Красота без ума

      Великий Достоевский мечтал о том, что мир от зла, зависти и вражды спасёт красота. Только вот красота без ума в лучшем случае вызывает иронию.

       В библиотеку в разгар рабочего дня вошла девушка. Натуральная блондинка с роскошной копной волос, огромными голубыми глазами, правильными чертами лица без намёка на косметику, точёной фигуркой заставила читателей мужского пола всех возрастов выпрямиться, подтянуть животы и напрочь забыть о цели своего прихода. Выстроившись в ряд, они восхищённо следили за каждым её движением.

       Красавица, несомненно, знала себе цену, и потому не спеша прошлась по залу, как по подиуму, демонстрируя свои сногсшибательные данные. Насладившись произведённым впечатлением, подошла к кафедре.

       - Меня зовут Катя Акимова, – мелодичным голосом обратилась она ко мне. – Я учусь в одиннадцатом классе. Вы можете дать мне стихи?

       - Какой поэт вас интересует?

       - Что?

       - Назовите фамилию поэта.

       - А-а-а… - протянула она. И подняв глаза к потолку, стала шевелить губами, видимо вспоминая фамилию. И мне показалось, что я услышала, как скрипят её мозги.

       - Фамилию… Это… Ну, поэт…

       - Какой поэт, Катюша?

       - А что, их много?   – абсолютно бесхитростно поинтересовалось небесное создание.

       Уже все читатели высыпали из-за стеллажей и с интересом слушали наш диалог.

       - Очень много. Так какой поэт тебя интересует?

       - Как же его? Сейчас…

       Девушка опять подняла глаза к потолку, и опять я явно услышала, как поскрипывают её извилины.

       - А я думала, вы знаете всех, - промолвила девушка после бесплодных попыток вспомнить.

       - Есенин? Блок? Цветаева? Маяковский? Северянин? Лермонтов? – стала перечислять я.

       - Вспомнила. Мне нужно принести в школу стихотворение Лермонтова «Я памятник себе воздвиг неукротимый».

       Какое-то мгновение в зале воцарилась абсолютная тишина, а потом все читатели покатились со смеху. Такому гомерическому хохоту позавидовал бы любой юморист.

       Юная прелестница какое-то время удивлённо смотрела на смеющихся людей и лишь потом спросила:

       - А что тут смешного?

       - Катя, милая, - еле  смогла проговорить я, - во-первых, это не Лермонтов, это Пушкин, а во-вторых, памятник он себе воздвиг нерукотворный.

       - А-а-а, - равнодушно протянула Катя. – Мне без разницы. Давайте.

       - Что давать-то, Катюша, Лермонтова или Пушкина?

       - Мне про памятник нужно.

       - Ну, слава Богу, разобрались. Катя, про памятник написал Александр Сергеевич Пушкин, запомни.

       - Мне всё равно: Пушкин так Пушкин, - кивнула красивой головкой девушка.

       Расписавшись в формуляре за книгу, при этом ухитрившись показать всем навороченный маникюр, красавица неторопливо выплыла из библиотеки.

       - Да, - задумчиво проговорил пожилой дядька, - по-моему, Фёдор Михайлович ошибался. Красота красотой, но для спасения мира ум не помешает.


Рецензии