Преодоление

               
               
               
                Жизнь наносит тебе удар за ударом.
Можно докатиться до такого,
что ты не представляешь.
Но если ты найдёшь силы
подняться и сделать шаг вперёд,
если не будешь стоять на месте,
то непременно найдёшь свою любовь.
 
                Изабель Гонсалес




1. Райцентр

     Пётр Котенко родился в родильном отделении районной больницы больнице большого старинного села Троицко-Печорск. – Уважаемое светло-голубое одноэтажное деревянное здание, стоящее одиноко недалеко от общественной бани, почитали не только многочисленные сельчане, но и большинство жителей различных окрестных посёлков и деревень.
     Семья Петра проживала к югу от райцентра на 29 километров – в небольшом лесозаготовительном посёлке Сосновый Бор.

     В 1674 году в месте слияния реки Северной Мылвы с рекой Печорой образован населённый пункт из пяти изб с названием погост Печора. Церковь живоначальной троицы помогла поселению обрести нынешнее название. Местное население в обиходе применяет для краткости слово – Троицк. Троицко-Печорский район основан 20 февраля 1931 года. Уроженцем села является Николай Серафимович Бажуков – чемпион Олимпийских игр по лыжным гонкам 1976 года и 1980 года. Также уроженцем является художник Энгельс Васильевич Козлов. 
     Когда-то на этих местах располагалось несколько малых деревень, где население существовало почти полностью на самообеспечении. Во дворе держали коров, овец, кур. Сами сеяли и собирали урожай с клочков земли. Местное население, как принято в этих краях, в основном занималось сельским хозяйством и промышляло охотой, рыболовством и собирательством. И таким образом себя как-то прокармливало. Помогали и лесные, и водные угодья. Так жили веками, пока при советской власти не организовалось по маленькому колхозу в каждой деревеньке. Затем волевым усилием все мелкие колхозы объединили в один большой колхоз, который оказался очень нерентабельным. Но его сохранили, чтобы обеспечивать молоком детские и медицинские учреждения. Колхоз переименовали в совхоз и поставили на баланс лесозаготовительных предприятий. Убытки совхоза достигали миллиона рублей в год, поэтому в обиходе совхоз именовали миллионером. Некоторые названия деревень сохранились и по ныне – именами деревень называют части села – Затон, Абар, Парма.
     Большинство трудящихся в совхозе являлись коренными жителями и у некоторых имелись странные для нашего обычного обихода имена, например, Филарет, Садопий. Вполне возможно это являлось отголоском старины и староверов. Многие в Троицко-Печорске знали, что не противоположном берегу реки Печоры за громадными непроходимыми болотами существует скит, в котором живут и сами себя кормят истинные православные верующие. Говорят, что вертолёты и самолёты, не единожды облетая ту местность, пытались отыскать следы скита, но безрезультатно. В скиту, как говаривали имелось определённое число отшельников, и, если кто-либо из членов скита уходил в мир лучший, его место пополняли новым членом сообщества. Для этих целей из скита посылали человека в Троицко-Печорск, где новому будущему члену скита предлагали добровольно отправиться служить богу в ските. Обычно кандидатура выбиралась из не связанных узами брака молодых людей. После того, как человек давал согласие, он внезапно исчезал из районного центра. Многие знали или предполагали – куда он подевался. Скорее всего догадывались и сотрудники правоохранительных органов, но человек числился пропавшим без вести. Кто знал о ските конкретику, конечно, никогда никому не рассказывал.
     В Троицко-Печорском районе не было лагерей для перевоспитания граждан страны, но много встречалось людей, которые отбывали здесь ссылку. Один седобородый дед говорил, что отмотал полученный вскоре после войны четвертак, но ему добавили ссылку сюда. Работали ссыльные на многих предприятиях, в то числе и в совхозе «Приуральский». Так на совхозном складе, находящемся метрах в стах от речки Диньольки трудились грузчиками два ссыльных. Им предоставили для житья места в общежитии совхоза в Абаре, но они проживали непосредственно на складе, даже в сорокоградусные морозы. Питались они тоже на складе - варили на плитке посевной овёс, ради экономии. А на все малые прилучаемые от совхоза заработанные деньги покупали в местной аптеке одеколон. Так и жили до поры до времени, пока один из них не преставился. Вскрытие показало, что ссыльный умер от голода. На его похороны приехали из Москвы родители – вполне прилично одетые люди. По их виду никак нельзя было бы сказать, что их родной сын может преподнести им такой фортель. Отец держался, смахивая слёзы, а мать рыдала горькими слезами.

     Основными предприятиями в районе являлись лесозаготовительные, которые обеспечивали приезжих и местное население работой, заработком, продуктами питания и товарами широкого потребления.
     Немаловажную роль играли транспортники, что весной по большой воде доставляли много товаров в посёлки, расположенные вдоль реки Печоры, а по автомобильной грунтовой дороге, связывающей Троицко-Печорск с городом Ухтой, доставляли товары круглогодично кроме распутицы.
     Дороги строились грунтовыми, состояние их было таково, что лучше всего они показывали себя в зимний период, когда по ним в обе стороны прошли в паре друг за другом два автогрейдера, тогда до очередных снежных сильных заносов и завалов пользоваться дорогой являлось сплошное удовольствие, как для водителей, так и для пассажиров, каких они везли.
     В конце весеннего периода движение по грунтовым дорогам для грузового автотранспорта запрещалось местными властями - дороги закрывали на пару недель на просушку, о чём предварительно сообщало местное радио и районная газета «Заря».
     Летней дороги на Сыктывкар столицу Республики Коми вообще не существовало из-за огромного количества непреодолимых препятствий главным образом в виде рек и болот.
     Зимняя дорога на Сыктывкар являлась одноколейной – бульдозеры с ножами прямого отвала из близлежащих населённых пунктов прочищали трассу периодически лишь в одну сторону. Поэтому, чтобы разъехаться встречные водители выбирали подходящее место, и более лёгкий автомобиль на средней скорости врезался в снежный придорожный вал, а более тяжёлый проезжал по уже свободной дороге и останавливался. Тогда крепким металлическим тросом соединяли фаркопы автомашин и более тяжёлый автомобиль вытаскивал более лёгкого собрата из снежного плена на одноколейную зимнюю трассу. Разъединив фаркопы и пожелав друг другу доброго пути, совершенно незнакомые люди продолжали преодолевать свой малопредсказуемый путь, на котором кое-кому нырять в снежные барьеры иногда приходилось по несколько раз.
     Лесовозные зимние промороженные дороги таяли и разрушались от ярких весенних солнечных лучей и от общего повышения температуры воздуха, из-за чего строились или восстанавливались лежнёвки – дороги из брёвен или лафетов (брёвен после удаления двух противоположных горбылей), по которым лесовозы везли медленно и осторожно древесное зелёное золото. Поэтому частично шофёры лесовозов и грузовиков уходили, в том числе и ради собственной безопасности, в отпуск в эти тяжёлые непродуктивные времена и даже уезжали от мест работы часто с семьями куда-нибудь подальше по путёвке отдохнуть в санатории, на туристической базе или проведать дальних и ближних родственников в различных краях. Когда путешественники возвращались, у них имелось о чём рассказать соседям, друзьям и товарищам по работе о морях и горах, о реках и озёрах, о санаторном обслуживании. Ведь тяжёлая физическая нагрузка и вообще работа зачастую откладывала отпечаток на здоровье людей, работающих в районах, приравнённых к районам Крайнего Севера.
     При Петре Котенко дороги, которые постоянно ремонтировали стали уже более-менее приличными, хотя выбоины, просадки, ухабы, конечно, встречались почти повсеместно.
     На обочинах встречались автомобили, которым не повезло с дорожным покрытием. Однажды по весне ночные холода давали о себе знать и случилось, что «Козлик» – автомобиль «ГАЗ-69» не дотянул до гаража километров двадцать – что-то случилось с двигателем, и водитель чтобы не околеть от холода воспользовался попутной машиной, что довезла его до родного тёплого дома в посёлке. Когда следующим утром приехали отбуксировать машину в гараж, то на обочине дороги нашли только раму от автомобиля, поскольку с автозапчастями проблема стояла огромная.
     Старые люди говаривали, что в начале пятидесятых водители порой категорически отказывались ехать за сто восемьдесят вёрст в ближайший город – областной центр - Ухту, мотивируя тем, что у них дорога вывернет руки, а у автомобиля оторвёт колесо. В подобных случаях руководитель предприятия лично выдавал водителю из рук в руки бутылку водки на дорогу, поскольку без неё осилить долгий трудный коварный непредсказуемый путь оказывалось, как утверждали очевидцы, не реально. Фонарное освещение дорог ночью напрочь отсутствовало, и, если в пути оказывали фары автомобиля, приходилось у бровки дожидаться следующего светового дня очень короткого в зимний период.
     В районном центре имелись три каменных здания. – 1). Одноэтажная оштукатуренная и окрашенная в белый цвет общественная баня с двумя отделениями – женским и мужским, она функционировала с пятницы по понедельник с полудня до вечера и, конечно, пользовалась успехом, тем более что на выходе в буфете можно было прикупить для детей пачку печенья или вафель и лимонад по одной бутылке на руки. 2). Круглая четырёхэтажная водонапорная башня из тёмно-красного кирпича выглядела сурово, по-военному и, как старинная рыцарская крепость, готовая отразить любое нашествие любого противника. 3). Двухэтажное двукрылое здание всесильного тогда райкома партии из белого кирпича с громадными по местным меркам всевидящими окнами выполнено по стандартному проекту.
     Двухэтажные здания райисполкома, больницы, школы, гостиницы и многие одноэтажные здания различных малых и крупных организаций районной инфраструктуры построены деревянными из доступного местного материала и многие сооружения исправно служили не один десяток лет.
     Вдоль главных грунтовых дорог села были проложены на брёвнышках деревянные тротуары из обрезных досок-пятидесяток, по которым вполне расходились два человека средней упитанности. Если на тротуарах появлялась наледь, соответствующие службы вручную посыпали их мелким речным песком, запасённым предварительно в летний период. Данные тротуары очень помогали в разное время года, особенно в период распутицы, когда без резиновых сапок шагу нельзя было ступить.
     Реорганизации по созданию одного крупного совхоза привели к тому, что часть людей осталась без работы, а большой скотный двор, не смотря на ежегодно повышающиеся удои, обеспечивал молоком в основном детские учреждения и больницу. Для обычных жителей в одном из магазинов два раза в неделю после 17 часов продавали молоко из 2-х или 3-х 40-ка литровых алюминиевых бидонов. Очередь образовывалась заранее и, если кто заходил за молоком в момент подвоза бидонов в магазин, приходилось выстаивать в ожидании час, полтора или даже более, потому что кроме молока покупатели брали и иные продукты питания, а продавец подсчитывала и пересчитывала деревянными костяшками на конторских счетах не торопясь, чтоб не ошибиться.
     Иной раз во время такой организованной очереди заходил семенящей походкой (за какую некто говорил – у него ноги не по телу) в магазин грузный Степан Владимирович и просил обычным голосом:
     - Уважаемые граждане и гражданки пропустите, пожалуйста, без очереди участника и инвалида войны.
     Его короткая седая стрижка и крупные черты лица никак не выдавали его эмоциональность. - Степан Владимирович являлся в райцентре не последним человеком: в битве на Волге он оказался настолько израненным, что больше года провалялся в госпиталях, но какие-то осколки времён войны удаляли из ног уже в мирное время, а какие-то так и остались в его теле. Пока его лечили в госпиталях на серых солдатских простынях, супруга получила на него похоронку из-под Сталинграда. И когда летом 1944 года он возвратился, опираясь на палочку, в своё село инвалидом со свинцом в теле, как не годный к строевой службе, в райцентре все ахнули, а супруга в слезах от радости долго не могла поверить своему нежданному счастью. Однажды на лесозаготовках тракторист поднатужился и старый трос трелёвочного трактора лопнул. Этим тросом Степана Владимировича сильно зашибло. Он месяц отлежал в райбольнице на излечении и затем несколько месяцев восстанавливался в домашних условиях, то есть болезненные ранения он имел и при мирном существовании.
     От очередников магазина никаких возражений не поступало, и Степан Владимирович, незаметно для остальных подмигнув продавщице, передавал ей алюминиевый двухлитровый бидончик и деньги. Получив бидон обратно, он просил продавщицу не суетиться насчёт сдачи, и пояснял, что в следующий раз рассчитаемся, чтобы не задерживать очередь. В полученном им бидоне находилась бутылка водки «Столичной», подпёртая, чтобы не гремела, заранее положенной в бидон скомканной газетой «Известия».
     Здесь уместно вспомнить о примечательном историческом событии произошедшим в конце августа 1941 года в селе Троицко-Печорск.
    С духами умерших люди общаются издревле, а сейчас мы периодически видим еженедельно этот процесс на канале ТНТ в передаче «Битва экстрасенсов», в иных телепередачах и в кинофильмах. То есть общение с потусторонним миром вроде бы является обыденностью для специалистов-эзотериков, служителей культа, шаманов. Экстрасенсорными способностями обладают все люди, их может развить каждый человек и, конечно же, более ярко их проявляют жрецы, предсказатели и ясновидящие, которые по существу профессионально занимаются данными магическими деяниями. Имеется в эзотерике и направление под названием спиритизм, адепты которого вызывают души ушедших в мир лучший для получения от них той или иной информации. Если же мы вспомним греческого полубога Геракла, то сей доблестный воин, согласно древнегреческой мифологии, лично побывал в мире мёртвых при совершении своего двенадцатого подвига. - В царстве Аида Геракл победил и привёл на поверхность Земли охранника царства Аида -  страшного трёхглавого пса Цербера.
     Три молодые женщины-солдатки Троицко-Печорска, мужья которых в первые же дни войны ушли добровольцами на фронт защищать страну, решили узнать всего лишь истину: когда же закончится жестокая кровопролитная война, и прекратится уже долгая разлука их с любимыми мобилизованными мужьями. То, что победят бравые наши бойцы, никто до того и в те тяжёлые летние дни 1941 года ни сколечко сомневался.
     Совинформбюро передавало, что в ожесточённых боях с превосходящими силами противника, наши войска постоянно наносят значительные потери гитлеровцам в живой силе и технике. Но почему-то сражались всё на нашей территории, хотя у всех тогда имелись в памяти заветные слова: «Ни пяди нам чужой земли не надо, но и своей не отдадим!» Все верили в хорошую оснащённость, подготовленность и непобедимость Красной Армии.
     Женщины собрались на квартире обладательницы аналитического слада ума – у Ирины Сергеевны - супруги Степана Владимировича - поздним вечером в полнолуние. Предварительно они, подробно узнали у старых опытных людей, хорошо знающих и понимающих в таком деле толк: как надёжно и без проблем вызывали в прежние времена различных духов и как с ними продуктивно общались.
     Не мудрствуя лукаво, они решили попытаться вызвать дух Александра Сергеевича Пушкина. Это им удалось сразу с первой попытки, и они использовали для переговоров с духом предложенную и рекомендованную им такую систему знаков: одиночный стук должен обозначать "да", а два быстрых стука подряд - "нет".
     Томимая жаждой получить ответ на самый главный вопрос, старшая из них по возрасту в домашнем цветастом байковом халате отзывчивая Ирина Сергеевна – супруга Владимира Степановича сразу же его задала.
     Ответ озадачил и ошеломил новоявленных спиритисток.
     Тогда этот же самый вопрос в напряжении задала вторая в оренбургском пуховом платке на плечах доверчивая женщина с надеждой получить более приемлемый, достойный и лучший ответ.
     К их общему удивлению ответ совпал с первым.
     Наконец этот же наболевший и неподъёмный вопрос уже совершенно неуверенно, поёживаясь и хмыкая простудой, повторила третья с покрасневшими глазами женщина-спиритистка, одетая в толстый ручной вязки серый свитер с серым шерстяным шарфом на тонкой шее.
     И ответ повторился один и тот же 9 мая 1945 года.
     Женщины искренне поблагодарили духа Александра Сергеевича, как полагалось завершили свой спиритический сеанс и, выйдя на свежий воздух, разглядывая в замёрзших лужах отражение далёкой полной молчаливой жёлтой Луны, простились на улице и разошлись по домам с неким непониманием предсказанной ситуации и огромной тяжестью на сердцах.
     Через день к задавшей на ночном спиритическом сеансе вопрос первой – Ирине Сергеевне - в контору Троицко-Печорского лесхоза, где она работала специалистом-лесохозяйственником, поскольку имела за плечами успешное окончание лесного техникума, пришёл в кожаной чёрной портупеи с офицерским ремнём и темно-синей форме с фуражкой уверенный в себе участковый милиционер – старшина – по званию.
     Он доверительно и чётко объяснил Ирине Сергеевне тет-а-тет:
     - Наше село маленькое. И, если что-то в селе знают двое, то об этом знает поголовно всё село. Поскольку мы с твоим мужем Степаном Владимировичем многократно пили горькую во славу нашей великой и могучей страны, а также за Красную Армию, на первый раз сделаю вам всем троим исключение - поблажку. Но, если еще от кого-нибудь хоть раз услышу, что через вас проходит антисоветская пропаганда, антисоветская агитация сдам всех вас, куда следует и поедите в товарном вагоне на Колыму сучки рубить и откуда назад вряд ли вернётесь. Тебе все понятно?
     - Да, - тихо с горьким комком в горле промолвила почти шёпотом перепуганная на смерть женщина.
     - И своим закадычным подругам-трепушкам безотлагательно непременно немедленно однозначно передай: пусть в срочном порядке закончат лживую трепотню с антисоветской, фашистской пропагандой!
     - Хорошо, я незамедлительно всё сделаю, как вы сказали, - пообещала ошарашенная не на шутку женщина, у которой по всей спине забегали мурашки. Она ясно представила себе нахождение на далёкой Колыме, до которой надо было ещё доехать в холодном товарном вагоне.
     Время было суровое, мрачное, страшное. - Все жители села Троицко-Печорск, как и все жители страны, однозначно ждали быстрой победы Красной Армии над фашистским зверем.
     Троица новоявленных спиритисток собралась этим же хмурым вечером, и каждая клятвенно дала слово остальным - никому никогда ни при каких обстоятельствах не говорить о странных и непонятных результатах их спиритического сеанса, а если кто спросит о сеансе, то обязательно разуверять, что все это не правда, а чьи-то недалёкие домыслы. - Ведь иначе им грозила страшная смерть. И, естественно, они условились, что больше никогда не станут прибегать к любому гаданию на любую тему.
     Милицейский старшина в конце 1944 года ушёл на фронт по личному рапорту, коих отдал начальству не мало, и с войны в село не вернулся.
     Ликуя и празднуя вместе со всеми долгожданный День Победы - 9 мая в 1945 году, трое женщин-спиритисток стойко продолжали держать язык за зубами о своих роковых и правдивых эзотерических познаниях.
     Лишь в 70-х годах спиритистки робко решились признаться своим близким и на всю ивановскую громогласно не афишировали о том, что довлело тяжёлым грузом над ними десятилетиями, что в их жизни произошло в зубодробительный беспощадный сатанинский период.

     Главное снабжение села осуществлялась по грунтовой дороге протяжённостью 180 км из ближайшего города, через который проходила железная дорога. Когда грузовик вёз по ухабам ящики со спиртным, считался нормальным бой бутылок - 2 штуки на ящик. Никто, конечно, не возил таким путём бутылки с пивом не только из-за боя, но и из-за того, что всегда имелось великое множество продуктов питания, промтоваров, оборудования, запчастей, какие требовалось доставить поскорее в село.
     Другим не менее значимым путём снабжения являлась река. После того как лёд, сковывавший реку всю зиму, уносился в низ по течению, тающий снег лесов и Уральских гор поднимал уровень великой судоходной реки Печоры на несколько метров. Однажды весенний паводок у села поднялся выше шести метров, подтопив некоторые дома в районе, затопив многие сельхозугодья, и нанёс серьёзные ущерб. Именно в это время крупнотоннажные самоходные баржи и суда приходили со стороны севера в основном из города Печора через который проходила железнодорожная магистраль. Частично суда и баржи спешно разгружались в Троицко-Поворске и шли дальше в верховье реки в малые посёлки и деревеньки, до которых в летнюю межень и на моторной лодке тяжело оказывалось проходить перекаты – сбивались шпонки, ломались дефицитные гребные винты. Судам требовалось спуститься вниз по реке пока не понизился высокий уровень воды, который образовывался благодаря весеннему паводку, в том числе благодаря таянию снегов на Уральских горах. Бассейн реки Печоры с востока ограничивался Уральскими горами.
     Речной транспорт привозил многое в чём нуждалось население: и трикотаж, и промтовары, и продукты питания, и бытовую технику, канцелярские товары, топливо и масла для деревенских дизельных электростанций, сельскохозяйственные товары и оборудование и многое другое в чём имелся крайний дефицит по всему району. Суда, что приходили по весеннему паводку к отдалённым деревням местное население ждало, как манну небесную. Можно вспомнить, что электричество провели в районный центр – Троицко-Печорск лишь 1946 году. Суда доходили до деревень Пачгино и Волосница, до сёл Курья и Усть-Унья и доже при благоприятной ситуации поднимались вверх по Унье до расположенной на правом берегу реки Уньи деревни Бёрдыш, где прямо на поверхности лежала и лежит поныне железная руда, а также маховики и другие части громадных машин, которые работали здесь на предприятии в царский период. Все эти деревни и сёла населены были исконно русским населением, предки которых жили и трудились здесь с незапамятных времён. Электрические лампочки в этих населённых пунктах зажигаются малыми дизель-электростанциями.
     Каждую весну судно, зафрахтованное Райпотребсоюзом – Райпо, привозило в райцентр пару дюжин бочек пива. Часть пива продавали прямо на берегу в маленьком ларьке, а часть в прибрежной столовой, какую некоторые жители прозвали «Голубой Дунай» за её традиционную окраску. Нельзя сказать, что село изобиловало знатоками пенного изделия. – Многие пили привезённое по реке пиво изрядно, чуть не в захлёб, понимая, что подобный праздник произойдёт лишь через год в очередной весенний паводок, если не помешают неожиданные обстоятельства.
     Этой порой в «Голубом Дунае» и вообще на берегу реки часто слышался агитационный призыв революционного поэта Владимира Владимировича Маяковского, утверждавшего, что пиво полезно и на вид красиво. Почти все свято верили этому лозунгу, конечно же, не зная, что любое пивное изделие наполнено канцерогенами, каковые образуются про высокотемпературном технологическом производственном процессе и каковые повышают вероятность развития раковых заболеваний. И, если молодой здоровый крепкий организм уверенно противостоит канцерогенам, то для лиц пожилого возраста даже малое употребление этого зелья чревато серьёзными хорошо предсказуемыми последствиями.
     Прекрасная половина человечества и районного центра с некоторой долей снисхождения и понимания относилась к данной ежегодней мужской забаве и насмешливо повторяла при удобном случае:
     - Пузо есть – ума не надо.
     Когда у ларька выстраивалась очередь за редким напитком, от последних жаждущих насладиться пивом нередко шутливо выкрикивалась фраза:
     - Пусть пиво продают только членам профсоюза!
     Обитое выгонкой и окрашенное в голубой цвет здание прибрежной столовой в эти дни становилась всеми признанным центром грандиозных спортивных состязаний. – Многие жители района в поединках выясняли промеж себя и для публики: кто, не вставая из-за стола, продержится дольше при одинаковом количестве употреблённой бочковой жидкости. 
    В основном призы были однообразные: одни спорили на кружку пива, другие на бутылку водки. Имелись и те любители спорта, кто делал ставки на того или иного борца. В тот год на пятый день пивного фестиваля выявился лидер состязаний, который раз за разом подтверждал свое превосходство новыми достижениями. Им оказался крупного телосложения с вечно загорелым красивым улыбчивым лицом физически крепкий, азартный закарпатский украинец, который приехал на Печору подзаработать на лесосплаве по весне три года назад, да так и бросил здесь якорь - остался в районном центре жить-поживать.
     Степан Владимирович вообще не любил споров, соревнований, соперничества и каждый раз отнекивался, когда его приглашали сразиться на ежегодном престижном турнире. Он обычно завтракал, обедал, ужинал в домашней обстановке и ценил кулинарные изыски своей любимой супруги - Ирины Сергеевны, но иногда из-за нехватки времени ему вынужденно всё же приходилось обедать вне своей квартиры, в том числе в столовой, и он в таких случаях обычно приговаривал с радушной и зажигательной улыбкой:
     - Брюхо добра не помнит.
     Из первой открытой пивной бочки он в тот год сразу выпил три большие полулитровые кружки, из-за чего тогда многие любители пива предположили между собой, что он является заядлым потребителем пенной жидкости. На шестой день пивного праздника в столовой ему громко, публично сообщили радостное для любителей понаблюдать со стороны за чемпионатом известие:
     - Гуцул настоятельно вызывает вас на поединок по потреблению пива здесь в «Голубом Дунае».
     - Одолей его, Владимир Степанович! Все просим одолей зазнавшегося гуцула. Покажи на что мы способны, – послышались ободряющие вскрикивания со сторону болельщиков состязания.
     Отвертеться на этот раз ему не удалось из-за многочисленных громогласных и тихих, одобряющих и язвительных фраз. И он на потребу подбадривающей публике, не хотя со скрипом согласился:
     - Знаете дорогие друзья, я только что с берега, поэтому попрошу, - давайте уточним правила дуэли, чтобы в дальнейшем не было никому обидно.
     Ухмыляясь, тридцатилетний пышущий здоровьем приземистый даже грузный чернявый кудрявый закарпатский украинец, уверенный в своей победе, громко на весь зал столовой выпалил заученной скороговоркой:
     - Кто первый встанет из-за стола по нужде, тот - проиграл!
     - Ладно согласен, кто первый встанет из-за стола по нужде, тот и проиграл, - фронтовик в знак согласия кивнул крупной короткостриженой начинающей предательски седеть головой, - а на что мы с тобой спорим?
     - На бутылку водки, - просиял черными глазами непобедимый закарпатец.
     Выдержав многозначительную паузу, глядя вниз на высокие из чёрной резины ботфорты, Степан Владимирович медленно произнёс:
   - А может быть мы с тобой Гуцул Иваныч, как взрослые много видавшие мужики, сможем осуществить этот исторический поединок на что-нибудь посерьёзнее, посущественнее?
   - Давай на две или на три бутылки водки, - оживился украинец, сверкая чёрными антрацитовыми глазами, и от предвкушения скорой своей победы у него заходили челюсти, желваки и чёрные усы, и его бордовый язык от предвкушения очередной более значимой победы судорожно облизнул крупные розовые губы.
     Степан Владимирович вновь выдержал длинную паузу, словно заправский актёр с многолетними гастролями, и, продолжая смотреть в пол и на ботфорты, как бы размышляя, вновь медленно с расстановкой слов спросил раззадоренного соперника:
     - А почему бу нам с тобой Гуцул Иваныч не поспорить на целый не початый ящик водки?
     Украинец чуть опешил от такого значительного небывалого крупнокалиберного предложения, но пришёл вскоре кое-как в себя, а высокий ореол славы неоднократного пивного чемпиона посёлка и окрестностей сделал свое дело, и он с гордо поднятой головой согласился.
     Один из столов на четырёх стальных черных ногах срочно освободили и дополнительно протёрли белым кухонным вафельным полотенцем пластиковую бежевую поверхность, окаймлённую дюралевой рифлёной лентой. Каждому участнику поединка выдали по стулу из дюралевых трубок с жёлтыми фанерками на спинке и сиденье. Оба оказались одетыми в рабочие костюмы. Только у гуцула синий костюм сплавщика леса выглядел чуть выцветшим и потёртым, а на Владимире Степановиче как влитой сидел почти новый зелёный костюм, какие выдавали лесорубам. Когда они сели за стол друг против друга, могло показаться, что между ними не хватает шахматной доски с шахматными фигурами и шахматных часов, как на приличном спортивном турнире. Однако вместо шахматных фигур стол украсили мелкие фаянсовые тарелочки со свежей зеленью, с копчёной, солёной, сушёной рыбой и с ароматным плавленым сырком «Дружба». По мере того, как соревнующимся подносили по очередной кружке пива, столовая наполнялась зрителями, какие внимательно наблюдали за гладиаторами, как в Колизее. Никто в столовой уже не обедал, никто не сидел, все стояли. Даже повара и столовые работники в белых передниках и колпаках с азартом лицезрели происходящее небывалое событие всерайонного масштаба. Кто-то делал ставки на одного, кто-то вдохновенно болел за другого спортсмена. Громко никто не разговаривал, но и полная тишина отсутствовала. – Собравшиеся вполголоса или шёпотом делились впечатлениями и предвидением грандиозного финала пивного фестиваля.
Пожилой сторонник Степана Владимировича, подняв мохнатые брови и округлив глаза, предвещал желаемый исход громким шёпотом:
     - Сейчас фанерка на стуле треснет под гуцулом и тот свалится на пол вместе со своею кружкой.
     Поставивший на украинца азартный игрок так же шёпотом отвечал:
     - Ничего страшного, наш Гуцул Иваныч на трубках из дюраля просидит до своей полной победы.
     Начальные пять кружек пенного изделия прошли степенно, без проволочек, без особых задержек, как по маслу. Чуть помедленнее соревнующиеся довели счёт до десяти бокалов хмельного изделия. К удивлению большинства, закарпатец не выдержал объёма и высокого темпа соревнования, зачинателем которого он был сам. - Он встал из-за стола первым с перекошенным лицом и не допив тринадцатую гранёную пол-литровую кружку, кинулся освобождать мочевой пузырь в туалет.
     Возвратясь после осуществления неотложного важного мероприятия, удручённый раздосадованный неожиданным проигрыш6м закарпатец без слов заплатил буфетчице столовой за ящик водки.  Степан Владимирович попросил знакомого шофёра отвезти выигрышный ящик водки в контору леспромхоза. Закусив поплотнее, чем бог послал, и прерывая многочисленные хвалебные поздравления, Степан Владимирович тяжело встал из-за бежевого стола, со спокойным видом вышел на крыльцо «Голубого Дуная», снял чёрные резиновые бродни и вылил из них накопленную ненужную неприятного аромата влагу.
     - Так нечестно, - закипятился гуцул. Он натурально обиделся и разозлился за этот непредвиденный удивительный для него проигрыш, учитывая одержанные предыдущие многочисленные победы.
     - Дуэль прошла согласно всем договорённостям, - совершенно спокойно парировал Степан Владимирович и почти все присутствовавшие его полностью поддержали, утверждая:
     - Уговор дороже денег!
     Некоторые наблюдатели финального поединка от души смеялись, а были и те, кто ржали со смеху, как лошади.
     Многие хихикали, заулыбался в конце концов и закарпатец. Глубоко вздохнув широкой грудью, Степан Владимирович тихо с полной откровенной серьёзностью произнёс для всех:   
     - Эх, ребята, на фронте и похлеще случалось.

     В районной больнице главным хирургом работал тоже бывший участник войны, авторитарный, служивший в прифронтовом госпитале. Не то чтобы у него охота являлась любимым хобби, но при разрешённом периоде охоты он отмечался в лесу со своей старой тульской двустволочкой, доставшейся в наследство от отца. По осени в выходной день - день открытия охоты он на своих «Жигулях» с мечтательным приятелем Василием отправились, как истинные любители природы, набраться впечатлений в знакомый лес. С синего безоблачного небосвода с утра ярко светило солнце, ветерок чуть шелестел на верхушках деревьев. Охотники разошлись в разные стороны, чтобы встретиться в условленном месте на старой вырубке. Через полчаса гуляния по хорошо знакомому лесу хирург заметил некое движение в кронах деревьев. Он не понял тетерев это или глухарь, но ближе подойти не решился из-за боязни спугнуть желанную добычу. Прицелившись сквозь многочисленные ветви, он нажал на спусковой крючок. После выстрела в ответ он услышал стон и отборную ругань, произносимою знакомым голосом. Он подбежал к дереву, на котором, как он полагал, копошилась крупная птица. И увидел, что внизу на сучке висит двустволка Василия и патронташ. Дерево оказалось могучим многолетним кедром.
     - Что же ты наделал, скальпелево отродье? – сверху со стоном сквозь боль спросил подраненный Василий, - Что такое творится в твой продырявленной медицинской бестолковке?
     - Извини друг, Василий, но издали мне показалось, что я видел глухаря. На кой ты полез на верхотуру.
     - Так здесь же полно кедровых орехов, я уже скинул десятка полтора.
     - Я и думал, что там птица шумит?
     - Ты чёртов охотник не по птице, а по мне палил.
     - Прости грешного, Вася, не доразобрался. Ты слезай побыстрей.
     - Хорошо сказать, ведь любое движение причиняет боль.
     - Собери, Вася, все силы в кулак и слезай – не жить же тебе там не вершине вечно.
     - Ладно, попробую.
     - Другого пути нет, - констатировал авторитарный хирург.
     Со стонами, руганью и причитаниями Василий начал болезненный спуск вниз с раскидистой вершины могучего кедра. До земли подраненный охотник добрался минут через пятнадцать, поскольку временами пережидал пока уляжется боль от очередного напряжённого движения. Когда Василий спустился на мох, хирург подхватил его на спину и понёс из леса на дорогу к машине. У машины он разложил спинку переднего сидения. Положил Василия на живот и на малой скорости, чтобы поменьше трясти раненного товарища, объезжая рытвины, ямы и ухабы повёл машину в посёлок. У одного из первых домов он остановился, зашёл к знакомому и попросил позвонить в больницу, чтобы срочно готовили операционную и немедленно вызвали на работу в выходной день двух медицинских хирургических сестричек. Когда «Жигули» подъехали к крыльцу больницы, их уже ожидали медработники с носилками. Аккуратно переложив Василия на носилки, его быстро доставили к операционному столу. Пока хирург снимал охотничье снаряжение и одевал белый халат, дезинфицировал руки, одевал перчатки, прибежали хирургические сёстры и тоже стали готовиться к операции, которая продлилась более трёх часов. Много дробинок достали из тела Василия, так как заряд пошёл кучно. Операция прошла успешно. Года два Василий не разговаривал с хирургом вообще. А хирург после этого случая повесил двустволку на стену и больше не снимал никогда – он окончательно завязал с этим увлечением. В посёлке и окрестностях после этой неприятной истории женщины, отправляли мужей на охоту в период созревания кедровых орехов со словами:
     - Не стреляй вверх, вдруг попадёшь в кого-нибудь.

     В райцентре не далеко от конторы совхоза «Приуральский» - совхоза «миллионера» - располагалась государственная ветеринарная лечебница в небольшом недавно построенном деревянном одноэтажном здание. Руководил ветеринарной лечебницей тридцатилетний красноречивый молодой человек крепкого спортивного телосложения с короткой стрижкой. Даже в коровник он ходил элегантно одетым. Однажды он, проверяя свои рыболовные сети, обнаружил запутавшуюся в них ондатру. Та никак не подавала ни малейших признаков жизни, и районный ветеринарный врач попытался освободить её из сетей. Внезапно она показала, что жива живёхонька и укусила ветврача за руку. Тот капнул йодом на ранки, залепил их пластырем и в дальнейшем мало обратил внимание на укус и продолжил рыболовные мероприятия. Когда на следующее утро он проснулся от боли в руке, то спохватился, но ранки на руке переросли в большой волдырь, и опухоль разрасталась. Известные ему медикаменты должной помощи не оказали. По посёлку пошёл даже слух, что речь идёт о заражении крови и придётся в лучшем случае ампутировать кисть руки ветеринара. К счастью местный знахарь с помощью каких-то сборов и отваров возвратил руку ветврача в нормальное состояние, а его самого к трудовой деятельности на общее благо. Местные рыбаки ондатр из сетей не выпутывали просто так, поскольку знали от предков, что на зубах ондатры имеются какие-то ядовитые то ли вещества, то ли микробы.

     Достопримечательностью посёлка являлся дед Ильюха с практическим складом ума. Он по стажу и по годам вышел на пенсию, которую оставлял в основном в районной аптеке. Но тратил оную не на лекарства, а на одеколон. Однажды летним погожим утром он встретил человека, который купил автобусный билет до города Ухты, но до отхода автобуса имелось ещё три часа с лишним, и не уверенный в себе встречный не знал, чем заняться в свободное время. Дед Ильюха спросил:
     - Много ли мелочи осталось?
     Встречный вынул горсть с мелочью из кармана серого плаща.
     - Нам хватит, - посчитал дед Ильюха, - подожди меня здесь.
     Дед вернулся довольный и сообщил:
     - Купил два пузырька.
     - Где?
     - В аптеке.
     - Это безопасно?
     - Конечно.
     - А где употребим?
     - Так на берегу Диньёльки – это маленькая речушка почти ручей – впадает в Печору.
     - Ну, пошли коли так.
     На берегу речки дед Ильюха достал два флакона одеколона, только тут проезжий мужчина начал понимать во что вляпался, но всё-таки спросил:
     - А чем будем закусывать?
     - Аркой.
     - А что это такое?
     - Сейчас увидишь.
     Дед Ильюха подобрал на берегу ручья струю дырявую кастрюлю, выкинутую из обихода несколько лет назад. Он кинул в неё горсть земли и поставил кастрюлю в воду рядом с берегом. Через полминуты он вынул кастрюлю из ручья, слил воду, а на дне остались трепыхаться рыбёшки сантиметров шесть длинной.
     - Вот это и есть Арка.
     - Красивая рыбка.
     - Сейчас поймалось шесть штук – три тебе и три мне.
     - И как мы будем закусывать?
     - Некоторые едят с головой, но у меня годы уже не те, поэтому я голову откусываю, выплёвываю, а закусываю только самой рыбой.
     Приезжий сказал:
     - Что-то мне это не нравится.
     - Попробуешь – поймёшь вкус жизни.
     - Мне как-то расхотелось выпивать тройной одеколон с этакой живой закуской.
     - Ты не будешь со мной пить?
     - Не буду.
     - Да, ты знаешь кто со мной здесь на этом самом месте пил тройной и закусывал вкусной аркой?
     - Кто же?
     - Здесь со мной вот на этом самом бугорке пил и Герой Советского Союза, и враг народа.
     - С Героем я допускаю, Героев у нас много.
     - С настоящим Героем Социалистического труда, так он за милую душу употреблял арку и ещё причмокивал.
     - Это понятно.
     - Так в чем же дело? Прикладывайся к свежатине и вкуснятине. В каком ресторане найдёшь ещё такой сервис?
     - Мне понятно, что вы здесь сидели с Героем, а как получилось с врагом?
     - Да точно также хлебнули по фунфырю тройного одеколона и закусили первоклассной аркой.
     - Видишь ли, нас в школе учили, что со всеми врагами народа в нашей стране окончательно покончено в 1937 году. Откуда у тебя тут вот мог появиться враг народа?
     - Так бродил здесь по селу.
     - Не понимаю - как тебе с врагом-то угораздило выпить?
     - Да, как обычно. Выпили мы с разговорчивым прилично одетым мужиком по фунфырю, закусили свеженькой аркой и только собрались расходиться по своим делам, как сюда на берег Диньёльки нагрянули чекисты и взяли того, с кем я только что пил тройной одеколон, под белые рученьки. Оказался тот бывшим власовцем – врагом народа.
     - Это чекисты рассказали?
     - Да. Говорят, он - сукин сын, во время войны во вазовской форме из чёрного немецкого автомата стрелял и по гражданским, и по бойцам нашим. Нашлись свидетели его злодеяний.
     - И много здесь таких?
     - Кто же их знает? Периодически у нас по району отлавливают нацистских пособников, которые сюда приехали прятаться и из Белоруссии, и из Украины, и из разных российских мест.
     - Ты дед извини, но я всё равно не буду есть полуживую рыбу.
     - Ну, и напрасно, - ответил дед Ильюха, - погоди, я своё выпью, закушу, тогда и пойдём вместе – провожу я тебя.



2. Лесозаготовительный посёлок

     Отец и мать Петра Котенко – Михаил Богданович и Анна Кузьминична - приехали в посёлок из Псковской области, спасаясь от многолетней послевоенной голодухи и почти бесполезного изнурительного труда. Они завербовались, получили деньги за проезд до места жительства, получили подъёмные, ведомственное жильё от лесозаготовительного предприятия, и, как многие другие приезжающие сюда, тоже первоначально предполагали, что заработают денег за несколько лет и уедут в иные более цивилизованные и более тёплые места, но жизнь в местности, приравненной к районам Крайнего Севера и их накрепко засосала. В письмах знакомые скобари сетовали, что сами не знают и не понимают: как выживают. - Наверное, излагали они в письмах, всевышний проверяет их на стойкость и не даёт умереть, а мучаются они за грехи свои и за грехи пращуров. Поэтому долго им придётся отмаливать и отрабатывать грехи свои и чужие. Размышляя над полученными весточками родители Петра сделали далеко идущие выводы о своём житье-бытье. Они осели здесь в данном лесозаготовительном поселении, которое с 1956 года приобрело статус посёлка, и не стремились в ближайшей видимой перспективе уезжать с насиженного места. В псковскую деревню, откуда они приехали завербованными на лесозаготовки, родители опасались возвращаться и по той простой и многозначительной причине, что имелась очень большая вероятность того, что местные власти запросто смогут отобрать у них полученные законным образом государственные паспорта и заставить трудиться в захудалом совхозе, который сам себя оказывался не в силах прокормить.
     Из райцентра попадали в лесозаготовительный посёлок исключительно по грунтовой дороге, причём по пути следовало преодолеть реку Мылву по деревянному двадцатиметровой длины мосту, который находился в трёх километрах от райцентра. Грузовые автомобили, лесовозы и тракторы преодолевали реку только в зимнее время по ледяной и специально заливаемой переправе рядом с мостом. Легковые автомобили и автобусы по мосту ехали только поодиночке, а в весеннюю распутицу из-за льда, сносимого паводком и из-за плывущих отдельных полузатопленных брёвен, водители автобусов обязывались высаживать пассажиров, что бы те для безопасности пешком переходили старенький проблемный мост, после чего терпеливо продолжали поездку в автобусе.
     Даже в первые послевоенные годы по реке Мылве, как и по Печоре, сплавляли лес в период весеннего паводка и молем, и небольшими плотами, которые могли разрушили опоры моста. Поэтому мост построили только после прекращения сплава древесины, хотя отдельные утерянные брёвна всё-таки доставляли мосту неприятности. Районная дорожная служба регулярно, особенно в период паводка, оценивала состояние моста, и иногда укрепляла сваи и подновляла настил. Её сотрудники баграми или вытаскивали брёвна на сушу, или проталкивали между сваями моста, чтобы брёвна, не повредив мост, плыли дальше вниз по течению, где порой их при возможности и необходимости перехватывало местное население для собственных насущных нужд. – Например, когда имелась нужда подновить нижний венец сруба избы или построить баньку. Да и дрова играли немаловажную роль жизни и приезжих, и коренных жителей региона. Дрова согревали в длительную холодную пору и помогали в приготовлении пищи.
     Рейсовый автобус ходил из автотранспортного предприятия райцентра в посёлок два раза в сутки – утром и после обеда. Когда-то первоначально имелся и третий вечерний рейс, но после двух аварий, когда однажды полетело сцепление и в другой раз отказали тормоза посылать автобус вечером не решались из-за того, что как бы чего-бы не вышло с пассажирами. В зимнее время сразу после прочистки грейдерами дороги автобусники устанавливали рекорды – на рейс уходило даже чуть менее сорока минут. Самый долгий путь проходил в распутицу и занимал час и более.
     Жилая часть посёлка в основном представлял собой единственную улицу, на которой по обе стороны располагались одноэтажные типовые деревянные четырёхквартирные щитовые дома. Каждая квартира имела две комнаты, кухню и свой отдельный вход. Если семья оказывалась многодетная или большая по иным причинам – ей выделяли две смежные квартиры. Проблемы с жильём внутри посёлка в основном отсутствовали, потому что при необходимости типовой щитовой дом могли возвести достаточно быстро, что иногда проделывали летним периодом.
     У каждой семьи имелся маленький огородик между калиткой и крыльцом на пару грядок, на коем пытались выращивать насущную зелень: лук, чеснок, укроп, петрушку, сельдерей или что-либо подобное. Здесь же пробовали сажать морковку и свёклу. С картошкой проблемы почти отсутствовали, особенно осенью, когда на ближайших совхозных полях убирали урожай с помощью картофелекопалки и школьников, да сотрудников различных предприятий райцентра. Кое-кто из старожилов-садоводов высаживал у забора выкопанные в лесу кусты дикой красной смородины и дикой малины, ягодами которых часто питались местные птицы. Огородники и садоводы завсегда делились друг с другом семенами и сведениями о лучших днях посадки огородных культур по приметам или по лунному календарю. На перекрёстке домовладений на летнее время устанавливали совместное пугало для спасения плодов огородных трудов от пернатых товарищей.
     Проживали в посёлке исключительно люди, что работали в лесопункте по заготовке древесины или люди, занятые обслуживанием лесозаготовителей. Поэтому лесопункт вполне заслуженно можно назвать посёлкообразующим предприятием.
     Население составляли взрослые работники и дети детсадовского или школьного возраста. Молодёжь старше школьного возраста обычно уезжала учится в техникумы и мало имели желаний возвращалась после учёбы в лесозаготовительный посёлок, каковой представлялся им уже тьмой-тараканью. Ребята ушедшие отдать свой священный долг на срочную службу в армию в армию также часто находили для себя более комфортные и респектабельные места для продолжения жизни, тем более семейной.
     Так старший брат Петра – Олег обладал даром красного словца, рос парнем не хилым, отец смастерил ему у крыльца дома настоящий турник, на котором тот любил отжиматься и вертеться, даже зимой в меховых рукавицах по утрам перед отправкой в школу подтягивался раз по двадцать. - Можно даже сказать, что являлся атлетом местного значения. Олег, отслужив срочную в Тамбовской области, остался на сверхсрочной службе сержантом, в том числе потому, что встретил и полюбил свою единственную и ненаглядную девушку прапорщика, которая за месяц до окончания его срочной службы родила ему прекрасного сына. Руководство воинской части возложило на Олега интендантские обязанности прапорщика на период её декретного отпуска. Позже у молодых появились ещё две девочки-двойняшки, в результате чего семья стал многодетной. Олег также через какое-то время стал прапорщиком. Молодая счастливая пара прапорщиков одетая, обутая и накормленная за казённый счёт, все свободное время уделяла своим счастливым детям.
     Молодёжь появлялась в лесозаготовительном посёлке в основном со стороны приезжих, завербованных и ссыльных. – Из тех, кто хотел подзаработать или из тех, кто хотел уйти от того общества и уклада жизни, где данный человек трудился дотоле.
     Пенсионеров в таёжном посёлке не наблюдалось, поскольку не все доживали до пенсионного возраста из-за сурового климата, недостаточного снабжения продуктами питания и недостаточной медицинской помощи – ведь даже, если доктор прописал какое-либо снадобье, таблетки или процедуры, то что доктор прописал далеко не всегда отыскивали и в аптеке райцентра или в райбольнице. А те, кто доживал до предпенсионного возраста старались уехать в центральную полосу страны, например, в Рязанскую область или в Поволжье. При этом не только в данном далёком лесозаготовительном посёлке, но и в других подобных местах ходило устойчивое поверье, что случалось как-то прежде, пенсионеры из наших мест приобретали жильё недалеко от черноморского побережья или на Кавказе, например, в Пятигорске, но смогли там прожить лишь около года, а потом умирали чаше всего от кардиологических проблем - от инфаркта или от инсульта. – Возможно действовала резкая смена географической широты, климата или обилие солнечного света, или переизбыток в свежих продуктах питания витаминов или избыток комфорта, или ещё какие-то факторы, но о плачевных таких примерах имелись многие истинные подтверждения.
     Для привлечения на работу людей государством установлен здесь надбавочный коэффициент на получаемую зарплату – 30%, кроме того, в течении пяти лет работы ежегодно добавлялся коэффициент - 10%. В итоге через пять лет работы человек в дальнейшем получал 80% надбавки к своей заработной плате. Имелись многочисленные случаи, что люди собирались подзаработать здесь всего лишь года три, но надбавочный коэффициент засасывал их, и они оставались трудиться надолго. Правда, частично коэффициент гасился более дорогими ценами на продукты питания и более дорогими ценами на товары широкого потребления и на различные услуги. Так как объектов траты денег особо не наблюдалось - тратить честно заработанное оказывалось не на что, почти все работники лесопункта примерно половину зарплаты по собственному заявлению переводили в Сберегательную кассу автоматически из бухгалтерии лесозаготовительного предприятия.
     Месяц март являлся и является сейчас ударным месяцем для лесозаготовителей. – Зимние наезженные дороги еще прочны, а морозы лютуют лишь ночами. И с бензопилой по насту до ствола дерева добираться гораздо удобнее, чем по пояс в снегу.
     В тот год лесозаготовители решили продлить ударный месяц тем, что вывозить древесину с нижнего склада принялись ночами по твёрдым подмороженным дорогам, не разбивая их и не устраивая глубокую колею.
     И вот уже близился конец апреля, а лесовозы, пыхтя и урча, все еще бороздили фарами ночное пространство тайги.
     Стояла весна. Радостное солнце уже вторую недели отжигало с безоблачного лазурного небосвода. Пожухлый снег еще лежал на полях осевшим слоем, но дневные ручьи пели оптимистические песни, несмотря на то что ночами ручейки промерзали.
     Абсолютно все ждали: вот-вот начнут вскрываться реки, прилетят стаи перелётных гусей и уток, и других птиц и принесут с собой надёжную весточку о долгожданном и искренне желаемом тёплом лете.
     В посёлке располагался и машинный парк, где ночью спали лесовозы с полуприцепами с крестовыми сцепками, а также оборудованные будками - кунгами грузовики, в которых перевозили лесозаготовителей на делянку – на верхний склад – на заготовительную разрабатываемую делянку и на нижний склад – на разделочную площадку и место хранения заготовленной древесины. Надо отметить, что поутру на работу вначале везли мужчин-вальщиков, а на следующем фургоне женщин-сучкорубов, которые для поднятия духа часто пели различные известные песни: «Катюшу», «Летят перелётные птицы», «Вот кто-то с горочки спустился» и многие подобные ретро-хиты, которые часто передавало местное радио или которые слышали в художественных кинофильмах.
   Здесь же в машинном парке проживали два бульдозера, используемые главным образом в зимнее время для очистки дорог от льда и снега. Имелась и ремонтная мастерская со старенькими токарным и сверлильным станками, а также трансформатором для электросварки. Склад запасных частей всегда почти пустовал, и зачастую слесарям-ремонтникам приходилось брать запчасти со старой несправной актированной техники, которая имела свой угол в машинном парке или обращаться за помощью к в соседние близлежащие организации, у которых с запчастями имелись подобные проблемы. И из-за отсутствия запчастей техника могла простаивать в процессе ремонта слишком долго.
     У края машинного парка лесопункта стоял балок в виде бочки, в котором проживал сторож по фамилии Баханов – любитель оригинально порассуждать. – В его непосредственные обязанности входило следить за оставленной на ночное хранение техникой, чтобы никто её не повредил даже случайно иди преднамеренно не разукомплектовал. Зимой Баханов ходил в ватнике, ватных штанах, в высоких валенках и в выкрашенной в коричневый цвет заячьей шапке ушанке. Жарким летом его гардероб пополнялся зелёным несколько выцветшим хлопчато бумажным фирменным костюмом – спецодеждой лесозаготовителя, но ватник он далеко не прятал, а надевал его в ветреную или холодную погоду. От дождя у него имелся много раз продырявленный чиненый-перечининый зонтик. В райцентр по собственной инициативе он не ездил. Появлялся там лишь после длительных уговоров добрых знакомых, которым составлял компанию. Всё, что ему нужно, ему приварили знакомые механизаторы.
     В балке имелась самодельная песка-буржуйка, которая кипятила чай механизаторам в холодные времена года.
     Однажды субботним тёмным вечером все рабочие ушли в посёлок по своим домам, а у сторожа в балке остался переночевать оператор челюстного погрузчика рубаха-парень Микола. Это был приземистый крепкий парень с крупной головой и светло-русой шевелюрой, который за словом в карман никогда не лазил. Он всегда ходил в спецодежде, выдаваемой лесозаготовителям согласно технике безопасности. Считалось, что он проживал в общежитии, но ночевал он зачастую – где придётся.
     Спозаранку тракторист, как спал, в рабочей спецовке вышел на крыльцо балка справить нужду. Алая заря поднималась над востоком, обнажая синее небо, скрытое до того ночной темнотой. В то время отдельные островки снега уже не белого, а большей частью сизого, еще томились в лесной чащобе. Природа жадно дышала весной. На зелёном мху, освобождённом от снега, появлялась первые светло-коричневатые сморчки, из которых с пряностями, картошкой и перловкой или вермишелью получался отменный супчик, который уносил в иное измерение даже без ложки белоснежной пахнущей силосом сметаны. Микола наслаждался природой.
     Микола долго наслаждался природой. Возле роспуска лесовоза нечто буроватое шевелилось, и тракторист спросонья принял животное за барана.
     - Здорово бы отведать свежего шашлыка, - размечтался он сразу, затем порассуждал, - а если отвести его в деревню за несколько вёрст, так хозяин непременно выставит магарыч.
     Понимая, что баран никуда не денется, тракторист Микола взглянул влево. – Взобравшееся на кроны дальних деревьев бледное солнце испускало тусклые лучи меж стволов ближайших вечнозелёных хвойных деревьев. С правой стороны из серого и салатного мха торчали свежие пеньки, а вдали виделись клочья слабого лазурного тумана.
     Баран что-то проурчал.
     Микола тщательно протёр слипшиеся от крепкого ночного сна глаза и увидел в десятке метров от себя вместо каштанового наивного безобидного барашка настоящего мохнатого хозяина тайги - медведя. Тракторист беззвучно на цыпочках, едва дыша вернулся в балок, стараясь не шуметь, достал из-под топчана старенькую двустволку с прикладом коньячного цвета, разломил ее пополам и вынул из сверкающих чистотой стволов латунные гильзы с мелкой дробью на рябчика.
     - Чего тебе надо? – громко спросил проснувшийся сторож, потягиваясь на полосатом матрасе, что находился на правом топчане.
     - У тебя имеются патроны с пулями? – шёпотом спросил Микола.
     - Чего тебе надо? – вновь спросил хозяин балка еще громче.
     - Рядом с ближним роспуском лесовоза настоящий упитанный медведь крутится, - сверкая заведёнными глазами, потихонечку шептал Микола, - говори Бахан потише, а то услышит.
     - Ну и что с того? – ещё больше повысил голос Баханов, он приподнялся на матрасе и неодобрительно посмотрел на Миколу.
     - Вот я и спрашиваю у тебя про пули.
     - Пуль нет, есть два патрона с крупной картечью, слева в патронташе, - продолжал говорить громко и встревожено сторож.
     Лихорадочно Микола вставлял найденный патроны в ружейные стволы.
     - Тебе все одно не убить хозяина тайги, а если вдруг подранишь, так он из тебя хороший фарш сделает, а заодно и из меня.
     Снарядив ружье и взведя курки, Микола потихоньку принялся открывать дверь, осторожно вышел на крыльцо, но ни бурого барана, ни урчащего лохматого медведя нигде поблизости не оказалось. А где-то вдалеке в парме раздался звонкий хруст сломанной ветви, и тракторист догадался, что косолапый медведь убежал в тайгу на почтительное расстояние.
     Хватило у оператора челюстного погрузчика Миколы ума, чтобы не гнаться по лесу с ветхой берданкой за любознательным, умным, сильным и грозным медведем. Он разочарованный вернулся к сторожу в балок:
     - Бахан, почему у тебя нет патронов с пулями?
     - Летела как-то поздней осенью высоко стая серых гусей и перекликалась, я прицелился, пульнул и один гусь, как подпрыгнул в строю, затем вновь занял свое место в клине, а я все ждал, что он начнёт пикировать. Не дождался, тогда, хотя и поздно лупанул на авось, но вовсе промазал. Наверное, я попал первым выстрелом гусю в крыло или вообще по хвосту.
     - Я знаю по гусям очень тяжело стрелять, нужен точный расчёт и нужна долгая тренировка. Когда же ты нальёшь пули?
     - Привези сюда мне ненужные отслужившие свой срок аккумуляторные батареи из какого-нибудь автомобильного гаража или от речников – катерников, каких много на Печоре.
     - Замётано, обязательно достану тебе свинец.
     - Однако, будь ласков, Микола, не пали по медведям.



3. Воспоминания отца

     О своём прошлом, тяжко вздыхая, стремящийся к точности Михаил Богданович Котенко - отец Петра – рассказывал только с горечью в словах, что их семья, как и все односельчане в Черниговской губернии на правобережье Днепра, попала под жестокий голодомор. Когда половина деревеньки уже умерла от голода, его мать Лукерья Федотовна уже не могла ходить, а его отец – Богдан Никифорович - то есть дед Петра уже еле на ногах держался, созрел чрезвычайно опасный, но единственно приемлемый, план спасения от голодной смерти Михаила, которому исполнилось тогда всего одиннадцать лет.
     Богдан Никифорович отвёл своего сына Михаила до околицы на северном краю деревни и показал на два поста, где находились вооружённые винтовками сытые красноармейцы, какие согласно приказу свыше препятствовали выходу населения из деревни вплоть до расстрела на месте. Богдан Никифорович указал участок, где Михаил ночью ползком сможет попытаться просочиться посредине между двух красноармейских постов.
     Они вернулись в белоснежную залитую горем хату и Богдан Никифорович, не глядя на свои головные боли и головокружения, велел сыну выпить настой овса, затем перевернул гранёный стакан и все замоченные зёрна овса вывалил себе в широкую натруженную ладонь, из которой пересыпал мокрые зёрна в боковой карман тёмно-зелёной поношенной местами дырявой куртки Михаила. – Так дед поступил с последними драгоценными зёрнам семьи.
     Богдан Никифорович строго-настрого советовал сыну:
     - Когда поползёшь, надо постоянно внимательно смотреть на оба поста с горящими ночью кострами и, если окажется, что кто-то из постовых глядит в твою сторону, следует мгновенно замереть и не двигаться. Встать на ноги можно только через версту за линией постов, а дальше стараться с предельной осторожностью идти на север тропинками, маленькими дорожками и всегда избегать большаков. Деревни, тем более большие зажиточные, обязательно обходить стороной. Питаться советую в лесу орехами, семечками от шишек хвойных деревьев и съедобными ягодами, ни в коем случае ни есть волчьи ягоды и грибы. Тебе надо всё это преодолеть ради всех нас – ради семьи, ради деревни.
     Тёмной беззвёздной и безлунной ночью шелестел листьями деревьев умеренный ветер, помогая, отцу, под которым предательски шуршала трава и чуть потрескивали сломанные соломинки. Но в красноармейских кострах искры улетали в небо и тоже что-то временами значительно потрескивало. Время отрезка пути, по которому он полз по-пластунски, показался отцу вечностью, очень не хотелось ему повстречаться ночью с шипящей скользкой гадюкой или иной змеёй.
     Далее он выполнял безукоризненно наставления Богдана Никифоровича – деда Петра, шёл в лаптях лесами, перелесками, обходил населённые пункты. В лесах и полях крайне опасался повстречать хищников, в первую очередь наткнуться на логово серых волков, поэтому подобрал себе надёжную палку с заострённым концами, чтобы отбиваться в случае какой-либо напасти.
     Когда в жаркий звенящий кузнечиками полдень при безоблачном синем небосводе он сидел в густом ивовом кустарнике вблизи полузаросшей травой дорожки, неожиданно услышал разговор местных жителей и понял по их речи по говору, что дошёл до белорусов. Михаил вздохнул чуть свободнее и делал попытки просить в белорусских селениях еду и кров. – Его оставляли ночевать на одну ночь, давали на дорогу кусочек хлебца и желали лёгкого пути, так как у самих с едой имелась давняя напряжёнка, да и боялись подвергнуться репрессиям за помощь тому, кто убежал от голодомора.
     Отец и дальше продолжал осторожно продвигаться примерно в направлении на север, ориентируясь по северной полярной звезде, восходу и закату солнечного светила. Спал чаще всего в поставленных на полях ароматных свежих стогах сена, куда пробирался в сумерках или ночью.
     И однажды белорусы подсказали, что тёмной дождливой ночью он сможет сделать попытку перебраться в более сытую страну - Литву, где он смог бы устроиться пробатрачить до лучших времён. Они указали благоприятное место, где необходимо преодолеть небольшую холодную тёмную речку, у которой чуть выше по течению шумел, сбрасывая воду, добрый водопад. – На берегу лежали два связанных поржавевшей колючей проволокой выкорчеванных пня с торчащими обрубками тёмными корней, ему помогли спустить их на воду и наказали, чтоб, когда доберётся до литовского берега, не отталкивал их в реку, а подтащил к берегу для того, что этим укрытием смогли бы воспользоваться другие желающие лучшей жизни перебежчики. Михаил устроился, как учили, между двух пней и первоначально, стоя на каменистом дне реки в лаптях толкал пни к противоположному берегу чуть вверх по течению, когда же глубина повысилась, он старался подгребать без всплесков руками, затем опять толкал пни к литовскому берегу, где их привязал к прибрежным кустам в нескольких местах ивовыми ветками. 
     Ночью и утром Михаил старался уйти подальше от границы и обсыхал, а днём попросился на хутор, где он тоже никому никаким боком оказался не нужен. Но сострадательная и дальновидная Рута - жена хозяина, видя бедственное положение мальчика при приближении зимы, уговорила хозяйственного мужа – Андриуса Станкявичуса принять Михаила батраком. Вначале строгий хозяин категорически отказывался, но затем решился взять его за еду. - Питался отец не за общим широким столом, а в отведённой сараюшке во дворе возле овина – три раза в день давали по куску хлеба и остатки еды от общего стола – так даже иной раз перепадала тёплая бульба или иные вкусности.
     Хозяин хутора обеспечил его летней и зимней одеждой и обувью, что осталась от повзрослевших двух сыновей. Тёплая одежда особенно пригодилось в холодные зимние времена.
     Отец отработал исправно четыре года и беспрекословно выполнял любую посильную и непосильную работу, не задавал лишних вопросов, ни в чём не прекословил, осознавая, что в ином случае его могут запросто прогнать за ворота, что оказалось бы равноценно гибели. – По существу он был рабом.
     Но однажды пасмурным днём в начале осени хозяин хутора с сожалением сообщил, что Михаилом заинтересовался местный полицейский, что ничего хорошего не сулит ни батраку, ни его хозяину, поэтому настало время прощаться. Андриус тут же запряг бричку и отвёз его на железнодорожную станцию, где договорился со сговорчивым проводником за добрый шмат вкусного сала, что тот увезёт отца в Россию. Проводник объяснил, что отец не доедет до одного из древнейших городов России - Пскова и высаживать ни на какой промежуточной станции его не собирается, а придётся отцу спрыгивать с поезда вскоре после какой-нибудь станции, когда поезд не набрал ещё полный ход.
     Перед тем, как сигануть с пассажирского поезда, отец получил от жадного проводника ценные указания куда и как идти, что сказать крестьянам и ни в коем случае никому и никогда не говорить, что он сбежал из Литвы и тем более - от голодомора.
     В деревне его пустили только в третью избу, где жила женщина с приветливой дочерью Анной, а муж хозяйки скоропостижно скончался от странной и неизвестной болезни весной. Экономная Марьяна - молодая вдова переживала, что они на зиму остаются без нужного количества дров, поэтому отца впустили и взяли, чтобы тот из ближнего леса приволок валежника для печи на зиму. Отец утром и днём подлатал развалившуюся старенькую тачку, опробовал её вечером и на следующий день принялся за работу с искренним усердием. Сначала возил недавно упавшие сучья и валежник, а затем с более серьёзными намерениями принялся и за ещё не опавший сухостой.
     Деревенским любознательным жителям на их обыденные естественные расспросы Марьяна сообщила о Михаиле, что приехал их навестить и помочь по хозяйству дальний родственник из соседней Новгородской области.
     У него случились два выходных, когда они втроём один раз пошли за брусникой, а другой раз за клюквой. Перед этими мероприятиями Марьяна основательно покопалась в огромном обитом железными полосами сундуке и достала оттуда завёрнутую поношенную юбку старенькую двустволку бывшего мужа и потёртый видавший виды патронташ с дюжиной снаряжённых патронов. Она объяснила, что он с ружьём станет охранять её с дочерью, но ни в коем случае не палить по лесной живности, поскольку все угодья поделены между местными охотниками, которые могут покарать и за одну только стрельбу. Угодья безвременно усопшего супруга сразу же местные охотники поделили меж собой нисколько не спрося мнение вдовы. Она предполагала, что может быть в будущем Михаил сможет с кем-нибудь договорится на совместный охотничий промысел, а пока он поможет им безбоязненно набрать ягоды, которые нужны для выживания до следующего урожая ягод.
     Михаил спросил Марьяну:
     - От кого вас надо охранять?
     - От медведя, волка или от двуногого зверя. Медведь, Миша, сейчас сытый и вряд ли нападёт, но кто знает, что взбредёт в медвежью башку на данный момент. Если будет опасность со стороны медведя, по нему не стреляй, а то подраненный он может бед натворить неописуемых. – Надо стрелять только в воздух – отпугивать его выстрелами. Если же, он идёт на тебя и никуда не деться – стреляй прицельно по глазам или падай и притворись не живым – падалью. По волкам, которые сейчас тоже в основном сытые, можно пульнуть для острастки и желательно попасть, хоть дробинкой, чтоб они почувствовали, что с ними не шутки шутят, а поджидает их здесь гибель. А с двуногим зверьём надо быть особо осторожным – надо кричать ему, чтобы не подходил близко, а шёл бы подальше своей дорогой. – Беда может быть в том, что эта зверюга может оказаться вооружённой, например, револьвером, это надо обязательно учитывать. Всё теперь тебе понятно?
     - Много ли двуного зверья встречается в ваших благодатных краях?
     - Немного, но иногда встречаются. Если сообщат о таком звере нашим охотникам, они цепью прочёсывают леса и стараются уничтожить гадюку, которая создаёт опасности для существования местных жителей.
     - То есть по такому надо лупить на поражение.
     - Если ты уверен, что это –настоящая зверюга. А то может оказаться, что кто-то из соседнего села просто заблудился – леший его закружил. Такому крестьянину надо указать выход на дорогу до его родной деревушки.
     - Теперь, Марьяна, всё становится окончательно понятным.
     - Есть ещё один совет на этот случай – надо прочистить стволы с обильной долей оружейной смазки. И, кроме того, помазать немного этой смазкой патронташ, чтобы звери издалека почуяли неблагоприятный для них запах и остерегись подходить близко.
     - Хорошо, так я и сделаю, - пообещал новый охранник.
     Марьяна спросила, проживающего в её избе, молодого человека невзначай с ноткой иронии в голосе:
     - А ты, Мишенька, пулять-то из ружьишко-то умеешь ли?
     Он абсолютно твёрдо ответил:
     - Дурное дело – не хитрое.
     На самом деле Михаил до этого момента никогда даже не держал в руках огнестрельного оружия, но хорошо ему запомнилось, как на второй осени своего пребывания батраком он видел охотничьи учения. В тот день оба сына и отец - Андриус, все одетые в зелёные недавно пошитые специальные охотничьи костюмы стояли посреди двора хутора. У всех троих в руках сверкали от солнечных лучей ружья и металлические головки с капсюлями в кожаных зелёных патронташах. Михаил отлично видел, как Андриус обучал владению ружьём своих сыновей погодков серьёзный Антанаса и бесшабашный Юргиса, которые в то время получали образование в крупнейшем городе Литвы на разных курсах Вильнюсского университета. Отец с сыновьями стояли посреди двора хутора, а над ними перед надвигающейся осенней стужей проплывали многоголовые гусиные стаи, птицы в этих стаях частенько кричали что-то друг другу. Именно по ним опытный охотник Андриус учил стрелять сыновей:
     - Крепко уприте приклад в своё плечо, соединяйте мушку с прицельной планкой так, чтобы центр птицы оказался на мушке, затем ведите ствол ружья по прямой линии полёта птицы и дайте упреждение в пять фигур, далее, затаив дыхание, медленно плавно нажимайте на спусковой крючок и при этом ведите стволом ружья в соответствии с упреждением и в соответствии с полётом выбранной для выстрела птицы.
     Прозвучали два одиночных выстрела из обоих ружей, но подбитым оказался один серый гусь, который кубарем падал на землю. Андриус похвалил Антанаса и сказал Юргису, что бы тот как можно крепче держал цевьё ружья и как бы сливался с оружием в одно целое.
     После того как успешно достаточно успешно прошли и первое, и второе его охранное сопровождение ягодниц, когда ружьё никак не применялось, Михаил спросил Марьяну:
     - А если стрельнуть серого гуся из твоего крестьянского двора?
     - Попробуй, Мишенька, пульни, - ответила вдова с надеждой в надтреснутом голосе и кивнула головой в знак полного согласия.
     Он перерыл весь патронташ и нашёл только один-единственный заряженный пулей патрон. Поэтому, когда солнечным днём по голубому небосводу с белыми облаками летели гусиные стаи стороной, он долго и тщательно прицеливался, пропуская одну стаю за другой - примерялся. Так продолжалась до той поры пока очередная стая серых гусей полетела прямо над ним, он опять тщательно прицелился и выстрелил. Один гусь забарахтался в воздухе, но не тот в какого целился новоявленный охотник. Михаил посмотрел на медленно падающего гуся, вновь прицелился со всей тщательностью и добавил заряд средней картечи по подраненному гусю, после чего тот камнем рухнул на ещё зелёную траву. За подстреленным гусем быстренько сбегала Анна, и счастье надолго озарило дотоле хмурое лицо Марьяны.
     Мясо гуся пришлось кстати изголодавшейся семье, поэтому внутрисемейный статус Михаила значительно повысился.
     Несколько позже она передала Михаилу, что местные охотники уважительно и с пониманием отнеслись к метким выстрелам её дальнего родственника. И один из них высказался о том, что даже может быть возьмёт его с собой на охоту в зимний период.
     Он помог утеплить избу принесённым из леса мхом, и прижился в семье.
     При этом он с прежним энтузиазмом впрягся в заготовку древесины, да, так, что к дню Покрова дрова для русской печки в избе оказались запасёнными в необходимом количестве, но отец и по второму снежку продолжал заготовку древесины на будущее.
      Отец вспоминал, как ещё до войны с середины лета, когда начинали идти грибы, до глубокой осени каждый божий день питались грибами. Для зимней заготовки они в лес за грибами ездили. – Брали в аренду на пол дня лошадь с телегой, заезжали на телеге в лес, собирали грибы в корзинки, откуда высыпали на телегу, обрамлённую досками. – Этот короб наполняли всевозможными грибами полностью и даже с верхом, после чего отправлялись домой, где двое суток мыли, чистили, варили грибы и солили их в бочках. Грибов с картошкой с придомового огорода при умеренном потреблении хватало до следующего урожая. Хранили грибы в надёжном погребке, тогда и не подозревали о существовании холодильников. Заготавливали и сушёные грибы, но в меньшем количестве, из-за того, что печь ради сушки грибов специально не топили, а солнечной жары хватало лишь засушить тонко нарезанные пластинки грибов, из которых на улице большая часть аромата и полезных веществ выветривалась.
     После того, ка Михаил трижды достойно и хладнокровно проявил себя на зимней охоте. На третьей охоте им удалось подстрелить сохатого. Как хозяин угодий обаятельный Тимофей взял себе голову с рогами, все нижние части ног, шкуру и туловище. Михаилу он отдал одну переднюю ногу и одну заднюю. Марьяна очень обрадовалась такому сногсшибательному пополнению продовольственных припасов.
     Тимофей – охотник, который брал его с собой в собственные угодья – предложил остальным деревенским охотникам вернуть Михаилу угодья, некогда принадлежавшие умершему супругу Марьяны. Общий сход охотников всей деревни одобрил эту важную для семьи Марьяны идею возвращения прежних угодий, и Михаилу отдали почти все прежние угодья безвременно ушедшего охотника.
     Поскольку с порохом и дробью стояли значительные проблемы он стал специализироваться на силках и ловушках. Иногда удача улыбалась, и Михаил приносил в дом Марьяны то рябчика, то зайчика. Среди деревенских жителей он, хоть считался самым молодым охотником, но прослыл фартовым. Из заячьих шкурок Анна с матерью шили шапки ушанки, тёплые рукавицы и стельки в валенки и другую обувь. Семья Марьяны постепенно вставала на ноги, благодаря Михаилу.

     На второй день войны – вспоминал Михаил Богданович – замолчали чёрные круглые репродукторы, потому что бомбы с фашистских самолётов завалили телеграфные столбы с проводами радиотрансляции. Круглые чёрные конусы располагались в каждой избе. Начиналась трансляция каждое утро в шесть часов гимном и продолжалась до 24 часов – до полуночи и заканчивалась гимном. Данный репродуктор имел гораздо большее значение, чем телевизор в XXI веке. Репродуктор передавал новости страны и зарубежных стран. Освещал трудовые подвиги стахановцев, загладовцев, гагановцев и многих других передовиков производства. Репродуктор передавал вести с полей и вещал о производственных успехах конкретных лиц на фабриках и на заводах. Из репродуктора люди слышали пение различных хоров и многие известные песни из художественных кинофильмов. Песни записывали н бумагу с репродуктора и пели в домашней обстановке, на работе и на праздниках. Самыми знаменитыми считались – «Валенки», «Вот, кто-то с горочки спустился» и, конечно, «Катюша». Все хорошо наизусть знали слова марша танкистов: «Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим». И в одно мгновенье информационное и музыкальное обеспечение псковской деревни полностью оборвалось - радиотрансляция прекратилась на годы.
     На третий день войны в деревеньку приехал чахлый на вид представитель районного военкомата с двумя пустыми подводами, на которые усадил всех мужчин моложе 45 лет и, поскольку место оставалось, посадил и трёх девиц за 18 лет, обещая, что их выучат санитарками. Марьяна наврала, что Михаилу только исполнилось семнадцать – роста он был ниже среднего, а из-под ветхой одежды мускулатура не пробивалась. Военный комиссар строго поглядел на отца - просверлил его всепроникающим взглядом и пообещал заехать за ним через год. Деревенский голова – председатель колхоза - запряг единственную в деревне лошадь, посадил в телегу жену с дочерью и поехал во след призывникам – у них только у троих из всей деревни имелись настоявшие государственные паспорта. Больше в деревне ничего не слыхали ни о ком из этого обоза.
     Как шла война в деревне никто никаким боком не знал и не ведал – через деревню не проходили ни наши войска, ни немецкие.
     Примерно через месяц после начала войны мотоцикл с коляской привёз двух сытых гитлеровцев в плащах, в касках и с чёрными автоматами. Мотоцикл остановился на маленькой площадке у главного здания деревни – лабаза. Грузный фашист с не в меру упитанным лицом и телом выкарабкался из коляски мотоцикла, поднялся по трём истоптанным ступеням на крыльцо деревенского магазина, отодрал красный флаг от стены, сломал о колено древко, разорвал руками полотнище и бросил на землю. Затем оба фашиста зашли в лабаз, а там кроме гвоздей, скоб, хомутов и металлических колец для кадок почти ничего не оказалось. Не сказав никому ни слова, фашисты сели на мотоцикл и уехали дальше.
     Где-то ещё через месяц два мотоцикла привезли фашистского офицера и переводчика в чёрной форме с белой повязкой на правом рукаве. Офицер указал пальцем на первого попавшегося плешивого старика, переводчик подозвал его и сказал, что его назначили старостой деревни и потребовал снять кепку перед фашистским офицером, если не хочет получить немедленно пулю между глаз. Затем как-то раз в полгода немцы с переводчиком наведывались и заставляли старосту снимать шапку перед гитлеровскими офицерами. При этом со старосты и с остальных жителей оккупированной деревушки абсолютно ничего не спрашивали.
     Когда войска Красной Армии освободили местность от нацистов, в деревню пришёл партизанский отряд, о котором прежде в деревне и слыхом не слыхивали. Партизан сразу не взяли в состав действующей Красной армии, а отправили на перепроверку и переформирование в тыл к особистам - контрразведчикам. Хмурый партизанский комиссар с бледным лицом, одетый в ватную одежду, строгим тоном спросил деревенского старосту:
     - Ты снимал шапку перед фашистами?
     - Да, - признался староста, радуясь освободителям.
     - Повесить, - распорядился своим бойцам безапелляционным тоном и с металлом в голосе комиссар.
     Деревенские жители, в первую очередь женщины пытались сумбурно доказывать невиновность старика. Но их стенания, крики, слёзы, мольбы нисколько не подействовали, ничего не помогло. У комиссара имелось много своих очень важных неотложных дел, он ничего не хотел слушать и лишь прикрикивал на деревенских страдалиц и угрожал им. Старика безо всякого суда и разбирательства достаточно быстро профессионально повесили на нижнюю суку могучего раскидистого трёхсотлетнего дуба, а на грудь привязали табличку: «Фашистский прихвостень». 
     После освобождения территории от фашистов никакой подмоги ни живностью, ни техникой, ни семенами в деревне от советских властей не получали, потому что нигде ничего не было и неоткуда было взять хоть какую малую помощь.
     Через четыре года после празднования Победы в средине жаркого июля запыхавшаяся Марьяна с запалом и выпученными глазами заявила молодой паре - Анне и Михаилу, которые жили к тому времени дружной семьёй, что в районном центре вербуют молодёжь на лесозаготовки на Север. И что им для общего блага лучше воспользоваться подвернувшейся в кои-то веки чудесной великолепной божественной возможностью, какая на дальнейшем жизненном извилистом пути может и вовсе не повторится.
     При помощи разбитных расторопных вербовщиков крестьяне Анна и Михаил получили - первые в своей жизни государственные документы – паспорта. Они оформили все необходимые документы и возвратились из районного центра псковской области в деревню домой на телеге.
     - Зачем вы обратно приехали? – строго спросила Марьяна молодых.
     - Нас отпустили за вещами, - радостно улыбаясь, ответила дочь, - разрешено взять по два чемодана на человека, то есть нам можно взять на двоих четыре чемодана.
     - У нас в избе нет ни одного чемодана, - напомнила Марьяна.
     - Так мы насобираем барахла в мешки, да, имеется один старенький продырявленный рюкзак, - пояснил ситуацию Михаил.
     - Давайте тогда срочно собирайте и отправляйтесь назад в райцентр.
     - Мы попросили у вербовщиков три дня, чтобы тебе, Марьяна, помочь по хозяйству – дров подсобрать и рыбину или дичь тебе добыть на зиму и заготовить. Или ещё чего по мелочи, - пояснил разговорчивый зять.
     - Вы что в своём уме? – неожиданно вскипятилась Марьяна.
     - О чём ты мама, - спросила удивлённая дочь.
     - А о том – вот приедете вы через три дня в районный центр, а вербовщиков и след простыл. – Набрали они нужное количество людей и уехали, а вы остались лапу сосать, как медведь в берлоге.
     - Но на нас же оформлены все документы, - пыталась урезонить разбушевавшуюся мать Анна.
     - Переоформят, доченька, если надобность настанет, - парировала мать.
     - Давайте мы поможем, чем можем, подготовиться и уйти в зиму с лучшими заготовками, - напомнил о себе зять.
     - Никаких заготовок, Мишенька, никаких трёх дней, срочно собирайте поклажу по мешкам – обязательно берите в первую очередь тёплые вещи: меховые рукавицы, шапки-ушанки, валенки. Собирайтесь побыстрей.
     - К чему такая торопливость? – спросил Михаил.
     - А вот заявится к нам на двор директор совхоза с участковым, порвут ваши паспорта, и останетесь куковать здесь в деревне, - продолжала доказывать свою правоту Марьяна.
     - Как это порвут? – поразилась дочь.
     - А совершенно просто порвут вот здесь вот в этой самой избе у вас на глазах на мелкие кусочки.
     - Не имеют они на это никакого права, - высказался зять и поджал губы.
     - Скажут, если ещё придётся им отвечать, Мишенька, что порвали подделку, только и всего, - доказывала свою правоту Марьяна.
     - Неужели директор совхоза и участковый милиционер на такое злодеяние способны? Я был о них лучшего мнения, как-то не укладывается такое в голове, - оспаривал слова тёщи зять.
     - Директору, Мишенька, очень нужны люди именно здесь – в этом убыточном совхозе, – Марьяна кивала головой с усмешкой.
     - Скорее всего, это именно так, - согласился зять.
     - И он не перед чем не остановится, чтобы задержать здесь в совхозе вас – здоровых молодых людей.
     - Похоже на правду, - согласился Михаил угрюмо.
     - Поэтому побыстрей собирайте свои манатки и по срочному шуруйте обратно в райцентр к вербовщикам, которые смогут за вас постоять, - объясняла и требовала Марьяна.
     - Ладно, уговорила ты меня окончательно, - сдался нехотя Михаил и согласился с доводами Марьяны.
     - Заберите ружьё с причиндалами – мне оно ни к чему - засуньте его в валенки, чтобы не повредилось дорогой. Да, во время пути спите по очереди и бдительно смотрите за своим скарбом, а то ушлые людишки утянут выше драгоценное достояние и приедете на Север с голым задом.
     - Спасибо тебе мама за напутствие, - поблагодарила дочь, поджав губы.
     - Как приедете на место и всё у вас будет в порядке – вот тогда и скажете мне спасибо. – Напишите, Анечка, письмо о том, как устроились.
     - Обязательно напишем, - пообещала дочь.
     - А сейчас не рассусоливайте, не теряйте время, собирайтесь-ка, да, побыстрей, - торопила их мать.
     Минут через десять сборов, когда мать запихивала им чайник, металлическую кружку, деревянные ложки, постельное бельё, дочь устало, как после длительного сбора ягод, произнесла:
     - Вроде бы всё уложили.
     - Пока не доедите до райцентра никому паспорта не показывайте, чтоб не отобрали ни власти, ни хулиганьё какое, - напутствовала мать.
     - Если потребуют – что лучше сказать, - спросил Михаил.
     - Наврите и скажите, что все государственные документы у вербовщиков, - запальчиво и назидательно посоветовала Марьяна.
     - Если мы там на новом месте, на новых хлебах приживёмся, может быть и ты к нам переберёшься жить на новое место жительства, - с надеждой в голосе нерешительно спросила дочь.
     - Всё может быть, и всё бывает, а сейчас присядем на дорогу.
     Все трое молча присели самодельные деревянные табуретки. На каждого из троих давила нескрываемая горечь тяжёлой неотвратимой разлуки. Через минуту Марьяна встала и скомандовала:
     - Подъём.
     Дочь с зятем встали.
     - Не плачьте, - велела им она, смахивая слезу с глаза.
     - Они сами по себе текут, - призналась дочь.
     - Не распускайте нюни, самое главное, чтобы у вас всё было хорошо, желаю вам здоровья и успехов на новом месте и в работе.
     - До свиданья мама, - сквозь плачь произнесла Анна.
     - До свиданья Марьяна, - сказал со слезами на глазах Михаил.
     - На двор выходить-провожать вас я не стану. – Это очень тяжело для меня. Повторяю, вам - срочно уезжайте и да поможет вам Христос, - размашисто перекрестила она молодых на прощание.
     Когда Анна и Михаил ехали на телеге в райцентр к вербовщикам, каждый из них подсчитывал и думал о том, насколько хватит оставленной в одиночестве хозяйке запасённых продуктов питания и дров для прожорливой печки на очередную суровую зиму. Они отправились за лучшей жизнью на лесоповал, оставив Марьяну, как она сама хотела, в избушке с крайне туманными перспективами на будущее. Молодые понимали её самопожертвование и надеялись на лучший для неё исход.


4. Жизнь в посёлке
 
    В самом начале лес валили обычной двуручной пилой, затем грандиозным шагом вперёд стало новшество – лучковая пила, только позже появилась бензопила, которая совершенствовалась, совершенствуется и сейчас, но чего-либо кардинально нового никому больше изобрести не удалось.
     Озабоченный Михаил Богданович работал вальщиком и толканом на лесозаготовках, на делянке. Толкан – это помощник вальщика, который длинным деревянным шестом с металлическим остриём на конце надавливает на ствол дерева, способствуя падению дерева в определённом нужном для дальнейшей его транспортировки направлении при спиливании комля дерева бензопилой. В основном отец работал вальщиком, но даже в летнюю пору в шерстяные перчатки одетые руки преследовала вибрационная болезнь, которой способствовали - переохлаждение, вынужденное положение тела, шум, мышечное напряжение. Случалось, пальцы рук дрожали, ощущалось онемение, судороги на руках – на головокружение в этих ситуациях внимание обращали меньше всего. 
     Поэтому Михаил временно менялся с толканом ролями, пока утихала ноющая боль в суставах рук, а особенно в кистях, в пальцах.
     Среди обитателей посёлка неоднократно имели место случаи, когда после нескольких лет работы с бензопилой человек без должной медицинской помощи так загонял себя в вибрационную болезнь, что вынужден был навсегда прощаться с данным видом деятельности и уезжать из лесозаготовительного посёлка в тёплые края, где можно справиться с высокой степенью данного заболевания.
     Толерантная Анна Кузьминична работала сучкорубом первоначально на делянке вместе с супругом. Когда выяснилась её первая беременность, её, как и других попавших в интересное положение работниц лесозаготовок, перевели на лёгкий труд. Причём это предусматривал годовой Техпромфинплан лесопункта. Женщине писали в трудовой книжке, что она переведена нянечкой в детский сад. Конечно, никакого детского сада не было, просто утром в дом к женщине приводили маленьких детишек, которых она кормила, поила, переодевала, забавляла до вечера, когда родители после изнурительной работы забирали своих чад по домам. Иногда женщину в положении от тяжёлых трудов назначали прачкой, чтобы она потихоньку что-нибудь простирала из спецодежды. Иногда такую женщину назначали уборщицей в дом культуры. – В общем уважали женский труд и берегли драгоценных женщин.
     Бичом, особенно для вновь приехавших, в тайге летом являлись комары, которые вмиг облепляли незащищённую поверхность кожи и наносили неприятные, а порой и болезненные укусы. В посёлке, а тем более в районном центре данная проблема менее доставала. Но в тайге без антикомарина обойтись было невозможно, поэтому им обильно опрыскивали спецодежду, стараясь, чтобы спасительная жидкость не попала на слизистые оболочки и особенно в глаза. За пользованием антикомарином детьми зорко наблюдали взрослые, чтобы избежать неприятных эксцессов. Михаил Богданович обратил внимание, что, если в болотной воде намочить шапку, рукавицы, опрыскать одежду болотной водой, комары наносят меньший урон воспринимая запах болота за нечто родное сакральное. Поэтому Михаил при каждом удобном случае мочил или окроплял спецодежду болотной водой.

     Если по утверждению известного сатирика Аркадия Райкина в стране имелся значительный дефицит по многочисленным товарам, то в лесозаготовительном посёлке порой и не ведали о дефиците, просто не зная или не понимая, что такие вещи могут вообще существовать в их забытом богом и властями крае. Например, если в Москве и в иных крупных городах граждане гонялись за цветными телевизорами, стояли за ними в длинных очередях, то в лесозаготовительном посёлке такая проблема полностью отсутствовала, потому что телевидения вообще не наблюдалось.

     Случилось однажды, что механика лесопункта разбудили ни свет, ни заря – посреди ночи и передали важное указание срочно явиться в контору лесопункта. Слегка перекусив и наспех одевшись, он поспешил на работу и по дороге узнал, что посёлок полностью остался без воды.
     В конторе ему передали требование:
     - Срочно к начальнику лесопункта.
     Скинув тёплую куртку и ондатровую шапку, через десять секунд механик предстал перед старым фронтовиком, попыхивающим «Беломорканалом» от фабрики «Клары Цеткин». Начальник лесопункта с желтоватой кожей возле рта быстро и доходчиво обрисовал механику прискорбную тяжёлую ситуацию и выдал боевое задание:
     - Полетел глубинный насос нашей местной водонапорной станции, весь посёлок остался без воды. Сейчас переориентировали машину-бочку «ГАЗ-53», что подвозила воду к деревянным домам в райцентре. - Теперь газик подвезёт воду в наш посёлок, но этого недостаточно, вода нужно людям и на производство. Сейчас все мы, и я в том числе ищем глубинный насос и готовы отдать за него горы золотые. Так что срочно подключайся со всеми своими людьми.
     - Вопрос, однако, очень серьёзный, - объяснил вальяжно раскинувший ногу на ногу на старом потрёпанном чёрном кожаном диване начальник нижнего склада лесопункта с залысинами, беспрестанно дымя болгарскими сигаретами с бледно оранжевым фильтром, - найти всего-навсего один глубинный насос, который качает воду из глубины из артезианской скважины, дело сложное. Это ж не консервная банка с бычками в томате.
     Звонили по разным организациям и директору «Сельхозтехники» в Ухту - безрезультатно.
     Прозвонились до партии геологоразведчиков. - Те могли достать через Москву, и не скоро и запросили золотые горы, а именно новый передний мост для автомобиля внедорожника «ГАЗ-69», вместо которого легче было достать сам новенький «козлик».
     Наконец уже перед обеденным перерывом инженер-электрик леспромхоза сообщил, что насос найден и отправлен к зданию скважины в нашем посёлке.
     - Где его откопали? - спрашивали все с радостью, восторгом, непониманием и изумлением.
     - В Райпотребсоюзе, взаимообразно, отвечал ушлый инженер-электрик.
     - Но я же одному из первых звонил Председателю Райпо, и Тырин сказал, что нету, - удивлялся механик.
     - Он и сам не знал, что у него есть на складе. Я ему дал расписку, что вернём точно такой же новый.
     - В Ухтинской «Сельхозтехнике» я заказал три точно таких глубинных насоса, но они, если и придут, то не скоро, - механик лесопункта невозмутимо рапортовал о своей деятельности.
     Начальник лесопункта пояснил:
     - Иван Тырин – это мощный и светлый человек. Когда он вернулся с войны, на его бравой груди блестела всего одна медалька. А теперь и боевые заслуженные награды через райвоенкомат ему доставили, и всяких юбилейных медалей надавали, так что у него их теперь полным-полно.
     Инженер-электрик леспромхоза вернул всех к действительности:
     - Соединения электрических клемм на насосе с электропроводами обычной изолентой не заизолируешь, так как глубинный насос постоянно находится в погруженном состоянии в воде под постоянным высоким давлением. И при обычной изоляции из-за негерметичности почти моментально произойдёт короткое замыкание, и электродвигатель гидронасоса моментально выйдет из строя. То есть насос опять полетит.
     - И чем же нужно изолировать? – спросил начальник лесопункта.
     - Презервативами.
     - Это, как и почему, - удивился начальник лесопункта.
     - У них очень эластичная и очень тонкая, и очень прочная резина, поэтому такая изоляция около полугода выдержит или даже более, - пояснил инженер-электрик.
     - Мы-то как долго сможем протянуть на твоих презервативах? - спросил начальник лесопункта, его лоб морщился.
      - Пока не достанем настоящую промышленную глубоководную гидроизоляцию, которая уже заказана по нескольким направлениям, - рапортовал инженер-электрик, постоянно кивая головой в знак подтверждения.
     - Так в чем дело, почему стоим? – закипятился начальник лесопункта.
     - В нашей районной аптеке отсутствуют какие-то бы ни было данные изделия полностью и достаточно длительное время.
     Обращаясь к механику, начальник лесопункта попросил:
     - Обзвони для поисков презервативов все деревни и все посёлки окрест. Надо срочным образом спасать людей. Может быть, хоть где-нибудь завалилась пачка-другая презервативов.
     У механика лесопункта имелось право на междугороднюю связь, но начал он с родной районной аптеки, где у него имелась хорошая знакомая.
     Инженер-электрик тут же посоветовал:
     - Не говори для чего нужно, а то ни за что не дадут.
     Механик звонил за реку, вверх по реке, вниз по реке и везде, но по всем фельдшерским-акушерским пунктам оказался голяк.
     В поселковых и деревенских аптеках отвечали девушки и женщины, которые с некоторым удивлением объясняли, что не то что месяцами, а годами данные изделия не поступали для реализации.
     В аптеке соседнего райцентра, как в последней инстанции, получив отказ, механик сокрушённо спросил ответившую девушку – работницу аптеки:
     - И что же делать?
     Девушка почти без промедления порекомендовала ровным подбадривающим громким голосом:
     - Дуй напрямую!
     Телефонная рубка плотно к уху не прикладывалась в кабинете вместе с табачным дымом висела напряжённая тишина, и логичный совет расслышали все, что вызвало оживление, но воз-то оказался не сдвинутым.
     В областной центр звонить вряд ли стоило – туда следовало бы ехать - это за 180 вёрст по хреновой грунтовке. То есть, если там и можно обзавестись данными жизненно важными изделиями, то вернуться можно было только к завтрашнему вечеру. А это уже оказывалось слишком поздно.
     Машина водовоз с синей кабиной и жёлтой четырехкубовой бочкой сделала из райцентра два рейса.
     Неразрешимую дилемму помог решить один из электриков леспромхоза, принёсший из дома несколько пар белых медицинских хирургических перчаток втайне от своей жены врача-хирурга.
     Передавая перчатки, он сокрушённо предсказал:
     - Моя любимая супруга, как только обнаружит пропажу своих драгоценных предметов спецодежды, сразу же меня убьёт.
     - Где она их достала? – спросил главный электрик леспромхоза.
     - Прошлым летом во время отпуска мы с ней оказались в Москве, а там имелся специальный магазин, где продавались товары для медработников.
     Медицинские хирургические перчатки срочным образом порезали ножницами на полосы для использования их в качестве гидроизоляционного материала и заменили таким образом ими дефицитное изделие.
     Инженер-электрик обещал, что через три или четыре месяца изоляцию заменит на правильную, стандартную.
     Следует, конечно, вспомнить, что всё это добром окончившееся событие происходило в советской коммунистической действительности всего за два года, до Московской олимпиады.
     Домой механик вернулся затемно, морозец давал о себе знать, проблема с водой преодолели, решили. И жизнь вновь наладилась.

     При конторе лесопункта имелся фельдшерско-акушерский пункт, основными медикаментами которого являлись: вата, бинт, йод и коробка просроченного анальгина.
     Кроме здания конторы лесопункта имелись деревянные здания: магазина Райпотребсоюза, пекарни, водонапорной башни, жилых щитовых домов. Имелся ещё и клуб, который иногда некоторые жители посёлка называли возвышенно - дом культуры.
     По вторникам, четвергам субботам и воскресеньям клуб превращался в кинотеатр, где гоняли заезженные фильмы про Ивана Бровкина, «Волга-Волга», про Чапаева и подобные, иногда к всеобщему удивлению показывали новые цветные фильмы и даже импортные. Билеты продавали по доступной цене, так что по выходным и праздничным дням в кинозале имел место полный аншлаг. А по будним дням основным контингентом зала были дети школьного возраста, которым радушные родители дозволяли развлечься кинематографом.
     В клубе, конечно, имелась и библиотека с многими книгами школьной программы, имелись и многотомные издания, журналы, подшивка газет центральных и районной газеты «Заря», а также техническая литература. Интерес к книгам возрастал в слякотный и зимний период, а в летнюю пору катастрофически падал из-за того, что у людей появлялись подсобные работы или многие лесозаготовители уезжали по отпускам.   
     Клубом и библиотекой заведовала одна женщина с широко открытыми приветливыми глазами и с законченным библиотечным техникумом за плечами. Она могла при желании читателя поговорить о любой книге, о любом поэте и писателе и посоветовать что-либо действительно подходящее в соответствии с конкретными запросами потенциального читателя.
     В фойе клуба стояли два метровых стола раскрашенные в чёрно-белую клеточку, на которых учились и играли в шахматы и шашки, в том числе юные дарования, юные спортсмены.
     Попытки создать какую-нибудь самодеятельность вроде хора или танцевальной группы регулярно проваливались в первую очередь потому, что у людей отсутствовало свободное время. – Пенсионеры, у которых могла иметься свободное время, в посёлке отсутствовали, работающее население после тяжёлого напряжённого трудового дня мечтало в первую очередь об отдыхе, школьники с пятого класса тратили на поездку в школу и обратно два часа и более и также почти не имели свободного времени, школьниками начальных классов занималась учительница с полной нагрузкой и помогала детям разучивать стишки из школьной программы. Оставались дети детсадовского возраста, к которым нужен особый материнский подход, какой культпросветработникам не преподавали. Кроме того, зимой донимали морозы. Надо добавить, что в летнее время многие семьи отправляли своих детей куда-нибудь на юг, чтоб те посмотрели на иную природу и архитектуру, на иной уклад жизни.
     Основным продуктом магазина являлись мука, крупы и консервы – рыбные, мясные, овощные, подсолнечное масло продавалось в разлив. Обычно на витрине стояли сорта плодоягодных российских вин и виноградные вина Молдавии. Шампанское и коньяк спросом у местного населения не пользовались. Водку употребляли, чтобы хоть временно унять физическую или душевную боль. Десертным вином украшали праздники, какими заведовали обычно женщины. Замороженное мясо являлось редкостью, и его брали не более одного килограмма на семью, чтобы оставить и другим. И, если вдруг кому-то удавалось подстрелить лося, мясо которого раскидывали на несколько семей, то в этих семьях никогда не говорили, что ели мясо лося, а утверждали, что купили пусть и несколько месяцев назад в магазине замороженное мясо сайгака или оленя. Два раза в неделю в магазин завозили из местного совхоза сорокалитровый алюминиевый бидон свежего молока, каковое продавалось исключительно тем, у кого имелись дети или тем, кто прохворал. Впрочем, никто и не претендовал на данный деликатес, зная, что он предназначен непосредственно для подрастающего поколения. Серый хлеб из местной пекарни часто в один день не раскупался полностью, особенно по выходным и в праздничные дни. – Потому что тогда домашние хозяйки сами в домашних условиях выпекали хлеб, а также стряпали дома оладьи, блины и пироги с использованием летних и осенних заготовок ягод, которые доставались порой непросто.

     Показательна история, что приключилась с экономичной Нюрой Ковалёвой, которая вначале работала сучкорубом на верхнем складе, затем с двоими детьми осела в лесозаготовительном посёлке. Заработка мужа – водителя лесовоза – хватало, чтобы без излишеств прокормить и приодеть трудовую семью.
     В начале августа их ребята-школьники отдыхали в оздоровительном центре на юге – в Краснодарском крае, как и многие другие из этих мест. Родители частенько подумывали, что выпала им лихая доля – пусть хоть дети немного узнают лучшей жизни, увидят горы и море, которых сами родители никогда в глаза не видели.
     Утром воскресного дня соседки по посёлку пошли за малиной на старую делянку и ее приглашали с собой за компанию, но она отказалась посетовав, что накопилась уйма различного белья, которую надо срочно обязательно простирнуть пока погода позволяет.
     Пока супруг после тяжких трудов отсыпался следующим ранним утром, она, посмотрев, что белье еще влажное – не подсохло и прихватив новый эмалированный жёлтый снаружи, а внутри белый трёхлитровый бидон отправилась за малиной одна, благо заросли малинника находились в километре от лесозаготовительного посёлка.
     Малину поселковые жители собирали прежде всего, чтобы сваренное из неё вкусное и ароматное варенье помогало в слякотную погоду или в стужу преодолеть различные хвори.
     Как и всё основное население, Нюра прожила в посёлке более десятка лет и достаточно хорошо знала близлежащие места, безукоризненно ориентировалась, поскольку многократно ходила здесь по грибы и по ягоды с семьёй или с подругами.
     Вдоль тропы стали попадаться отдельные низкие кустики, затем встречались целые куртины кустов и вот пошли высокие заросли, где аромат малины при безветрии перебивал запах таёжной хвои.
     На узорчатых зелёных листиках кустов малины еще местами брильянтами сверкали капельки росы.
     Чтобы не терялось драгоценное времени даром, Нюра принялась щипать спелую малину обеими руками, подвязав бидон кушаком на поясницу. Когда в нем набралось уже значительно больше половины, и он стал серьёзно оттягивать кушак своим весом, Нюра сняла бидон с привязи и устанавливала его внизу – на земле среди различных мхов, продолжая кропотливый сбор лекарственного средства.
     Глянув на часы, она предположила, что минут через двадцать можно заканчивать промысел и возвращаться домой убирать высохшее бельё, будить любимого мужа к завтраку.
     Уже минут пять она с удивлением отчётливо слышала, что кто-то недалеко от неё ходит по малиннику.
     «Передо мной свежих следов на тропе никаких не наблюдалось, значит, кто-то из посёлка после меня пришёл в этот малинник собирать ягоду. Быть может, вместе нам будет веселее дособирать и отправиться домой», - размышляла она, улыбаясь.
     Этот кто-то оказался уже совсем рядом, уже отчётливо слышалось его напряжённое дыхание, и Нюра увидела по верхушкам, как он отодвинул в сторону несколько крупных стволов малины.
     Чтобы увидеть загадочного конкурента-сборщика ягоды-малины и перекинуться с ним парой, другой стандартных фраз об ягодах и о погодных условиях, она медленно отодвинула ближайший к ней пучок стволов малины и поразилась, и обомлела.
     Прямо на неё глядели удивлённые глаза из медвежьей морды, из медвежьей шкуры.
     Секунд пять, а то и больше, они стояли молча, как парализованные.
     Наконец Нюра вышла из оцепенения, отпустила пучок кустов малины, который неожиданно открыл ей мохнатого царя зверей, который стоял на задних лапах. К ней вернулся дар речи, и она закричала, что было мочи, бросилась бежать к тропе, а дальше по ней к родному посёлку без остановки и без оглядки.
     Дома она никак не могла прийти в себя из-за полученных удручающих жутковатых впечатлений, несмотря на успокоительные увещевания соседок и любимого супруга. Солёные слезы лились неиссякаемыми ручьями. Она прерывисто с запинками повторяла всем интересующимся:
     - Я обмерла, остолбенела и подумала первоначально, что это настоящий страшный оборотень – то есть человек превратился в медведя - он осознанно удивлённо не мигая смотрел мне в глаза.
     К ее жилищу пришли три охотника в патронташах цвета хаки и все с двустволками. – Двое из них являлись любителями, а один – профессионалом, который зарабатывал себе на кусок хлеба охотой, в основном зимой пушниной. Он заключил договор с Райпотребсоюзом по которому сдавал пушнину. Ружья у всех были шестнадцатого калибра, но если у любителей природы ружья изготавливал Ижевский ружейный завод, то у профессионала ружьё было Тульского производства.
     Нюру всячески успокаивали соседи, подошедшие охотники и другие жители посёлка. Все уговаривали её прийти в себя и сходить вновь на то роковое место, но она ни в какую не соглашалась.
     - Бидон-то у тебя красивый, совсем новый, пойдем, Нюр, отыщем, - говорили поочерёдно любители природы.
     - Не нужен мне никакой бидон, не нужна никакая малина, отстаньте от меня, ради бога, дайте мне успокоиться, - отвечала она, постоянно всхлипывая, и уже полностью намочила своими горькими слезами белое вафельное полотенце.
     Она дала согласие на возвращение за бидоном, только после того, как профессиональный охотник пообещал, что возьмёт с собой в малинник Полкана. – Этот большей частью чёрный пёс являлся лайкой, но выглядел крупнее всех поселковых собак. Из-за большого веса его не брали на зимнюю охоту, так как его лапы тонули в снегу. Славен он был тем, что иного раз облаивал медведей и прогонял их от посёлка подальше в тайгу.
     По тропе к малиннику процессию возглавлял Полкан с профессионалом, затем шёл охотник любитель, далее с обречённым видом - заплаканная Нюра и замыкал отряд еще один охотник - любитель природы. У всех охотников ружья были заряжены круглыми стандартными пулями.
     В том самом месте, где следовало повернуть в заросли малинника, Полкан сделал стойку и насторожился.
     Шедший первым любитель природы, снял ружьё с плеча и с предохранителя, взял его наизготовку пошёл вперёд в заросли малины и вскоре тихим голосом спросил:
     - Это твой бидон с голубыми колокольчиками?
     - Мой, - ответила Нюра, угрюмо всхлипнув, и добавила, - Он жёлтый снаружи, а внутри белый.
     - Он упал, и часть малины просыпалась на землю.
     - Ну и ладно, пусть хоть сам бидон останется целым, - отозвалась Нюра без тени сожаления в голосе.
     И все пошли по натоптанной тропе к найденному бидону. Хозяйка подняла утерянный бидон, не делая никаких попыток собрать просыпавшиеся на зелёный мох вкусные ягоды.
     Вновь раздался тихий удивлённый голос первого охотника любителя окружающей природы:
     - Ну и наделал здесь Топтыгин.
     Все подошли и увидели изрядную кучу, которую оставил после себя хозяин тайги. Полкан, обнюхав кучу с разных сторон, рвался в погоню, но его удерживал поводок в руках профессионала.
     - Ты, Нюра, наверное, тоже трусики, хоть немного, испачкала? – спросил первый любитель природы.
     - Да, пришлось менять, - откровенно призналась Нюра и смутилась.
     Профессиональный охотник сходил с Полканом по следу в заросли тайги метров на пятьдесят и вернулся. Он сообщил, что медведь не просто уходил, а убегал галопом. Он подмигнул друзьям-любителям и, обращаясь к Нюре, произнёс совершенно серьёзным тоном:
     - Если у тебя дела таким образом и дальше пойдут, уважаемая Нюра батьковна, в наших окрестностях ты перепугаешь абсолютно всех бурых медведей, и они разбегутся отсюда во все стороны необъятной тайги.
     Оба охотника-любителя, поправляя на плечах ружья, пытались сдержаться изо всех сил, но не смогли и прыснули дружным громким задорным хохотом, а у Нюры наконец прорезалась первая за последние напряжённые часы лёгкая осторожная улыбка.



5. Участие в продовольственной программе.
    
     В посёлке при ловле рыбы в протекающей вблизи тёмноводной реки Северная Мылва и в ближайших небольших озёрах обходились без поплавковых удочек с крючками, как-то не принято было ими пользоваться.
     Трое жителей посёлка ловили в речке и ближайших маленьких озёрах короткими невысокими самодельными сетями, какие плели самостоятельно из капроновой лески, и мерёжами, изготовленными из тонких гибких ивовых прутьев.
     В основном ловили ради спортивного интереса, чтобы удовлетворить азарт, а излишнюю пойманную рыбу раздавали.
     Изредка случалось, у рыбаков в путину в мерёжу столько рыбы набивалось, что еле из воды вытягивали на крутой поросший зелёной растительностью берег.
     Все рыбаки в обязательном порядке делились уловом с знакомыми и соседями по лесозаготовительному посёлку.
     Когда Пётр учился в пятом классе общеобразовательной школы в середине бесснежного сентября вечно занятой по работе и по хозяйству отец сделал ему большую деревянную прочную кувалду или киянку с надёжной гладкой отшлифованной рукояткой длинной около полутора метров. Увесистый набалдашник держался на рукоятке при помощи деревянного клина и представлял собой окорённую деревянную еловую чурку высотой сантиметров двадцать и диаметром сантиметров пятнадцать.
     Отец подробно профессионально со знанием дела объяснил: как на практике следует пользоваться данным простым с виду инструментом для обязательного уловистого результата.
     Пётр спросил:
     - Ты сам пробовал так ловить?
     - Да, в Литве, где сильные морозы являются редкостью, хозяин-хуторянин стоял на берегу, готовый моментально бросить мне спасательную верёвку при необходимости. Как-то там случалось, что лёд оказывался или долгое время слишком тонким, или совсем непрозрачным, или излишне быстро утолщался, что не способствовало данному виду деятельности. Но всё же кое-что удавалось мне поймать. - В этом случае хозяева хутора становились щедрыми и наливали мне большую кружку горячего бульона и давали с куском хлеба кусочек тёплого отварного налима, что казалось мне в тех полуголодных батрацких условиях изысканным королевским купанием, и что очень даже меня стимулировало к дальнейшим подвигам на данном опасном поприще.
     - Кто-то ещё промышлял подобным способом?
     - Точно так же хозяин использовал своих обоих сыновей, пока те ещё не подросли, не набрали вес.
     - А проваливался ли ты под лёд?
     - Нет, потому что или лёд предупреждал потрескиванием или вода через трещины выступала на льду, также давая знать об опасности.
     - Осторожничал?
     - Хозяин перестраховывался и предварительно многократно предупреждал, что, если подобное что-либо произойдёт, следует срочно без промедлений, но осторожно выходить к твёрдому берегу.
     - Крупная рыба там водилась?
     - Примерно такая, как и здесь, потому что речка там и здешняя почти одной ширины и глубины.
     Отец вновь напомнил о внимательности и осторожности.
     Лучший, но, к сожалению, короткий, период для данной охоты-рыбалки оказывался, когда после начала серьёзных морозцев на реке образовывался первый достаточно прочный ледостав над спокойными омутами. Где-то на быстрине, на перекатах, у больших камней вода по-прежнему журчала, река там вообще ещё не замёрзла, а над глубоким чёрным омутом прозрачный тонкий ледок уже толщиной два-три сантиметра надёжно держал лёгонького Петра и нисколько не трещал при осторожной ходьбе, но сразу же сломался бы под тяжестью взрослого человека.
     Первый раз Пётр пошёл на рыбалку в тёплых подшитых валенках с резиновыми галошами, в ватных штанах, ватной телогрейке, в магазинной шапке ушанке из кроличьего меха, в меховых рукавицах из овчины и с лёгкой прочной двухметровой палкой, которой простукивал лёд впереди себя, проверяя прочность.
     В дальнейшем от надёжных тёплых валенок с галошами пришлось отказаться, поскольку на часто мокрой поверхности льда приходилось для вытаскивания добычи стоять на коленях, из-за чего ватные штаны катастрофически намокали, и при холоде это давало о себе знать неприятным состоянием. – Поэтому у старшего брата Олега Пётр брал маленького размера бродни, которые сверху чуть закатывал, а на босые ноги надевал толстые связанные матерью удобные тёплые носки. Бродни, конечно, оказались немного тяжелее валенок с галошами, но предотвращали намокание колен, что оказывалось особенно важно при морозе в десять градусов и более.
     Палкой для проверки прочности и надёжности льда он пользовался в дальнейшем только после дней с оттепелью или с сильным ветродуем, потому зима постепенно показывала свой нрав и лёд становился толще и прочнее день ото дня.
     К реке Пётр приходил спозаранку при первых солнечных лучах, когда ночной морозец ещё не отпускал, и крепче держал в безопасном состоянии первый нарастающий лёд, а если бы он пришёл в солнечный день к полудню, тогда ледок под действием солнечных лучей и окружающей температуры мог оказаться менее прочным.
     По ночам из-под старых коряг со дна омута всплывал пресноводный загадочный хищник-налим и прилипал своим белоснежным брюхом ко льду снизу, и по всей видимости изрядно кайфовал у омута на очень слабом течении или вообще без оного. Для чего налим производил подобный расслабляющий моцион, вряд ли кто узнает, и по сей день многие теряются в догадках. - Возможно, он просто обалдевал от свежего прохладного долгожданного льда. Ведь племя налимов любит холодное время года, в которое они и нерестятся – с декабря по февраль.
     На тёмном фоне чистого прозрачного льда налимье брюхо сверкало ярким белоснежным светом. Бесшумно подойдя по тонкому льду ближе к налиму, Пётр поднимал деревянную кувалду и со всего размаху - что было сил - лупил по белому светящемуся пятну, стараясь попасть ближе к голове, и данным точным ударом оглушал рыбину. Если рыба еще подавала признаки жизни – ещё шевелилась, Пётр наносил повторный сильный удар.
     Затем, через образованную во льду брешь он стремглав аккуратно доставал голыми руками или в тонких перчатках свою скользкую от собственной слизи с множеством пятен различной формы зеленовато-жёлтую добычу. После оглушения налима, когда ледяная корка оказывалась более толстой - сантиметров пять и более – и не пробивался от сильного удара деревянной кувалды - Пётр быстро прорубал лёд маленьким острым топориком, чтобы достать свой драгоценный улов.
     Случалось, речной лёд напрочь заносило лёгкой порошей, а то и хорошим слоем белого снежка. - Тогда на помощь приходила метла, какую он изготавливал из ветвей прибрежных кустарников. – Он, стараясь поменьше шуметь, поскорее сметал ею снег, как заправский дворник, и сквозь прозрачный лёд вновь обнаруживал белый объект своей охоты.
     Пётр приносил обычно в зелёном туристском рюкзаке с рыбалки двух-трёх белобрюхих сопливых представителей пресноводной трески весом от одного килограмма до полутора.
     О продаже улова в ту пору даже и мысли отсутствовали.
     Семья всегда делилась с другими такими же нищими, не имеющими полноценного питания, как и по всей стране. Ведь в местном лабазе ни мороженной, а тем более свежей рыбы никогда не водилось – только консервы из различных морей и океанов. При этом проходила из разных источников информация о вреде консервантов и красителей, которыми напичканы магазинные железные банки с консервированной рыбой.
   Из пойманного сыном налима Анна варила вкусную ароматную уху, жарила кусочки на сковородке, а по выходным стряпала изумительные котлеты и расстегаи. Дважды из двухкилограммовых налимов отец делал строганину с перцем, чесноком, солью. Она очень хорошо шла с серым хлебом или картошкой в мундире.


6. Школьные годы

     С первого по четвёртый класс Пётр учился прямо в посёлке – учебный класс устраивался в клубе или в чьей-либо квартире. Одна учительница одновременно обучала всех детей разных классов в одном помещении. Она учила читать, писать, считать самых маленьких, а кто постарше помогали ей. Иногда более старшим задавала контрольные работы по математике и изложения по русскому языку и литературе, задавала также написание сочинений на близкие детям темы. Сама налитая оптимизмом учительница читала детям учебники и иные книги, а также просила почитать по абзацам учащихся по очереди. У неё имелся непререкаемый авторитет, который помогал ей обучать уму-разуму и справляться с разношёрстной и разновозрастной группой детишек, у которых просачивалось стойкое желание окунуться в мир технических знаний и в мир искусства.
     Плохих оценок она не ставила, а если ребёнок что-то не понимал, прикладывала дополнительные усилия, чтобы знания и умения подопечных соответствовали школьной программе или даже выходили за рамки программы. Кормить обедом школьников ей помогала какая-нибудь из свободных на данный день женщин в посёлке, а после обеда на час-полтора устраивались игры, и дети немного веселились, отдыхая от школьных занятий. Затем кто самостоятельно, кто с помощью старших учеников или учительнтцы делали домашние задания, а когда все всё переделали она читала им книги: и Русские народные сказки, и сказки Г.Х. Андерсона, и сказки А.С. Пушкина, и мифы Древней Греции, и многое другое, с чем им предстояло повстречаться в более старших классах общеобразовательной средней школы, какая находилась в районном центре – в Троицко-Печорске.
     Случалось, лесозаготовители задерживались по различным причинам – из-за проблем с транспортным средством или из-за проблем с дорожными условиями. - Тогда и учительнице тоже приходилось задерживаться, в связи с чем в районный центр вечером учительница уже не попадала и ей приходилось ночевать у какой-либо одинокой женщины в лесозаготовительном посёлке.
     Начиная с пятого класса до окончания школы детей в школу райцентра и обратно возили на стареньком автобусе, очень похожим на тот, что использовался командой Глеба Жиглова и Владимира Шарапова в фильме «Место встречи изменить нельзя». Входная дверь в автобус открывалась обшарпанным некогда никелированным рычагом справа от водителя. Утром автобус из райцентра привозил в посёлок учительницу начальных классов и увозил обратным рейсом учеников пятого класса и выше в районную школу. После окончания всех школьных занятий школьный автобус «КАвЗ»-ик отвозил детей из районного центра в посёлок и забирал в райцентр учительницу младших школьников. К проезду в школьном автобусе не допускались родители школьников, иные их родственники, а тем более посторонние граждане. Отопление в подержанном автобусе оказывалось совершенно слабым и в зимний период боковые и задние окна школьного автобуса украшали расписные замысловатые интересные уникальные узоры, на какие не скупился добрый Дедушка Мороз со своею внучкой раскрасавицей Снегурочкой.
     Водителем школьного автобусы являлся пожилой мужчина, который многие годы хорошо управлялся с тяжёлыми лесовозами, но с возрастом для облегчения его труда ему предложили более лёгкую, но более ответственную работу по перевозке детей – цветов жизни. Он с понимаете отнёсся к высокому важному и серьёзному предложению поскольку у него внучатам тоже надо было попадать в школу.
     К двухэтажному деревянному синему зданию школы районного центра уже дважды делали пристройки в летние периоды, чтобы дети свободнее размещались и учились только в одну смену. Из-за нехватки учителей некоторые   преподаватели проводили обучение школьников по различным предметам, уроки со школьниками проводили и заведующий учебной частью, и директор школы.
     Петру запомнился учитель физики Иван Петрович Пыстин, который преподавал и математику, а перед выходом на пенсию, чтобы у него оказалось побольше учебных часов и соответственно повыше зарплата и будущая пенсия, ему добавили ещё предмет астрономию. В те далёкие времена в районной школе как-то мало имелось желающих досконально постигнуть эту школьную науку. Поэтому и знания в классах оказывались посредственными. Однажды Иван Петрович провёл короткую неожиданную контрольную работу по астрономии в пределах учебной программы, и во всём классе только двое учеников получили положительные отметки.
     Оценки учитель астрономии выставлял за полугодие, и в конце декабря после очередного урока его облепили школьники и спрашивали о своей будущей оценке за полугодие. Подошёл и Пётр и поинтересовался:
     - Иван Петрович, а что у меня за оценка будет за полугодие?
     Преподаватель нашёл в журнале фамилию Котенко и зачитал полученные в процессе полугодия отметки:
     - У тебя четыре, два (за контрольную работу), четыре – значит среднее получается - четыре.
     В школе ученикам объясняли, что горизонта не существует, а то, что мы видим – кажущаяся линия соприкосновения лучезарного небосвода с поверхностью грешной Земли. Понять это было трудно. – Ведь все мы видели голубую или синюю линию горизонта.
     Случалось, что не хватало учебников, в таких случаях детей разбивали на пары, и оба пользовались учебником по очереди – сегодня один нёс учебник домой, чтобы сделать домашнее задание, а на следующий день – другой. Иногда родители и родственники из отпуска привозили прикупленные в иных регионах учебники, а после окончания класса учебники оставались в школе и становились её собственностью, и по ним обучались порой много лет иные ученики. – По этой причине преподаватели неоднократно настоятельно просили детей и напоминали об этом родителям - не делать никаких отметок в учебниках даже обычными грифельными карандашами.
     В летние каникулы после восьмого класса Пётр неделю помогал матери рубить сучки на лесосеке. Особенно после первого дня болели мышцы рук и плечи, иные тоже побаливали. Поскольку он освоился и мог работать, соблюдая технику безопасности, самостоятельно, ему оформили государственную трудовую книжку с записью о том, что он работал сучкорубом с такого-то по такое-то число на таком-то предприятии.
     К следующим летним каникулам Пётр уже умел заводить трелёвочный трактор «ТДТ-40» с кабиной из окрашенной злёной краской фанеры. И после теоретического и практического экзаменов, к которым ускоренно и усердно готовился с помощью отца, его знакомых механизаторов из лесопункта и книг из клубной библиотеки, в лесопункте ему выдали удостоверение тракториста с фотографией и печатью. Этот важный документ позволил ему заменить тракториста, который уехал вместе со всей своей семьёй в отпуск в тёплые края на полтора месяца – и в трудовой книжке Петра появилась новая запись о том, что он работал трактористом на тракторе «ТДТ-40М». Пётр необычайно сильно уставал от перенапряжённости при ежедневном графике работы, но стойко это преодолевал, и в глубине души управление трактором, тарахтение мотора и польза, приносимая его трактором, ежедневно создавали ощущение счастья и радости от работы, от того что его труд приносит пользу лесопункту и стране и даже оценивается в денежном выражении.

     Однажды в средней школе районного центра проходило общее родительское собрание. На сцене актового зала разместился рабочий и почётный президиум из администрации школы и руководства родительским общешкольным комитетом. К тумбе-трибуне поочерёдно согласно утверждённого списка подходили преподаватели и родители, высказывали свои и чужие мысли, задумки, идеи, отчаянно критикуя всяческие недостатки и непременно отдавая должное положительным деяниям и инициативам.
     Родительское собрание работало плодотворно. Однако, когда в президиуме решили «подвести черту», попросил слова ещё один родитель. Он оказался единственным из мужчин, рискнувшим выступить на собрании, поэтому его пожелание встретило добрую тёплую безапелляционную поддержку со стороны собравшихся.
     - Товарищи, произошло чрезвычайное происшествие. Мой сын Александр учится в первом классе у Клавдии Фёдоровны Бажуковой. Сегодня он пришёл домой из школы весь полностью мокрый с ног до головы.
     Пауза несколько затянулась. Перешёптывание в школьном актовом зале смолкло, приподнялись головы, склонённые дотоле дремотой.
     Вопрошающие, удивлённые и умилённые взгляды устремились к оратору.
     Учительница первоклашек находилась в первом ряду. Внешне сохранив спокойствие и безмятежность, она немного побледнела и затаила дыхание.
     Завуч повернула широко раскрытые глаза к трибуне.
     - Я случайно находился дома, - продолжил излагать историю отец, - и, наспех переодев сына, ринулся в школу. Дело, конечно, не в том, что в школьном туалете не работают краны в умывальниках и детишкам негде помыть руки и хлебнуть глоток воды. Это мелочи. Всё оказалось трагичнее!
     Зал при паузе вздохнул и выдохнул. Президиум полностью побледнел.
     - Когда мой сын находился в умывалке, водопроводный поток каким-то образом вышиб отвинченный державшийся на честном слове кран и обрушился на кафельный пол. Смелый чадо ринулось водружать кран на прежнее место. Но струи очень сильно бушевали, брызгая мальчику прямо в лицо, наполняя рот, нос и уши водой. Сын окончательно захлёбывался.
     В зале не осталось ни одной безучастной души. Спокойное и милое лицо учительницы первоклашек выровнялось по цвету с январским снегом.
     - И тут, как гром среди ясного неба, как ангел-спаситель, явилась Клавдия Фёдоровна. Она самоотверженно бросилась на помощь ребёнку и оттащила его от разбушевавшейся водопроводной стихии. Позже она говорила мне, что воды было уже по колено, но я-то понимаю: уровень был значительно выше. Они оба могли оступиться, поскользнуться и, упав, захлебнуться в водной стихии. Но благодаря отваге, находчивости и мужеству чудесной учительницы мой сын Александр оказался спасённым. Это как раз та женщина, которую воспевал Николай Александрович Некрасов. Предлагаю педсовету и родительскому комитету выйти верха с ходатайством о награждении Клавдии Фёдоровны медалью «За спасение утопающих». Слава учителям и педагогам! Да здравствует Клавдия Фёдоровна! Ура товарищи!
     Пламенная зажигательная короткая речь воодушевила всех без исключения присутствовавших в актовом зале. Первоначально послышались негромкие возгласы: «Ура!» и робкие разношёрстные рукоплескания, которые всё смелели и смелели, приобретая стройность и насыщенность, постоянно вовлекая всё новых и новых родителей к участию…
     Вскоре разгорелся настоящий шквал оваций. Задрожали стёкла окон и люстр в двухэтажном деревянном здании. А овации зала всё не унимались, грозя надвинуться последним - девятым валом.
     Директор школы приятно улыбнулась, и все, кто смотрел на неё, тоже заулыбались. Завуч раскрыла глаза ещё шире - подобно Алле Пугачёвой и некоторое время испуганно и удивлённо озиралась. Затем она тоже принялась отчаянно хлопать в ладоши.
     Председатель общешкольного родительского комитета, женщина с суровым, но справедливым лицом, чуть заметно растянула губы в попытке изобразить улыбку. Секретарь президиума хлопала восхищённо, широко разводя ладони. Весь президиум радостно хлопал.
     Ликовал и радовался весь зал, двери которого растворились, и нахлынули родители, которые опоздали или не вошли в зал по своим усмотрениям. Они, не зная истинных причин активных рукоплесканий, хлопали громче и значительно усилили гром аплодисментов.
     Триумф оказался полным.
     Кто-то выкрикнул: «Браво!». Так продолжалось достаточно долго.
     Педагоги - подруги учительницы упросили виновницу торжества и несмолкаемых оваций подойти к трибуне.
     Она сразу начала совершенно твёрдо:
     - Товарищи, всё было совсем не так.
     Но её никто не слушал и не слышал, даже молоденькая учительница возле трибуны. Клавдия Фёдоровна покраснела, затем покраснела ещё крепче и уже менее уверенно произнесла:
     - Товарищи, всё было не совсем так.
     Гром аплодисментов не смолкал. Наконец заулыбалась и она, как-то просто, добродушно и весело.
     - Спасибо, большое спасибо, дорогие родители, от всего сердца! – крикнула она в ликующий зал и возвратилась на своё место, задорно продолжая хлопать, пока всё не стихло.
     В заключительном слове директор заверила, что о медали надо подумать, а премия Клавдии Фёдоровне за сей случай обеспечена.
     Дома вечером отец сказал дорогому сунуле:
     - Если меня ещё хотя бы один раз вызовут в школу за твои, Сашок, шалости и проделки – выдеру, как сидорову козу.

     Отец предлагал пойти Петру после окончания школы в лесной техникум, где проходили обучение многие ребята из лесозаготовительного посёлка и из райцентра, но мать настояла, чтобы он поступил в Ухтинской лесотехнический институт. Экзамены Пётр сдал не на все пятёрки, но учитывая рекомендацию от лесозаготовительного предприятия, его приняли, причём со стипендией от лесозаготовительного предприятия, которая оказалась чуть выше, чем у обычных студентов.
     Петру пришлось познакомиться с городом Ухтой. - Город стоял на железнодорожной трассе Москва – Воркута, которая снабжала углём страну в самые тяжёлые дни войны. Именно на этой трассе гитлеровцы при использовании десантников планировали диверсию по подрыву моста через реку Печору. Об этом достаточно подробно изложено в книге Геннадия Юшкова «Иван-чай с белыми цветами». – По мотивам данной книги поставлен драматичный художественный фильм «А зори здесь тихие».
Ухта оказался вторым по численности населения городом в Коми республике. Оказывается, первая в России добыча нефти началась именно на реке Ухте. Посёлок нефтяников возник в 1929 году, а с 1943 года поселение стало городом, хотя ещё 1745 году здесь разрешили создать первый в России нефтяной завод, первоначальная добыча нефти составляла сто килограмм в год. Несмотря на суровый климат растительный и животный мир обладают разнообразием. Сейчас численность населения достигает без малого сто тысяч человек. Основу промышленности составляет нефтегазовый промысел, переработка и транспортировка его. Город связан с районами Республики Коми и другими регионами страны сетью автодорог, железнодорожным транспортом и авиасообщениями. В городе имеются четыре музея, четыре театра и Высшие учебные заведения.
     В те достославные времена почти окончательно завершилась проработка вопроса о переброске вод северных рек на поля Среднеазиатских республик и в Каспийское море. Имелись даже крупномасштабные карты, утверждённые на самом высоком уровне с печатями самых главных организаций и с подписями самых ответственных лиц. На картах однозначно показывалось, какие лесные и сельскохозяйственные территории Троицко-Печорского района подлежат затоплению для осуществления дорогостоящего грандиозного проекта, который первоначально основывался исключительно на политических мотивах. В конце концов проект сдали в архив, но он в период своего существования наделал много шума в прессе и в умах граждан страны. Хорошо, что данные малопродуманные недальновидные бадания с матушкой природой канули в лету, а ведь могла сотвориться масса бед.


7. Охота

     После удовлетворительного и даже успешного окончания первого курса института отец отвёл Петра к Председателю районного общества охотников и рыболовов. Стены помещение общества изнутри почти полностью оказались заклеенными плакатами по технической оснащённости рыбаков и охотников, по правилам ловли рыбы и охоты и по разнообразным запретам – о том, что категорически запрещается делать на охоте и на рыбалке. Имелся плакат и со списком литературы, в первую очередь художественной литературы о рыбалке и об охоте. У входа имелась вешалка с охотничьей зимней и летней одеждой. Под вешалкой находились три ящика с обувью. Основой комнаты служила печь с плитой, мебель составляй раскладной диван, канцелярский стол со стульями, книжный застеклённый шкаф с зачитанными книгами, в том числе с работами легендарного Леонида Павловича Сабанеева, и высокий самодельный сварной железный ящик, которому предназначалось служить сейфом. Рядом с печкой имелся небольшой кухонный стол, над которым висела полка с полотенцем посудой и поварскими принадлежностями.
     Председателем оказался худощавый невысокий жилистый рыжеватый измождённый жизнью мужиком с морщинистым лбом и чуть прищуренными внимательными серыми глазами. Наискосок на плече у него висела потрёпанная некогда коричневая полевая сумка. Он провёл с Петром короткий экзамен в составе двух вопросов: что такое пыж и для чего он служит? А также – какое упреждение при выстреле нужно дать, когда утки летят над тобой на высоте двадцать метров? Резонно предположить, что ответы оказались правильными, и Председатель общества оформил вступление Петра во Всесоюзное общество рыболовов и охотников, выдал членский билет с фотографией и печатью и посоветовал новому члену тщательнее ознакомиться с местными правилами охоты и рыболовства.
     Затем отец привёл Петра в отдел магазина с охотничьими принадлежностями и выбрал ему ружьё одностволку – «ИЖ-18Е» – двенадцатого калибра. Отец объяснил, что ружьё оснащено эжектором, который выбрасывает из ствола отстрелянные гильзы, благодаря чему при должной сноровке из данного ружья можно сделать три прицельных выстрела быстрее, чем из двустволки. Также отец обратил внимание сына на гладкий сверкающий сталью ствол:
     - Видишь у выхода из ствола сужение? – Это чок – в огнестрельном гладкоствольном оружие дульное сужение, которое служит для создания кучности боя при стрельбе дробью, для уменьшает рассеивание дроби при выстреле. Какова кучность боя данного ружья надо проверять при выстреле на натуре на стенде.
     Отец с сыном также прикупили принадлежности для чистки - складной шомпол с ёршиками и оружейную смазку ствола. Пробрели также дроби, картечь, пули, пыжи, капсюли, бумажные гильзы и приспособление для снаряжения патронов, приобрели и готовые патроны, и двадцать пустых латунных гильз. Пётр не ожидал такого шикарного подарка и оказался безмерно благодарен отцу и счастлив. Отец пояснил:
     - Это подарок общесемейный – и от меня, и от матери, которая надеется, что ты порадуешь всех нас желанной охотничьей добычей.
     Пётр спросил отца:
     - А где та старая берданка, из которой ты палил по гусям?
     - Я отдал её Баханову – сторожу машинного парка лесопункта для его личной безопасности.
     Когда открылась осенняя охота, отец посоветовал пристрелять ружье на воде по плывущим палка или корягам и ни в коем случае в лесу. Потому что только что произошёл несчастный случай: два друга охотника отправились в лес и им повстречалось удобное кедровое дерево, полное почти шишек. – Один, оставив ружьё и амуницию внизу вскарабкался вверх, где тряс ветви, с которых подали вниз добрые шишки. Второй их подбирал со своим ружьём на плече и случайно задел спусковой крючок, раздался выстрел и сноп свинцовой дроби устремился вверх, основной заряд прошёл мимо кедровика, но отдельные дробинки попали первому охотнику в мягкое место. – Он с трудом и с болями спустился вниз, где его незадачливый друг взвалил на себя и вынес из леса на дорогу. Первая же машина отвезла парочку в больницу, где срочно сделали операцию верхолазу, который несколько дней провёл на больничной койке. По этому случаю мать и отец настоятельно советовали Петру соблюдать осторожность и внимательность. - В кедрачах по осени надо быть особенно бдительным.
     Осеним солнечным днём во время перелёта птиц посреди чуть более широкой от затяжных проливных дождей реки Мойвы Пётр увидел двух чёрных хитрых нырков. – Пока первый нырял в поисках рыбок, второй на водной глади смотрел по сторонам, когда первый выныривал, второй совершал затяжной нырок, а первый озирался по сторонам. Такая чехарда продолжалась пока слабое течение не принесло их напротив Петра. – Сразу же после того, как поднырнул первый черныш, Пётр посла заряд во второго, а когда первый вынырнул, его ружьё уже было перезаряжено и встретило в вынырнувшего нырка прицельным выстрелом. Чтобы достать трофеи, плывущие посреди глубокой реки, пришлось выломать длинную тонкую сухостойную сосёнку и сделать два шага от берега в реке в броднях. Обе подстеленные птицы разом достать не удалось, доставались они поодиночке – поштучно. Пётр очень радовался результатом охоты и надеялся, что родители обязательно похвалят его. Но принесённое богатство с его первой самостоятельной удачной охоты мать срочно отдала соседям, пояснив, что с нырками слишком много мороки, так как они питаются рыбой и их мясо при обычной готовке отдаёт вкусом рыбы и запахом рыбьем жиром, так что лучше на них не охотиться вовсе.
     Весной в половодье речка Мылва разлилась так, что затопила большие прибрежные участки леса и, когда Пётр и двое его приятелей-охотников шли вверх по берегу реки, утки-кряквы и другие перелётные птицы упархивали от них в затопленный лес, где к ним тоже никак было не подобраться. Тогда компания решила, что Пётр замаскируется и сядет в кустах на краю старой вырубки, а два приятеля, будут из леса выгонять на него стаи уток.  Приятели уговорились, что стрелять будут только вверх в летящих уток и никак не стрелять вниз или горизонтально – для техники безопасности.  Прямо на Петра летела дай бог четверть встревоженных и поднятых на крыло уток из заводнённого леса, и он по ним палил. Пётр вышел из укрытия, чтобы подобрать две первые подстреленные утки, но один из приятелей крикнул ему, чтобы сидел на своём номере, а подбитых уток поберём позже всех сразу. Загонная охота продолжалась часа два с половиной. Пётр, промазав всего два раза, подстрелил двенадцать уток. Товарищи поделили добычу поровну. Трофеи Петра поделила дома и мать, оставив на кухонном столе одну утку, а три другие раздала срочно соседям. Аналогично обошлось и с трофеями его товарищей, в результате чего в посёлке двенадцать семей получили к столу свежее утиное мясо.
      Отец научил Петра подманивать рябчиков манком, купленным в охотничьем отделе магазина. Как-то минут десять Пётр азартно пересвистывался с рябчиком. Эта песенная игра продлилась до тех пор, пока у него за спиной громогласно не фыркнул крыльями, другой рябчик, который тихонько бесшумно подкрался ко нему по мху на ногах и увидел: кто это тут насвистывает на ихнем рябчиковом языке. Пётр удивился, поразился и опешил от такого непредвиденного им поворота событий - ведь рябчик находился от него менее, чем в трёх метрах. Петру не долго пришлось провожать рябчика-разведчика взглядом, потому что тот стремглав скрылся за ближайшими деревьями, только слышен был его дальнейший полёт.
     Даже после первого снега, увиденные Петром в тайге белки, выглядели непрезентабельно, неприятно, они меняли свой летний наряд. А зимой ему пришлось видеть всего лишь однажды, как на высоком сосновом суку восседала очень красивая белочку совершенно похожая на ту, что изображена на фантике известной вкусной шоколадной конфеты. У Петра рука не поднялась стрелять в такую красоту, он с минуту наслаждался превосходным явлением природы, пока шустрая красавица белочка не перепрыгнула на другое дерево и попрыгала дальше по своим делам. Пётр нисколько не жалел, что не подстрелил редкое лесное распрекрасное чудо.
     Серьёзный случай произошёл, когда он приступил к обучению на третьем курсе института. - Стояла поздняя осень, лиственные деревья полностью оголились, сбросив яркую разноцветную листву на почву. На затянутом серой пеленой небе какие-либо просветы отсутствовали. Ветерок чуть покачивал верхушки хвойных деревьев. Пётр шёл тайгой в надежде подстрелить рябчика. Отчего-то их тихая продолжительная трель раздавалась лишь на значительном расстоянии от него, и рябчики, создавалось впечатление, ни коим образом не слышали звуков его светло-коричневого манка, возможно, из-за уверенного ветра, который принялся раскачивать кроны могучих вековых деревьев.
     Когда Пётр вышел к берегу реки Сойвы шириной до пятнадцати метров в данном месте, он стал внимательно рассматривать водную поверхность прибрежные кусты и траву. Напряжённо вглядывался в черные воды и окружающую их уже пожухлую зелень, он осторожно брёл вдоль речки вверх по течению и вышел на открытое место. Этот лужок искусственно создали строители нового основательного моста, который еще официально не приняли в эксплуатацию, хотя отдельные автолюбители изредка им уже пользовались именно в охотничьих целях. – В тех малодоступных до сей поры местах привольно жили-поживали тетерева и глухари.
     Что-то его заинтересовало непосредственно под самим мостом. Ему показалось: нечто плеснулось между опорами моста. Пётр вскинул ствол, прицелился в ожидании, что нырок всплывёт - покажет себя и водил мушкой по водной глади. Но все оказалось тщетно. Либо нырок ускользнул от него подальше, либо это плеснулась рыба или какое-либо водное животное, вроде ондатры – его напряжённое ожидание оказалось безрезультатным. Никаких больше всплесков или кругов на чёрной речной воде он не приметил. Пётр предположил, что с моста лучше возможность посмотреть достаточно далеко в обе стороны реки и решил забраться на мост. Высота моста над водой составляла не менее восьми метров. – Поэтому он прошёлся вдоль насыпи, чтобы не карабкаться в крутизну. Метров через сорок взобрался наверх – на вновь построенную для вывозки леса грунтовую дорогу, следы автомобилей на которой были запорошены свежим снегом. – Стало понятным: сегодня по новой грунтовке никто не проезжал.
     До самого деревянного моста по насыпи оставалось метров десять, когда на грунтовке прорезались свежие медвежьи следы. – Они шли вдоль того края дороги, под насыпью которой Пётр только что тщательно выискивал с ружьём у плеча водоплавающую птицу. Следы показывали, что медведь брёл по насыпи и смотрел на него сверху вниз. Пётр же в то самое время смотрел напряжённо вниз на водную гладь и не видел, и не подозревал об опасном косолапом соседе. И не слышал его, возможно, из-за постоянного, хоть и незначительного, шума деревьев, которые трепал ветерок. Две петли следов показывали, что косолапый раздумывал: что ему делать и куда идти дальше.
     Если бы мишка ринулся на Петра внезапно, тот успел бы выстрелить не более двух раз мелкой дробью и, скорее всего, смог бы лишь подранить медведя, после чего добычей стал бы сам. Патроны с пулями в патронташе отсутствовали. Имелись только три патрона со средней картечью. Зарядив пищаль патронами с картечью, Пётр потихоньку пошёл по следу хозяина леса. Медведь спустился на противоположную сторону насыпи и двинулся вверх по реке по тропинке вдоль берега, что петляла рядом с рекой. Метров через тридцать Петра поразила гнетущая тишина – не слышно стало звуков каких-либо птиц, в том числе рябчиков. Пётр подумал, что, если косолапый мишка внезапно выскочит из подступавшего близко к тропе бурелома с кустарником, он и выстрелить по нему толком не сумеет.
     И он решил ретироваться. Оглядываясь и прислушиваясь, Пётр возвратился к насыпи и еще раз посмотрел на чрезвычайно отчётливые медвежьи следы. Но почему-то мысли взойти на новый мост и осмотреться вокруг покинули его. Позже он силился понять и многократно задавался естественным вопросом: что его, почти безоружного подвигло идти по свежему следу сильного мохнатого зверя, решившего не нападать на него, хотя достаточно хорошая возможность для этого у медведя имелась?
     После того, как Пётр рассказал отцу о происшедшем, тот помотал головой из стороны в сторону и сказал, что над быть осторожней и внимательней и стараться не ходить по лесу в одиночку. А стрелять в хозяина тайги можно лишь в оборонительных целях, лучше даже просто отпугивать медведя выстрелами в воздух. Отец также сообщил что его знакомый, будучи впервые в геологоразведочной экспедиции, познакомился с медведем в удивительной трагической и сошной ситуации. Знакомый отца по молодости лет после срочной армейской службы завербовался разнорабочим в состав экспедиции, которая направлялась в Восточную Сибирь, в район БАМа.
Вертолётами их забросили в живописнейшее место на берегу быстрой реки шириной 10-15 метров. Профессионально развернули палатки, рассортировали привезённое имущество, в том числе провизию. Геологи обсудили чем займутся завтра и в иные дни и решили поспать.
     Спозаранку, пока все еще спали импульсивный знакомый отца вырезал перочинным ножом тонкую рябинку метра три длиной и отправился на рыбалку. Он решил, что вниз по реке могли уйти какие-либо остатки еды после мытья посуды, что могло рыбу насторожить, шумы на стоянке у палаток также могли отпугнуть чуткую рыбу, поэтому Аркадий Иванович двинулся вверх по каменистому берегу реки. За полкилометра от лагеря он привязал к удилищу леску с причиндалами. Три заброса – поклёвки нет, и он переходил на новое место дальше и дальше от лагеря. Наконец, леска натянулась и Аркадий Иванович не сплоховал, а вытянул крупного серебристого красивого хариуса, которого он поцеловал и отбросил подальше от воды на камни. Наблюдая за поплавком, он заметил, что к нему по берегу мчится медведь, из-под лап которого временами сверкали во все стороны брызги. Бежать опрометью к лагерю представлялось бесполезным – медведь догнал бы, спасаться в мелководной реке с бурлящими местами перекатами тоже казалось близко к самоубийству. Что нужно предпринять на самом деле знакомый отца толком не знал и не понимал, но инстинктивно поднял руки вверх, заорал изо всех сил и бросился бежать влево в горку, поросшую лесом – на сопку. Подъем на вершину сопки занял минуту или две. И как же удивился разнорабочий, когда увидел, что на эту же вершину с другой стороны взобрался тот самый мохнатый медведь. Знакомый отца вновь поднял руки и уже совершенно обессиленный что-то прорычал. Зверь дриснул, повернулся и в таком состояние побежал вдоль по гривки прочь от разнорабочего геологической экспедиции. Спуск с горки оказался тяжёлым и занял не менее пятнадцати минут. Далее не подходя ни к выловленному хариусу, ни к самодельной удочке он ускоренным шагом постоянно оглядываясь особенно вверх по реке поспешил к палаточному геологоразведочной экспедиции лагерю.
     Здесь он сбивчиво рассказал о происшедшем. Двое геологов – один с карабином, другой с двустволкой двенадцатого калибра, заряженной шарообразными пулями – вызвались пойти взглянуть на место происшествия. По дороге один из них серьёзно объяснил:
     - Медведь считает, что вся рыба в речке – это его рыба. И, если кто-то вытаскивает из его водоёма рыбину, медведь считает, что его обворовывают и строго разбирается с ворами его личного достояния, гораздо строже чем наш «самый гуманный суд в мире».
     Другой геолог, оценивая хозяйственную сторону дела, произнёс:
     - Продуктов питания у нас пока достаточно и вряд ли стоило добывать в незнакомом месте чужую рыбу.
     - Я для спортивного удовлетворения, - оправдывался импульсивный разнорабочий, - и хотелось свежей и вкусной рыбкой порадовать дружный коллектив специалистов.
     Они нашли на берегу свежую самодельную удочку, нетронутого никем хариуса и подошли к сопке.
     - Попробуй, заберись вверх, - предложил один.
     Разнорабочий попробовал, вновь попробовал – ничего не получалось. Он со всеми усилиями, хватаясь за стволы деревьев и кустарники смог забраться всего лишь метра на три от места старта.
     - Жажда жизни творит чудеса, - пришли к единому мнению геологи.
     Тот что таскал карабин сделал наставление:
     - С рыбалкой придётся завязать, а если захочешь отойти от палаток следует предупреждать заранее кого-либо из руководства. – Мы все здесь в нашей экспедиции друг за друга в ответе. – Сегодня ты отделался лёгким испугом, поскольку встретился с молодым медведем, а могли быть и очень и очень серьёзные последствия, и жертвы.
     - Прошу извинить меня неразумного. Я обязательно намотаю на ус, - ответил знакомый отца.

     - Я тоже намотаю на ус, - пообещал Пётр, который на фоне своей истории мало заметил смешного в истории рассказанной отцом.
     С той поры на любую охоту Пётр вставлял в закупленным отцом патронташе три-четыре патрона с фирменными круглыми пулями, но больше ни с каким медведем ему повстречаться не довелось, хотя забавных рассказов на эту тему наслышался достаточно. Потому что сведущие люди утверждали, что начала происходить миграция медведей сюда из Пермской области. Возможно они бежали от людей, всё более захватывающих таёжные угодья.
     Между тем Троицко-Печорск и окрестности облетела крайне тяжёлая история с трагической составляющей.
     Третий год подряд в окрестностях райцентра в грибную страду леса просто ломились от красных грибов. Особенно большой урожай произрастал на старых вырубках в десяти минутах езды от посёлка по дороге на Ухту. Сюда за грибами приезжали и на рейсовых автобусах, и на автобусах организаций, и на личном автотранспорте, в том числе на мотоциклах. К большим грибам даже не подходили, так как они все поголовно оказывались червивыми. Обнаружив стайку грибов, начинали пробовать самые маленькие и. если они сверкали чистотой, переходили к более крупным, и так далее до выявления дефектных особей. Грибов хватало все. – Их мариновали, сушили, жарили, делали из этих деликатесов подливку и варили превкуснейшие ароматные супы. Однажды супруги, у которых дети лето проводили у бабушки в Смоленской области, отправились за подосиновиками на своём автомобиле «Жигули» с утра пораньше, рассчитывая в числе первых побыстрее набрать лучших грибов и в числе первых уехать обратно домой до полуденной жары.
     Проходя по старым вырубкам, где щебетали птицы, супруга удивилась:
     - Смотри – какие маленькие странные старые штабели из берёзовых не очень толстых стволов, они все напрочь прогнили и осели.
     - Здесь вырубали лес во время войны - все для фронта, все для победы – а кто не вырабатывал норму, тот оставался без документа на получение хлеба. Данную заготовленную в ту тяжкую пору древесину, видимо, по каким-то непонятным причинам вовремя не вывезли, а потом и вовсе про неё забыли. Эти штабели покрыты и потом и кровью.
     У супругов корзины наполнились красными грибами уже увесисто, и они договорились пойти в обратный путь по другим ещё н пройденным местам. Как вдруг жена обнаружила медвежонка. Милое существо барахталось в низкорослом ивовом кустарнике. Она взяла его на руки и сказала супругу:
     - Бери мою корзину, идём к машине и поехали домой.
     - Отпусти малыша. Во-первых, это плохая примета, а во-вторых, не ровен час появимся его мамаша и нам не сдабривать.
     Но упрямая супруга оказалась неумолима. Усевшись с медвежонком на заднее сиденье, она поглаживала его, ласкала, как своего ребёнка. Дома она поила мишутку коровьем молоком, делала для него фарш из овощей и не могла наглядеться на драгоценную находку, гладила его, щекотала, мыла, причёсывала, целовала.
     Лишь через две недели по разным обстоятельствам супруги смогли вновь отправиться за грибами.
     - Ты уже наигралась с маленьким, давай вернём мишутку в лес, - предложил супруг накануне отъезда.
     - Еще чего, - сердито ответила супруга.
     - Он же вырастет сильным зверем, тебе с ним не совладать.
     - Быть может мы продадим его в зоопарк, - предположила меркантильная супруга, поглаживая мишутку.
     - Звонила же ты и что тебе ответили, - сказал рассудительный супруг.
     - Могут взять бесплатно, если его к ним привезти. Но могут существовать иные зоопарки, где медвежата в цене. Кроме того, помнишь на югах у Чёрного моря мы фотографировались с шустрым медвежонком. – Можно таким же фотографам продать.
     - А что эти фотографы делают с медвежатами, которые подрастают.
     - Сдают в зоосад.
     - Эти фотографы их обычно убивают, а на следующий сезон обзаводятся новыми мишутками для экзотического фона.
     - Я куда-нибудь в хорошее место красавчика пристрою.
     На старой сплошной вырубке солнечным утром при безоблачном небе и лёгком вестерне они пошли не через то место, где она подобрала медвежонка, а стороной. Супругов разделял двухметровые сплошные заросли кустарника, когда он услышал, произнесённое знакомым голосом:
     - О-ох.
     Дальше стояла тишина, прерываемая изредка далёкими ауканьями. Он все же обошёл непролазный кустарник и увидел тело распластанной супруги и быстро убегающую вдали в сторону густого леса бурую мохнатую медведицу. Лицо супруги представляло кровавое месиво, разорванная одежда быстро набухала кровью. Врач районной больницы сообщил, что скорее всего медведица подкралась к женщине, увлечённой сбором грибов, и навалилась на неё, о чём свидетельствуют множество переломанных рёбер. – Сердце не выдержало, и женщина умерла от испуга либо от болевого шока, после чего медведица провела когтями правой лапы от волос надо лбом по лицу и туловищу, сдирая кожу. Щуплый районный охотовед разъяснял: медведица куда-то отлучилась по неотложным делам, а проказник-мишутка слишком далеко убежал оттуда, где оставила его мать, однако медведица нашла место, с которого забрали её деточку, учуяла и запомнила запах того человека, который унёс маленького медвежонка. По этим местам в течение двух недель проходили многие десятки людей, но медведица дождалась именно того, кто украл её ребёнка, и совершила естественное возмездие.
     - Поймите, неприятно находиться рядом с этим маленьким зверем, - поделился переживаниями вдовец.
     - Тяжело, представляю, - ответил с пониманием охотовед.
     - Будьте добра, помогите мне его обратно в тайгу вернуть, - сказал наполненный горем мужчина.
     - Я попрошу пару настоящих надёжных охотников, чтоб они подготовились. И часа в три начнём собираться в дорогу, - ответил охотовед.
     Группа пошла к тому месту, куда побежала мать медвежонка после нападения на недальновидную женщину. Впереди шла собака лайка серовато-рыжего окраса с охотником, далее охотовед, за ним вдовец нёс закрытую сумку с медвежонком и в арьергарде шла еще одна собака лайка чёрно-белого окраса с охотником. У каждого на плече висела двустволка, заряженная жеканами. Зайдя в лес, в каком скрылась медведица, метров на сто, нашли возвышенное место, где оставили медвежонка вместе с продуктами питания. - На рыжем мху разложили фрукты, ягоды, овощи и три пузырька коровьего молока с резиновыми сосками, с которыми мишутка уже хорошо управлялся - знал, что следует делать. Стараясь по возможности соблюдать тишину колонна в том же порядке вернулась к оставленному на обочине грунтовой дороги автомобилю. Вечер они встретили в посёлке.


8. Институт

     В институте Петру нравились многие преподаваемые предметы, которые, как полагал он, важны и обязательно пригодятся, о чём твердили преподаватели в будущей трудовой деятельности: начертательная геометрия, тяговые машины, сопромат, теплотехника и иные. Слабее он уделял внимание и слабее давался, например, английский язык, потому что не видел места его применения в поселковой жизни. При этом, возможно, имела место более слабая базовая подготовка перед высшим учебным заведением.   Поэтому где-то он больше отдавался учению, а по каким-то общеобразовательным предметам поменьше.
     Практические занятия по математике вёл Михаил Васильевич.
     С самого раннего детства Петру математика всегда давалась легко и однажды, он даже получил устный выговор от старосты группы за то, что не поднял руку для ответа преподавателю, когда преподаватель спрашивал и не получал положительный ответ от одного, второго, третьего студента.
     Михаил Васильевич с любовью относился ко всем своим ученикам, даже к Эдуарду, с которым они повстречались в летнем лагере отдыха и который шумом и гамом вместе с такими же безалаберными юнцами на озере на вечернем пламенном закате сорвал клёв терпеливому рыбаку -  своему будущему преподавателю математики.
     Зная и помня те не столь важные в жизни человечества события Михаил Васильевич приглашал своего знакомого студента Эдуарда к доске аудитории словами: «Едик к стенке!»
     Эдик, исполняя свои студенческие обязанности, иногда кривлялся, иногда походил к доске с чопорным серьёзным видом и при этом совершенно редко натягивал на четвёрку с подсказками преподавателя и других студентов. В общем Эдик был кандидатом в мастера спорта СССР по велоспорту и с высшей математикой имел крайне мало общего.
     Как оказалось, Михаил Васильевич воевал в Отечественную войну в зенитной артиллерии. – Он защищал небо блокированного города на Неве. Поэтому День артиллерии, День снятия блокады, День Победы и иные дни воинской славы ему задавали вопросы про те тяжёлые события, и он, не считаясь со временем, рассказывал студентам то, что не прочтёшь ни в одной книге, не увидишь ни в одном кинофильме.
     В этой связи он случалось объявлял: «На следующем занятии будет налёт бомбардировочной авиации!» - Всем студентам вместе и каждому в отдельности становилось совершенно понятно, что на следующей неделе предстоит контрольная работа.
     Процесс обучения выявил и музыкальные способности преподавателя, который однажды, так уж получилось, целый академический час отвечал на любознательные вопросы и растолковывал студентам в группе Петра все прелести шестиструнки над семистрункой гитарой.
     Естественно, на следующий налёт бомбардировочной авиации один из студентов - парень, который имел хорошие успехи в мотоспорте, принёс видавшую виды жёлтую с черным грифом шестиструнку.
     Уверенный в себе – как обычно, Михаил Васильевич раздал студентам задания, чуть подстроил гитару и самозабвенно заиграл, перебирая по струнам с закрытыми от удовольствия глазами. Он играл почти без перерыва одну мелодию, другую и далее, и вдруг он остановил мелодию, положив ладонь на струны и открыл глаза, пронзительно выгладывавшие из-под седых бровей куда-то вверх противоположной стены аудитории.
     В туже секунду послышался неимоверный грохот, все студентам в аудитории показалось, что раскат грома прошёлся прям по нашему потолку. – Это в письменные столы полетели учебники с конспектами.
     В установившейся напряжённой тишине прозвучал ровный уверенный старческий голос: «А это в моей обработке!» - И всеми любимый Михаил Васильевич продолжил также самозабвенно, наслаждаясь воспроизводимой чудесной мелодией.
     Ветеран Великой отечественной войны Михаил Васильевич хорошо разбирался в закоулках высшей математики и всеми своими силами стремился поделиться ими со студентами и научить их ладить с данным предметом, чтобы все они имели достойный багаж знаний и даже те, кто считал, что интегралы в будущей работе не потребуются.
     У абсолютно каждого из обучаемых им студентов остались о геройском математике Михаиле Васильевиче исключительно светлые и добрые воспоминания.
     Позже с ним неоднократно встречались, катящим лазурную коляску с младенцем по зелёному парку. Одна из студенток решила его осчастливить.
     А вновь обучаемые студенты кусали себе локти, так как весьма сожалели, что им не удалось познакомиться в аудитории с заслуженным ветераном войны и одним из самых превосходных преподавателей.

     Доцент Добров вёл на потоке, где обучался Пётр, теплотехнику.
     Он читал лекции всегда в светло-сером деловом костюме, белой сорочке и с серым галстуком.
    Правильнее сказать: он лишь изредка заглядывал в свои конспекты, особенно после задаваемых из аудитории вопросов, чтобы в правильном русле продолжить тему занятия.
     Лаконичная и шутливая манера изложения им материал, высокий лоб и седеющие виски вызывали доверие у студентов.
     На первом же занятие он не то, чтобы похвастался, но проинформировал студенческую публику в аудитории, что ранее преподавал данный предмет в Тунисе и Алжире.
     - На каком же языке? - спросили сразу несколько голосов.
     - Исключительно на французском.
     - Скажете нам что-нибудь по-французски.
     - Пожалуйста, - и он без паузы совершенно свободно заговорил на языке великого Мишеля Монтеня.
     В студенческом потоке имелось примерно одинаковое количество занимающихся английским и немецким языками, а французский язык изучали всего несколько человек. – Один из них Андрейчик являлся приятелем Петра, которым они вместе любили произведения Эриха Мария Ремарка.  В перерыве лекции Пётр спросил Андрея:
     - Ну как французский у доцента?
     - У него все в порядке, у меня хреново. Он сыпал терминами, которых я не знаю, поэтому не все понял.
     После переменки месье Добров признался:
     - Меня просят рассказать о житье-бытье в странах, в которых я преподавал. Если возражения отсутствуют я скажу чуть-чуть. Студенты там получают достаточно серьёзную по нашим меркам государственную стипендию. – На неё они могут содержать двух жён и автомобиль.
     Далее установилась длительная тяжкая тишина, и заготовленные вопросы отпали. Все поняли в какой заднице находится наше студенчество по сравнению с теми, кто обучался в развивающихся странах третьего мира.
     Актуальность и важность науки Теплотехники Добров связал и с тем, что практически каждый человек в быту сталкивается с отоплением.
     Предмет он вёл увлечённо, профессионально и, чуть улыбаясь, когда как бы что-то вспоминал. При этом старался до мелочи разъяснить любую стандартную и внештатную ситуацию. Он умел заинтересовывать публику.
     Его преподавание органично сочетало теорию с практикой.
     Однажды на лекции сосед Петра по столу из далёкого поселения в Кировской области дотронулся до моего локтя и произнёс:
     - Глянь, - он кивнул на исписанную мелом рукой месье Доброва доску, - точно такие котлы стоят в нашей поселковой ТЭЦ.
     Хоть недолго, но после экзаменов почти все ходили попросту ошарашенные. Такого не происходило ни с одной учебной дисциплиной дотоле. – 30-40 % оценок оказались «отлично». Тройки получили мене 10 % студентов. Объяснялось это тем, что все студенты поголовно желали вникнуть в данную науку, имеющую известную практику.
     Пётр именно тогда на лекциях месье Добров по теплотехнике вспомнил, что именно кочегаром в котельной работал выдающийся певец, лидер рок-группы «Кино» Виктор Цой.

     Данное лето он провёл в студенческом строительном отряде. «Что сгорит – то не сгниёт!» - эти слова были начертаны на форменной казённой выцветшей на солнце зелёной штормовке, которую подарил Петру пожарник, изрядно тренировавшийся прыгать с парашютом для ликвидации планировавшихся лесных пожаров. Ректор института, прочтя данный лозунг на штормовке, одетой Петром на субботник, спросил во всеуслышание Петру в спину: «Что это за махновец объявился?» Большинство сотрудников ВУЗа, хотя каждый размышляя по-своему, но всё-таки посчитали мысль вполне справедливой. Многие вспоминали яркую пламенную жизнь деятелей искусства, сгоревших в стремлениях и трудах своих.
     Однажды Петру довелось принимать участие в ликвидации лесного пожара. Дело происходило в Республике Коми недалеко от города Печора, который образовался из ряда поселений вблизи железнодорожной станции Печора в 1949 году. В небольшом поселении в составе студенческого отряда Пётр с товарищами по студенческому строительному отряду работали на бревнотаске. Бревнотаска – цепной транспортёр. С его помощью сплавлявшиеся по реке молем одиночные брёвна поднимаются на эстакаду, с которой сбрасываются в штабеля. Работали бойцы отряда на свежем воздухе, и вдруг их всех в срочном порядке направляют поехать в лес. Всем до одного выдали лопату при посадке в старинный помятый автобус «КАВЗ»ик, входную дверь которого рычагом открывал постоянно зевавший с полузакрытыми глазами водитель в клетчатой ситцевой рубахе и промасленных армейских галифе. Барахтаясь в ухабах просёлочной лесной дороги, трудяга «КАВЗ»ик доставил студентов прямиком в горящий лес, где вокруг клубился белый и сизый дым. На счастье, бойцов строительного отряда и счастье леса ночью прошёл, хоть небольшой, но дождик, а ветерок в тот день был слабым.
     Задачу нам поставили простую: копать ямы и выкопанным песком засыпать всё, что дымится. Конечно же, ни о каких респираторах речи не было. Наглотавшись дыма, боец стройотряда выходил на менее задымлённое место и, чуть отдышавшись, вновь песком засыпал дымящиеся корни и кору вековых сосен и елей, мох и даже торф. Объём работ студенты выполнили большой, но окончательной победы над пожаром не получилось. Дымление, а изредка и огонь, вновь и вновь возникали то на новом месте, то из-под мокрого песка, которым новоявленные пожарники усердно закидывали очаги возгораний. Поздно вечером тем же макаром студентов отправили восвояси, объявив, что ночью, а тогда стояли белые ночи, на лес бросят солдат срочников, которые зело засиделись в казармах и только и мечтают о новизне впечатлений.
     На следующий день тушить лес студенты не поехали, так как ночью прошёл дождь, окропивший и горящие головёшки и молодых солдат. Добивать остатки стихийного пожара приехали профессиональные пожарники, но им уже почти ничего не пришлось делать, кроме как зафиксировать ликвидацию пожара в хвойном лесу. Бойцы стройотряда – еще несколько дней ходили словно пьяные от того дыма. Дымом была пропитана их одежда и обувь. Возможно, дым засел где-то в лёгких, в крови или в мозгу. Однако, как считает Пётр, причастность к общественно-полезному мероприятию греет душу и по сей день.
     Почти каждое лето, кроме последнего преддипломного из города Пётр возвращался в посёлок и старался полученные знания внедрить в практику. Так после третьего курса по просьбе механика гаража и при его непосредственном участии, Пётр рассчитал и соорудил кран-балку какую установили на списанный трелёвочный трактор, который передвигался по машинному парку лесопункта, перевозя грузы, например, двигатели автомобильные или тракторные. При помощи главного механика леспромхоза механизаторы оформили рационализаторское предложение, уже внедрённое в жизнь и приносившее пользу лесопункту.
     В соседнем совхозе имелся слесарь – золотые руки – он перебирал любой двигатель. Его дважды при Петре просили помочь в этом деле в гараже лесопункта. Пётр при сём присутствовал, задавал вопросы и многому научился у чудо-мастера.
     Получалось, что он совмещал теорию с практикой.
     Один из механизаторов в гараже поведал трагическую историю. – Над посёлком висели серые облака, поднятые автомобилями, они медленно отползали от грунтовой дороги, оседали на кустарнике и траве. Он шёл проулком. До грунтовки оставалось шагов двадцать, когда навстречу ему выбралась из кювета седая женщина и дойдя до середины дорожного полотна принялась отряхивать подол юбки. Вдруг из-за поворота пулей выскочил грузовик. Все произошло мгновенно. Старушка повернулась на звук. Шагнула вперёд. Попятилась назад. Раздался хруст от удара. Заднее колесо подпрыгнуло и хлопнуло по земле… Постепенно пыль рассеялась, открыв недвижимое тело. Словно раздумывая, машина двигалась дальше. Она остановилась лишь метров за сто. Шофёр прибежал и, даже не взглянув на старушку, кинулся к механизатору.
     - Выручай дружище!? Не то дело табак, - выпалил шофёр.
     - Разве можно ее оживить? - сказал он, ошарашенный происшедшим.
     «И я мог попасть под это чудовище, - подумалось механизатору тогда. - Гонясь за дрянной копейкой, рвач превысил скорость и не справился с управлением».
     - Уж ты золотой подтверди: тихонько мол ехал, а мать, - водитель кивнул на тело, - сама виновата.
     - Инспектор посмотрит отпечатки и все определит и узнает, а мне твою кашу расхлёбывать, - сказал механизатор, пытаясь отделаться.
     - Никто ничего не поймёт… - говорил шофёр торопливым голосом.
     Слова чаще и чаще, быстрее и быстрее летели из его тонкогубого рта.
     - Я сразу сообразил – или собью старуху или вместе с машиной угроблюсь… и не свернул. Вырубил сцепление. Отъехал. Тормознул на малом ходу.
     Подняв клубы едкой пыли, рядом остановился «ГАЗ-69». И тонкогубый обратился к молодому парню за рулём:
     - Шеф, сгоняй за милицией… пока следы на месте.
     - А нужна ли скорая? – спросил водитель «козлика».
     - Катафалк нужен этой старухе!.. Отвечай теперь за неё! – яростно крикнул шофёр грузовика.
     В ожидании инспектора он рассказывал о друзьях и о родных, о детях и о жене и автобиографию…. Он убеждал механизатора, что нужно думать о живых…. И умолял о помощи. Лейтенант подъехал на легковой автомашине, осмотрел тело, прошёл к грузовику, забрался в кабину, что-то проверил, вернулся и принялся заполнять бумаги. Очередь дошла до механизатора, до единственного свидетеля. Инспектор спросил:
     - Правду ли говорит шофёр?
     Механизатор чувствовал, что весь полностью полыхает огнём. Ему мешал говорить комок у горла. И, уткнув глаза в землю, он кивнул раскалённой головой и прохрипел:
     - Да.
     Затем откашливался и, обливаясь потом, пересохшим ртом промямлил, что шофёр де не виноват, что женщина упала под машину сама.... Красный, как варёный рак, механизатор сослался на здоровье и потащился домой. Чувствовал он себя паршиво, по-настоящему, паршиво. Неприятен был ему тонкогубый шофёр. Но хуже, во много раз хуже он себя чувствовал оттого, что осознавал, что помимо своей воли стал его пособником. – От себя самого механизатору было мерзко. Дома на кровати он не мог никак уснуть, поэтому принял снотворное, но и оно не помогало.
     Схоронил сухонькую седовласую старушку поссовет. – У неё не оказалось никаких родственников.
     Из наших мест шофёр этот вскоре уехал насовсем.
     Вновь и вновь механизатора гложут сомнения. – Было ли это на яву? Не сон ли все это? – Он пытался припомнить продолговатое лицо шофёра, пыльные дуги бровей, тонкие-претонкие сжатые губы… . И буравят мозг механизатора вопросы. – Что нашло на него в тот роковой час? Что заставило солгать официальному лицу? Как поступил бы он сейчас, повстречав подобную ситуацию на подобной дороге? Таким же будет? Мягкотелым?
     Последняя учебная благодатная золотая и пасмурная осень шумела дождями и ветрами. В перерывах солнце помогало осени блистать чудесными красками. Иногда, особенно в штиль улавливался запах упавшей багряной, рубиновой, жёлтой листвы. – Это говорило: все падшие сейчас помогут новому подъёмы жизни следующей цветущей весной.
    Два летних предыдущих месяца ежедневного физического труда сделали закалённых трудом бойцов студенческих строительных отрядов накаченными пышущими здоровьем парнями. Не то чтобы качками культуристами, а крепкими надёжными сильными бесшабашными ребятами, которых встречные обычные прохожие предпочитали обходить стороной для избежания никому не нужных нежелательных эксцессов.
     В часто посещаемом студентами и другими молодыми людьми уютном кафе «Клён», расположенном на втором этаже стандартного торгового центра из тёмно-красного кирпича, играли долгожданную разухабистую весёлую студенческую свадьбу.
     На лицах молодожёнов и их заботливых родителей сияли довольные полные счастья улыбки. Все от души поздравляли красивую молодую пару, желали им личного счастья, богатырского здоровья, кавказского долголетия и всего самого доброго. Собравшиеся пели задорные чуть шутливые студенческие песни, танцевали под популярные хиты своего времени, качественно записанные на катушечном магнитофон.
     Тамада тоже из студенческой среды не скупился отпускать добрые чистые шутки, рассказывал о любви смешные были и небылицы, произносил мудрые тосты и просил публику декламировать оные, и иные участники свадебной церемонии охотно гармонично поддерживали данное предложение с неизменными пожеланиями всех благ прекрасной паре сейчас и в светлом будущем. Он профессионально направлял ход событий в нужное русло и не забывал бодро и громогласно кричать «Горько», что с превеликим удовольствием поддерживалось всеми, кто присутствовал в зале.
     Здесь Пётр в свадебной суматохе и познакомился с интересной и скромной на вид девушкой в сиреневом платье, они немного потанцевали, немного попели вместе со всеми, немного выпили белого сухого вина «Ркацители» и за молодых, и за студентов, и за здоровье друг друга.
    Девушка обладала правильными чертами лица и свойственным ей одной шармом, изюминкой, какая отчётливо проявлялась при чудесной улыбке. Красавицу звали Нина, она являлась одноклассницей и подругой невесты, а Пётр учился в одной группе со счастливым женихом. Её переполненные радостью карие глаза порой ликовали, казалось, ярче, великолепнее и насыщеннее, чем у наряженной во всё белое довольной невесты.
     По окончанию торжества Пётр проводил Нину до высокого крыльца с двенадцатью серыми бетонными ступенями, поблагодарил за чудесное знакомство, за прекрасный вечер, за танцы и они договорились встретиться на следующий день в студенческом общежитии, где планировалось продолжение – второй день свадебного торжественного события.
     В тесной комнатке набилось человек двадцать, о танцах никто и не помышлял. Рассказывали добрые юмористические истории про молодых, про студенческую жизнь, чуточку пригубили сухого болгарского вина и пели довоенные песни, довоенные, современные и стройотрядовские.
     Не дожидаясь окончания второго дня грандиозного студенческого праздника, Пётр с Ниной приняли совместное решение пойти прогуляться по свежему осеннему городскому воздуху пока ещё светило лучезарное солнце.
     Слабенький настырный ветерок нет-нет, да, отрывал очередной распрекрасный листик-шедевр с почти оголённых веток деревьев и отправлял его в медленное свободное падение на разноцветный ковёр к ранее падшим на зелёную траву собратьям, насыщая ковёр свежим новым колоритом.
     Пётр и Нина бродили под руку по почти безлюдным улицам и болтали обо всём на свете – о любимых киноактёрах и любимых кинофильмах, о любимых прочитанных книгах и о любимых писателях и поэтах.
     Уже смеркалось, когда появилась первые мелкие капельки измороси, за ними заморосил осторожный редкий обычный дождик, который в дальнейшем перерос в уверенный настойчиво с шумом барабанящий по стёклам окон квартир и припаркованных автомобилей осенний дождь.
     Трудно сказать почему, но они почти не обращали на него внимание. Внимание они обратили лишь на позднее время, и пока Пётр провожал Нину, они постоянно о чём-то, в том числе и о смешном, говорили, и как-то общие темы возникали сами собой. Безо каких-либо ненужных споров они просто обменивались мнениями или информировали друг друга по обоюдно интересным вопросам и оставались довольными доверительным общением.
     Конечно, они оказались оба изрядно мокрые, с промокшей насквозь обувью, но им хотелось и дальше говорит между собой и обмениваться взаимными улыбками, несмотря ни на какие погодные условия, но время неумолимо ставило выразительную точку сегодняшнего дня – Пётр довёл прекрасную Нину до заветного серого крыльца, затем ещё около часа под дождиком добирался до своего родного студенческого общежития.
     Подобное общение продолжалось недели или даже месяц с лишним, и впоследствии Пётр никак никогда не мог понять одного: почему они почти ежевечерне по уши мокрые под холодным осенним дождём и пронзительным холодным ветром нисколько не простужались и ничем не заболевали.
     Снег лежал на газонах и в парках пока ещё тонким слоем, но стало подмораживать даже днём, на лужах появлялись утренние замысловатые тёмные и белые картины-узоры, выполненные прекрасным специалистом.
     Когда в актовом зале ВУЗа проходили какие-либо общие мероприятия, они, конечно, приходили погреться и посмотреть на самодеятельность или на известных, певцов эстрады, однажды перед публикой выступал знаменитый в будущем астролог, нарисовав прекрасные перспективы для всего общества. В целях обогрева они заходили и в различные магазины продовольственные и промтоварные, где ничего не покупали, лишь тёрлись о завлекающие прилавки, хотя деньжата, полученные за работу в стройотряде, ещё водились.
     Интересным и любопытным оказалось их обоюдное наблюдение, что только после появления узорчатого живописного ледка на маленьких мелких и больших глубоких лужах, Пётр и Нина принялись при очередном мучительном расставании горячо обниматься и целоваться.
     Однажды на улице ещё брезжил серый свинцовый свет небосклона, а они зашли погреться в случайно попавшуюся на их пути православную церковь с золотыми луковками, православными крестами и высокими тяжёлыми тёмными дубовыми дверями. Оба перекрестились на образа. Мерцающее жёлтое шевелящееся, словно живое, пламя горящих церковных свечей, чудесные фрески на библейские сюжеты, иконы, запах ладана подействовали на него так, что ему захотелось без промедления крепко обнять Нину и прилюдно поцеловать прямо в святом храме. Пётр еле-еле удержался.
     Но на этот раз перед очередным традиционным расставанием у серого крыльца её общежития они необычно долго и напряжённо целовались с закрытыми глазами, не разжимая взаимных крепких объятий. И, вполне возможно, его многонедельное желание передалось каким-то чудодейственным телепатическим божественным путём его доброй спутнице или оно также имелось у неё достаточно длительный период времени.
     Она чуть высвободилась из крепких студенческих объятий, немного отстранилась и тихонечко осторожно спросила:
     - Может быть, тебе хочется выпить горячего чая?
     - От горячего чая я бы само собой не отказался, - ответил Пётр и спросил – неужели у тебя с собой имеется термос?
     Нина не ответила на вопрос с попросила своего кавалера.
     - Тогда подожди здесь минут пять. Я попрошу Ивана из моей группы, он спустится к тебе сюда и объяснит, что нужно делать, - прошептала Нина медленно и упорхнула быстрее ветра, словно она здесь и не стояла.
     Пётр не верил своим ушам и стоял неподвижно, словно каменное изваяние, даже когда ко нему подошёл короткостриженый крепыш с развитой мускулатурой Иван в фирменных американских джинсах и одном светло-сером пиджаке без куртки и протянул руку в знак приветствия. Он без лишних эмоций объяснил порядок: что, где, как и когда надо выполнить.
     Следуя наставлениям, Пётр уже через десять минут находился на третьем этаже здания общежития в комнате Нины с многочисленными вырезками из журналов на стенах, снял мокрую верхнюю одежду, обувь и подсел к накрытому полиэтиленовой бежевой скатертью прямоугольному деревянному столику. Две розовые фаянсовые чашечки оказались полны прозрачного чёрного чая, а на круглом белом блюдечке с золотой каёмочкой возлежали красивые и ароматные кофейного цвета печенюшки.
     Обе соседки Нины по комнате в общежитии – Александра и Наталья - по предварительной договорённости безропотно в байковых разноцветных халатах с милыми скромными улыбками покинули родную комнату общежития на неопределённое время, предоставив влюблённой паре вместе с горячим чаем, возможности горячих взаимные объятий и нежных поцелуев.
     Нина попросила говорить исключительно тихо или вообще шёпотом во избежание нежелательных проблем с соседями по общежитию из-за почти полного отсутствия должной межкомнатной звукоизоляции, и Петру это показалось почему-то таинственным, сказочным и волшебным.
     Они сидели за студенческим столом, улыбались и вновь не могли наговориться вдоволь, как обычно. Затем Нина предложила потанцевать без обуви и без музыки. Они обнялись в страстном аргентинском танго и медленно кружились. Они оба смертельно хотели спать, когда под утро пришла соседка по комнате Александра и любезно предложила согреть чай.
     После появления Александры с помощью Иванова способа Пётр достаточно быстр очутился на улице и серьёзно размышлял: что теперь следует делать? Если пойти в своё общежитие, сон обязательно привлечёт к себе. Поэтому Пётр решился пойти на занятия в институт. На лекциях он плохо конспектировал слова лектора и хорошо клевал носом, а с практических занятий и вовсе драпану, предупредив старосту своей учебной группы. В своей родной комнате родного студенческого общежития он сразу уснул таким глубоким сном, что проснулся после одиннадцати часов вечера.
     Нина поступила совсем наоборот и окунулась во всепоглощающее царство сна в первые часы после расставания - до обеда.
     Следующим днём они встретились в обычном условленном месте в оговорённое время, затем вечером они вновь на третьем этаже её общежития чаёвничал круглую ночь у Нины при отсутствии её соседок по комнате.
     Эти совместные чаепития продолжалось трижды, и на каждом они откровенно изливали друг другу душу, танцевали, обнимались и целовались. Они обменивались нежными пожатиями и поглаживаниями, шептали на ухо друг другу приятные чистые и добрые слова.
     В конце концов Пётр произнёс самые главные заветные слова:
     - Ниночка, золотце ты моё, я тебя очень сильно люблю!
     - И я тебя люблю, мой милый Петенька!
     - Надеюсь мы проведём совместную долгую жизнь до глубокой старости.
     - И умрём в один день.
     - Готова ли ты, Ниночка, выйти за меня замуж и стать моей супругой?
     - Я буду стараться быть хорошей супругой.
     - А я буду стараться быть хорошим мужем.
     - Я рада, Петенька, что мы с тобой обо всём договорились.
     - Да, мы обо всём договорились, но я считаю нам надо получить благословление от моих и от твоих родителей.
     - Так ли это важно на самом деле?
     - Видишь ли моему отцу пришлось в жизни многое преодолеть, и мне бы не хотелось его огорчать тем, что его не своевременно известили о достаточно важном событии в жизни члена его семьи.
     - Неужели твои родители, дорогой мой Петенька, могут по каким-либо причинам не согласиться с нашим единодушным мнением?
     - Предполагаю, что мои благочестивые родители обязательно одобрят наши с тобой планы на светлое далёкое будущее, но формальность – есть формальность – её лучше соблюсти, чтобы добропорядочные родители не получали неожиданный удар обухом по голове от своих детей.
     - Стало быть, это простая формальность, которая стоит выеденного яйца, и поможет в дальнейшей жизни на добрых тонах вести беседы с родителями.
     - Вроде того, и для нашего с тобой далёкого и близкого светлого будущего, милая моя Ниночка, данную формальность лучше соблюсти. Ведь для её осуществления имеются все безграничные возможности.
     - И когда мы это осуществим?
     - Чтобы нам с тобой не смазывать учёбу, давай наметим поездку к моим родителям в лесозаготовительный посёлок накануне Нового Года.
     - Можно попробовать пораньше сдать зачёты за полугодие и получить дополнительно два-три дня. А Новогодние праздники можем отметить вместе с моими родителями. Как ты, Петенька, на это смотришь?
     - А как посмотрят на нас твои замечательные родители?
     - Я напишу им информационное письмо, в котором изложу наше общее согласованное решение, то есть предупрежу их заранее, чтобы наше с тобой появление у них не явилось неожиданностью, как снег на голову.
     - Каково же будет их положительное мнение, как ты считаешь?
     - Думаю они успеют ответить мне письмом.
     - И что будет в том письме?
     - Возможно, что там не будет конкретики. Потому что мы ведь приедем, чтобы они посмотрели на тебя и дали бы нам благословение.
     - Согласен полностью.
     - Поэтому, какой смысл заранее благословлять. Если за благословлением к ним приедут на дом, - на лице Нины отразилось замешательство.
     - Логично.
     - И я пока что именно так считаю.
     - Тогда может не надо за длительный срок их извещать, может быть оповестить их лучше перед самым приездом.
     - Здесь есть над чем поразмышлять.
     - Вот как?
     - У моего отца проблемы с кровеносным давлением. Если известить его сейчас, он, вполне возможно, станет более длительное время обдумывать ситуацию, прикидывать варианты и накручивать себе высокое давление. Не пойму сейчас, что лучше.
     - Я намереваюсь за день или за два до приезда позвонить своим родителям, чтобы они меньше беспокоились, возможно и тебе лучше поступить аналогичным путём?
     - Похоже и у меня подобным путём всё лучше сложится, ведь по телефону легче спросить и легче ответить.
     - Вот видишь.
     - Сегодня я ещё подумаю, Петенька, отсылать ли письмо с известием, но предполагаю, что твой вариант с телефоном более разумный.
     - Зачем пожилых людей раньше времени беспокоить?
     - Хорошо, пока нам надо сосредоточиться на досрочной сдаче зачётов, чтобы иметь в запасе хотя бы пару дней.
     - На том, Ниночка, и порешим.
     - А какое транспортное средство доставит нас к твоим любезным родителям?
     - Из Ухты мы поедим утренним рейсовым автобусом, чтобы поспеть на автобус из Троицко-Печорска в Сосновый Бор. Таким же путём будем выбираться и обратно, - предложил план действий Пётр
     - Наверное долго мы будем путешествовать на рейсовых автобусах в один конец – подскажи Петечка?
     - Конечно имеется какое-то расписание, но в первую очередь многое зависит от погодных условий и от состояния дорожного полотна. Время уходит также на вход и выход пассажиров на автобусных остановках.
     - И всё-таки, какова примерная длительность нашего путешествия?
     - При благоприятных условиях мы с тобой вечером окажемся в тёплых или даже в горячих объятиях моих расчудесных родителей.
     - А при неблагоприятных?
     - Давай лучше об этом не говорить. Но одно могу сказать, что одеться лучше потеплее на всякий пожарный случай, на случай непредвиденных аварийных остановок, припоминаю, как летел на вертолёте, с которого без иллюминаторов наблюдалась снежная поверхность с лесами, посёлками и дорогами. А в самом салоне вертолёта оказалось прохладнее, чем на земле. Спору нет изящные сапожки на прелестных ножках красивы, но для надёжности лучше надеть валенки, а вместо перчаток – меховые рукавицы.
     - Возьму с собой, Петенька, на дорогу немного съестного, чтобы унять отделение желудочного сока, и заморить червячка.
     - Если дорожное полотно окажется хорошо прочищенным и подготовленным, то мы быстрее доберутся до районного центра – Троицко-Печорска и можно чуть покимарить во время пути.
     - Ситуация мне понятна, теперь можно смело браться за завтрашние бесценные уроки и очередные домашние задания.

     И Пётр, и Нина поднапряглись, подсуетились и каждый из них сдал по два обязательных зачёта досрочно, в результате чего образовалось дополнительное время для более свободной поездки к его родителям.
     В день, когда со временем стала ясность, Пётр вечером позвонил в контору лесопункта и попросил позвать к телефону отца и сообщил ему:
     - Без каких-либо задержек сейчас я направляюсь на автобусную станцию города Ухты, чтобы взять в кассе билеты на утренний рейс автобуса в наш райцентр - Троицко-Печорск.
     - Разве твои мудрые занятия в институте уже закончились?
     - Да, на этот год закончилась.
     - Так приезжай, дорогу ты вроде бы знаешь.
     - Только я приеду не один.
     - Приедешь с товарищем, чтобы пойти в тайгу на охоту?
     - Я приеду с девушкой, зовут её – Нина.
     - Она, что едет на практику?
     - Нет, она едет к нам домой.
     - С чего бы это?
     - Это моя девушка.
     - Серьёзно?
     - Даже очень, - и после паузы добавил, - Надеюсь она станет моей доброй и надёжной супругой.
     - У тебя для нас ценный и неожиданный предновогодний подарок.
     - Я и позвонил тебе заранее, чтобы ты подготовил по мере возможностей мать к встрече с нами.
     - Не дотерпел ты до получения диплома.
     - Так уж получилось, извини, папа.
     - Хорошо, что хоть позвонил.
     - Если вдруг билеты на утро не достанем, я позвоню и сообщу о произошедших переменах.
     - Ну, давай сынок, до встречи.
     - До встречи, папа, и передай привет маме.
     - Обязательно передам.
     В трубке пошли короткие гудки.
     Нина присутствовала при разговоре и произнесла:
     - Интересный у тебя отец.
     - Ему многое довелось испытать и преодолеть. А теперь пошли на автобусную станцию приобретать билеты на утренний рейс рейсового автобуса, пока их все не раскупили.

     За окнами рейсового автобуса «ПАЗ»-ика стоял двадцатиградусный мороз, но в салоне температура воздуха стояла терпимая. Водитель сделал остановку в посёлке Верхнеижемский и объявил:
     - Можно выпить полстакана чая или кофе с бутербродом или ватрушкой и оправиться. Через пять минут отъезжаем.
     На морозе не хотелось разминать ноги, и Нина сообщила:
     - Как-то не хочется вставать с тёплого места.
     - Дотерпим до Троицка? – спросил Пётр.
     - Обязательно.
     - Можешь чуть кимарнуть – с дорогой нам повезло.
     - Я смотрю в окно и с удивлением вижу, как довольно часта газовые трубы не совсем большого диаметра стоят, как ворота, пересекая дорогу, по которой мчится наш автобус, - ответила Нина.
     - Это газодобытчики перегоняют добытое к большим резервуарам и магистралям. Данный край богат многими полезными ископаемыми.
     - И, наверное, добрыми людьми.
     - Добрых и скромных людей всегда больше.
     -Автобус тронулся, а мы с тобой ничего не попили и не поели, наверное, ты проголодался?
     - Понимаешь, Ниночка, я не люблю есть перед дорогой и во время пути.
     - Что же ты мне сразу не сказал об этом, Петечка? – Я ведь именно для тебя старалась взять в дорогу съестное и термос с чаем.
     - Не беспокойся, моя заботливая Ниночка, добро не пропадёт.
     - Может быть в райцентре перекусим или повезём припасы до вашего посёлка, как ты считаешь?
     - В первую очередь надо бы решить вопрос с доставкой нас в посёлок.
     - Если что, я готова переночевать и в райцентре в гостинице.
     - Это крайний вариант.
     - А в райцентре имеется гостиница?
     - Конечно.
     - Так не ломай голову – в крайнем случае мы в ней и переночуем.
     - Надеюсь, дорогая моя Ниночка, мы вечерком будем в лесозаготовительном посёлке.
     - Да, вспоминаю, ты же говорил о дневном рейсе.
     - Поэтому мы с тобой и выехали именно утренним рейсом из Ухты, чтобы успеть на него.
     - Поскольку, как я понимаю, дорогой Петечка, с погодными условиями и с расчищенной дорогой нам крупно повезло, значит все пройдёт по твоим правильным положительным расчётам.
     - Будем надеяться на лучшее.
     - Само собой.
     - Гляди, сейчас мы проезжаем посёлок Нижнюю Омру.
     - И что?
     - Километров через десять по левой стороне движения нашего автобуса находятся старые делянки времён войны.
     - Это то место, про которое ты мне рассказывал?
     - Да именно там медведица расправилась с недальновидной женщиной, какая утащила отсюда медвежонка.
     - Очень неприятная история.
     - Зато поучительная.
     - Давай, не будем о грустном.
     - Уже скоро мы приедем и сразу встанем в очередь в кассу, чтобы приобрести билет до посёлка.
     - За билетами на автобус в ваш посёлок стоит очередь?
     - Этого я не знаю, о в кассу обычно всегда стоит очередь – ведь касса общая на все виды транспорта, в том числе на авиаперевозки, а летом и на «Метеор» по реке Печоре. Через эту кассу оформляют и отправку грузов.
     - Мы встанем в очередь, приобретём билеты, и, если останется достаточно времени до отправки автобуса – перекусим, чем бог послал.
     - Конечно же, Ниночка.
     - Хорошо.
     - Самая главная часть пути позади, самая важная – впереди.
     - Согласна, - произнесла она, вглядываясь в придорожные дома райцентра.
     Автобус плавно по тихоньку притормозил на конечной остановке, и водитель сказал по громкой связи:
     - Желаю всем хорошего доброго дня.
     - Все пассажиры благодарили водителя за хорошую поездку и желали ему всего самого доброго, а коллега пожелал:
     - Ни гвоздя тебе, ни жезла.
     Пётр с Ниной шли на автобусную станцию в кассу, как кто-то крепко схватил Петра за плечо и произнёс:
     - Стой.
     Это человек улыбался, но Нина моментально отреагировала:
     - Отпустите немедленно!
     - Какая она шустрая, - воскликнул мужчина.
     - Да, вот такая, - согласился Пётр примирительным тоном.
     - Тогда не будем стоять на морозе, пошли быстрей в машину.
     - Это ты специально за нами приехал?
     - Что происходит? - спросила Нина? в замешательстве.
     - Садитесь, садитесь, - подтолкнул их к открытой дверце мужчина.
     После того, как все уселись он сказал водителю:
     - Трогай.
     Машина быстро выехала на главную магистраль райцентра, а Нина спросила у Петра, сидящего рядом на заднем сиденье.
     - Что происходит?
     - Познакомься, это мой отец Михаил Богданович.
     - Неужели? – удивилась она.
     - Девушку зовут Нина.
     - Вот и познакомились, - сказал Михаил Богданович, - можно проще – Миша, Михаил.
     - Рада познакомиться, - сказал Нина, всё ещё приходя в себя.
     - Нас повстречал здесь мороз и тёплый приём, - прокомментировал ситуацию Пётр, - спасибо папа за встречу.
     - Мать почти сутки радуется вашему приезду, никак дождаться не может.
     - И мы будем рады её увидеть, - улыбнулся Пётр, глядя на свою девушку.
     Дорога пролетела быстро, и у открытой в квартиру двери все увидели встречающую гостей мать. Когда трое вышли из машины она позвала:
     - Беги ко мне скорее Ниночка.
     Невеста быстрыми шагами подошла и обняла будущую свекровь:
     - Здравствуйте, Анна Кузьминична, очень рада видеть вас, пойдёмте ближе к печке, чтоб не простудиться.
     - Можешь называть меня Аней, Анной или мамой.
     - У меня есть мама.
     - Я же для Пети мама, а для тебя могу быть второй мамой, хотя называй как хочешь, как тебе удобнее.
     - Сейчас вначале мне удобнее называть вас Анной Кузьминичной.
     - Можешь и покороче, я не обижусь, мне даже приятнее, если любимая моего сына назовёт меня покороче.
     - Хорошо, мама.
     Тем временем все уже сняли верхнее одеяние и их валенок переобулись в домашние тапочки со стельками из шкурки зайца.
     - Вот ты какая у нас красавица Ниночка, - оценил положительно невесту Михаил Богданович.
     Нина начала краснеть.
     - Это она ещё с мороза, - уточнил сын, - сейчас отогреется и станет полной раскрасавицей.
     У Нины продолжился процесс краснения. Она произнесла:
     - Мы привезли вам в подарок тортик.
     - Как-то мы к этому не приучены, - признался Михаил Богданович.
     - Поэтому мы его и привезли, - добавила невеста.
     - Хорошо, спасибо, Ниночка, но в дороге вы поди проголодались, стол накрыт, подходите присаживайтесь.
     - Я со вчерашнего вечера ничего не ел, - сообщил Пётр, - поэтому съем целого кабана.
     - Свинину у нас нет, а имеется сайгак, как-то привезли в магазин Райпо, - проинформировала Анна Кузьминична.
     - Этот сайгак напоминает по вкусу лося, - поделилась впечатлением Нина.
     - Мы сами удивляемся, - высказался Михаил Богданович, - вот есть у нас и рыбка солёная. – он указал на настроганную красную рыбу.
     - Вкусная рыбка, - оценила невеста.
     - Мы можем и по пять капель принять «Ркацители», не возражаешь? – спросил Михаил Богданович.
     - Это доброе вино, - согласилась невеста.
     - Я рада, сто тебе всё понравилось, - улыбалась Анна Кузьминична, убирая со стола еду в прохладную прихожую, - теперь попьём цейлонского чайку с вашим чудесным тортиком.
     После трапезы Михаил Богданович спросил:
     - Вы в одном институте учитесь?
     - Нина учится в другом заведении, - пояснил Пётр, - она также летом закончит обучение и станет дипломированным бухгалтером.
     - Это хорошая, нужная, востребованная профессия, - согласилась мать.
     - И какие у вас планы на трудовом поприще, - поинтересовался с улыбкой Михаил Богданович.
     - Я являюсь рекомендованным от нашего леспромхоза, поэтому с дипломом вернусь сюда и куда направит руководство леспромхоза, там и буду трудиться.
     - Если что, найдём тебе должность запасного тракториста на лесосеке.
     - Спасибо папа.
     - Как Ниночка может трудоустроиться? – спросила Анна Кузьминична.
     - Работа для бухгалтера найдётся, - ответила невеста, - при затруднениях дома посижу, займусь самообразованием.
     - Надолго ли вы к нам? – спросил Михаил Богданович.
     - Завтра, может быть прогуляемся, и вечером в обратный путь, - ответил сын, как бы рассуждая.
     - А может, вам сегодня восвояси? – спросил отец.
     - Это почему, - удивился сын.
     - На завтра обещают тридцать градусов пороза, а после дойдёт и до сорока, - пояснила озабоченная Анна Кузьминична.
     - Тебе-то не привыкать, а за невестушку я беспокоюсь, - сказал отец.
     - И на Новый год сорок обещают? – спросил Пётр.
     - Даже ещё круче! – ответил Михаил Богданович.
     - Значит опять будет кругом клубиться туман, - вспомнилось Петру.
     - Так что безопаснее, вам сегодня вечерним рейсом на Ухту, - добавила Анна Кузьминична.
     Так и порешили. Сборы оказалась недолги. В дорогу мать положила красной рыбы. Долгими оказались расставания, дело дошло до слёз.
     - Скоро ли состоится свадьба? – спросил Михаил Богданович.
     - Точно не знаем, наверное, в апреле, ответил Пётр.
     Нина кивнула головой в знак согласия.
     - Извините нас, но возможно мы на свадьбу приехать не сможем, - посетовал Михаил Богданович.
     - Вы уж не обессудьте, - добавила Анна Кузьминична, - надеемся ваш союз окажется прочным.
     - Но обязательно будем вас ждать, - улыбнулась Нина.
     - А пока мы поедим на Урал к родителям невесты, - сообщил Пётр.
     - Счастливой вам дороги, доброго пути, - пожелал Михаил Богданович и положил сыну в карман пачку денег, - это на дорогу.
     - Будьте здоровы и счастливы, - пожелала Анна Кузьминична.
     Тот же автомобиль подвёз их к рейсовому автобусу прямо перед отправлением на Ухту.
     Дорогой в автобусе они ели бутерброды с красной рыбой и запивали их чаем из термоса.
     По дороге в автобусе Пётр сказа девушке:
     - Думаю, мои родители остались довольны тобой и нашим посещением, как ты считаешь?
     - Хотелось бы думать, что так оно и есть, но за себя могу сказать, что мне лично очень понравились твои родители – и мама, и папа. Они очень приветливые и радушные - положительные.
    
     В городе они следующим днём позвонили родителям Нины. Трубку телефона взяла Клавдия Ивановна:
     - Слушаю.
     - Мама – это я Нина.
     - Здравствуй моя милая доченька.
     - Я рада тебя слышать мама.
     - Твоя учёба разве уже закончилась в этом году?
     - Всё в порядке.
     - Как у тебя здоровье? Как здоровье отца?
     - У меня более-менее потихоньку, а папа кушает таблетки от давления.
     - Надеюсь, они помогают.
     - Да выкарабкивается в очередной раз.
     - Хочу вас обрадовать – приеду к вам на Новогодние праздники.
     - Чудесно.
     - Приеду я ни одна.
     - А с кем?
     - С кавалером, с моим будущим супругом.
     - Это у вас серьёзно?
     - Абсолютно.
     - Тогда милости просим – приезжайте.
     - Мама, будь добра - подготовь пожалуйста папу, как следует, чтобы у него давление не скакнуло.
     - Попробую, но, думаю, он всё равно будет переживать.
     - Пусть это будут хорошие светлые переживания.
     - Когда будите уже в городе, позвоните, чтобы мы приготовились к непосредственной встрече с вами.
     - Хорошо мама, целую, привет папе, до встречи.
     - Доброго вам пути, будем ждать.

     Задерживаться в городе они не стали, взяли авиабилеты через столицу Москву на уральский областной центр Екатеринбург. В Москве у них время оказалось, только добежать от одного аэропорта до другого, чтобы успеть на посадку на рейс в Екатеринбург – столицу Урала.
     После взлёта лайнера из столичного аэропорта Домодедово Пётр спросил свою спутницу:
     - Чем занимались твои родители?
     - Они вместе трудились на одном промышленном предприятии, которое выпускало продукцию, известную далеко за пределами страны.
     - Производство являлось вредным?
     - К сожалению.
     - Теперь им во всю надо здоровье латать.
     - Чем они и занимаются.
     - Стало быть, неплохо бы прикупить для их общего оздоровления и улучшения самочувствия в холодный зимний период им в подарок баночку натурального мёда.
     - Думаю, у них он имеется, но такой оздоровляющий подарок из наших рук несомненно будет им приятен.
     - Особенно, если он будет в красивой баночке.
     - Конечно, лучше пить мёд с чаем, чем таблетки глотать.
     - А что ты расскажешь о самом городе Екатеринбурге?
     - Он основан в 1723 году, как железоделательный завод, на восточном склоне Среднего Урала по берегам реки Исети. Имя городу дано в честь императрицы Екатерины I. Императрица Екатерина II также привечала это важное поселение и даровала ему статус уездного города. Уралмаш – уральский завод тяжёлого машиностроения - в годы Великой отечественной войны производил бронетехнику – ковал победу в тылу. Наш город является четвёртым по численности населения в стране после Москвы, Санкт-Петербурга и Новосибирска. Через город проходит транссибирская железнодорожная магистраль, 6 автотрасс федерального значения, а аэропорт является международным. Город знаменит Университетом и многими филиалами различных ВУЗов. Известный представитель песенного течения «Русский шансон» - Александр Новиков – исполняет свою песню, посвящённую родному городу Екатеринбургу. В городе ежегодно проводятся фестивали и иные культурно развлекательные мероприятия.
     - Да, чувствуется, что это очень крупный город миллионер имеет важное всероссийское значение.
     Лайнер совершил весьма мягкую посадку на Уральской земле, и пассажиры поочереди организованно покидали уютный комфортабельный салон самолёта и от всей души благодарили чудесных бортпроводниц за прекрасную поездку и прекрасное приземление.
     В киоске аэропорта Пётр увидел выставленные на продажу различные минеральные и полудрагоценные камни и поделки из них.
     Нина позвонила с аэропорта матери:
     - Здравствуй, мама, это я.
     - Ты откуда, доченька?
     - Из аэропорта.
     - Получаете багаж?
     - У нас нет багажа, мы налегке, поэтому через час или чуть-чуть пораньше я смогу тебя обнять и поцеловать.
     - Будем ждать вас.
     - А как отец?
     - Надеется на добрую встречу с вами.
     - Тогда до встречи.
     - До встречи родимая доченька.
     После окончания телефонного разговора Пётр предложил:
     - Хорошо бы нам по пути купить небольшой скромный букетик цветов для твоей любимой матери.
     - Нисколько не возражаю.
     - Какие цветы предпочитает твоя любимая мама? Какие цветы она любит больше других?
     - Белые розы.
     - Большой букет?
     - Лучше одну аккуратную белую розочку, которая ещё распустится в недалёком будущем.
     - Если встретится обязательно возьмём.
     Родители жили в спальном районе большого города, поэтом пришлось к ним добираться на перекладных, меняя виды общественного транспорта.
     При встрече в квартире Нина представила:
     - Это Пётр – мой будущий супруг, а это - моя мама Клавдия Ивановна и папа Вячеслав Константинович. Их бледные лица украшали седые причёски.
     После обниманий молодых пригласили к приготовленному столу с овощным салатом с брынзой, с тёплым борщом, тушёной капустой с котлетами из рыбы, с фруктовым салатом и травяным чаем. К столу очень подошла баночка с липовым мёдом от приезжих гостей.
     За обедом разговоры не велись, только благодарили хозяйку за вкусно приготовленные различие блюда.
     После вкусного обеда Вячеслав Константинович спросил будущего зятя:
     - Расскажите Пётр – откуда вы, чем занимаетесь?
     - Я из республики Коми, родился в лесозаготовительном посёлке, заканчиваю институт, в июне у меня защита диплома, после чего я получу квалификацию инженер-механик лесоразработок и после месячного отпуска поеду трудоустраиваться в родной леспромхоз, от которого я являюсь рекомендованным студентом. Надеюсь месячный отпуск провести вместе с Ниной, также надеюсь, что и она найдёт работу бухгалтера в наших краях.
     - Спасибо Пётр, вы всё подробно описали о ваших перспективах, и я теперь более спокоен за будущее своей ненаглядной дочери.
     - Ребятам, как я считаю, следует помыться после дальней дороги, проведём этот вечер в домашние обстановке с телевизором, - предложила Клавдия Ивановна, а завтра пусть молодые погуляют по нашему славному городу или даже посетят какой-либо театр, вечернее чаепитие наметим провести в дружественной домашней обстановке.
     - Хорошо, дорогая мамуля, мы согласны с твоим грандиозным планом, - ответила Нина за обоих.
     За прекрасным новогодним столом шли взаимные поздравления. Из алкогольной продукции стол украшало только шампанское. Пётр с Ниной смотрели развлекательные и поздравительные передачи по телевизору до пяти утра, после чего немного поспав отправились приобретать авиабилеты на обратный рейс в Ухту.
     При расставании Клавдия Ивановна высказалась, что родители дают добро на продолжение их взаимной привязанности молодых. Вячеслав Константинович погладил сросшиеся брови и с глубоким сожалением сообщил, что на свадьбу в апреле вряд ли они смогут выкарабкаться, и просил к этому отнестись с пониманием.
     - Если вдруг надумаете, будем очень рады вас увидеть. В любом случае будем вас ожидать, - пояснил Пётр на прощание.

     Нина с Петром провели знаменательные новогодние праздники неразлучно вместе, однако прекрасные события чрезвычайно резко перешли в напряжённую зимнюю январскую сессию, с которой молодые справились успешно без троек.
     Далее молодых ожидали добрые февральские каникулы, которые они решили провести в поездке по «Золотому кольцу».
     Следом их полностью накрыла мартовская отчаянная беготня по различным учреждениям для успешной подготовки к долгожданному свадебному празднеству.
     Их студенческую скромную свадьбу решили сыграть в начале апреля, потому что в июне у Петра запланирована государственная защита диплома. Скрупулёзная подготовка к данной защите значительно отрывала от любвеобильности, а май подпадал под нехорошую примету. Местом проведения свадебного мероприятия естественно выбрали традиционное кафе «Клён», оно прошло за три месяца до получения Петром диплома.
     Пётр сочетался браком с самой прекрасной девушкой на свете. На свадьбе присутствовали исключительно пышущие радостью и самыми добрыми и светлыми пожеланиями студенты и со стороны невесты, и со стороны жениха. На праздничном мероприятии Пётр повстречал Ивана, который учился в одной группе с Ниной. Они обнялись, как старые закадычные друзья. Обручальные кольца тоже прикупили студенческие – из золота триста семьдесят пятой пробы.
     Надо отметить, что после этой студенческой свадьбы произошла ещё одна, счастливые молодые которой впервые встретились и познакомились именно на свадьбе Петра и Нины.
     Таким образом шла бесконечная неудержимая цепная реакция в студенческом сообществе.

     Пётр предполагал устроиться на лесозаготовительном предприятии, но ему предлагали или какой-то очень отдалённый посёлок, или место механика в родном лесопункте, но он не хотел садиться на место живого человека, и устроился по профилю в райцентре по объявлению в местной газете «Заря». Супруга также быстро определилась с местом работы по специальности бухгалтера, так как имела за плечами техникум.
     В армию его не взяли, потому что в институте имелась военная кафедра, и Пётр окончил институт офицером со званием лейтенанта.


9. Сын

     В начале марта у молодожёнов родился парень, которого по обоюдному согласию при советах с родителями и с местным священником назвали Виктором. И вроде бы счастью не было конца, но у маленького ребёнка проявилась серьёзная неприятная проблема со стопами ног.
     Местный детский врач даже затруднялась назвать, сформулировать данный правильный диагноз заболевания, но пояснила, что от данного большого врождённого дефекта следует избавляться сейчас в возрасте до пяти лет, иначе всю оставшуюся жизнь придётся парню ходить в ортопедической обуви. Она же авторитетно посоветовала: нужно ребёнку ходить по тёплому, но не по горячему, не по обжигающему ноги кварцевому песку, каким он становится в жаркий полдень с безоблачным небом. Ходить по песку лучше утром до жаркого полудня или вечером перед закатом. Она пояснила, что такого песка почти нет на черноморском побережье, где в основном галька или мелкий речной песок, как в Поти, и что она не знает есть ли он где-либо в средней полосе страны. Но она поведала, что знает такое место на берегу Финского залива в курортном городе Зеленогорске, и называется это место – «Золотой пляж». Доктор также пояснила, что нельзя ребёнка заставлять ходить по песку насильно, надо, что бы он сам ходил в игровой форме – можно играть с ним в пятнашки, можно сделать так, чтобы он гонялся за мячиком или шариком – надо что-то придумывать в этом роде.
     Отец и мать Петра обещали финансовую помощь для лечения младенца, родители Нина также сильно переживали обнаруженное недомогание ребёнка и обещали возможную помощь.
     Какое-то время безвозвратно ушло на консультации с другими врачами-специалистами. Время ушло и на переезд и нахождение жилья в аренду – данная проблема заключалась в том, что с маленьким ребёнком сдавать жилплощадь отказывались почти все хозяева, кто сдавал жилплощадь. Но всё-таки молодожёны после месяца настойчивых изысканий нашли жильё непосредственно в самом курортном городе Зеленогорске.
     Человек, у которого они сняли жильё, являлся склонным к идеализации краеведом - занимался историей города и многое поведал на эту тему.
     В частности, он сказал, что как прежде, так и сейчас колоссальным богатством, которое привлекает многих путешественников, туристов и отдыхающих, является большой шириной 160 метров песчаный пляж, который долгое время носит имя – «Золотой Пляж». На него случается приезжают купаться и из Финляндии.
     Краевед пояснил, что лютеранская кирха Преображения Господня используется, как кинотеатр под названием «Победа», а православный храм иконы Казанской Божьей Матери - как продовольственный склад. В те атеистические времена никто не мог представить, что культовые здания могут вернуться верующим христианских общин.
     Историк рассказал, что небольшой рыбацкий посёлок Терийоки (фин. Tervajoki - Смоляная река) у места впадения Жемчужного ручья в Финский залив известен ещё с XVIII века. В письменных источниках поселение впервые упоминается в 1548 году. В 1721 году, после подписания Ништадтского мира, завершившего Северную войну, земли Старой Финляндии, где находились Терийоки, отошли к Российской Империи и были включены в состав Выборгской губернии. Через поселение Терийоки проходил почтовый тракт на Выборг. В 1870 году, после открытия Финляндской железной дороги и строительства первого деревянного вокзала, в этих местах стали появляться многочисленные дачи. Посёлок быстро рос, летом его население доходило до 10 тысяч человек. Многие петербуржцы приобретали здесь участки земли и поселялись на весь год. В начале XX века Териоки были самым крупным дачным посёлком на побережье Финского залива с численностью населения до 3500 жителей, а в летнее время сюда приезжало до 55 000 дачников. К 1908 году только в посёлке Териоки было 1400 дач. Главная магистральная дорога, пересекавшая Терийоки с юга на север, называлась – Большая дорога.
     - Наверное революционеры использовали это поселение, - спросила Нина.
     - Да, но лучше спросите об этом у Капелевича, который как-то даже стоял рядом с Владимиром Ульяновым.
     - Хорошо, попробуем его отыскать, - заверил Пётр.
     Краевед продолжил:
       В 1907 году в Терийоках было 44 улицы. В 1912 году сюда провели электричество. Постоянных жителей - 5 тысяч человек. Основную массу владельцев и арендаторов дач на рубеже XIX—XX веков составляли купцы, промышленники, зажиточное дворянство и чиновники из Санкт-Петербурга, столичная интеллигенция. В 1907—1908 годах построена каменная евангелическо-лютеранская церковь, освящённая в 1908 году. В 1910-1915 годах построено новое каменное здание Церкви Казанской иконы Божьей Матери (вместо сгоревшей в 1907 году деревянной). В 1913 году открылись почта, телеграф, телефонная станция, торговали 84 русских и финских магазина и лавки. С Санкт-Петербургом Терийоки связывала железная дорога. За день проходило 10 поездов, составы тянули паровозы. В 1917 году в километре от старого деревянного вокзала построили большой каменный вокзал. В Терийоках и в их окрестностях проживали: адмирал С. О. Макаров, писатели Л. Н. Андреев, В. В. Вересаев, Н. Г. Гарин-Михайловский, М. Е. Салтыков-Щедрин, учёные И. П. Павлов, Д. И. Менделеев, П. Ф. Лесгафт, режиссёр В. Э. Мейерхольд, поэт А. А. Блок с женой Любовью Дмитриевной, художники И. Е. Репин, В. А. Серов. Приезжали в Терийоки: М. Горький, А. И. Куприн, А. С. Серафимович, С. Г. Скиталец, К. И. Чуковский.
     - Много знаменитостей приютил курортный город Зеленогорск и его славные окрестности, - вставила Нина.
     Историк продолжил:
     - В летний сезон в парке функционировал Летний театр, в котором гастролировали труппы из Санкт-Петербурга. В середине мая 1918 года в результате Первой советско-финской войны Териоки отошли к Финляндии. В результате Тартуского мирного договора 14 марта 1920 года граница между РСФСР и Финляндией была закреплена по реке Сестре. В 1930-е годы финское государство начало оказывать содействие возрождению курортной зоны на терийокском побережье. Многие русские дачи были тогда восстановлены и реконструированы под пансионаты. Вскоре курорт Териоки снова завоевал популярность не только в Финляндии, но также и в иных северных странах. К 1939 году было более 100 землевладельцев, имевших собственные дома. Там же находились многочисленные здания общественного значения: библиотека, издательство, полиция, почта, казино, 2 банка, 8 гостиниц, 3 учебных заведения, 3 больницы, 3 аптеки, стадион, Дом Союза рабочих, Дом Союза женщин и офицерское собрание. русская и финская школы, карамельный заводик.
     - Но в этот год началась война, - вспомнил Пётр.
     - Да, действительно, - продолжил краевед, - 01.12.1939 года средства массовой инфлюации Финляндии сообщили: «Русские в четверг утром без объявления войны пересекли границу во многих местах. К вечеру наступление русских приостановлено. Русские поддерживают своё наступление сильным артиллерийским огнём. Первыми подверглись бомбардировке Терийоки и Кивеннапа. Первые снаряды разорвались в Терийоки в 6.55, когда Кронштадт начал обстрел Терийоки и Ваммельсуу». - Кивеннапа – ныне посёлок Молодёжное, Ваммельсуу – посёлок Серово.
     01.12.1939 года Советское Информбюро сообщило, что в Терийоки сформировано «Народное правительство демократической республики Финляндия». Председателем правительства избрали финского коммуниста, члена секретариата Коминтерна О.Куусинена, находившегося в эмиграции двадцать лет. Следующим днём советское правительство заявило, что обращение об оказании помощи, сделанное народным правительством, одобрено и что Финляндия и СССР заключили договор. - Финляндия сопротивлялась несколько месяцев, но всё же правительство Финляндии запросило мир, который был подписан 12.03.1940 года, по которому Карельский перешеек с поселением Терийоки отошёл к СССР. 25 мая 1940 года было принято постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) об организации на побережье Финского залива санаторно-курортной зоны с выделением на это специальных средств. На 21 мая 1941 года в Терийоках действовали 29 организаций, где работали 2600 человек. Были открыты также 3 дома отдыха и санаторий.
     - Но с Финляндией воевали и в Великую отечественную войну, - направил историка Пётр.
     Тот без запинки ответил:
     -  26.06.1941 года Войну СССР объявила Финляндия. В первые два месяца войны Финляндия вернула отобранные в зимней войне территории; вновь они были захвачены в 1944 году, тогда и подписан договор о перемирии с Финляндией, которая затем сама объявила войну Германии.
В годы войны с 31 августа 1941 года по 11 июня 1944 года город находился под контролем финнов. СССР установил контроль над городом 11 июня 1944 года в ходе Выборгской операции. Первый пассажирский поезд ходил один раз в сутки, паровоз тянул 3 вагона за три часа. В 1950 году открыли новое здание вокзала. Указом Верховного Совета РСФСР от 22 октября 1946 года и решением Лен горисполкома от 4 ноября 1946 года поселению Терийоки присвоен статус города. В 1948 году городу присвоили новое название – Зеленогорск. – Название говорило, что город расположен на грядах дюн и холмах, покрытых зелёными лесным массивом. Преобладали хвойные породы – ель и сосна, хотя в городе имелось и несколько кедровых деревьев. Произрастали здесь и лиственные деревья, а в садах - яблони, вишни и сливы. Когда шла Корейская война, а в Сирии совершился военный переворот, в 1951 году на Зеленогорский вокзал пришёл первый электропоезд от Финляндского вокзала и завершилось строительство здания 445-й школы над Комсомольским сквером с широкой каскадной лестницей и видом на Зеленогорский парк культуры и отдыха и на простор Финского залива. Город, включая в себя курортные посёлки, вытянулся на тринадцать километров вдоль северного побережья Невской губы Финского залива Балтийского моря.
     - Большое вам спасибо, уважаемый краевед, за очень ценную и важную информацию о славном историческом прошлом этого прекрасного курортного города, - сказал Пётр.
     - Я полностью присоединяюсь к мнению моего любимого супруга – большое вам спасибо, - поблагодарила Нина.

     Местный врач детской поликлиники поддержала мнение врача из Троицко-Печорской больницы районного центра и добавила, что кварцевый песок помогает и при лечении рахита, который в последнее время всё чаще и чаще встречается у маленьких детей, у младенцев. Она со своей стороны назначила длительные процедуры массажа ног ребёнка, какие надо было проводить в детской поликлинике, а также прописала витамины и размягчающие и согревающие мази.
     Летом Виктор не умел ещё ходить, но зато ловко шустро с удовольствием перемещался в ползунках на четвереньках по полу квартиры, когда его доставали из кроватки с высокими бортами. Ему вроде бы хотелось осваивать близлежащую территорию, как настоящему исследователю и путешественнику. В годовалом возрасте он имел чрезвычайно крепкие цепкие руки. Как-то во время обычной уличной прогулки на свежем уличном воздухе к коляске подошёл и нагнулся над ней человек до того пожилой, что являлся свидетелем октябрьских событий. – Ветеран указательным пальцем правой руки намеревался дотронуться до мальчика или даже пощекотать малютку, а Виктор отреагировал на такое панибратство тем, что вцепился в старческий палец пальцами своей маленькой левой руки так, что ветеран оказался не в силах освободиться от крепкого пальцепожатия или пальцезахвата. Ветеран, чуть не плача, просил экстренной помощи у родителей удивительного сверхсильного ребёнка:
     - Помогите, пожалуйста, освободить мой указательный палец из цепкой руки младенца.
     Нина нагнулась над коляской:
     - Витенька, отпусти, пожалуйста, пальчик дедушки, который лично видел Владимира Ильича.
     Малыш Витя говорить ещё не умел. Он поиграл ещё немного с пальцем старого революционера, затем переключился на шумные и яркие погремушки, которые привела в действие его заботливая мать.
     Старый большевик совершенно искренне поблагодарил:
     - Большое вам спасибо от всего сердца. Я уже думал грешным делом, что он по-настоящему сломает мне указательный палец.
     - Не стоит благодарности, уважаемый всеми нами ветеран, однако пальцы свои в коляски к чужим детям, пожалуйста, не суйте, - ответила озабоченная Нина назидательно и поучительно.
     - У вашего маленького мальчика недюжинная сила, и вполне возможно он станет активным и непобедимым борцом или мускулистым и могучим атлетом, - поделился на прощание ветеран. Уходя он тщательно потирал свой узловатый волосатый палец, побывавший в захвате.
     В дальнейшем данный морщинистый седой старик, если оказывался рядом с Витиной прогулочной рессорной коляской, всегда держал свои жилистые костлявые руки подальше - за своей усталой сгорбленной спиной. Это и был тот самый Капелевич, который с удовольствием рассказал:
     - Терийоки до 1917 года служил одной из самых важных перевалочных баз революционеров, которые переправляли в Санкт-Петербург – столицу Российской Империи - нелегальную литературу и оружие. Здесь находились конспиративные квартиры различных революционных партий и групп, проводились их конференции и совещания. В России тогда создавались группы содействия и распространения газеты «Искра». Агенты «Искры», преследуемые полицией, вели опасную работу. В случае ареста им грозил суд, тюрьма, ссылка. Один из транспортных каналов проходил через Финляндию, по нему отправляли до 10 пудов ежемесячно. Люди везли «Искру» на подводах, морских судах, в поездах. Её прятали в чемоданах, в книгах, альбомах, зашивали в жилеты, пересылали по почте в конвертах. Терийоки занимал важное место в переброске литературы в столицу Империи. По железнодорожной линии Выборг - Белоостров и имелись передаточные базы. Помощь в транспортировке «Искры» оказывали и железнодорожники, какие никак не помогали полиции задерживать «подозрительные» грузы, а в Таммерфорсе пакеты с газетами хранились у начальника станции. Под видом домашних вещей в Терийоки и на другие станции направлялись ящики с литературой. Их получали по накладным и маленькими партиями переправляли в Санкт-Петербург. Рабочие и курсистки, революционеры и сочувствовавшие приезжали за «товаром», нагружались литературой и, подвергаясь риску быть арестованными в Белоострове, возвращались в столицу. Количество нелегальщины росло: в сентябре 1903 года из Гельсингфорса в Терийоки пришёл багаж - 13 деревянных ящиков общим весом около 55 пудов.
     - Наверное революционеры не только занимались перевозками, - решилась уточнить Нина.
     Капелевич ответил, кивая седой головой в знак согласия:
     - В Терийоках заполнялись бланки паспортов для нелегалов, а на брусках из пальмового дерева вырезались печати. Многие финны мечтали избавиться от правления России, интересы их и искровцев совпадали, что создавало благоприятную почву для деятельности революционеров на юге Финляндии.
В 1905 году многие большевики перешли на нелегальное положение и поселились в дачных местностях к северо-западу от Петербурга. Терийоки с посёлками Куоккала и Келломяки стал центром «ближней эмиграции». Боевики большевиков переправляли литературу и оружие из Терийок в Сестрорецк Перевозили оружие из Терийок рабочие Обуховского завода, финские социал-демократы и студент Военно-Медицинской академии В.В.Куйбышев.
     - Там бывали знаменитые революционеры, - констатировал Пётр.
     Капелевич продолжил:
     - Ездил челноком в Терийоки и К.Е.Ворошилов, получая для луганских боевиков шестьдесят браунингов, двадцать маузеров и много патронов.
Базы хранения оружия создавались в Терийоках и в окрестностях. Кроме того, большевики создали на Карельском перешейке лабораторию для изготовления бомб и школу для обучения террористов. За лето 1906 года боевики под видом рыбаков доставили из Терийок и Келломяк водным путём около 800 ружей, большое количество патронов и 80 пудов динамита. В конце лета 1906 года Владимир Ульянов поселился на даче «Ваза» в местечке Куоккала (ныне посёлок Репино вблизи Зеленогорска), где прожил до декабря 1907 года. Он неоднократно нелегально выезжал в Санкт-Петербург. Полтора года в Терийоках собирались общегородские партийные конференции в Терийоках. На собрание приезжали до 80 делегатов без единого массового провала или ареста! В июле 1907 года Гартинг - руководитель зарубежной царской агентуры - сообщил в департамент полиции, что весь состав Центрального Комитета Российской социал-демократической рабочей партии живёт в Терийоках и даже кто на какой даче. Ноябрь 1907 года Владимир Ульянов почти постоянно находился в Терийоках. 14 ноября чиновник особых поручений при министерстве внутренних дел в рапорте директору департамента полиции докладывал: за Лениным в Терийоках установлено наблюдение.
     - Эти места связаны с Владимиром Ульяновым, - констатировала Нина.
     - Да, непосредственно, - согласился Капелевич, - 18.07.1917 г. Временное Правительство предъявило Ленину, Зиновьеву, Ганецкому, Парвусу и другим большевикам обвинение в государственной измене, в сношениях с Германией, с которой Россия вела войну, и в получении денег от Правительства Германии на разложение русской армии и подготовку восстания против Временного Правительства с тем, чтобы Россия заключила сепаратный мир на выгодных Германии условиях. Владимир Ульянов скитался по квартирам. Далее он переехал в Разлив к рабочему Сестрорецкого оружейного завода Н. А. Емельянову на чердак сарая. Затем в шалаше за озером Разлив, на участке, арендованном Н. А.  Емельяновым, он скрывался под видом финна-косца, кормя комаров. Трофим в «Песне о Ленине» поёт: «Партизанил в Питерских болотах». Когда оставаться в шалаше стало опасно, его переправили в Финляндию. Русско-финская граница охранялась. Поэтому он подкидывал уголёк в топку паровоза № 293 пассажирского поезда № 71 от Удельной до Терийок, откуда его препроводили в деревушку Ялкала – в 10 верстах севернее Терийок.
     Нина с Петром поблагодарили революционера за ценную информацию о городе, в котором они находятся.

     Молодые привозили болезного сынулю в коляске на «Золотой пляж», который ему чрезвычайно нравился, поднимали Витечку за руки и учили ходить – по крайней мере он босыми стопами больных ног соприкасался с тёплым кварцевым целебным песком.
     К исходу лета парень уже делал первые самостоятельные шаги по тёплому песку на двух ногах, беда состояла лишь в том, что по ровному домашнему полу из-за дефекта стоп он ходить никак не мог. В детский сад его по этой причине не отдавали – первые два года энергичная милая супруга Нина занималась с мальчиком в домашней обстановке, не работала, посвящая все свое время проблеме ребёнка, пока Пётр зарабатывал на хлеб насущный, устроившись по механическому профилю. Семья существовала на то, что супруг зарабатывал каждодневным трудом и на то, что удалось скопить за время работы на Севере.
     Нина с Петром единодушно решили продолжить пляжные лечебные сеансы следующим благодатным летом в благоприятные солнечные тёплые дни при нагретом кварцевом песке пляжа.
     Отправными радостными и для дружной интеллигентной семьи, и для всех родственников и окружающих моментами были, когда подрастающий Виктор впервые стал по нормальному на ноги, когда впервые сделал свои первые самостоятельные шаги, когда сказал первое слово «папа» и далее много чего делал впервые.
     Прошло ещё два жарких напряжённых лета с интенсивными играми, занятиями и тренировками, и Витенька свободно начал ходить в сандаликах летом и в иной обуви, как все его обычные здоровые сверстники. Медики Зеленогорской детской поликлиники предположили и дали своё авторитетное официальное заключение, что полученная при рождении кризисная ситуация оказалась полностью и навсегда преодолена помощью медработников и упорным настойчивым, самоотверженным трудом родителей и самого подрастающего ребёнка.
     После неимоверных титанических трудов для Виктора нашли вакантное место в городском детском саду. Придя домой, после первого дня пребывания в оном, Витенька объяснил удивлённо:
     - Там не только садик, там ещё есть и домик.
     В тихий час Витя не спал, и это стало большой проблемой, которую персонал раздувал до отчисления ребёнка из детского сада. – Дома ему родители старались доходчиво объяснить:
     - Дорогой ты наш Витенька, посмотри, папа идёт работать на своё предприятие, и тебе, как и твоему папе, также следует идти работать в детский садик точно также, как идут на работу в садик и все остальные дети. И следует спать всем детям в садике, когда объявляется «тихий час», – это тоже твоя ответственная каждодневная работа.
     Именно в детском сада проявили себя и обнаружились проблемы с произношением отдельных звуков, и на логопедические систематические кропотливые занятия тоже ушли средства, усилия и время. Врач логопед дал задание произнести слово «бронетранспортёр», на освоение которого ушло более двух месяцев. В конце концов Витенька стал членораздельно произносить обычные обиходные слова.
     Случалось, Витя по-своему называл обыденные окружающие предметы. Лопату он называл, к примеру, «потявой». Родители и родные, да, и знакомые терялись в догадках: может быть сыночек является настоящим инопланетянином или говорит на каком-то неизвестном или порядком забытом древнем иностранном языке.
     У него имелся хороший контакт с чёрной и пушистой домашней неизвестного происхождения собакой, которую звали Чапа. Отец говорил про неё, что это лхаская абсоу из Тибета и относился к ней с великим уважением. А Витенька украдкой подкармливал любимую собачку из своего рациона во время домашних приёмов пищи, в связи с чем его порции подлежали увеличению.
     Школу Виктор ждал с нетерпением, но почему-то она даже первоначально не оправдала его радужные надежды, которые основательно прививались в семье. Однако, дома на него наседали с обязательным аккуратным выполнением домашних заданий и ему стал понятен смысл и интересен процесс школьного обязательного первоначального обучения.   
     Отец согласился стать членом родительского комитета для улучшения контактов с учебно-преподавательским составом.
В дверном проёме в квартире устанавливалась для занятий и снималась после них перекладина из сверкающей серебром отполированной нержавейки, и Виктор, словно бандерлог, мог часами висеть на турнике, выделывая по много раз все возможные физические упражнения. Он радостно скушал восхищения и поздравления со стороны заинтересованных родителей. Металлическая перекладина могла устанавливаться с помощью опор выше по мере увеличения роста начинающего заядлого спортсмена. Домашний турник даже стал стимулом обучения, так как родители объясняли Виктору, что он может заниматься на своей любимой перекладине, если абсолютно все домашние задания подготовлены полностью и правильно.
     Дома шла нешуточная изнурительная борьба за каждую отметку по каждому предмету, поэтому в табеле за первый, второй и третий классы стояли исключительно четвёрки и пятёрки. Пётр и Нина со своей стороны помогали, чем могли, растолковывая неясности школьной программы и настраивая драгоценного сына на самостоятельное познание действительности.
     Тем временем семья поднатужилась и приобрела однокомнатную квартиру в доме с крохотной кухней. Теперь такие дома называют хрущёвками. По поводу приобретения Пётр высказался:
     - Гораздо лучше иметь своё собственное жильё, чем существовать на съёмной квартире.
     - Мне здесь нравится, - согласилась Нина.
     - В тесноте, да не в обиде, - изрёк Пётр.
     - Что верно – то верно, - добавила Нина.
     - Если представится возможность, мы, в обязательном порядке, улучшим наши жилищные условия.
     - Думаю, она представится, - пророчески высказалась Нина.

     Родители Виктора и бабушки с дедушками были всемерно счастливы, что настойчивым трудом сумели преодолеть трудные обстоятельства и победить полученные различные невзгоды.


10. Фермерство

     Однажды зимой по пути домой с работы Петру бросилось в глаза объявление, отпечатанное типографским способом крупным красным шрифтом, в котором знающие люди призывали сограждан прийти на встречу со специалистом по фермерству, который объяснит и нормативные документы, и практические вопросы ведения фермерского хозяйства.
     В то время во многих газетах и по различным телевизионным каналам распространялись многочисленные утверждения, что фермерство приносит колоссальные положительные плоды в развитии сельского хозяйства страны и всей страны в целом, поэтому государство уделяет этому вопросу значительное внимание и поддерживает фермерское движение и законодательно, и материально.
     Не заходя домой, Пётр отправился на лекцию, где записал ряд названий законов, ряд адресов для консультаций и ряд телефонов, где могут оказать информационную поддержку. Лектор нарисовал самые прекрасные перспективы развития фермерского хозяйства по всей стране и в нашей области, в частности. Слушая его рассуждения и ссылки на высказывания по данной теме авторитетных лиц, казалось крайне странным почему трудящиеся люди моментально не бросают насиженные места и годами любимую работу ради того, чтобы стать настоящими спасителями многострадальной страны и бренного мира – фермерами. Лектор для убедительности приводил и международную свежую статистику, какая убедительно показывала наглядные убедительные примеры неоспоримых преимуществ развивающегося фермерства над крупными сельскохозяйственными предприятиями по некоторым моментам.
     Лектор также пояснил, что зерновые и овощи культуры чаще выращивают по-прежнему всевозможные сельскохозяйственные организации, крупные объединения, а фермерские хозяйства специализируются в первую очередь на животноводстве. То есть выращивают рогатый скот, свиней, птицу. Есть также звероводческие фермеры, занятые разведением кроликов, нутрий, норок и тому подобными животными. При государственной поддержке окупаемость животноводческих ферм составляет два - четыре года. То есть после преодоления данного начального периода фермеры, несомненно, получают в большинстве случаев серьёзную прибыль.
     У Петра промелькнула яркая тревожная мысль о том, как поступали властители страны - большевики и коммунисты с классом зажиточных крестьян в первые годы советской власти, но почему-то он прогнал эту беспокойную мысли, возможно, посчитав, что нынче иные времена.
     Когда он заявился домой, обеспокоенная супруга спросила:
     - Где это ты так припозднился?
     - Я прослушал лекцию о фермерстве.
     - Об американском?
     - И об американском, и о всемирном, и о том, которое начинает развиваться в нашей стране при значительной государственной поддержке.
     - Это очень даже интересно.
     Пётр поделился с Ниной услышанной ценной информацией, у неё тоже загорелись милые глаза в предчувствии положительного результата. Он созвонился по одному из телефонов, полученных на лекции, встретился с людьми, которые помогли ему составить настоящий основательный бизнес-план на пока несуществующие угодья. Пётр сообщал обстоятельства Нине:
     - Мне также предоставили документы на целый ряд основательных льгот участникам фермерского движения, которых лектор не касался.
     - Это ещё больше меня раззадоривает, мне кажется – мы на верном пути.
     Через неделю он доверительно сообщил:
     - Я удивительно оперативно оформил индивидуальное предпринимательство - ИП, получил полагающийся кредит.
     - Как это всё быстро происходит, - одобряла действия супруга Нина.
     Закончилась ещё одна неделя и Пётр известил супругу:
     - В Ломоносовском районе Ленинградской области я приобрёл и застолбил два смежных куска земли: один в бесплатную аренду, а другой – в платную аренду.
     - Мы с тобой уже настоящие арендаторы земельных наделов, - с восхищением произнесла обрадованная супруга.
     - Придётся перетерпеть первые четыре года, а дальше, думаю, наладится.
     - Нам с тобой, мой дорогой Петенька, хорошо бы получше узнать о районном центре, то есть о том месте, где наметилась наша с тобой фермерская работа.
     - Дорогая, ты ещё думаешь, а я кое-что уже выяснил и готов с тобой поделиться интересной информацией.
     - Так не томи, поведай – о чём навёл справки.
     - Город Ломоносов, - пояснил Пётр, - оказывается прежде назвался Ораниенбаумом до 28 февраля 1948 года. Его основал в 1710 году, как свою резиденцию, Александр Меньшиков – сподвижник императора Петра Великого. Здесь находится знаменитый Дворцово-парковый ансамбль «Ораниенбаум» с Большим Меньшиковским дворцом, с Нижним садом, с Верхним парком, с Петровским парком и целым рядом чрезвычайно удивительных исторических зданий и сооружений. В одном из них – в Японском павильоне - Большого дворца 9 июля 1762 года император Пётр III вынужден был подписать отречение от престола в пользу своей жены, ставшей впоследствии императрицей Екатериной II. Именно здесь находился легендарный так называемый Ораниенбаумский пятачок или Ораниенбаумский плацдарм, за героическую оборону которого город награждён орденом Великой отечественной войны I степени и городу присвоено звание - «Город воинской славы». Город является транспортным узлом автомобильных дорог и железнодорожным узлом. Кроме того, город Ломоносов имеет морской порт. В городе вблизи железнодорожного вокзала имеется православный Собор Архангела Михаила. Имеются церковь Пресвятой троицы и богадельня, и церковь Спиридона Тримифунтского. Есть Подворье Городищенского монастыря Рождества Богородицы. Также имеется церковь евангелическо-лютеранской общины – евангелическо-лютеранская церковь Святого Иоана.
     - Действительно очень замечательное и знаменательное место – хорошо, что мы с ним и с его священными местами по-настоящему познакомимся, - заявила восхищённая Нина, - мне кажется, что город Ломоносов дышит на меня своей неповторимой славной боевой историей.
     - Теперь нам с тобой следует заняться вплотную капитальным строительством нашего подворья.
     - Это просто замечательно, - восхищалась Нина.
     - На прежнем фундаменте давно развалившегося дома бригада строителей быстро возведёт каркас из бруса и крышу, в кухне поставят многофункциональную русскую печь.
     Всего лишь через месяц изумлённая, радостная счастливая супруга обрадованно объявила:
     - У на свой собственный дом, как трудно поверить в такое счастье.
     - Подворье наше обнесём забором из горбыля, чтобы живность не разбежалась, и чтоб пробегая мимо, какая-нибудь бешеная собака не утащила у нас курицу ненароком.
     - Надо поставить и пугало от хищных ястребов и сов для защиты курочек, - добавила Нина.
     Через неделю для начала новоявленные фермеры приобрели кур, гусей, четыре коровы и мотоблок с прицепом.
     Супруга предложила:
     - Давай, Петя, составим два списка – один самых срочных требующих немедленного выполнения работ, а второй: тех, которые могут подождать.
     - Хорошая идея, дорогая Ниночка, - согласился Пётр, - но каждый день у нас находится, прибавляется какая-нибудь новая важная работа и каждый день этой новой проблемой придётся пополнять один из двух списков.
     Фермеры провели к дому электричество и сделали проводку в доме и в подворье, установили четырёхконфорочную газовую плиту с металлическим ящиком на улице для двух газовых баллонов, запаслись дровами, удобрениями, кормами и многим другим.
     Нина докладывала супругу:
     - У нас наладился непосредственный бизнес-контакт с ближайшей специализированной ветеринарной клиникой.
     Через неделю она сообщила:
     - Мы заключили договоры со страхователями.
     - Очень хорошо, - отозвался Пётр.
     - А также нами заключены двусторонние долгосрочные договоры с тремя ближайшими сельскохозяйственными рынками для сбыта сельхоз продукции нашей фермы.
     - Умница ты моя, - хвалил супругу Пётр, - в будущем давай надеяться на то, что через какое-то время мы сможем продавать хотя бы часть продукции непосредственно в нашем фермерском хозяйстве, благо шоссейная дорого проходит вблизи вновь отстроенного дома.
     - Да, иметь постоянных надёжных денежных клиентов было бы лучше всего для развита нашего с тобой фермерского хозяйства.
     Через неделю Пётр доложил любимой супруге:
     - Рядом с шоссе специалисты по рекламе вывесили красочный плакат, что на данной придорожной ферме можно приобрести свежее парное молоко и свежие куриные яйца. Благодаря чему за молоком приезжали постоянно и регулярно, а заодно покупали и свежие, ещё тёплые крупные куриные яйца.
     В общем работа кипела и спорилась, находились дела и для Виктора, которому нравилось наблюдать курей и гусей которых он сам подкармливал из пластмассовой кастрюльки. Сын собирался осенью в новую школу.
     На вновь открывшуюся ферму наведывались местные жители из окрестных деревень и посёлков - мужчины и женщины, они предлагали свои услуги по работе на ферме. Фермеры у каждого кандидата в работники фермы записывали координаты, его знания. умения и навыки в сельскохозяйственном производстве и объясняли:
     - Мы пока что вдвоём справляемся, но при острой нужде обязательно воспользуемся вашим ценным предложением, как предложением сведущего в данном деле и надёжного человека.
     Когда поздно вечером или даже ночью Пётр добирался до мягкой кровати, вспоминал как лектор популярно объяснял собравшимся слушателям слово кулак – так ещё задолго до октябрьских событий называли крестьянина, который так урабатывался за день, что вечером, ложась спать, не мог разогнуть кисть руки и себе под голову подкладывал вместо ладони кулак.
     Супруга говорила ему и не единожды:
     - Дорогой мой, ты постоянно перерабатываешь, тебе нужно хотя бы как-то изредка, но хорошенько отдыхать.
     - Ты, моя милая Ниночка, также каждодневно трудишься, как пчёлка без должного отдыха, подумай лучше о себе.
     Близилась осень, стоял солнечный погожий день, и Анна с Виктором поехали на Ломоносовский рынок продать несколько подросших цыплят. К воротам фермы подъехала навороченная тёмно-бордовая иномарка, какую Пётр прежде вообще не видал, из неё вышли трое короткостриженых шатеновых парней поздоровались и наперебой спросили:
     - Как твои делишки?
     Пётр уклончиво ответил:
     - Средней тяжести.
     - Мы наведались, чтобы помочь тебе, - сказал старший по годам и по виду из троицы шатенов. Его прищуренные глаза с малыми радужными оболочками говорили о злости хозяина. На нем из-под светло-серого пиджака светилась с распахнутым воротом тёмно-фиолетовая сорочка. Низ фирменных джинсов накрывал дорогие кожаные тёмно-коричневые импортные ботинки.
     - Ой, спасибо, гости дорогие, - ответил Пётр хорошо заученной фразой, какую повторял не раз почти ежедневно, - но мы пока обходимся без посторонней помощи.
     - Что было, то прошло, - сухо и даже с несколько нравоучительной интонацией произнёс старший, чем подтвердил, что именно он является главарём. На его висках пробивалась седина, а кожа лица выглядела неровной, как после ожога или от наличия прежде крупных прыщей.
     - На нашей ферме имеются свежие куриные яйца и свежее молоко - чем я могу быть вам полезен, гости дорогие? – спросил новоявленный озабоченный фермер, почувствовав нечто недоброе в его тоне и манере говорить.
     - Ты будешь нам полезен тем, что оплатишь нам нашу охрану твоего фермерского хозяйства.
     Старший прищурил глаза и сделал паузу, которой Пётр воспользовался:
     - Да тут и охранять-то нечего, мы только-только начинаем работать, пока что одного пугала достаточно.
     Старший ухмыльнулся и поджал тонкие губы:
     - Как видишь, приехали ещё три самых настоящих пугала, и за нашу тяжёлую охранную работу нам требуется пока что получить с тебя всего навсего три миллиона рублей.
     - Боже праведный, - ответил Пётр и у него сами собой поднялись ввысь брови от удивления, - у меня нет вообще никаких денег, весь взятый в банке кредит давно истрачен. Вот смотрите, куда вложены деньги - в аренду земли – в поля, в живность, в технику, в корма, в дом, в ту дорогу, на которой вы сейчас стоите. И новый кредит мне никто, ни один банк не даст, по крайней мере в этом году. Вот и супруга поехала сейчас продавать цыплят, потому что нам нужны деньги на пропитание. Поверьте, пожалуйста, мне неоткуда взять деньги для достойной и своевременной оплаты вашей тяжёлой интеллектуальной работы.
     Старший скривил улыбку:
     - Поройся в своей памяти начинающий фермер, поверь на слово - мы нисколечко с тобой не шутим, даём тебе две недели, если денег не найдёшь, тебе придётся худо.
     Тот, что стоял справа от старшего - брюнет с маленькой приплюснутой с боков головой с большими чёрными бровями пацан-качок в чёрной пожухлой кожаной куртки с крупными пуговицами бросил на землю недокуренную сигарету с удлинённым жёлтым фильтром и сделал два уверенных шага в сторону Петра и немного развёл локти. Его остановил резкий своевременный окрик старшего:
     - Ты куда?
     - Хочу показать этому уроду, что мы шутить не умеем, и чтоб он придержал язык за зубами.
     У вставшего пнём правого медленно и неохотно разжались натруженные натренированные кулаки, он плотно сжал челюсти, и нехотя сделал неуверенный шаг назад, подавляя свой вспыльчивый характер по повелению пахана. Затем засунул руки в карманы кожаной куртки и поглядел на Петра угрожающе исподлобья.
     Пётр обратил внимание на левого, на котором свободно висела распахнутая обширная коричневая кожаная куртка с широкой и мощной чёрной молнией. Казалось, что джинсы ему малы и подчёркивали накаченную мускулатуру ног. Левый оказался белобрысым с белёсыми короткими и густыми бровями и на пол головы возвышался над своими подельниками. В нём чествовалась внутренняя агрессия и природная сила, и сила накаченного многолетними тренировками спортсмена, а готовность мгновенно броситься в какую-либо сторону при чуть шире расставленных и согнутых чуть в коленях ногах убийственно сочеталась с совершенно спокойным отрешённым взглядом его изумрудных глаз.
     Пётр подумал, что один на один он мог бы противостоять правому или старшему, но левый показался значительно сильнее, и при случае расправился бы с ним запросто.
     Старший протянул фермеру клочок бумажки, оторванный от газеты:
     – Вот тебе телефон – позвонишь через две недели. Не забудь – две недели и точка, у нас и без тебя много разных занятий и дел.
     Троица бандитов-рэкетиров в медленном темпе развернулась, неторопливо степенно села в навороченную машину и уехала в направлении блистательного Санкт-Петербурга.
     Пётр дождался супругу с любимым сыном, и сказав им, что срочно его вызвали на почту, поехал ближайшее отделение милиции, где ему пришлось дожидаться, когда закиданный необычайно важным делами дежурный старший сержант с очень подвижным лицом уделит ему чуточку своего драгоценного времени.
     Сержант, зевая в ладонь с тонкими пальцами, выслушал фермера и, облизывая губы, и временами поднимая и чуть шевеля наклонными эллиптическими ноздрями, опуская брови, выпучивая чёрный цыганские глаза, сообщил доверительным тоном:
     - Номер автомобиля-иномарки, который вы записали – это номер с угнанного ночью автомобиля «Жигули», этим делом сейчас занимается дорожно-постовая служба. Так что вы говорите про каких-то гастролёров, которых вы скорее всего через две недели и сами не найдёте. Так что заявление составлять сегодня не будем, спасибо, что зашли. Но, если что, звоните или заходите вновь. Рад был с вами познакомиться.
     - Но это же настоящие рэкетиры, которые создают угрозу жизни мне и всей моей семье.
     - Вы же сами сказали, что они вас не только не ударили, а даже не замахнулись, никаких конкретных угроз жизни вы не назвали, скорее всего, вы строите из мухи слона. Всё у вас сложится нормально.
     Никакие увещевания Петра не подействовали, и сержант аккуратно выпроводил его из отделения милиции.
      Позже Пётр не единожды предполагал, что, скорее всего, имелась какая-то связь милицейского сержанта с приехавшими на ферму бандитами, которых сержант обозвал с бухты-барахты «гастролёрами».
     Пётр поспешил в ближайшее турагентство и купил горящие путёвки для Нины и Виктора в Анапу на двадцать четыре дня.
     Далее он поспешил на ферму и сообщил супруге, что ей и сыну следует отдохнуть и ничего страшного, если Виктор опоздает к началу учебного года. Анна с Виктором обрадовались и принялись за сборы. Глава семейства проводил их в аэропорт Пулково до посадки в самолёт на Адлер, откуда можно добраться до курортного города Анапы, как морским путём по Чёрному морю, так и сухопутным по петляющий автодорогам. По пути в аэропорт Пётр посоветовал отъезжающим на море:
     - На обоих путях вы познакомитесь с изумительными пейзажами черноморского побережья Кавказа, но лучше из порта курортного города Сочи прокатиться на «Метеоре» на подводных крыльях прямо до курортного города Анапы.
     - Ладно, всё понятно. Прокатиться на «Метеоре» по водам Чёрного моря – это здорово, - мечтательно выразился Виктор.
     Отец продолжил:
     - Возьмите с собой два термоса: один с грибным наваристым супом, другой с несладким компотом, а хлебцы, пирожки, печенье, мороженное прикупите по дороге.
     - Хорошо, мы именно так и сделаем, - пообещала Нина.
     - Вы захватите часть бархатного сезона, - говорил Пётр, - поэтому пригодятся несколько комплектов купальных и лёгких дневных костюмов.
     - А если при нашем возвращении - при обратном пути, здесь под Санкт-Петербургом станет прохладно? – задалась вопросом супруга.
     - Тогда вы сможете что-либо прикупить из тёплых вещей в Анапе или в краевом центре в городе Краснодаре, которые вполне сойдут за сувениры, - предложил супруг.
     - Замечательно, мы именно так и поступим, - согласилась Нина.
     - Ладно, купим варежки на обратную дорогу, - добавил Виктор.
     - Обратные билеты у вас на самолёт, который вылетит из аэропорта города Краснодара во второй половине дня, - напомнил Пётр, - это как раз в день окончания ваших путёвок в оздоровительном пансионате.
      - Как хорошо, что ты, Петенька, абсолютно всё продумал, спасибо тебе, родной, - сказала Нина.
     - Мне помогали продумать специалисты туристического агентства.
     Нина при расставании крепко обняла супруга и поцеловала в знак благодарности в то время, как Виктор изумлённо и восхищённо улыбался, уже обдумывая и предвкушая, что целыми днями он станет находиться в тёплой естественной воде Чёрного моря.
     Милицейский сержант как-то не вызывал у Петра особого доверие, больше верилось уверенному в своих силах и связях седому рэкетиру. Не пытаясь кого-то ещё впутывать в это тёмное неприятное дело, он позвонил через две недели по телефону, чтобы испросить первоначально отсрочку, но ничего путного не услышал в ответ.
     Вечером того же жаркого дня уже приближались сумерки и начал накрапывать охлаждающий дождик. Пётр загонял разбежавшихся по двору курей в сарай на ночлег. И помнил только, как получил удар по темени сзади, он рухнул, и его принялись избивать ногами несколько человек.
     Дальше Пётр ничего не помнил, поскольку очнулся только на медицинском передвижном столике со скрипучими колёсиками – его готовили к операции и спрашивали: как он переносит наркоз. Хирургическая операция длилась несколько часов – вправляли сломанные различные кости. На следующий день он очнулся в реанимационной палате, откуда через пару суток всего забинтованного и загипсованного перевели в общую палату.
     Только там и тогда к нему пришёл в накинутом белом накрахмаленном халате молодой обычный следователь с тонкими плохо закрывающимися губами из местного отделения милиции и сообщил, и известил:
     - Это хорошо, что паспорт оказался при вас. Проезжавший мимо мужчина увидел, что посреди горящей усадьбы вы лежали и пошевелили рукой. Тогда он вас окровавленного за руки доволок до своего автомобиля, усадил на переднее сиденье пристегнул поясом безопасности. Далее он срочно отвёз вас в бессознательном состоянии в Центральную районную больницу города Ломоносова. Если бы не он, вас или накрыли останки падающего горящего дома, или вы задохнулись бы от угарного газа.
     - Спасибо господу богу, что направил данного человека на оказание мне безотлагательной помощи, - с трудом произнёс Пётр.
     -Так объясните, пожалуйста, что такое у вас на ферме произошло, вас избили какие-то слетевшие с катушек хулиганствующие пьянчуги или малолетки? – задал милицейский следователь вопрос.
     После этих последних слов Пётр предположил, что от данного следователя никакой помощи не дождаться. Поэтому ответил:
     - Сам не знаю и не предполагаю: кто бы это мог быть.
     Милицейский следователь также очень подробно сообщил распластанному на больничной койке загипсованному Петру:
     - Загорание дома и усадьбы инспектор пожарной охраны списал на природное явление – на молнию. Поэтому за застрахованное своё здоровье, за застрахованные строение и живность вы обязательно получите от страховой компании компенсацию.
     Пётр, припоминая – воссоздавая в памяти деревянное строение, ответил:
     - В доме имелся надёжный громоотвод, который как раз и служил для притягивания молний.
     Следователь моментально парировал:
     - Быть может, громоотвод оказался недостаточным для очень сильного разряда молнии или молния ударила в иное место фермерской усадьбы – в другой угол дома или в пристройки.
     И Пётр понял, что далее с таким следователем говорить вообще не о чем, поэтому слабым болезненным голосом поддакнул:
     - Да, всякое могло случиться, всякое могло произойти.
     Будучи привязан к больничной койке, он попросил старшую медсестру отделения отправить телеграмму жене, чтоб они по окончании путёвки возвращалась с Виктором в Зеленогорск на известный адрес, на телефон которого он им позвонит, когда они вернутся после отдыха.
     Нина нашла мужа в Ломоносовской больнице ещё не ходячим, Пётр ей рассказал примерно то, о чём толковали со следователем.
     Лишь когда он через два месяца выписался из больницы, приехал на съёмную ими квартиру в домашней обстановке тэ-а-тэт тихо шёпотом объяснил ей что и как приключилось на самом деле.
     - Так что с многообещающим частным фермерством, вовсю поддерживаемым самым лучшим в мире государством следует бесповоротно и окончательно закругляться, - сделал заключение Пётр. Он размышлял о том – почему и для чего высшие силы оставили ему жизнь?
     Нина, которая корила себя за то, что с самого начала наивно поверила безмятежное торжество идеи труда, целиком и полностью поддержала его выстраданное мнение:
     - Дорогой ты мой Пётр, нам с тобой ни в коем случае нельзя повторно наступать на одни и те же лежащие грабли.
     Пётр еле-еле с большим трудом и сильными болями передвигался, опираясь на трость, когда знакомый отвёз его с Ниной на то место, где Пётр не смог уберечь скотину и птицу и сам чудом остался жив. Со слезами на глазах он произнёс:
     - Простите меня животные за то, что произошло.
     Он посмотрел на Нину и увидел над ней белые размытые бесформенные белые облака на бледно голубом бездонном небе. Она очень переживала случившееся, а Виктору супруги сообщили, что отец по неосторожности поскользнулся, упал, очнулся – гипс.
     Местные знакомые жители, да и врачи Зеленогорской городской поликлиники однозначно советовали пройти продолжение излечения в реабилитационном Центре, что состоял при многопрофильной государственной бюджетной больнице № 40 города Сестрорецка, который также являлся городом-курортом, и где имеется оздоровительный санаторий с названием «Сестрорецкий Курорт». Пётр со своей стороны понимал, что следует интенсивней восстанавливаться и согласился пройти реабилитационные процедуры в Сестрорецке.
     Как Петру поведали местные жители, первое упоминание о поселении относится к 1706 году. Основная история города началась с 1714 года, когда эти места посетил император Пётр Великий. По его повелению в устье реки Сестры посажено около 2000 молодых дубов. Сейчас эта местность имеет название – парк «Дубки». Петром I основан Сестрорецкий оружейный завод, который одно время возглавлял С. И. Мосин – разработчик знаменитой винтовки-трёхлинейки. В городе имеется автомобильная магистраль, железнодорожными путями город связан с городом Санкт-Петербургом и станцией Белоостров. В городе почитают известного писателя-сатирика Михаила Зощенко, прожившего в этом городе без малого тридцать лет. Почитаю также футболиста и хоккеиста Всеволода Боброва. В городе расположена беседка, какую по преданию посещал великий певец Фёдор Иванович Шаляпин. Имеется в городе православная церковь Святых равноапостольных Петра и Павла, расположенная на берегу озера Сестрорецкий разлив. Имеется и лютеранская церковь – кирха Святого Николая в Сестрорецке.

     Находясь в реабилитационном центре, Пётр тщательно для себя записывал: какие процедуры проделывали с ним люди в белых халатах, какие конкретные физические упражнения рекомендовали ему врачи, какими лекарственными препаратами и витаминами его кормили. Делал он это в первую очередь для того, чтобы в домашних условиях можно было бы продолжить или повторить процесс окончательного восстановления.
     Однако поскольку список его травм оказался достаточно обширным он задержался в реабилитационном центре на месяц. За процессом восстановления супруга наблюдала Нина, которая еженедельно, а при необходимости и чаще наведывалась к Петру вместе с Виктором. Она знала, что все печенья, конфеты, фрукты и иные продукты, которые они привозили Петру, он отдавал санитаркам, медсёстрам и иному обслуживающему персоналу, утверждая, что больничного размеренного, подаваемого в чётко обусловленное графиком время, питания ему вполне достаточно для оздоровительного процесса.
     В общем-то врачи реабилитационного центра рекомендовали ему задержаться у них ещё, хотя бы на пару недель, но он рвался в курортный город Зеленогорск к домашнему питанию и обещал эскулапам, что обязательно при необходимости обратится к ним за ценным советом и квалифицированной помощью.
     По приезде домой он попросил Виктора и Нину, чтобы те после возвращения сына со школьных занятий погуляли бы с ним для улучшения восстановительного процесса. Таким образом они всей семьёй, пока у Петра хватало сил, медленно бродили по изогнутым улицам курортного города Зеленогорска, где даже главная большая дорого города имела кривые очертания, возможно, учитывая первоначальный ландшафт. Семейство разглядывало красивые деревянные дома с узорчатыми резными палисадами, осматривало дома довоенной постройки и постройки до 1917 года. Конечно же, они заходили в чудесный зеленогорский городской парк культуры и отдыха, где Виктором оказались опробованы абсолютно все аттракционы до единого.
     Процесс восстановления проходил ускоренными темпами, поскольку день ото дня Пётр по чуть-чуть увеличивал физические нагрузки для своего многострадального измученного организма. Он также по приглашению участкового терапевта Зеленогорской городской поликлиники проходил неделю на систематические лечебно-профилактические физкультурно-оздоровительные занятия, которые проходили при обычной городской поликлинике, где также подчерпнул новые для себя гимнастические и дыхательные упражнения. Но всё-таки Пётр решил, что в домашних условиях он даёт своему организму более интенсивные динамические физические нагрузки.
     Так постепенно и постоянно преодолевались последствия колоссального травмирования. Пётр добился такого состояния, что мог в большинстве случаев выглядеть, как обычный здоровый человек, хотя некоторые движения порой причиняли даже весьма и весьма серьёзные болевые ощущения, над чем он продолжал неустанно работать в любое подходящее время дня и ночи.
     Конечно, многочисленные переломы костей долгие годы давали знать о себе ноющими болями, особенно при перемене погоды с ясной солнечной на пасмурную и дождливую, благодаря чему он научился заблаговременно прогнозировать изменения погодных условий, как профессиональный синоптик и даже лучше.


11. Работа

     Через три месяца после выписки из больницы Пётр определился с работой по специальности. Надо отметить, что за его выздоровлением наблюдали не только профессиональные медики, но и руководители нескольких небольших организаций, которые желали приобрести в свой трудовой коллектив широкопрофильного инженера-механика, который прежде показал себя разносторонним специалистом, который хорошо ладил с товарищами по работе, владел обширными теоретическими и практическими знаниями и нисколько не гнушался никакой черновой работы.
     Пётр спросил у супруги:
     - Каково твоё мнение, как ты посмотришь на то, если я выберу организацию поближе к месту проживания, чтобы меньше времени уходило на дорогу к предприятию и обратно?
     - Считаю, что это будет удобно тебе и мне, и Виктору, - ответила супруга, - я полностью согласна с твоим решением.
     - На данном этапе продолжавшегося реабилитационного процесса, - пояснил Пётр, - меня мало интересует заработок, поскольку я удовлетворён тем, что справляюсь с возложенными на него должностными обязанностями и приношу пользу бюджетной организации и иным людям.
     - Целиком и полностью – на все сто процентов - поддерживаю твоё мнение, - высказалась Нина, - для нас с тобой и сейчас, и всегда важнее заработка – твоё здоровье.
     Его работа порой требовала физической нагрузки, а при любой свободной минуте он занимался и многочисленными растяжками, и различными профилактическими интенсивными упражнениями, стараясь вернуть себе былую утраченную из-за травм и долгого лежания на больничной койке физическую форму.
     Ровно через месяц после начала работы к Петру пришла повестка из райвоенкомата о том, что он должен явиться в определённое место в определённое время для прохождения воинских сборов.
     Пётр обратился к руководству предприятия, широкий лоб которого сочетался с высокой линией волос:
     - Прошу походатайствовать об отсрочке на пару лет данного важного мероприятия, но на настоящий момент не совсем своевременного для моего не полностью восстановившегося здоровья.
     Директор позвонил кому-то по телефону и отправил его к Председателю Зеленогорского районного Совета народных депутатов, который большим ртом с красными блестящими губами сказал без обиняков:
     - Местные власти не уполномочены на подобные рекомендации райвоенкомату, где не очень-то посмотрят на ваше состояние здоровья или на семейные обстоятельства.
     Однако Председатель райсовета подготовил и отправил официальное письмо своему хорошему знакомому, который трудился во властных структурах города на Неве. Уже через неделю в райвоенкомат пришло письмо, а Пётр получил дубликат письма о том, что в настоящее время Котенко Петра Михайловича нежелательно призывать на военные сборы ввиду его большой партийной загрузки. Письмо оказалось подписано В. С. Толстиковым, оно сработало настолько положительно, что и в дальнейшем времени Петра вообще не призывали ни на какие воинские сборы.
     В декабре Петра вызвали в районный военный комиссариат для оформления очередного воинского звания. В тёмно-зелёной книжке военного билета сделали отметку о присвоении очередного офицерского звания, вручили её и поздравили.
     Первый год работы дался Петру с великими трудами и болями. Нина устроилась на работу бухгалтером на дому первоначально для одного не очень большого предприятия, а позже принялась трудиться ещё на две маленькие организации, которые она обслуживала в соответствии с ранее приобретённой профессией и полученными навыками.
     На второй год работы состояние здоровья Петра значительно улучшилось, и он выборочно сократил интенсивные занятия, уделяя больше времени любимой супруге и Виктору, который подрастал также с обязательной физической нагрузкой и принятием по вечерам контрастного душа, для стрессоустойчивости. В дневнике и в классном журнале на странице по физкультуре у сына красовались исключительно одни пятёрки.
     Третий год работы ознаменовался тем, что врачи Зеленогорской городской поликлиники сняли Петра с постоянного наблюдения, посчитав, что он полностью и успешно завершил процесс реабилитации и справился с посттравматическим синдромом. Действительно, Пётр почти полностью восстановился, благодаря всесторонней помощи всех родственников и медицинских работников, и собственным каждодневным усилиям.

     Таким образом произошло преодоление многочисленных травм.
    
     Семья стала более-менее стабильно существовать и с не очень значительной доплатой поменяла однокомнатную квартиру в хрущёвке на двухкомнатную в кирпичном точечном доме более современной постройки и с более просторной кухней.
     В это самое время Петру из посёлка, что находился поблизости – в часе езды, поступило предложение, от которого он не смог отказаться. Ему предложили должность механика с хорошим окладом и служебным благоустроенным жильём.
     Пётр проинформировал супругу:
     - Данное предложение мне чрезвычайно понравилось, но прежде, чем окунуться в работу на новом предприятии с головой и срывать тебя моя любимая Ниночка с очередной налаженной работы, я решился сам получше оглядеться, ознакомиться с данным конкретным предприятием.
     - С моей стороны никаких возражений на этот счёт не будет, - ответила супруга, - кроме того, что Витеньке как-то надо будет разбираться с процессом его школьного обучения.
     Он отработал три месяца для лучшего ознакомления с производством, а директор предприятия вдруг совсем неожиданно скоропостижно ушёл на пенсию и объяснял всем и каждому, что его начало донимать серьёзное заболевание. Его заместитель наотрез отказался занять пост директора, мотивируя тем, что вскоре с семьёй уезжает в другой регион по семейным обстоятельствам. И тогда секретарь парткома и председатель месткома обратились к Петру с совместным предложением – занять пост директора. –Они обосновывали своё предложение тем, что он являлся единственным человеком с высшим образованием на данном предприятии и с положительной стороны зарекомендовавшим себя специалистом.
     В это время Пётр вспомнил Ивана Тырина – начальника Райпо в Троицко-Печорске. Тот вернулся в райцентр после войны жарким летом 1946 года здоровым молодым парнем роста ниже среднего с единственной медалькой на выцветшей залатанной гимнастёрке – остальные награды - медали и орден Красной Звезды - ему дослали позже и вручили через райвоенкомат. Уже следующим ясным солнечным днём его срочно вызвали во всесильный по тем временам районный комитет партии и объявили:
     - Вас уважаемый Иван Тырин назначаем директором местного совхоза.
     Фронтовик откровенно признался партийцам районного масштаба:
     - Извините, пожалуйста, но я же почти ничего не знаю, не понимаю в сельском хозяйстве.
     Ему ответили:
     - А мы поможем.
     Иван Тырин сообщил:
     - И ничего не понимаю в управлении предприятием.
     Ему партийцы ответили:
     - А мы поможем и добавили - ни боги горшки обжигают, каждая кухарка может стать во главе государства и управлять им.
     Иван Тырин отнекивался, и сам не слишком увлекался алкогольными изделиями, которые при фронтовой обстановке могли принести непоправимые последствия. Чуть иронизируя, он пригрозил:
     - Я же пологостью пропью весь совхоз.
     Партийцы из районного комитета партии ему ответили совершенно серьёзно:
     - А мы поможем.
     Он попытался объяснить партийцам районного масштаба ситуацию в недалёкой перспективе:
     - Так меня же посадят.
      И ему ответили достаточно двусмысленно:
     - А мы поможем.
     Именно так Ивану Тырину не по своей воле пришлось войти в номенклатуру и стать директором совхоза, который в будущем стал совхозом миллионером по убыткам, но республиканское лесозаготовительное руководство вынуждено держало совхоз главным образом из-за свежего молока, какое приносили совхозные коровы и в первую очередь какое предназначалось подрастающим детям и выздоравливающим больным. Имели некое значение и совхозные овощи – капуста и картофель – но они имели второстепенное значение.
     Сложившаяся ситуация с лестным и ответственным предложением и приглашением очень напоминала Петру именно то, чем и как делился за чашкой чая заслуженный геройский фронтовик Иван Тырин.

     Решение по такому предложению, согласованному с вышестоящей организацией, Пётр не отважился принимать самостоятельно и посчитал обязательным прислушаться к мнению горячо любимой супруги. Он спросил её, предварительно полностью введя в курс событий:
     - Что ты думаешь по данному поводу, моя дорогая?
     - Нам следует взять паузу для размышлений, - ответила супруга, - данное предложение лестное и такого в ближайшем будущем нам с тобой никто не предложит, но настораживает то, что вышестоящая организация согласовывает твою кандидатуру, а значит не имеет у себя под рукой квалифицированных специалистов, какие могу по праву занять данную лакомую должность.
     - Если мы с тобой откажемся от данного предложения, тогда они само собой найдут иную кандидатуру, - предположил Пётр.
     - Как ты, мой дорогой супруг, думаешь: почему предложили этот высокий пост именно тебе?
     - Возможно потому, что я знаком уже с большей частью коллектива, а с руководителями подразделений знаком полностью.
     - Только из-за этого?
     - Я в общем-то уже полностью понимаю весь технологический процесс производства на данном предприятии.
     - У тебя могут быть и ещё какие-либо козыри в данной ситуации?
     - Мне довелось познакомиться с предприятиями, находящимися поблизости от данной компании.
     Чем-то ещё твоя кандидатура устраивает всех.
    - Знаком я и с некоторыми смежными предприятиями в иных регионах и с некоторыми поставщиками.
     - Как ты считаешь этого достаточно для твоей будущей должности?
     - Скорее всего нет.
     - Поэтому лучше бы приобрести побольше информации на эту тему.
     - Ты же сама всё это хорошо знаешь – я ведь от тебя ничего не скрывал в процессе работы на этом месте.
     - Знаешь, что я могу предложить. Давай согласимся с предложением отработать тебе директором год или два от силы, а за это время подыскать тебе на замену специалиста по профилю и самому найти иную работу или остаться на данном предприятии механиком.
     - Очень даже может быть, что пройдут какие-ибо курсы повышения квалификации за этот период.
     - Или предоставят литературу для самообразования, - предположила Нина.
     - Литературы-макулатуры очень много в виде различных указов, приказов, информационных писем, на изучение которых потребуется уйма времени.
     - Я, конечно, смогу некоторым образом помочь, но резко уйти с работы бухгалтера даже с одного предприятия неэтично и неприлично.
     - Давай тогда на этом и порешим, что согласен на год-другой, при этом замену лучше искать самостоятельно, не надеясь на верховное руководство, которое и сейчас не может найти более квалифицированной кандидатуры.
     - Согласна, что нам следует остановиться именно на этом решение, - подвела окончательную черту в данном внутрисемейном совещании Нана.
     Оказалось, что для лучшего функционирования производства, для решения многочисленных насущных проблем предприятия требуются хоть короткие, но частые командировки в первую очередь в Москву. И в одной из поездок в столицу он познакомился с приятным человеком из Сибири, который в перспективе смог бы заменить Петра на его нынешнем поприще.
     Пётр постепенно въезжал в колею, когда примерно через полгода им оказался случайно подслушан чужой разговор. – Он снял трубку со стационарного телефона, чтобы позвонить по рабочему вопросу руководителю соседнего предприятие, но из-за неисправности телефонной связи услышал разговор двух мужчин. Вроде бы нехорошо подслушивать, и он первоначально просто хотел положить телефонную трубку на рычаги-подставки. И подождать – когда телефонная линия освободится. Но чуть задумался о делах насущных, чуть замешкался и услышал нечто заинтересовавшее его лично и далее он слушал уже внимательно отпускаемые вперемешку с нецензурщиной фразы заставили его старательно и напряжённо прислушиваться.
     Один более молодой голос пояснял:
     - Директор фабрики лёг в больницу и оттуда написал заявление об увольнении по состоянию здоровья. На его место моментально назначили главного инженера фабрики.
     - Ну, и как он? – спросил голос человека в летах.
     - Упирается, как баран.
     - И что?
     - Так дали ему ещё дополнительно три дня на раздумья.
     - С чего бы это?
     - Его-то тупорылого нисколько не жалко, но у него имеется молодая жена и красавица дочка. Не хотелось бы жену раньше времени вдовой делать, а ребёнка оставлять без отца.
     - Похоже, вы раскисли.
     - Возможно.
     - Вряд ли что дадут эти три дня.
     - Но тогда мы шлёпнем его с чистой совестью, поскольку ему были предоставлены все возможности и даже более того.
     - Мне тоже не хотелось бы доводить ситуацию до летального исхода, но фабрика обязательно должна стать нашей в самое ближайшее время, поэтому рассусоливание и сюсюканье уже ни к месту. Так что действуйте.
     - Ну будь здоров.
     - Будь.
     Положив телефонную трубку, Пётр подумал, что услышанное несколько напоминает его личную ситуацию, только с чуть отложенным вариантом. Он срочно поехал к супруге и поведал ей тет-а-тет:
     - Мне совершенно нечаянно из-за неисправности телефонной сети довелось подслушать зловещий телефонный разговоре, который может коснуться нас с тобой непосредственно напрямую.
     - Очень неприятная история и неприятная перспектива, - сказала Нина.
     Пётр сказал:
     - В местные милицейские органы обращаться бесполезно, а высокие органы нас и слушать не станут, на порог не пустят, тем более что неизвестно вообще из какого города прошёл этот неприятный звонок.
     - Поэтому, - предложила озабоченная не на шутку Нина, - из данного криминального случая нам самим следует сделать правильный вывод и хорошенько продумать, что следует предпринять в подобной ситуации, случись она с нами.
     - Организация находится на территории области, значит руководство, которое может нам, хоть как-то помочь находится в районном центре в городе Выборге.
     - У меня там есть знакомая по имени Светлана, с ней мы вместе учились в техникуме, - припомнила Нина, - она вышла замуж за военного, которого позже назначили в городской гарнизон этого славного города, где они и ныне продолжают ратную службу. Их адрес я не знаю, но попробую связаться с нашими общими знакомыми, возможно, кто-то продолжает поддерживать с ними надёжный контакт.
     - Да, гарнизонный офицер, пожалуй, должен знать всю инфраструктуру города Выборга и их руководителей, - согласился Пётр.
     Анна тут же села за телефон и начала обзванивать подруг дальних и близких, которые с радостью и изумлением отвечали на её приветствия и искренне интересовались житьём-бытьём, сами хвастались своими детьми и приглашали в гости.
     Часа через три ей удалось узнать из разных источников два адреса с двумя телефонами, где могла находиться Светлана. По поводу разночтения супруги предположили, что семья Светланы меняла место жительства.
     Первый телефон не отвечал, а Светлана ответила по второму номеру:
     - Да здравствуйте.
     - Здравствуй Света, это говорит с тобой Нина. Мы вместе учились в техникуме. Помелишь?
     - Конечно, помню.
     - Слава богу.
     - Я рада тебя слышать, Нина.
     - Взаимно, Света. И мне приятно тебя слышать, - с облегчением, будто камень с плеч свалился, произнесла Нина.
     - Как твои дела?
     - Идут по тихоньку.
     - Где сейчас проживаешь?
     - В Зеленогорске, откуда сейчас и говорю по телефону, а иногда в близлежащем небольшом посёлке, где трудится мой горячо любимый супруг и где у него имеется ведомственная квартира.
     - Как много у вас квартир, - хихикнула Света.
     - Мы достаточно долго проживали в Зеленогорске на съёмной жилплощади, и совсем недавно обзавелись квартирой.
     - В курортном престижном городе, - продолжила Света.
     - Так уж получилось, - скромно ответила Нина.
     - Кем твой супруг у тебя трудится?
     - Сейчас исполняет обязанности директора небольшого посёлкообразующего предприятия.
     - Это здорово!
     - А как ты, Света, поживаешь?
     - Да, вот по-прежнему тянем армейскую лямку.
     - Надеюсь, успешно?
     - Супруг мой, Сергей, пока ещё не генерал.
     - Надеюсь, это у него впереди.
     - Всё может быть, всё может произойти, ведь в армии больше справедливости, чем на гражданке.
     - Это почему?
     - В армии дурак ты или умный, а как прошло определённое количество времени, получай очередное звание.
     - Да, в этом смысле понятно.
     - Как твой сынуля?
     - Жив-здоров, Виктор учится в общеобразовательной школе.
     - У него, мне помнится, имелись какие-то не шуточные специфические проблемы со здоровьем?
     - Мы всё преодолели общими усилиями.
     - Рада слышать.
     - А как твоя дочурка?
     - Знаешь, Мария в школе звёзд с неба не хватает, но процесс обучения проходит нормально – без троек.
     - Это прекрасно!
     - Пока что не определились – в каком направлении она будет получать образование в дальнейшем?
     - То есть, имеются варианты?
     - У неё, как и у всей молодёжи – ветер в голове.
     - Вот как?
     - Да, им нравятся певцы с певицами, актёры с актрисами, спортсмены со спортсменками.
     - И у нас с тобой имелись подобные увлечения.
     - Но мы понимали, что кусок хлеба надо зарабатывать.
     - А что твоя дочь не понимает?
     - Молодёжь думает, что после окончания школы им всё свалится с неба, как манна небесная.
     - Скажу тебе, что и мы толком не ведали – чем именно придётся заняться.
     - У нас всё было намного серьёзней, - произнесла Светлана, - по крайней мере, я в этом уверена.
     - В твоих словах есть доля правды.
     - Приятно слышать твою солидарность.
     - Но всё-таки развитие наших детей выше.
     - Более того, они, конечно, возьмут больше от жизни, - продолжила мысль подруги Светлана.
     - Достигнут большего.
     - Где-то и как-то им в этом надо только помогать.
     - Жизнь прожить – не поле перейти, - напомнила Нина.
     - Слушай, дорогая Ниночка, мы с тобой можем, как ч вижу, часами перемывать кости молодёжи.
     - Это естественно, всегда в той или иной степени имелись проблемы родителей и их детей.
     - Я даже больше скажу – проблемы старшего поколения и последующего.
     - Так, может быть, мы сможем увидеться воочи и поговорить на разные темы, какие нас волнуют, - предложила Светлана.
     - Мне, пожалуй, интересно будет побродить по славному городу Выборгу.
     - Как приятно это слышать.
     - Вполне возможно, мы сможем подъехать к вам.
     - Ну, и прекрасно.
     - Как до вас лучше добираться?
     - Не волнуйся, дорогая Ниночка, мы пришлём за вами машину.
     - Спасибо, Светочка.
     - Ты позвони накануне, и мы всё устроим.
     - Благодарю, Светочка, обязательно позвоним.
     - Тогда – до скорой встречи, Ниночка. Привет всем твоим.
     - До встречи Светочка, твоим тоже приветы и наилучшие пожелания.
     - Будьте здоровы!
     - Будьте здоровы! – Нина ещё долго держала в руках телефонную трубку. Та пикала короткими гудками и говорила о желанной положительной перспективе, о возможном получение действенной помощи со стороны выборгской подруги.
     «Вроде бы я никак не намекала на возникшую проблему, - думала Нина, - но Света сама кинула мне спасательный круг».
     Пётр присутствовал при разговоре подруг и сказал:
     - Как хорошо, что у тебя есть такая подруга.
     - У меня много хороших подруг, - похвасталась Нина и улыбнулась.
     - Как хорошо, что ты её отыскала.
     - Вполне возможно, это наша спасительная соломинка.
     - За которую мы уцепимся изо всех сил.
     - Да поможет нам всевышний, - произнесла Нина.
     - На бога надейся, а верблюда привязывай, - полушутя-полусерьёзно добавил супруг.
     - Пока что у нас проблемы с привязыванием, - добавила Нина.
     В это время Виктор досматривал третий сон, супруги поужинали, легли спать с добрыми мыслями, а утром Нина спросила Петра:
     - Ты слышал что-нибудь о Ксении Блаженной?
     - Самую малость.
     - Так разузнай побольше.
     - Для чего?
     - Хочу съездить к ней.
     - Для чего?
     - Считаю, что настала пора попросить у неё помощи.
     - Попросить помощи?
     - Не удивляйся. К ней обращаются за подмогой многие. Приезжают люди
из разных концов страны.
     - И она помогает?
     - Если бы не помогала, никто бы к ней не приходил с просьбой о поддержке.
     - Твоё мнение важно для меня.
     - Хорошо.
     - Твоё желание для меня закон.
     - Будь добр, Петенька, узнай – как нам лучше и быстрее добраться до Ксении Блаженной.
     - В этот выходной пораньше утром.
     - А когда примерно?
     - Обычно все кладбищи открываться около 9-ти часов утра. Она находится на Смоленском кладбище на Васильевском острове Санкт-Петербурга. Вот и посчитай сколько потребуется времени, чтобы попасть туда к 9-ти утра.
     - Посчитаю.
     - Тогда и определимся в какое время нам с тобой надо отправляться из дома на эту важную встречу.
     - До электропоезда с ожиданием автобуса и электрички возьмём полчаса. Час на электричку. Минут сорок на метро, чтобы доехать от Финляндского вокзала до станции метро Василеостровская. И минут сорок на транспорт до кладбища. Получается около трёх часов, - закончил Пётр расчёты.
     - Вполне возможны, какие-либо задержки и непредвиденные траты времени, кроме того время уйдёт на выбор и закупку букета цветов, поэтому добавим ещё полчаса.
     - Согласен – лучше там подождать, чем прийти после всех.
     - Как видишь из дома надо выходить где-то пол шестого, - подвела итог вычислений Нина.
     - Надо посмотреть расписание электричек, - сказал Пётр.
     - И что там сказано?
     - Первая электричка, Ниночка, отправляется в 05-30, следующая в 06-14, а дальше в 06-45.
     - На первой электричке ехать рано, на третьей электричке – поздно, поэтому, дорогой мой Петенька, выберем золотую середину и поедим на второй электричке на 06-14.
     - Перед долгой дорогой и ответственным мероприятием, предлагаю, получше выспаться и обходиться без клевания носом.
     - Хотя мы с тобой сможем кимарнуть чуть-чуть в электропоезде, но лучше нам с тобой выспаться дома на мягкой кровати и накануне попросить соседей, чтобы приглянули за Витенькой, - сообщила Нина.
     - Да тащить его в дальнюю поездку и тем более на кладбище вряд ли стоит, - поразмыслив, высказался Пётр.
     - И излишне посвящать Витеньку в наши с тобой неприятные проблемы тоже не стоит, - уверенно добавила Нина, - о нём я обязательно договорюсь с нашими соседями.
     - Из поездки, - предложил Пётр, - привезём ему какой-нибудь подарок – сувенир из церковной лавки.
     - Кстати почти все страждущие пишут свои просьбы Ксении Блаженной на бумажках. Около часовни имеются бумажки, и люди прямо там излагают свои просьбы в песенном виде, поэтому, во-первых, возьмём с собой на всякий случай блокнот и пишущую ручку, а во-вторых, попробуй написать короткое послание Ксении Блаженной здесь дома о чём ты просишь её.
     - Набросать можно, но когда?
     - Сейчас.
     - Обо всём рассказать?
     - Нет, только в самом кратком виде просьбу.
     - Хорошо, - ответил Пётр и составил следующее:
«Помоги, Ксения, преодолеть напасти бандитов. – Пётр».
     - Всё изложено совершенно верно, полностью одобряю.
     - Спасибо, тебе Ниночка, на добром слове, - поблагодарил супругу Пётр и в знак благодарности погладил её по плечу.
     - Надеюсь, при необходимости ты напишешь точно такой же текст в записке у часовни, - произнесла взволнованная супруга, будто она только что переговорила лично со Святой женщиной.
     - Тебе не по себе? – спросил Пётр озабоченно.
     - Мне хорошо, Петенька. Только что я видела её образ, или мне это только показалось.
     - Чего только не случается.
     - Вполне возможно, она уже сейчас нам помогает. По крайней мере она не покинет нас в беде.
     - Будем надеяться, - ответил Пётр.
     - Я от себя тоже напишу ей коротенькую записочку. На бумаги тотчас появились слова:
     «Ксения, помоги и спаси от бандитов. – Нина»

     Накануне отъезда Нина сообщила доброй соседке:
     - Мы с супругом едим завтра в город на важную встречу и сына Витю оставляют дома одного. Еда в холодильнике у него имеется и можно при необходимости подогреть в микроволновке. Если он о чём-либо попросит, вы Антонина. помогите ему, пожалуйста, если будут какие-либо материальные затраты, мы обязательно оплатим вам - рассчитаемся. Пока я даю вам сто рублей на непредвиденные расходы.
     Соседка без признаков волнений ответила:
     - Конечно, пригляжу за вашим наследником, будьте спокойны.
     Виктору Нина сообщила вечером перед сном:
     - Мы завтра с отцом уезжаем рано утром по делам, ты остаёшься на самостоятельное самообеспечение. Еда имеется в холодильнике, по телевизору посмотришь мультфильмы или про животный и растительный мир, или что самому понравится. С соседкой тётей Тоней я договорилась, что она поможет тебе при необходимости. Но прошу тебя, Витенька, не выходи, пожалуйста из квартиры. Кроме телевизора ты можешь что-либо изложить на бумаге – написать сочинение.
     - Ладно, а на какую тему? - спросил Виктор.
     Мать взяла три листа бумаги и на одном сверху начертала заглавными буквами:
     «Как я встречал Новый Год».
     Второй лист она озаглавила:
     «Что бы сказал Деду Морозу при встрече с ним».
     Над третьим появилось заглавие:
     «Как я провёл зимние каникулы?»
     Виктор сказал:
     - На самом деле ведь Дед Мороз не существует.
     - Для кого-то он существует, а если ты сомневаешься в его реальном существовании, то можешь пофантазировать на эту тему. Та сам понимаешь, что содержание большинства мультфильмов – это фантазия, фантастические истории. Вот и про Дедушку Мороза ты можешь нафантазировать сколько угодно.
     Отец спросил:
     - Всё понятно? Вопросы имеются?
     Виктор ответил:
     - Ладно вам, мне всё понятно, а когда вы вернётесь.
     Мать ответила:
     - Будем стараться возвратиться к обеду, но, если вдруг задержимся, то поужинаем обязательно вместе.
     Погладив сына по голове, Отец пожелал:
     - Спокойной ночи, глазки закрываем и сладко засыпаем.

     Утром они завтракать не стали, а поспешили на железнодорожный вокзал. На автобусной остановке простояли пять минут, и Пётр предположил:
     - По выходным, возможно, автобусники позже выезжают из гаража на линию, в будний день, скорее всего, какой-нибудь уже подъехал бы и осчастливил нас, поэтому предлагаю - пойдём пешком на вокзал.
     - Нам бы не опоздать на электричку с этими автобусами – конечно, пойдём пешком – тут всего-то одна остановка, - сразу согласилась Нина.
     Супруги шли по Большой дороге и видели, как клочья тумана клубился в низинах среди зарослей высокой травы и низкого кустарника. Прошли под массивным железнодорожным мостом и свернули налево к железнодорожному вокзалу, здесь с автомобильного моста они увидели, как над речкой Жемчужной клубились и плыли вниз по течению речки сгустки тумана. Безоблачное голубое небо и сизый туман однозначно предвещали очередную полуденную жару для жителей и гостей города Зеленогорска. В кассе вокзала супруги взяли билеты до Финляндского вокзала и обратно.
     Пётр и Нина сели на бледно-жёлтого цвета деревянную скамью пустого вагона электропоезда и смотрели на убегающие назад дома и деревья. После того, как проехали станцию Комарово, Пётр предложил:
     - Быть может, дорогая Ниночка, ты покемаришь хотя бы немного, пока у нас имеется на то время.
     Нина положила свою милую голову на правое плечо супруга и действительно достаточно быстро уснула. Пётр тоже закрыл глаза и дремал, пока у посёлка Дибуны их не разбудили два настойчивых контролёра с удивительно бегающими глазами:
     - Предъявите, пожалуйста ваши билеты, - повторяли они.
     Из потайного кармана лёгкой синей куртки с капюшоном Пётр достал два билета, более молодой контролёр клацнул своим блестящим никелированным инструментом и вернул продырявленные билеты.
     - Что-то мне спать совсем расхотелось, - призналась Нина.
     - Тогда я могу тебе поведать знания о Ксении Блаженной, с которыми мне помогли познакомиться в читальном зале городской библиотеки.
     - Слушаю тебя внимательно, - настороженно произнесла супруга.
     - Её иногда называют Ксенией Петербургской. Неизвестны даты её рождения и смерти её. Она считалась и считается православной юродивой дворянского происхождения. На Петроградской стороне по улице Лахтинской между домами 15 и 19 находится место, где она предположительно проживала с супругом – сейчас там находится храм Святой Ксении Петербургской, посещаемый многими паломниками.
     - Там тоже нам следует обязательно как-нибудь побывать, - сказала Нина.
     - После внезапной кончины мужа, - продолжил Пётр, - 26-ти летняя Ксения избрала тяжёлый путь юродства Христа ради. Она раздала всё движимое имущество бедным, а дом подарила своей хорошей знакомой. Из милостыни она брала только монетки, которые затем раздавала беднякам. Она странствовала 45 лет и давала предсказания, которые сбывались. Ксения одевалась в красную кофту и зелёную юбку, или наоборот в зелёную кофту и красную юбку, а на босых ногах носила рваные башмаки. Ксения проводила ночи в поле в любое время года при любой погоде – она на коленях молилась и делала поклоны на все четыре стороны.
     - Закалённость её организма и возможность преодолевать самые тяжёлые лишения и невзгоды шли, скорее всего, непосредственно от всевышнего, - кивая головой предположила Нина.
     - Она учила людей праведности и особое благополучие посещало тех, кому она что-либо дарила. В 1902 году на могиле Ксении Блаженной воздвигли каменную часовню взамен малой деревянной. Паломничество к её могиле не прекращалось и после прихода к власти богоборцев.
     - Полностью захватывающая история её жития, - передёрнув плечами поделилась впечатлением Нина.

     На метро с пересадками они добрались до станции «Василеостровская», где спросили у немолодой полноватой женщины, раздающей бесплатные газеты о местонахождении остановки автобуса, на котором можно добраться до Смоленского кладбища. К их удивлению прихода автобуса пришлось ждать более двадцати минут, наконец не первой молодости автобус забрал их и через пять остановок высадил у реки Смоленки. Далее ещё метров сто по тротуару, и они оказались перед входом на кладбище. Вход проходил через длинную арку административного здания, в которой с правой стороны имелась дверь. За дверью находился пункт продажи ритуальных услуг, в том числе и цветочная лавка.
     - Какой букет из большого количества представленных здесь мы с тобой сейчас выберем для Святой Ксении Блаженной Петербургской, - спросила Петра супруга.
     - Предполагаю, дорогая Ниночка, – ты лучше меня разбираешься в цветах, - ответил Пётр, вглядываясь в букеты.
     - Но ты что-то можешь сказать по этому поводу.
     - Букет от нас с тобой для Святой Блаженной Ксении Петербургской должен быть не очень большим и не крикливым, а скромным, отдающим дань почтения и уважения великой страдалице, - посчитал Пётр.
     - Хорошо, мне теперь понятно на что следует обращать внимание, - сказала Нина, а продавщице сообщила, - нам вот этот букетик подойдёт.
     - Правильный выбор, - похвалила продавец цветов.
     Далее супруги прошли немного по главной аллее мимо памятного знака первого захоронения Тараса Григорьевича Шевченко и церкви Смоленской иконы Божьей матери и увидели, как на одну из дорожек слева сворачивает много народа.
     - Вполне возможно, они идут к Святой Блаженной Ксении Петербургской, - прошептала Нина супругу.
     - Я тоже так предполагаю, - согласился Пётр.
     Они осторожно без торопливости пошли по плитам не широкой аллеи мимо часовни Святой Троицы во след страждущим и вскоре увидели часовню Святой Блаженной Ксении Петербургской. Здание часовни оказалось окружено со всех сторон людьми, что подтверждало – эта часовня является одним из основных мест паломничества православных христиан в Санкт-Петербурге. Супруги заняли очередь в часовню – в метрах тридцати от входа. В основном в очереди стояли по двое или по трое человек, мало наблюдалось одиночек или более крупных групп людей.
     Чувствовалось, что многие из окружающих пришли сюда с просьбами не первый раз. Нина и Пётр с напряжением вглядывались во входную дверь, которая служила и выходом. Кто-то пытался пройти без очереди и ему это удавалось. Так без очереди прошли две надушенный в туфлях с высокими каблуками молодые особы. Кто-то их бранил вполголоса, а кто-то считал вслух, что им всё зачтётся.
     Вроде бы очередь продвигалась очень медленно, но минут через сорок супруги находились уже непосредственной близости от дверей. Ещё немного и они вошли в часовню, внутри которой оказалось тесно от большого количества людей, а очередь продолжала своё существование. В правом дальнем углу примостилась церковная лавка, в которой Пётр купил небольшую иконку Ксении Блаженной.
     - Подарим икону Виктору, - сообщил он шёпотом супруге.
     Наконец очередь дошла и до них – им дозволили прикоснуться к усыпальному камню и возложить свой букет. Рядом с камнем стоял бородатый священнослужитель с густой кустистой бородой и усами и с круглой линией волос и благословлял отдельных страждущих и всю процессию в целом.
     После выхода из часовни супруги пошли налево вокруг часовни, где стояли люди ладонями соприкасаясь со стенами часовни, тут же писали записочки с просьбой и отправляли их в специально предназначенную для этого ёмкость. Нина и Пётр также приложили руки к священным намыленным стенам и сообщили мысленно изложенное в оформленных в домашних условиях записках.
     Затем они молча пошли в обратный путь, отметив про себя, что очередь в часовню увеличилась вдвое. По дороге к автобусной остановке супруги зашли в небольшое кафе не для того, чтобы выпить кофе с пирожком, а чтобы традиционно помыть руки после кладбища. Так же долго они ждали автобус, с помощью которого возвратились на станцию метро «Василеостровская». Далее на Финляндском вокзале сели в электропоезд и через час их встречал строгий с виду Зеленогорский вокзал.
     Когда родители вернулись из поездки Виктор проявил невиданную доселе радость – он ласково обнял мать и поцеловался с ней, а затем запрыгнул на отца и поцеловал его.
     - Как ты провёл время, сынуля? – спросила мать.
     - Я закончил написание всех трёх сочинений, - чётко отчеканил Виктор.
     - А на улице гулял? – спросил отец.
     - Нет. Ко мне заходила соседка. Её сын шёл играть в футбол, и она предлагала мне пойти вместе с ним погонять мячик, ноя не пошёл сославшись, что мне родители дали задания.
     - Молодец, сынуля, - похвалил отец.
     - Ты очень хорошо поступил, дорогой мой Витенька, дело в том, что я являюсь противником всех контактных видов спорта. Например, чем плох бокс: каждый сильный удар боксёрской перчатки в головы вызывает микросотрясения. Но главная беда в том, что в процессе раунда боксёр находится в постоянном движении, в постоянном напряжении, его сердце с большим усилием молотит, гоняя кровь по кровеносным сосудам. Но как только прозвучал гонг, боксёр расслабляется садится на табуретку в углу ринга, а тренер его обмахивает носовым платочком. В это время происходит значительный перепад в работе сердца, который вредно влияет на самочувствие и на здоровье.
     - Ладно, мама, успокойся - у нас же на пустыре или на стадионе гоняют в футбол, и всё в порядке, - попробовал её перенаправить Виктор.
     - Если бокс – это индивидуальный, парный гладиаторский бой, то футбол – это групповой гладиаторский бой. Вот мы видим по телевизору, как мяч с большой высоты футболист принимает на голову – при этом его головной мозг получает микросотрясение. У футболистов тоже имеют место рывки с неимоверной силой, а затем стояние на одном месте или медленное хождение по полю. Поэтому в этом смысле лучше быть малоподвижным вратарём. Мы так же видим по телевизору, как спортсмена-футболистов выносят с поля на носилках – п потом данный футболист не может выйти на поле полгода. – И это при высокой квалификации находящихся рядом врачей и медицинского и реабилитационного оборудования. Футбол – один из самых травмоопасных видов спорта, когда на футбольном поле во время игры некоторые футболисты совершают по отношению к сопернику настоящие хулиганские выпады, которые в обыденной жизни караются в соответствии с действующим Законодательством. А комментаторы называют это нарушениями или фолом даже со свой каланчи – с комментаторской кабины – часто оправдывают хулиганские действия на поле. Мне кажется, что высококлассные игроки в футболе это те, кто избегает травм, столкновений и те, у кого раны и травмы заживают, как на собаке, и те, кто играет, превозмогая сильную боль. Надеясь вы меня понимаете, почему и против любых контактных видов спорта. По мне – шахматы и биллиард в тысячу раз лучше бокса и футбола.
     - Не согласиться с нашей мамой невозможно, - резюмировал Пётр, - поэтому, мой дорогой сынуля Витенька, давай попробуем переориентироваться в выборе спортивных пристрастий и посмотрим пристальнее на те виды спорта, которые нравятся наше любимой мамочке.
     - Если спортсмен корчится от боли, кому нужен такой спорт – разве что садистам, - высказалась Нина, - поэтому лучше навсегда распрощаться с такими видами спорта, как с травмоопасными и вызывающими агрессивность. То есть со всеми контактными видами спорта, например, борьба, бокс, гандбол, водное поло, баскетбол, футбол и другими. Лучше распрощались также с поднятием тяжестей, бегом с барьерами и конным спортом.
     - Ладно, - согласился Виктор, - с лошадиным спортом я прощусь, тем более, что им у нас и не занимаются.
     - При всем при том необходимо отметить, что учёные пришли к выводу, что на определённом этапе физическая нагрузка помогает развитию человеческого организма, интеллекта и энергетики. - Поэтому лучше ограничить возраст спортсменов двадцатью пятью годами, то есть соревнования лучше проводить лишь при юношеском и юниорском возрасте. К 25 годам многие спортсмены и сами самостоятельно уходят из спорта, занимаясь более серьёзными вещами. И смешно иногда сегодня смотреть на атлетов мужчин и женщин перешагнувших тридцатилетнюю планку. – Про таких говорят, что они застряли в детстве и мешают росту других спортсменов.
     - С таким предложением я полностью и безоговорочно согласен, - поддержал мнение супруги Пётр.
     - Намного стало бы лучше, если бы спорт стал более красивым, более эстетичным и лозунг «Главное не победа – главное участие» стал реальностью. Я уверена, что многие в спорте больше ценят красоту и изящество, а не физическую силу и преодоление боли.
     - И здесь – в этом вопросе – я тебя также поддерживаю, моя любимая Ниночка, - согласился Пётр, - в спорте надо больше доброты и гармонии.
     - Я тоже в школе и в техникуме занималась спортом, - призналась Нина, - поучала травмы, ссадины, ушибы. Но когда увидела бывших знаменитых спортсменов, которые отошли от спорта, мне сделалось не по себе. – Бывшие спортсмены выглядели, как загнанные старики. Их кровеносная система качала кровь с большим давлением, а кардиологи из местных поликлиник требовали, чтобы они принимали пилюли для снижения давления. – раскачивали внутренний конфликт, который образовался внутри организма. Но, известно всем и каждому, каждая таблетка имеет свои противопоказания – она что-то лечит, а что-то калечит. И мне кажется имеется большое количество людей, искалеченных медиками. – Мне довелось видеть однажды, как участковый терапевт прописала молодому человеку от простудного заболевания сразу восемь различных таблеток. Такому парню с такими медиками явно не дожить до старости.
     - Да, уж, - произнёс Пётр.
     - Вы выслушали моё мнение о травмоопасных видах спорта и об опасных медицинских работниках, давайте на этом закруглим данную тему и начнём приготовление к обеду.
     - Или к ужину, - с улыбкой добавил Виктор.
     - Благодарю за добавление, в общем – к приёму пищи. Мы с твоим отцом голодные как волки и готовы съесть барана.
     - Тогда действительно надо накрывать на стол, - согласился Виктор.
     После обеда-ужина все вместе убрали со стола, и все втроём мыли посуду. Затем Нина с Петром отдыхали, читая прекрасные вдохновенные сочинена сына, а Виктор забрался на турник и выделывал всевозможные пируэты.

     Данные поспешные приготовления к неприятностям Нины и Петра оказались востребованными уже через две недели.
     В пятницу в рабочий кабинет Петра среди бела дни пришли двое парней с короткими причёсками. Один в коричневой куртке и джинсах высокий с довольно круглыми глазами с желтоватым оттенком и маленькой головкой на длинной шее стоял чуть позади, а говорил плотный парень в приличном костюме с насупленными светлыми бровями и высокими скулами:
     - Мы, Пётр Михайлович, приехали познакомиться с вами и вашим предприятием и сделать заманчивое и конструктивное предложение, от коего вряд ли стоит отказываться.
     Пётр почти сразу сообразил с кем имеет дело и ответил:
     - Давайте с вами знакомиться по-настоящему. Вы, должно быть, откликаетесь на объявление в областной газете, что нашей организации срочно потребовались корма?
     - Да и поэтому тоже, - ответил одетый в тёмно-фиолетовый новенький плотный костюм и чуть подёрнул правым плечом. - Мы представляем синдикат, которому приглянулось ваше удивительное предприятие, и наше руководство будет радо включить ваше предприятие в наши ряды.
     - Как называется ваш синдикат?
     - «Белый Лебедь».
     - Как-то мне нигде и никак не встречалось подобное название.
     - Вот стрелка, то есть встреча и произошла.
     - Не ошиблось ли ваше чуткое непосредственное руководство вашего крупного синдиката относительно нашего предприятия, - спросил Пётр с попыткой выудить больше информации о незваных пришельцах.
     - Наше руководство не имеет привычку ошибаться, - ответил плотный.
     Пётр обратил внимание на небольшое - размером с мелкую монетку - родимое пятно под левым его ухом и удивлённо спроси:
     - С чего бы это ваше руководство обратило внимание на нашу компанию?
     - Поймите нас правильно, данное решение пришло не с бухты-барахты, нами давно взято на заметку ваше предприятие.
     - Неужели?    
     - И мы достаточно долго наблюдали за ним.
     - Вот как.
     - Аналитики рассматривали всевозможные варианты и пришли к выводу, что самое главное в вашем предприятие выгодное местоположение и инфраструктура – электричество, водоснабжение, автомобильная трасса.
     - У нас своя специфика производства и вряд ли у вашего синдиката «Белый Лебедь» имеются подобные подразделения.
     Плотный ответил:
     - Нас мало заботит сфера вашей деятельности - мы поможем дальнейшему развитию данного предприятия.
     - А стоит ли? – спросил Пётр.
     - Конечно стоит, вы лично получите кругленькую сумму для безбедного проживания всей вашей семьи лет на пять, - пояснил плотный и поправил машинально свой фиолетовый галстук на белой рубашке.
     - То есть с кругленькой суммой я с семьёй вынужден буду куда-нибудь уехать? - спросил Пётр для прояснения ситуации.
     - Это будет в ваших интересах.
     - А предприятие останется на месте?
     - Данное предприятие, скорее всего, поменяет профиль деятельности на культурно-развлекательный, но это уже совсем не ваша забота.
     - Если я отвечу отказом?
     - Вы же знаете, что директор совхоза «Привет Ильичу» лежит в Центральной районной больнице с отбитыми почками, а у директор местного лесхоза обе руки загипсованы, ну и ещё кое-что вам наверняка известно на эту тему. Так что подобное может произойти и с вашим упрямством.
     Из-за его спины пролепетал тонким голосом длинный:
     - У вас же ещё имеется в наличии жена и сын.
     - А вы что бездетные? – спросил Пётр.
     - Да, уж, - резюмировал плотный.
     - И я говорю, - сказал Пётр.
     - Нам лучше стать на конструктивный путь взаимовыгодного сотрудничества, - сказал плотный и облизал полные губы.
     После паузы Пётр ответил:
     - Если я соглашусь на ваше предложение, что я должен делать?
     - Первый маловероятный вариант заключается в том, что вы останетесь работать на прежней должности, но под полным нашим контролем и точно выполнять всё, что вам прикажут наши руководители. Надо признаться, что при этом варианте вам придётся принять нашу идеологию, в чём, предполагаю, придётся усомниться.
     - Спасибо за оценку, - пробормотал Пётр.
     - Второй вариант состоит в следующем: вы подписываете приготовленные нами бумаги, всё заверяется у нотариуса, мы выплачиваем вам положенную компенсацию и прощаемся, возможно, навсегда, как хорошие знакомые.
     - Что предусмотрено для всех тех людей, кто сейчас трудится на наем предприятии? – поинтересовался Пётр.
     - За них вряд ли стоит беспокоиться, не волнуйтесь, всех сотрудников предприятия уволят согласно КЗоТ и отпустят на все четыре стороны, - не моргнув глазом заверил плотный, словно речь шла о простом ясном само собой разумеющимся деле, словно о покупке семечек.
     - Всё будет в порядке, им дадут месяц, чтобы они подыскали себе иное жильё и простятся с ними, - добавил высокий с совершенно серьёзным выражением лица.
     - Вы утверждаете, что произойдёт перепрофилирование данного предприятия? - решил уточнить Пётр.
     - Да, в обязательном порядке, - ответил плотный.
     - Возможно, нынешние работники в чём-то пригодятся вашей новой организации, то есть, возможно, вы их трудоустроите?
     - Это полностью исключено, хотя может так случиться, что мы возьмём одного, максимум двух, но повторяю – это маловероятно, - с усмешкой ответил плотный.
     - Ну, например, кого-либо сторожем? – не унимался Пётр с вопросами.
     - Все, кто работает в нашем синдикате охранниками, имеют на этот вид деятельности сертификаты, лицензии, а у вас, могу предположить, ничего подобного ни у кого наблюдается.
     - Может быть возьмёте кого-нибудь хотя бы дворником? –спросил Пётр.
     - У нас всё убирается техническими средствами, а управляют ими дипломированные специалисты.
     - Ну, а женщину возьмёте, какая может со шваброй подметать, мусорные корзины выносить? Могу порекомендовать. – Пётр выяснял, что мог.
     - Женщину, - прилично одетый расплылся в улыбке, - вполне возможно возьмём, но уборщица нам не нужна, у нас всё автоматизировано, всё по последнему слову техники.
     - Применяем и робототехнику самого высокого качества на высоком мировом уровне, - пояснил долговязый.
     Плотный сделал паузу, громко вздохнул и поведал:
     - Когда производство станет отлаженным, велика вероятность, что мы его продадим, хотя имеется возможность продать его прямо сейчас после всех формальностей.
     - То есть возможны какие-то иные различные интересные варианты? – не унимался Пётр.
     - Другие варианты мы с вами не обсуждаем, - нахмурился плотный.
     - Только эти два? – искренне удивился Пётр
     - Что-то мы с вами углубились в пустопорожнюю болтовню, - определился плотный.
     - Действительно настала пора заканчивать весь этот совершенно пустой балаган, - высказался длинношеей, прервав своё молчание и демонстративно сжав правый кулак.
     - Вы дадите мне время на размышление?
     - Чего тут размышлять, - удивился плотный, - мы вам представили достаточно ясные варианты.
     - Мне бы надо переговорить с супругой, с председателем профкома.
     - Переговорить, конечно, можете, но вряд ли стоит их или кого-либо ещё вводить досконально в курс дела.
     - Курс дела мне и самому досконально не понятен, - признался Пётр.
     - Это, может быть и хорошо. Я имел ввиду, что афишировать наши варианты вряд ли стоит – вам следует самому принять решение, от которого в первую очередь зависит именно ваша судьба, - плотный занял угрожающую и назидательную позицию.
     - Решение-то важное выпало принять, - сказал Пётр удручённо.
     Джинсовый длинношеей парень по все видимости терял терпение от затянувшейся беседы и прикрикнул:
     - Ты поговори тут ещё.
     - Спокойнее, - остановил его плотный и, обращаясь к Петру, сообщил, - мы дадим время на тягостные раздумья – в понедельник мы приедем после обеда для того, чтобы оформить один или другой вариант, о третьем лучше не говорить, памятуя, что у вас прекрасная супруга и сын.
     - Давайте, до вторника, - с напряжением произнёс Пётр.
     - Итак мы предоставили слишком много времени на длительные раздумья, в понедельник в три часа дня, это последнее наше слово и без каких-либо выкрутасов, - отрезал плотный, поставив последнюю точку в разговоре.
     - Буду стараться оправдать ваше доверие, - добавил Пётр.

     Совсем никак не прощаясь, плотный резко развернулся сам и по-английски решительно направил длинношеего к выходу. Зашуршали шины сквозь тихий гул мотора, и незваные гости уехали прочь.
     Небезосновательно предполагая, что за ним могут наблюдать сотрудники «синдиката», Пётр никуда сразу же ни ринулся опрометью. Он имел основания для предположения, что его телефон может прослушиваться, и поэтому не стал беспокоить Нину немедленно.
     После окончания рабочего дня Пётр, как обычно по пятницам, поехал в город Зеленогорск на личном автомобиле одного из сотрудников предприятия, который высадил его у подъезда дома, где проживала семья Петра. По дороге он обратил внимание, что за машиной сотрудника вроде бы никакая слежка не давала о себе знать.
     По приходе в свою квартиру Пётр первоначально говорил супруге банальные вещи ради конспирации, а на чистом листке бумаге кратко описал сегодняшний визит бессердечных рэкетиров и возможные катастрофические и трагические последствия. Так же на бумаге он изложил собственное настойчивое пожелание, чтоб она позвонила свой подруге в город Выборг с телефона из соседней квартиры – на всякий случай.
    Нина попросила подругу прислать за ними автомашину часам к десяти вечера по зеленогорскому адресу, когда будет потемнее. Её однокашница сказала, что хорошо, что Нина позвонила вовремя, а то муж – Сергей - собрался ехать на рыбалку, и теперь она его обязательно переориентирует.
     В назначенное время они увидели из плотных штор окна квартиры, как к их подъезду подкатила светло-серая «Волга». Пётр, Анна и Виктор - вся семья – одела лёгкие куртки с капюшонами. Каждый из них, наклонив голову, смотрел вниз себе под ноги, отчего лица, скрываемые капюшонами, совершенно невозможно было бы увидеть при желании.
     Подойдя к автомобилю «Волга», Пётр увидел номерные знаки на чёрном фоне, какие выдаются военным ведомством. Он открыл дверь рядом с водителем и спросил:
     - Вы прибыли от Сергея?
     - Да, эта машина прислана от Сергея Николаевича для Анны и Петра, - ответил молодой парень в военной форме с относительно тонкими внешними концами бровей.
     Супруг открыл заднюю дверь и усадил Анну с Виктором, который, набегавшись за день, находился в полусонном состоянии и, положил голову на материнское плечо, достаточно быстро уснул в комфортной обстановке. Его безмятежный сон продолжался до выхода семьи из машины.
     Машина ещё не выехала из Зеленогорска, а Пётр поинтересовался:
     - Мы с супругой мало знаем о городе Выборге, может быть, вы нам что-нибудь поведаете по этой теме.
     - В 1293 году, - посвятил незнающих в историю города разбитной водитель, - на одном из островов архипелага в Выборгском заливе шведами построена крепость под названием «Святая Крепость» с высокой башней «Святого Олофа».
     - Хорошее название крепости, - отозвалась Нина.
     - В ходе Северной войны, - продолжил ликвидацию безграмотности водитель, - город был взят штурмом при поддержке пушек российского флота, и по договору от 1721 года навсегда отошёл к России. После разгрома восстания декабристов в 1825 году в Санкт-Петербурге, несколько сотен нижних чинов его участников оказались заключёнными Выборгского замка.
     - То есть имеются и мрачные страницы, - отозвалась Нина.
     - В 1870 году, - пояснил водитель автомобиля, - открылась железнодорожная магистраль – Санкт-Петербург – Гельсингфорс (ныне столица Финляндии – город Хельсинки) через город Выборг, что способствовало его экономическому развитию.
     - Мы и сейчас из Зеленогорска едим в Санкт-Петербург именно по данному древнему железнодорожному пути, - констатировал Пётр.
     Город сохранил прелесть старины, - добавил водитель, - Можно ныне можно взглянуть на старинные здания – Круглая башня, Часовая башня, Старая ратуша, Дом Дегермана, Красная площадь с посещаемым всеми туристами рынком.
     - И мы там обязательно отметимся, - пообещала Нина.
     - Вблизи города имеется известный и знаменитый «Парк Монрепо», где проводятся восстановительные работы и научные исследования.
     - Я слышал о нём – интересно бы взглянуть, - размечтался Пётр.
     - В 1910 году, - продолжил водитель накачивать пассажиров информацией, - население города Выборга составляло 50 тысяч жителей. И одно время до 1917 года здесь в Выборге скрывался Владимир Ульянов.
     - Ой, где он только не скрывался от правосудия, - вставила Нина.
     - С нашим добрым соседом – Финляндией, - продолжил водитель, - наша страна за короткий период провела три войны – 1918 год, 1939-1940 годы, 1941-1944 годы. Особенно кровопролитной оказалась зимняя война в 1939 году, когда много наших бойцов просто замёрзло от мороза насмерть.
     - Суровые шли тогда события, - согласился Пётр.
     - Город является «Городом воинской славы», - добавил водитель, - ныне в нём живу около 80 тысяч сограждан, из них более 90% - русские. Ежегодно горл посещают много туристов – жители Финляндии могут беспрепятственно пересекать границу. – Так одно время, когда у нас бензин являлся дешёвым некоторые финские граждане приезжали к нам с пустыми баками, заправляли свои автомашины дешёвым нашим бензином, и возвращались восвояси.
     - Коммерсанты, - прокомментировала Нина.
     - Ещё какие, - добавил водитель, - в Финляндии провели референдум о том стоит ли возвращать Карельский перешеек, и большинство финнов высказалось против по той причине, что на Карельском перешейке низкая инфраструктура и потребуется много денег на приведение её в соответствии той, что сейчас в их государстве.
     - То есть мы отстаём от них, - тяжко вздохнул Пётр.
     - Могу добавить, что в городе имеется, - продолжил водитель, - православный Спасо-Преображенский собор, православный Свято-Ильинский храм и ряд церквей – лютеранская, адвентистов седьмого дня, евангельских христиан-баптистов, христиан Веры Евангельской, мармонов.
     - Целый рассадник различных конфессий, - высказалась Нина.
     - Кроме того, у города Выборга имеются пять побратимов-городов в странах Скандинавии.
     - Богатая у города история и современность, - констатировал Пётр.
     Когда отъехали чуть более двадцати километров, водитель сообщил:
     - По выходным и ночью наши дороги вблизи горд Выборга часто патрулирует военная автоинспекция, так что вам следовало бы знать, на всякий пожарный случай, что у меня в путевом листе сделана запись, что я везу специалиста для консультации.
     Данная информация оказалась полезной, так как на подъезде к Выборгу машину в самом деле остановил военный автомобильный патруль. Старший по званию – капитан – спросил:
     - По какому вопросу вы едите консультировать?
     Пётр ответил:
     - Я закончил лесо-механический факультет лесотехнического института и являюсь специалистом по лесозаготовительной технике в самом широком смысле этого слова.
     - Понятно, - ответил капитан и чуть почесал свой короткий нос, - к нам как раз поступили тракторы «ТДТ-55» прямо с Онежского тракторного завода.
     - Конечно, и это тоже моя специфика, - решительно добавил Пётр.
     - Это ваша супруга с сыном?
     - Да.
     - Желаю успешного пути, - пожелал капитан на прощание.
     Затем без каких-либо приключений семейство добралось до дома Светланы и Сергея, находящегося в военном городке.
     Их встретили радушно, как долгожданных родственников. Проспав всю дорогу, разбуженный Виктор постоянно зевал. Ему налили кружку тёплого молока, дали светло жёлтый коржик, и он, поужинав второй раз умостился на диване и уснул крепким здоровым сном счастливого ребёнка.
     Две пары сели за стол чаёвничать, от вина Пётр с Ниной наотрез отказались, пояснив, что у них имеется серьёзное дело. После ночного стола Светлана с блестящими глазами вместе с Ниной уединились на кухне повспоминать былые добрые времена совместной учёбы, а Сергей с широкими красными губами отвёл Петра в похожую на кабинет комнату, где приезжий офицер запаса изложил подробным образом офицеру гарнизона голода Выборга свои неприятности, какие привели к данному знакомству.
     Серей сказал:
     - Забегая вперёд, сообщу, что в нашем ведомстве имеется лесопункт, которым пока временно руководит тракторист-военнослужащий, поэтому, могу предположить, что руководство примет твою кандидатуру, учитывая, что лесопункт расширяется, а тебя вполне можно призвать на действительную службу с полным набором выгод и выплат.
     - Благодарю за заботу, - ответил Пётр, - вполне возможно, что мы с Ниной положительно рассмотрим данный вариант, но прежде надо решить проблему с действующим предприятием. Я же, как ты м сам понимаешь, не могу оттуда просто сбежать, бросив трудящихся людей на произвол судьбы.
     - Конечно, - раздумывая, нахмурив широкий лоб, - согласился Сергей с новым знакомым, - я приблизительно понял ситуацию, ещё хорошенько провентилирую, обдумаю. А ранним утром мы определимся к кому именно обратимся за помощью в решении данной серьёзной животрепещущей проблемы. Но сейчас, как я представляю, нам всем лучше окунуться в глубокий освежающий сон.
     - Утро вечера мудренее, - подтвердил Пётр.
     После утренней зарядки, утренних водных процедур, завтрака Сергей продолжил разговор:
     - Я сегодня часов в одиннадцать позвоню человеку, знакомому с подобными выкрутасами, могу предположить, что он предпочтёт встретиться не в кабинете, а в бытовой обстановке. Если он по каким-либо причинам откажется от встречи, придётся зондировать иные варианты.
     Сергей располагался в своём домашнем кабинете совершенно один, когда проводил телефонную важную беседу по первому варианту. Он чётко отчитался перед Петром, который находился в тягостных раздумьях:
     - Сегодня Иван Иванович чрезвычайно загружен и назначил встречу на завтра на двенадцать часов дня. Я представил ему тебя троюродным братом, то есть мы с тобой – дети двоюродных братьев, по ходу встречи следует придерживаться именно этой версии. Напиши заявление с обращением без должности и фамилии просто к Иван Ивановичу с указанием своих точных координат личного места жительства и места расположения предприятия. В заявлении подробно освети суть вопроса, подробно опиши физиономии и одежду обоих посетителей, обязательно отметь – есть ли какие приметы у жаждущих оказать тебе и твоему предприятию всестороннюю кардинальную помощь, укажи на какой машине они передвигались. При встрече лучше воздержаться от вопросов, а чётко и конкретно отвечай Ивану Ивановичу, чтобы у него в голове оказалась не винегрет, а отчётливо вырисовалась проблема, с которой ты обратишься к нему – беспокоишь в выходной день. Сейчас идём в мой кабинет, располагайся и составляй правильную бумагу, я после обеда почитаю и подкорректирую в случае необходимости.
     - Ты уверен, что он сможет помочь нашей беде? – спросил Пётр.
     - Иван Иванович – самый лучший вариант, - уверенно ответил Сергей.
     Воскресным безмятежным утром следующего дня Сергей с Петром приехали на дачу к Сергею за полчаса до назначенного времени встречи с Иваном Ивановичем.
     - Так мы исключим непредвиденные возможные досадные задержки в пути, - пояснил Сергей.
     Садоводческое товарищество оказалось странным индивидуальными домики стояли вразброд возможно с учётом не ровного ландшафта или прежнего поселения, улицы оказались кривыми и виднелись настоящие пустыри, где ещё не втыкалась лопата садовода.
   - Отсюда до Ивана Ивановича несколько минут езды, а пока растопим печку, пока ты беседуешь, приготовлю что-нибудь перекусить. Когда ваш разговор подойдёт к концу, мне позвонят, и я за тобой подъеду.
     - Спасибо, Сергей, - с чувством благодарности вымолвил Пётр.

     Когда Пётр вошёл в пристройку рядом с воротами, его встретили два молодых человека серьёзными и приветливыми лицами, одетые в гражданские приличные костюмы с галстуками, но чувствовалась чёткая армейская выправка, а их глаза светились внимательностью и насторожённостью. Более высокий молодой человек с не очень широким лбом спросил:
     - Вы Пётр?
     - Да, - ответил он.
     Один молодой человек более высокий пригласил проводить Петра к дому, а второй с угловатым лбом остался на пропускном пункте.
   Просторный кабинет Ивана Ивановича среди бела дня освещался электрическим светом изнутри. Вдоль всех стен стояли шкафы с книгами, деловыми папками и сувенирами или наградами.
     Они поздоровались, и хозяин кабинета предложил сесть за небольшой круглый столик, на котором уже дымились две чашки с ароматным чаем.
     Иван Иванович, рассматривал недвусмысленное заявление и слушал Петра одновременно, он задал несколько закономерных резонных вопросов о прошлом гостя и его супруге, о планах на будущее и поинтересовался:
     - Скажите, пожалуйста, откуда у вас такая замечательная украинская фамилия – Котенко?
     Пётр ответил, что точно не знает, но дед рассказывал отцу, что во времена обороны Севастополя в 1855 году отличался находчивостью и геройски сражался матрос Пётр Кошка. Вот с ним-то напрямую и связана наша нынешняя фамилия, она была чуть иной, но её переделали на данный манер.
     - Может быть у вашей древней семьи какие-то кровные связи имелись с Петром Кошкой, - спросил Иван Иванович с впалыми щеками.
     - Дед однозначно утверждал, что родственные связи с геройским матросом Петром Кошкой имелись, но какие именно: сказать не берусь, ведь много воды утекло. А гносеологическое дерево у нас не составлялось.
     В удивительном заключении Иван Иванович не торопливо произнёс:
     - Мне всё понятно можете отправляться домой, счастливого вам пути.
     Гость несколько ошарашенным взглядом смотрел на Ивана Ивановича и у него сами собой поднялись брови, когда он спрашивал хозяина кабинета:
     - Что мне ответить завтра ненасытным рэкетирам?
     Ответ последовал и исчерпывающий, и странный:
     - Вам ничего не придётся им говорить, потому что к вам никто больше не приедет. До свидания, искренне желаю здравствовать вам и всему вашему семейству, которое плодотворно занимается преодолением трудностей.
     Пётр поблагодарил, пожелал всего самого доброго и пару минут подождал в компании с молодыми людьми в пропускном пункте: когда приедет Сергей.
      В машине, пока ехали из садоводства в город Выборг, Пётр подробно сообщил Сергею о последних словах Ивана Ивановича. Эти слова поразили Петра, и он всерьёз поинтересовался у всезнающего Сергея:
     - Как ты думаешь: насколько можно верить данным словам?
     Последовал безотлагательный утвердительный ответ действующего гарнизонного офицера:
     - На все сто процентов и даже более.
Всё же Пётр с Ниной попросили остаться в гостях до вторника.
     Около четырёх часов после полудня Пётр созвонился со своим заместителем, который сказал, что пятничные франты не приезжали и вообще никто к ним не приезжал и по телефону спрашивали только известные специалисты с соседних предприятий исключительно по насущным производственным вопросам и мелким проблемам.
     Все связанные с предприятием дела и все обстоятельства личной жизни вроде бы пошли своим правильным привычным чередом, и Пётр через месяц позвонил знакомому сибиряку о том, чтобы тот приехал оглядеться с местом своей будущей широкомасштабной хозяйственной работы.
     Сибиряк приехал, большей частью ему всё понравилось, он устроился первоначально механиком на предприятие Петра, через два месяца перевёз свою семью на ведомственную жилплощадь. Пётр нагружал его, естественно, и не только техническими вопросами, с какими тот большей часть хорошо справлялся, но и организационными и хозяйственными.
     Через год, когда сибиряк хорошо познакомился с коллективом и с руководством близ лежащих предприятий и организаций, Пётр порекомендовал вышестоящей организации на своё место сибиряка, кандидатура, которого уже рассматривалась положительно.
     Нина умоляла своего горячо любимого супруга:
     - Давай, Петенька, не будем наступать на грабли в третий раз.
     Он воспользовался предложением Сергея и начал военную карьеру в звании старшего лейтенанта. Семья Петра переехала в город Выборг, и Нина первоначально нашла себе работу на Выборгском судоремонтном заводе, а затем также перебралась в военное ведомство.
     Семья Светланы дружила с семьёй Нины, и семьи часто коротали время вместе – вместе бывали на фестивалях, вместе встречали и провожали праздники, вместе занимались воспитанием детей.
     Виктор стал значительно лучше учиться и надеялся после четвёртого класса школы поступить в военное училище, такая у него стала цель.
     Как-то отец спросил Виктора:
     - В какое именно военное училище ты собираешься поступать?
     - А какие бывают военные училища? – поинтересовался Виктор.
     - Для детей самыми главными являются – Суворовское и Нахимовское военные училища.
     - А когда туда мне можно поступить?
     - Оба училища принимают на обучение после четвёртого класса общеобразовательной школы и обучение в военном училище проходит в течении семи лет.
     - Ладно, я согласен поступать в училище. Что меня ждёт после обучения в одном из двух училищ?
     - Надеюсь, сыночек Витенька, ты успешно окончишь училище и получишь рекомендацию для поступления в высшее военное училище.
     - Что самое ценное можно получить в училище.
     - Во-первых, знания, умения, навыки для лучшего осуществления почётного ратного труда.
     - Ладно, это понятно. А во-вторых?
     - Во-вторых в военном училище обзаводятся настоящими друзьями, которые всегда придут на выручку, если окажешься в беде в результате стечения непредвиденных обстоятельств.
     - Какое из училищ лучше – суворовское или нахимовское?
     - На первый взгляд сухопутное военное училище лучше морского, поскольку сухопутчикам легче выкручиваться из затруднений.
     - А на второй взгляд?
     - По поводу второго взгляда нам с тобой лучше спросить у Сергея, который более компетентно может раскрыть данную ситуацию.

     Сергей попробовал просветить Виктора вначале о Нахимовском училище:
     - Нахимовское военно-морское училище в Санкт-Петербурге образовано в 1944 году и предназначено для подготовки юношей к обучению в высших военно-морских учебных заведениях и последующей службе в Военно-Морском Флоте в качестве офицеров. Наименование «Нахимовское» получили в честь великого русского флотоводца адмирала Павла Степановича Нахимова, героя Крымской войны 1853-1856 гг. и признанным авторитетом в различных областях военно-морского дела, талантливым воспитателем моряков. Важную роль в процессе обучения отводят учебной практике, включавшей в себя военно-морскую, общевойсковую и физическую подготовку.
     - Это хорошо, - вставил внимательно слушающий Виктор, - а то совсем надоело играть в морской бой на бумаге.
     - Вот чему тебя учат в школе, - усмехнулся отец.
     - За период существования училища, - продолжил Сергей, - выпущено около 14 тысяч подготовленных к прохождению дальнейшей службы юношей. Около 60 выпускников Нахимовского училища стали адмиралами, 14 – генералами, более 9 тысяч удостоены правительственных наград. Практические занятия нахимовцы проводят, участвуя в дальних морских и заграничных походах, - они побывали во многих европейских странах.
     - Здорово, - прокомментировал Виктор.
     - Нахимовцы, - продолжил Сергей, - участвуют в парадах в городе Москве и в городе Санкт-Петербурге.  Все участники парада награждаются медалью Министерства обороны России «За участие в параде».
     - Сергей, расскажи нам с сыном, пожалуйста, о Суворовском военном училище, - попросил Пётр.
     - Суворовское военное училище Санкт-Петербурга имеет более обширную историю. Оно расположено в Воронцовском дворце, построенном в 1757 году архитектором Растрелли для канцлера Российской империи графа Михаила Илларионовича Воронцова. До 1917 года в здании размещался пажеский корпус – прообраз нынешнего училища. После 1917 года здесь размещалась школа Красных Курсантов, суворовское-офицерское военное училище. Первый выпуск суворовского училища нынешнего вида прошёл в 1956 году. В 1959 году суворовскому военному училищу вручено Красное знамя, как символа воинской чести, доблести и славы.
     - Это как у войсковой части, - вставил Пётр.
     - Суворовское военное училище подготовила более 12 тысяч выпускников. Среди них 9 героев Советского Союза и Российской Федерации. Среди выпускников Училища имеются учёные, космонавты, медицинские работники, государственные и общественные деятели, спортсмены. Прием в Суворовское военное училище проводится на конкурсной основе при условии успешного прохождения вступительных испытаний в соответствии с приказом Министра обороны Российской Федерации и в соответствии с законодательством Российской Федерации.
     - Достаточно строгие правила, - решил Пётр.
     - Я так и не понял: какое из двух лучше, а какое мне лучше поступать? – в недоумении развёл руками Виктор.
     - Мы с твоим отцом – сухопутчики, - высказался Сергей, -поэтому сможем тебя лучше охарактеризовать и отрекомендовать в Суворовское училище, поэтому тебе, на мой взгляд, лучше поступать в Суворовское училище.
     - Ладно, - согласился Виктор, - теперь сразу начну по-настоящему готовится к поступлению в Суворовское военное училище.
     - Большое спасибо тебе, - произнёс, переживая произошедшее событие, Пётр, - драгоценный ты наш Сергей, что помог нашему дорогому сыну Виктору определиться с выбором жизненного пути.
     - Я уверена, сказала подошедшая Нина, - что, как и его отец, и его дед, он сможет преодолеть любые жизненные преграды, я верю в него.


Рецензии
Все так!
Удачи вам и здоровья.
А главное веры, что все будет хорошо.
Вернее, надо верить в людей.
...Первый раз попал на Пинегу в 1972 году и заболел севером.
Два года назад проехал там на машине, раньше шел там пешком. Тянули ЛЭП.
Каждому будет дано по вере его. Это не про Бога, это про то, во что верит человек!
Удачи Вам и здоровья!

Саша Тумп   03.04.2021 04:32     Заявить о нарушении
Спасибо, Саша.

Примите также пожелания здоровья и всего самого доброго!

Евгений Миронов   07.04.2021 00:07   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.