь?
Ж: не-а
М: это неважно. Слушай, тут ребята собираются митинг провести… Завтра… Около Гостинки. Против партократов там.. За межрегиональную депутатскую группу! Нужна твоя помощь…
Ж: не. Я, конечно, за перестройку. Но организовывать там, собирать людей я не умею. Не мое это. У нас этим Юрка занимается. Лебедев
М: В том-то и дела, Жора, Юра заболел, он в больнице. Это должен сделать ты. Больше некому.
Ж: Да не умею я! Вам надо, сами и делайте. К тому же завтра я с Ленкой в кино иду      
М: С какой Ленкой? А Люся?
Ж: не знаю я никакой Люси! И вообще – что ты ко мне привязался? Отвали! Я тебя не знаю и ни на каких семинарах не видел!
М. (возвращаясь к Петровичу): все хуже, чем я думал. Он ничего не хочет. К тому же у него есть девушка и это - не моя мама. Размажет меня по континууму, даже следа не останется! Стопудово!
П.: Стопудово? Я уже не в первый раз слышу от тебя это слово… Вы что, в будущем отказались от европейской системы мер и перешли на национальную, русскую? Ах, да! (хлопает себя по лбу) Ты же говорил: у вас президент – славянофил! Помню-помню: присоединение Крыма, русские -  самый большой разделенный народ!
М: все сложнее, Петрович! Ладно, ты иди, машину подрихтуй, а я погуляю здесь, может чего придумаю…

Сцена 4

Аллея возле университета. Майк уныло бредет, не глядя по сторонам. Вдруг к нему подходит молодой Горский с кипой газет.

Горский: Господин студент! Не интересуетесь оппозиционной прессой?
Майк: Что? (поднимает голову и начинает узнавать)
Г: говорю, распространяю нелегальную свободную прессу. Вот «Свободное слово» - газета «Демсоюза». «Центрифуга» - Либертианская партия. А это анархо-коммунисты, газета «Черное знамя». Если интересуют анархисты, есть еще журнал «Община». Но лично я предпочитаю «Гражданское достоинство». Возрожденная партия конституционных демократов. Лучшие интеллигенты начала века был конституционалистами!
М: постойте! Вы ведь Горский? Александр Вла… То есть Александр... Саша…
Г: да, я - Саша Горский, факультет философии. А почему на «вы»? Слушай, где-то я тебя уже видел….
М: может быть… Саша, ты мне и нужен.
Г:   зачем это я тебе нужен? Тебя кстати, как зовут?
М: Миша. Майк! Мехмат.
Г: Точно! Кажется, там я тебя и видел
М: слушай, Саш, помощь твоя нужна… Юрка Лебедев в больнице, ногу сломал
Г: как? А завтрашний митинг на Гостинке?
М: вот и я про то! Пойдем, я тебе объясню…

Сцена 5

Тротуар около входа в метро «Гостиный двор». Кучка митингующих студентов, среди них Горский, Жора и Люся. У студентов – плакаты:  «Долой партократов!», «6-ая статья Конституции – ложь, нищета и коррупция!», «За демократизацию СССР!». Вокруг милиция с мегафонами. По Невскому идут прохожие, ускоряя шаг.  Чуть в стороне стоит Майк, наблюдает.

Милиционеры: Уважаемые граждане! Ваш митинг является несанкционированным! Вы нарушаете административное законодательство! Просьба разойтись!
Студенты: Долой партократию! Долой 6-ю статью Конституции! Да здравствует советская демократия!
Горский:  Нас не запугаешь! Это – наша страна! За демократизацию СССР! Власть Советам!
Жора (Люсе): Привет! Тебя как зовут? Меня – Жора! Я из ЛГУ!
Люся: а я Люся! Я из герценовского!
Ж: А – знаю! А можно я тебя поцелую? Как демократ демократку?
Л: (смеется) Можно! Сегодня такой замечательный день! (Целуются)

Майк наблюдает за ними, улыбается, увидев поцелуй, и быстрым шагом уходит прочь.

Сцена 6

«Запорожец» стоит уже заведенный возле гаража Петровича. Майк садится в машину и кричит сквозь рев мотора.

Майк: Спасибо тебе Петрович! Мне нужно спешить! Ты самый лучший! Скоро мы с тобой увидимся!
Петрович: Спасибо, Майк! Это было очень вдохновляюще! Стопудово! До встречи в будущем!
М: (ведя машину по вечернему Ленинграду): Сегодня же еще 6 июня! Еще есть 2 месяца и 9 дней! Я должен успеть! Где собирается Горский с ребятами?  На Невском, где же еще! Но сначала я напишу письмо…

Майк сворачивает, выскакивает около кафе, заходит, садится за столик и пишет письмо, шепча вслух   
 
«Дорогой Виктор! Умоляю тебя, дочитай это письмо до конца, пусть даже оно сначала покажется тебе бредом. От этого зависит твоя жизнь.
 15 августа этого года около 12 часов дня ты будешь ехать в темно-синем «Москвиче» по трассе «Слока — Талси» под Тукумсом в Латвии. Ни в коем случае, запомни, ни в коем случае ты не должен заснуть за рулем на 35-ом километре, когда навстречу тебе выедет «Икарус». Делай что хочешь, пей кофе, кури, только не спи! Иначе ты умрешь и с тобой умрет лучшая половина мира для твоих фанатов. И для меня.
Конечно, ты не поверишь, что я прибыл из будущего, и поэтому знаю о том, что может, но не должно случится с тобой. Так вот – чтобы ты поверил: скоро вы с Каспаряном будете записывать новый альбом. Там будет песня с такими словами:

«Сегодня кому-то говорят: До свиданья!
Завтра скажут: Прощай навсегда!
Заалеет сердечная рана.
Завтра кто-то, вернувшись домой,
Застанет в руинах свои города,
Кто-то сорвется с высокого крана.

Следи за собой, будь осторожен!
Следи за собой!»

Это – одна из моих самых любимых песен у тебя! Следи за собой!  Будь осторожен! Твой друг из будущего.

Майк запечатывает конверт, выскакивает из кафе, садится в машину и мчится в сторону Невского.
«Запорожец» подруливает к компании ребят. Они сидят на скамейке на остановке, поют песни Цоя под гитару. Среди них – Горский. Майк подбегает к нему.

Майк: слушай, Саш, можно тебя на минутку? Отойдем? 
Горский: давай! А что случилось? Ты уезжаешь? А что тебя сегодня на митинге не было?

Они отходят в сторону.

М: Скажи, ты любишь Цоя?
Г: А то!
М: очень –очень любишь?
Г:  какой-то ты странный… И на мехмате тебя никто не помнит, я спрашивал…
М: слушай меня внимательно и не перебивай. Я прошу тебя, заклинаю тебя, сделай все, как я говорю! 24 июня ты будешь в Лужниках на концерте Цоя!
Г: А откуда ты знаешь?  Буду! Я и билеты у спекулянта урвал. За  три цены, между прочим! Извини, лишнего нет…
М: ты подойдешь к Цою взять автограф. Передай ему этот конверт. Обязательно передай! И скажи – это вопрос жизни и смерти! От этого зависит его жизнь! Поклянись, что передашь! (сует конверт в карман к Горскому)
Г: Да кто ты такой? И что в конверте?
М: Этот концерт будет последним! В августе  Цой разобьется на машине! Потом будет неудачный переворот. Потом к власти придет Ельцин и….

Поднимается ветер, Майка почти не слышно из-за порывов ветра, но он продолжает

…. И он распустит СССР. Будут войны – в Молдавии, в Таджикистане, на Кавказе. В Прибалтике и на Украине у власти будут неонацисты! Россию разворуют друзья Ельцина…  Все, за что вы боретесь, погибнет! Никакой демократизации СССР не будет! И знаешь почему?

Г: Почему?

М: не смейся – из-за смерти Цоя! Я долго думал! Цой – это дух перестройки! Это дух демократической советской революции! С его смертью  исчезнет все! Останутся только подонки и воры!   

Г: Откуда ты это знаешь?
М: Я оттуда! Из будущего! 

На крик к ребятам направляется патруль милиции.

М: Прощай! Не забудь о письме! О письме! Не забудь! Это! Очень! Важно!

Майк прыгает в «Запорожец» и машина скрывается за углом.
 
 
Акт 3

Сцена 1

«Запорожец» материализуется сбоку от философского факультета ЛГУ, у «Академкниги». Майк выскакивает и не обращая внимания на зевак бежит ко входу, влетает на третий этаж, стучится в дверь кафедры.

Майк: Извините, мне срочно нужен Александр Владимирович!  Ой, неужели это вы Дмитрий Анатольевич?
Д.А. Медведев: Молодой человек, нельзя же так врываться в преподавательскую! Да, я, кто же еще? А вот вас я, простите, не припоминаю
М: (пуча глаза) а что вы здесь делаете?
Д.А.: Странный вопрос. Я здесь, знаете ли, работаю. Уже больше 20 лет!
М: а где Путин?

Из-за перегородки выходит Путин.
 
Путин: Вы ко мне? В Болгарию что ли, по обмену? Так могли бы подождать около международного отдела…
М: Нет, я ничего. Простите, пожалуйста! Я, кажется, ошибся

Майк бежит обратно. У входа его окликает сестра Лариса. Она модно одета, сидит в красивой «Волге».

Лариса: Майк! Ты домой? Иди сюда! Я подброшу…
Майк (подходит, удивляясь): У тебя же не было машины…
Л: Не было… Она в ремонте была, сегодня утром забрала. Зато теперь как новенькая: не стучит, не визжит. Не то что хлам иностранный! Прыгай, проедемся!

Майк садится на переднее сиденье. Машина трогается

М: Погоди, ты же сказала домой. Но Мурино там!
Л: ну братишка, ты кажется, переучился. По-твоему, мы живем в Мурино?   Даешь!

Майк удивлением смотрит по сторонам и не узнает города. Он не знает, что сказать. Машина въезжает в район дорогих коттеджей и останавливается.

Л: приехали, выходи
М: Мы живем здесь?
Л: что –то не так?
М: нет-нет. Наоборот, теперь все в полном порядке.

Сцена 2

Большая столовая с дорогой мебелью. Семья собралась обедать. Богато сервированный стол.  Огромный, во всю стену телевизор.

Людмила Петровна: Миша, Лара, садитесь, вы опоздали. Вы же знаете, папа любит пунктуальность. Ему еще в институт ехать. Нехорошо, когда подчиненные директора ждут.   

Входит Георгий Иванович в дорогом костюме. Смотрит на часы…

Георгий Иванович: Что ж, Миша. У меня для тебя сюрприз.

Майк не смотрит на него, он уставился в телевизор. Там на экране крупным планом Александр Владимирович Горский. Звука почти не слышно.

Майк: это же Александр Владимирович. Я его  с утра искал.
Людмила Петровна: Ты? Его? Ты в своем уме?
М: а что? Он ведь мой препод. По философии…
Лариса: Мам, пап, не обращайте внимания, он придуривается. Он уже час меня такими шуточками бесит (обращаясь к Майку). Какой препод? Он же – президент!
Майк: университета?
Л: что?
М: России?
 Л: Какой России? Президент ССДР.
М: не понял
Л: Что тут не понимать Союза Советских Демократических Республик. Родины нашей…
Людмила Петровна: ну пошутили и хватит! Садитесь есть. Жора, что за сюрприз?

Георгий Иванович: Поскольку мой сын успешно подошел ко второй сессии, получил автомат уже по двум дисциплинам, то я ему дарю…

Георгий Иванович вынимает из кармана цветную картонку

…билет на концерт его любимого исполнителя ... Виктора Цоя! 15 мая в СКК! Не слышу благодарности!
 
Майк стоит с непонимающим лицом, потом начинает понимающе  улыбаться и наконец, счастливо смеется.


Сцена 3

Концерт Цоя в СКК 15 мая 2019 года. Камера подъезжает ко сцене. Видно лицо старого седого Цоя. Он поет пеню «Мы ждем перемен!»

КОНЕЦ

 


Рецензии