Беседы после лекций, РАУ Ереван 2019, 20

20.Коллаж в журналистике

    Коллаж – жанр не новый, но он имманентно многолик и динамичен в возможностях трансформации и вовлечения в свои пределы практически всего, что подвернётся под руку. Он кажется легкодоступным, но именно здесь скрывается коварство этого красочного жанра.

    Коллаж в журналистике – это и хорошо и плохо. Плохо, потому что открывает дорогу в жанр некомпетентным эпатажникам, скажем так – инсталляторам от журналистики, освобождая их от ответственности за искажение сути явлений. Хорошо – потому что позволяет сообщать преподносимому социально-политическиому материалу дополнительный объём параллельных областей человеческого творчества. Подобный подход к журналистике требует огромного запаса знаний в этих самых областях, и их невозможно подобрать “по случаю”, “навскидку”. Надо знать множество вещей из истории, искусства, политики, экономики, и все эти знания годами должны быть и “жить” в голове, чтобы в нужный момент - по неисповедимым путям свободных ассоциаций - всплыть из глубин памяти и несколькими мазками углубить, пояснить и, почему бы нет, украсить авторскую мысль.

    Журналистов-коллажистов не много. Их и не может быть много, потому что темпы жизни и неоходимость оперативного реагирования на быстротекущие процессы не оставляют времени на продумывание коллажных ходов. Кроме всего прочего, поиск аналогий социальным или политическим явлениям на необъятных просторах истории и искусства – дело хлопотное. Наши поиски в сети выявили одного ярко выраженного коллажиста в армянской публицистике – Арама Матевосяна. Его статьи уже больше десяти лет выставлены в трёх авторитетных сетевых изданиях с солидной репутацией: “;;;;”, “;;;;;;;;;;”, “;;;;;;”. Вызывает интерес широта горизонта привлекаемых для иллюстрации образов. Возможно, это объясняется тем обстоятельством, что имярек в первую очередь является поэтом и писателем, а уж потом – журналистом-публицистом.

    Автор отражал в своих статьях практически все более или менее значительные политические и культурные событияе, происходящие в Армении и во всём мире. Он оригинален также в выборе заглавий к своим статьям: “Птица киви”, “Rat race, rat race, rat race!“, “Love Theme From Spartacus”, “Свобода такой же параметр, как любовь, доброта, вера, с которыми человек рождается и умирает”, “Underground zero“, “Seven steps to heaven“, “Слушая музыку Брэнфорда Марсалиса, не хочешь быть ни ведомым, ни вождём”.
    Арам Матевосян умеет создавать образные аналогии весьма прозаическим социально-политическим явлениям. В его арсенале - знание жизни и произведений искусства, значимые жизнеописания и самые разные факты истории. Умеет создавать образы практически на ровном месте, где прошли тысячи людей, ничего примечательного не заметивших. Эти образы он ткёт из всего объёма “закачанных” в память знаний – за всю жизнь. В его статьях, посвящённых политическим процессам в Армении, можно встретить анализ картин Мунка, Гогена, Шиле, Климта, ноты Сесила Тейлора, фотографии африканских детишек, параллели социальных явлений с танцем аргентинца Хулио Боки. Знает Библию, но избегает поминать её всуе.
Коллажное видение социальных явлений открывает читателю неведомые пласты его собственного мирощущения. Читать Арама Матевосяна – это, кроме всего “публицистического”, ещё и огромное эстетическое удовольствие.

    Приводим небольшой отрывок из его рассказа “Ватан, ватан…”. Простенькая история о двух карабахцах, азербайджанце и армянине, волею судеб оказавшихся в российском Саратове и кое-как перебивающихся там, торгуя всякой мелочью.
“Рафик покупает в “Социализме” (универмаг) сигареты за десять рублей, а Зоя (его жена) продает их за двенадцать рублей перед “Сенным рынком”. Ибрагим продает зелень перед “ Социализмом” – за семь рублей пучок, который приобретает на “ Сенном рынке” за пять рублей. А прибыль Ибрагим тратит на маленькие удовольствия, доступные пожилому мужчине на чужой земле. Дешёвый неразбавленный спирт был в меню этих невинных радостей. В принципе непьющий, он всегда держал спирт при себе в качестве коммуникативного стимула. Вот и сейчас к нему присаживается Рафик, и они с поднятыми стаканами смотрят на меня. Я отказываюсь, сказав, что хочу зайти в церковь. Это их убеждает, они выпивают. После этого начинается непонятная мне негромкая беседа на азербайджанском языке. Эти два пожилых человека становятся похожи друг на друга как две капли воды. В их разговоре я понимаю только одно часто повторяющееся слово: ватан, ватан, ватан, что означает по-азербайджански родина... Мимо них проходят сотни людей, но никто их не видит, они никому не нужны. И им в это время никто не нужен, потому что они не здесь, на обочине, а там, на ватане, дома”.

    Фильм Боба Фосса “Кабаре” – одна из самых впечатляющих кинолент антифашистского направления, хотя там тема фашизма проходит бэкграундом. Альберт Мкртчян в фильме “Песни прошедших дней” воплотил душераздирающую трагедию Великой отечественной войны в “капле” тылового городка в Армении. Фильм Григория Чухрая “Баллада о солдате” потрясает душу человека до самой глубины, наполняет её ненавистью к войне, хотя он показывает ничем не приметную историю случайной любви солдата и девушки в тылу, далеком от театра военных действий, и в нём нет ни одного выстрела. Но в этих фильмах заложен такой эмоциональный заряд, что зритель всем своим существом ощущает в душе ужас мировой катастрофы.
 
    Точно в такой же технике выразительности автор рассказа “Ватан, ватан…” представил читателю своё отношение к самой болезненной проблеме Южного Кавказа через отражение мимолётного, но реального эпизода, наполненного глубинными смыслами. Но они, смыслы, сами по себе молчаливы и имеют обыкновение исчезать, растворяться, умирать, если им не придавать формы произведений искусства. Сухая историчность и “лобовая атака” не имеют власти над душевным миром человека. Именно их, эти смыслы, Арам Матевосян, как опытный рыболов, умеющий “водить” крупную рыбу, сумел “выловить” в суете саратовской улицы и вытащить на берег всеобщего обозрения. И представил этот ценный “улов” ненавязчиво, интеллигентно, с позиций, гораздо более высоких, чем гео- и просто политика – с позиций гуманизма.

P.S.

Арам Матевосян умер в 2020-м от ковида. В 67 лет.


Рецензии