Матвей, Аполлон и козёл Мурзик. часть 2

                В ДОМЕ У МАТВЕЯ

          Они, молча, шли друг за другом. Впереди Матвей, сзади, понуро свесив голову, Аполлон. Пока добирались до старой ванны, где жил Мотя, дождь перестал моросить, но было сыро и неуютно. Толстый кот вздрагивал, когда на него с куста или с высокой травы, которые он задевал, обрушивались потоки дождевой воды.
          - Пришли, - сказал Матвей и открыл дверь, сделанную из картона. – Заходи.
          Аполлон стряхнул с себя воду и старательно начал вытирать ноги о траву.
          - Сейчас свечку зажгу, - Матвей чиркнул спичкой и зажёг огарок свечи, что стояла в банке из-под сардин. – Вот здесь я и живу. Да ты заходи, не стесняйся.
          Кот зашёл внутрь и огляделся. Пол был земляной, устланный сухой травой, стены и потолок были оклеены кусками разных обоев, а у стены стоял ящик, который служил хозяину обеденным столом. Над ним висели полочки, но Аполлон не обратил на них никакого внимания.
          - А у тебя уютно, - сказал он, - и тепло. Ты один живёшь?
          - Один.
          - А кто тебя кормит? Мама твоя где?
          - Мамы у меня давно нет, а кормиться приходится самому.
          - А меня всегда большая мама кормила. Хозяйка моя. Как ты думаешь, Матвей, почему они меня бросили? Может, я много ел?
          - Не знаю.
          - Что же они мне не сказали? – огорчился Аполлон. – Я же понятливый… Я бы только половину съедал, а вторую половину им оставлял. Как же так? Что же они мне не сказали?
          - Садись ближе к столу, - сказал Мотя, ища что-то на полках. – Сегодня я тебя кормить буду.
          - У тебя еда есть? – обрадовался Аполлон.
          - Сегодня я богатый, - сказал Мотя, ставя перед гостем кружку молока и кусок старой колбасы.
          - Колбаса! – у Аполлона заблестели глаза. – А я уже третий день колбасы не ел. У тебя какая? «Любительская»? Обожаю «Любительскую»!
          - Не знаю, - отозвался Матвей, - какую нашёл, ту и будем есть.
          - Нашёл? А разве колбасу не в магазине покупают? Наша мама всегда в магазине покупала.
          Матвей смутился:
          - В магазине деньги нужны, а они у котов не водятся. Да в магазины котов и не пускают, поэтому я беру в другом месте.
          - Ага, понимаю - в холодильнике. Еда бывает только в магазине и в холодильнике.
          - Ну, не совсем в холодильнике… Ладно, утром сам всё увидишь. Ты пока молоко пей, а я ещё за едой схожу, - сказал Матвей и вышел из дома.
          Оставшись один, Аполлон налил себе ещё кружку молока, уселся удобнее и принялся рассматривать жилище нового друга. Взгляд его упал на полки, на которые раньше он не обратил внимания. А там, - у Аполлона даже в глазах потемнело, - там, на верхней полке стояла  ваза   с 
шоколадными конфетами. Аполлон глазам своим не поверил. Он протёр глаза, но ваза не исчезла, она стояла на прежнем месте, доверху наполненная конфетами, а сверху лежала его любимая «Ну-ка, отними!».
          - Это сон, - проговорил Аполлон и подошёл к вазе. – Нет, это не сон, - успокоил он себя и тут же быстро схватил любимую конфету.
          Не разворачивая фантика, сунул её в рот.
          - Мя-а-а-а-у-у-у!! – закричал он от пронзившей его боли. На крик в дом вбежал Мотя.
          - Что случилось?!
          Но Аполлон только мотал от боли головой и ничего не говорил. Наконец он открыл рот, и на пол упала конфета, целая и невредимая, только фантик был надорван зубами в некоторых местах. Рядом с конфетой упал зуб Аполлона, который сломался при неудачной попытке раскусить каменную конфету.
          - Ой, как больно! Но это был только сон, – прошептал Аполлон.
          - Какой сон? – не понял Мотя.
          - А вот это уже не сон, - Аполлон посмотрел на пол, увидел зуб и заплакал.
          - Ах ты, бедолага, - сказал Мотя. – Это только фантики, а в них камни. Если бы это были настоящие конфеты, разве я тебе не дал бы? – говорил Матвей, гладя Аполлона по голове.
          - А я так люблю конфеты, - плакал Аполлон.
          - Ну-ну, не плачь, - успокаивал Мотя. – Завтра пойдём в город к твоему дому, и будем там ждать твоих хозяев. Может, они приедут за тобой.
          - Правда? – жалобно спросил Аполлон. -  Они могут завтра приехать за мной?
          - Конечно, могут.
          - Как же я сам не подумал об этом? Конечно, они не могли меня бросить! Они меня так любили!
          - А если они завтра не приедут, то мы пойдём послезавтра, и будем ходить, пока не встретим их. А сейчас давай-ка ложиться спать. Надо отдохнуть.


                СТАРУШКА И МОЛОКО

          Каждое утро Матвей и Аполлон приходили на то место, где когда-то стоял дом Аполлона, и терпеливо ждали до самого вечера, а вдруг хозяева вспомнят о коте и вернутся за ним. Но с каждым днём надежда таяла. На месте разрушенного дома вырыли котлован, и заложили большой многоэтажный дом. На стройку постоянно приезжали машины: одни привозили бетон и кирпич, другие увозили со стройки грунт и мусор. Но, ни одна не привезла, ни Ларочку, ни её маму. Новый дом постепенно рос, а надежды, что хозяева найдутся, становилось всё меньше и меньше.
          - Больше мы сюда не придём, - сказал как-то Аполлон. – Они уже никогда не приедут. Сколько времени прошло… Если бы я им был нужен, они давно бы вернулись.
          И коты стали жить вдвоём. Утром бегали на свалку в поисках какого-нибудь съедобного куска, гуляли по городу или просто дремали на солнышке, развалившись на зелёной траве. Аполлон многое открыл для себя, ведь когда он жил в доме, мир за окном казался ему таким добрым и привлекательным. Действительность же оказалась совсем иной: за каждым поворотом подстерегала опасность в виде машины, велосипеда или невоспитанного мальчишки. Постепенно Аполлон стал забывать и Лару, и её маму, и они больше не приходили в его сны, как бывало раньше. Теперь в городе часто видели двух котов, которые всегда ходили вместе: одного худого и чёрного, другого белого и толстого.
          Как-то, жарким летним днём, они гуляли по городу, от нечего делать, глазели на витрины магазинов, и принюхивались к чудесным запахам, которые исходили от торговых рядов, на которых местные рыбаки продавали свой утренний улов.
          Матвей шёл впереди, а Аполлон лениво плёлся сзади, разомлевший от жары. Вдруг Матвей остановился.
          - Смотри, Аполлон, - Мотя указал, на идущую впереди старушку.
          - Чего на неё смотреть? Что я, старушек не видел? – лениво отозвался белый кот.
          - Да ты не на неё, а на сумку смотри, - сказал Мотя.
          Аполлон перевел взгляд на хозяйственную сумку, с которой шла старушка. Сумка была доверху набита продуктами, а сверху лежали два полиэтиленовых пакета с молоком. Сумка качалась в такт шагов женщины, и один из пакетов потихоньку сползал с какого-то свёртка.
          Вот белый угол пакета уже повис над краем сумки.
          Вот сполз ещё немного.
          Коты двинулись за женщиной.
          - Сейчас упадёт, - облизнулся Аполлон.
          - Нет, не сейчас, - сказал Мотя.
          - Упадёт, упадёт… Вот до следующего столба дойдём, и упадёт.
          - Нет, она дорогу успеет перейти.
          Коты заспорили. Женщина перешла дорогу и пошла дальше. Пакет уже почти наполовину выглядывал из сумки, но падать не собирался. Вдруг из-за угла выехала машина, громко сигналя. От неожиданности старушка вздрогнула и отпрянула в сторону, в этот момент пакет молока вывалился из сумки на асфальт.
          - Прячься! – закричал Аполлон. – А то подумает, что это мы вытащили!  - и быстро спрятался за бордюр тротуара.
          Матвей подошёл и сел рядом с пакетом.
          - Эй! – громко зашептал Аполлон. – Пусть подальше уйдёт, потом возьмём наше молочко.
          - Мяужданка! – вдруг крикнул Мотя. Он не мог выговорить слово «гражданка» и у него получилась «мяужданка».
          - Ты чего? – из-за бордюра выглянул удивлённый Аполлон.
          - Это же её молоко, - сказал Мотя.
          - Ну и что? У неё же второй пакет остался. А что упало, то пропало!
          - Мяужданка! – повторил Матвей.
          Женщина остановилась.
          - Вы меня? – она приблизилась к коту и посмотрела на пакет. – Ой, это же мой пакет с молоком. Спасибо!
          - Вот и всё! Прощай, моё молочко!– сказал Аполлон и от огорчения упал мордой прямо в пыль.
          Старушка посмотрела на худого чёрного кота, погладила его по головке и задумчиво произнесла:
          - Пожалуй, он тебе нужнее, чем мне. Держи, а у меня второй пакет есть.
          Она положила пакет с молоком рядом с Мотей, погладила его ещё раз по голове и пошла своей дорогой.
          - Эй, Аполлон, - сказал Мотя, - вылезай, пошли домой, молоко пить.
          На тротуар вылез пыльный и грязный Аполлон.
          - Ты где так измазался? – удивился Матвей.
          - Это я от огорчения в пыль упал. Думал, пропало наше молочко.
          Аполлон поднял пакет с тротуара, и тот, как живой, привалился к нему на плечо.
          - Молочко моё, - целовал и гладил пакет белый кот, оставляя на нём грязные следы, - хорошее моё, вкусненькое…
          Под его лапами молоко переливалось из одной части пакета в другой. Казалось, что пакет ожил и сам обнимает Аполлона, как старого друга.
          - Клади мне пакет на спину, - предложил Аполлон, - я теперь с ним до самого дома не расстанусь.
          Матвей положил пакет с молоком на спину друга, и они двинулись по дороге, что вела из города к их дому.

(продолжение следует)


Рецензии
До чего же я люблю добрые сказки! а уж про котов... надо будет вечером внукам почитать!
Спасибо, Валентина!)))

Елена Путилина   06.04.2021 16:26     Заявить о нарушении
Спасибо, Елена!
В прошлом году сама читала внуку. Потом сделала макет книги и распечатала с картинками. Мне проиллюстрировала книгу художница Елена Кротова. Теперь читает сам.
Книга уже готова, но, скорее всего, издавать пока не буду - проблема с продажами.
Хотела в каждой части поставить иллюстрацию, да что-то у меня не получается ни с картинками, ни с фотографией.
Надо ещё попробовать.
Доброй ночи! Валентина

Валентина Шабалина   06.04.2021 17:39   Заявить о нарушении