Часть четвертая. Последний круг 4

     И поутру опять они разошлись.
     Света не завтракая умчалась в салон, а Стас, поднявшись чуть позднее, вновь, который день изучал записку жены и с тоской смотрел на холодные сосиски – что за женщина, всё на работу и на работу, а может и не на работу, а может…
     Да нет, какое свидание в раннее утро.
     Впрочем...
     Света о мужниных переживаниях не знала. Ей действительно было некогда. С утра они с Ольгой Аркадьевной размышляли, как быть с вдруг привалившим счастьем. Отправляя Светлану на борьбу за площади освободившегося магазина, заведующая была уверена, что у девчонки, как она её иногда звала за глаза, ничего не получиться, а тут вдруг такое счастье…
     И как со всем этим быть?
     Кофе не помогало, по третьей чашке пили. Ольга Аркадьевна рассуждала.
     – Хорошо, положим, получили мы эти площади. А дальше что? Денег на ремонт нет – раз. Оборудования для салона тоже нет – два. А нагрузка растёт, коммуналку платить уже завтра надо. Мы ещё как кооператив не оформились, а это тоже деньги.
     Светлана была озадачена, в тонкости коммерческой жизни она не вникала, откровения заведующей и ей показались тупиком. И тут тоскливые мысли женщин перебил посетитель. Это был управдом, сам Анатолий Маркович.
     – Здравствуйте дамочки! А что же вы не заходите, а мы вас ждём. Царёв отказался переезжать, вот мы и прикинули, может, вы заберёте эти комнаты, сделаете настоящий европейский салон красоты. Мы и меры стимулирования для вас предусмотрели, депутаты района поддержали идею – три месяца бесплатного пользования площадями, с ремонтом поможем. А?
     Дамы были в шоке. Маркович присел на стул и с искренним удивлением посмотрел на заведующую, мол, боролась, боролась, и на тебе, сидит, открыв рот. Наконец Ольга Аркадьевна очнулась. Поднялась с кресла, подошла к небольшому шкафчику, открыла и достала бутылку коньяка.
     – А теперь, уважаемый Аркадий Маркович, подробнее, пожалуйста.
     …
     Домой Светлана пришла навеселе, с добрыми мыслями и в хорошем настроении. И ей обязательно нужен был совет Стаса. Стас, теперь только Стас мог помочь.
     И Стас помог.
     Снял легкий плащик, отвёл жену в ванную комнату, поставил под душ и минут двадцать мучил бедняжку, поливая то холодной, то горячей водой из душевой лейки.
На все попытки супруги объясниться, Стас отвечал коротко.
     – Сейчас объяснишь, погоди, сейчас…
     И вновь обливал водой.
     Через полчаса Светлана, укутанная в одеяло, лежала в кровати, Стас сидел рядом, и когда подруга пробовала что-то сказать, прикрывал ладошкой рот, мол, молчи, а то опять отведу под душ.
     Эти семейные игрища прервал осторожный стук в дверь. Стас прислушался.
Показалось. Вновь стук, теперь чуть громче.
     – Кто там царапается, звонок есть.
     На часах было почти десять вечера. Он поднялся, погрозил Светлане пальцем – не вздумай встать, и подошёл к двери. Открыл. У порога стояли Володя и его мать.
     Открыл дверь шире.
     – Заходите. Что случилось?
     Та, подталкивая сына, осторожно переступила порог. И не здороваясь, попросила.
     – Пусть у вас поживёт, отец опять пьян.
     Развернулась и качнулась в сторону выхода. Стас понял, она и сама под градусом.
     Поспешно закрыв за вечерней посетительницей дверь, Стас присел на корточки. Посмотрел Володе в глаза. А в этих глазищах и боль, и страх, и непонимание того что с ним происходит. Это были взрослые глаза маленького человечка.
     Стас пробурчал.
     – Вот это родители. Уроды! Просто уроды!
     Но с пареньком надо было не об этом разговаривать, и он, сняв с мальчишки курточку и сандалики, повёл на кухню.
     – Покушаем, Володя?
     Парень кивнул. Всё, что было в холодильнике съестного, Стас немедля выложил на стол. Пожарил яичницу, подогрел чай. Мальчишка ел жадно, много, на Стаса не смотрел, просто ел.
     Дверь в кухню открылась, вошла Светлана, выглядела свеженькой и хорошенькой
– вот что значит муж и душ. С удивлением посмотрела на Вовку.
     – О! У нас гость? Здравствуй, Володя.
     Стас  жестом остановил жену.
     – Света, ты не против, если Вовка поживёт у нас несколько дней.
     Света кивнула головой, и ни о чём не спрашивая, тут же ушла стелить гостю постель. Стас задумался. Что делать? Назавтра назначены встречи, и у Светланы видимо забот достаточно. Но малец, малец, это сейчас главное.
     Он посмотрел на Володьку. Тот почти спал.
     – Пошли, милок, спать. Утро вечера мудренее.
     Парнишку сон свалил мгновенно. Стас постоял несколько минул возле парня, затем прошёл в кухню. А там с глазами нашкодившего котёнка сидит с чашкой кофе
     Светлана. Стас сделал строгое лицо.
     – Нашкодила?
     Ладно, сейчас сама всё расскажет.
     То, что ему рассказала Светлана, Стас сначала принял за шутку, а то и вымысел.
     – Что, и сама пошла к этому магазинщику? Сама? И он действительно... Брось шутить! Кто, Пашка? А этот причём здесь? Ну, ты даёшь…Не верю!
     Света чуть не в слезах.
     – Позвони Павлу, он подтвердит.
     – А вот и позвоню…
     – И позвони…
     – А позвоню!
     В конце концов, Шамин понял, его супруга действительно в течение двух дней била плетью по обуху и оказывается, она его перешибла, обух  этот.
     И с этим надо было что-то делать.
     Но что? Пока Стас понимал одно: Светлана страстно желает каких-то новаций в этом своём салоне. Но какое она имеет к нему отношение? Она там никто, зовут её никак – просто парикмахер и всё.
     Но она желает!
     – Света. И твой дядя, и я уже маленько биты. Если ты вложишь в салон деньги, салон безусловно поднимется, но что ты будешь от того  иметь. В любой момент заведующая выгонит тебя за ворота и всё. И вложенным деньгам тоже капец. Ты это понимаешь?
     Что тут понимать. Может она, что и понимала, но ведь она желает…
     – Ладно, иди спать, завтра поговорим. И тебе на завтра задание, ты сказала, у этой секретарши есть хороший юрист, вот и посоветуйся с юристом. Только не очень откровенничай, о деньгах ни слова, понятно. Ну а с Вовкой я завтра позанимаюсь, надо с конце концов понять, что у них в семье происходит, и вещички вновь надо подкупить, то, что мы ему покупали, видимо пропито.

     Продолжение следует


Рецензии