Гримасы судьбы. Часть 39

       Одновременно с угождением старухам, Фархад осуществлял свой главный план: он вдруг (вдруг для окружающих) подал заявление  с просьбой снять с него полномочия министра сельского хозяйства и утвердить директором совхоза, которым раньше руководил Абдулла. В среде остальных министров начались смешки и разговоры: уж не съехала ли крыша у Фархада. Поговорив с Фархадом, Председатель Совета Министров переговорил и с представителем компартии Узбекистана и подписал заявление. Его мнение совпало с мнением вышестоящих товарищей: на место министра сельского хозяйства тьма желающих протирать штаны, есть из кого выбрать, а вот найти толкового руководителя совхоза дело не шуточное. Тем более, что Фархад именно по работе этого совхоза защитил кандидатскую, следовательно дело знает.

       Чтоб не огорошить сыночка этой вестью в совхозе, Фархад позвал его к  себе домой, (сын жил в своей квартире, полученной от отца в подарок на свою свадьбу).
       -Ну, Фарид, поздравь меня: отныне я твой директор!
       -Уважаемый отец, Вы шутите?
       -Ничуть!
       -Но ведь дядя Абдулла всегда говорил, что когда он уйдёт на пенсию я буду директором!
       -Но ведь он не ушёл на пенсию, а был убит. Пусть будет доволен им Аллах!
       -Уважаемый отец, я проработал в этом совхозе тринадцать лет, был правой рукой дяди Абдуллы, после его смерти стал исполняющим обязанности директора! Я был уверен, что очень скоро стану директором!
       -Фарид, успокойся, станешь ты директором, когда я , мы с тобой, превратим государственный совхоз в собственность. А для этого нужны связи, которых у тебя пока нет. И смекалки. Ты пока в этом отношении ещё дуб дубом. А так, под моим руководством, втроём: я, ты, и твоя жена, которая стала главным бухгалтером, сможем справиться побыстрее с этим делом. Вначале прикупим дополнительные земли у соседних разваливающихся колхозов, хороших лошадей, их можно даже завести издалека- элитные породы, увеличим поголовье овец, начнём  строительство ипподрома- всё это на деньги совхоза. А потом объявим совхоз банкротом и купим его за копейки. Одновременно я познакомлю тебя с важными и нужными людьми, с которыми я вожу дружбу. И когда ты будешь своим в этих элитных кругах, когда научишься операциям, которые дураки называют махинациями, вот тогда я отойду в сторонку, занимая должность твоего советника по общим вопросам, а ты будешь хозяином большого хозяйства, извини за тавтологию. Ну, как тебе такая перспектива? Мне ведь на днях будет шестьдесят лет, не вечно же мне захочется вертеться как белка в колесе.
Да, Фархад, когда хотел, мог уговорить камень!
       -Вы гений, уважаемый отец! Я согласен подождать!
       -Ну, и Слава Аллаху, дорогой сынок, что договорились и ты не остался в обиде.
      
       Всё прошло как по писанному.
Прошло пять лет после разговора отца с сыном. Огромное хозяйство, принадлежащее Фархаду гремело на всю республику, утроившись, а то и учетверившись по сравнению с совхозом Абдуллы и давало небывалые урожаи и доходы. Было построено множество собственных магазинов в разных уголках города, продававших продукцию хозяйства. Ипподром был гордостью не только его хозяев, но и всей республики. А Фарид всё также был на вторых ролях. Единственная радость: он стал своим в тех элитных кругах, куда как и обещал,  отец ввёл своего сына. Наконец Фариду это надоело, он давно "раскусил" отца и понял, что хоть дядя Абдулла и был убит бандитами, но по наводке отца, расчищающего себе место под солнцем. И однажды, когда отец решил прокатиться без водителя, сам, с ветерком на "лексусе" давно застоявшемся в "конюшне" личных автомобилей, случилось непредвиденное: машина врезалась в придорожный столб, превратившись в груду металлолома. Чтоб достать тело Фархада пришлось поработать сварщикам, вырезая его. Томагавк прилетел весточкой от Абдуллы. Возбудили уголовное дело, но ни улик, ни виновных не нашли. Теперь сорокалетний Фарид стал единственным хозяином разросшегося хозяйства.
 
   
   
 
   


Рецензии