06. Террор и Добродетель

     Странные, смешанные впечатления оставил по себе в душе Альбера праздник Верховного Существа.

    Образ Архитектора Вселенной, скроенный по старым масонским лекалам, был  малопонятен и не слишком близок простым французам, воспитанным в католических традициях.

    С пиротехникой, к тому же, произошли несколько досадные заминки, не замеченные народом, но вызвавшие злорадные смешки некоторых депутатов.

    Профессиональная внимательность Альбера отметила этот пункт.

    Простые люди поняли это мероприятие, где с трибуны звучали красивые, умиротворяющие фразы, как возвращение к религиозности и отказ от атеистических экспериментов прошлого 1793 года. 

    Но с какой целью задумывался этот праздник  на самом деле? 

    Обращение к Конвенту с предложением введения конституции 1793 года было бы прекрасным и главное уместным завершением праздника. Очень жаль, что этого не произошло... это был самый подходящий момент...

   Так думал не только Альбер, но и некоторые очень важные люди из самого близкого окружения Робеспьера... Но о чем думал в это время сам Неподкупный, на что рассчитывал? 

  Солнце садилось... кроваво-красный закат зимой предвещает холод, но что предвещает он летом? Альбер вытащил из кармана платок и вытер влажный лоб, поднял глаза. 

   Впереди шел сам Робеспьер в небесно-голубом фраке, в окружении депутатов...

   Уставший и замкнувшийся в своих мыслях, шел Альбер с площади, смешавшись с разношерстной толпой, состоящей из депутатов Конвента, депутаты шли впереди колонны, за ними следовала толпа из простых парижан и рассеянных среди них  коллег Альбера  из Комитета Общественной Безопасности.

   Внезапно Мерсье вышел из состояния задумчивости и невольно прислушался к приглушенному злому шипению, раздавшемуся за спиной:

- Речи о умиротворении, о природе, о Боге... а место не удосужились выбрать другое, чем площадь Революции, где еще вчера стояла гильотина и куда ее завтра вернут снова...  Тьфу...

- Точно, ему мало светской власти... вообразил себя Папой Римским! Ну, недолго ему осталось...

  Хуже всего было то, что Альбер узнал эти голоса... «заклятые друзья» из Комитетов...

  Не думал, что этот день закончится так. Неподкупный должен узнать о том, что творится за его спиной...

  Но он обещал Мари устроить маленький праздник. Купил у цветочницы пышный розовый букет и резким жестом остановил фиакр.

- Куда везти, гражданин?
- В Ла-Форс... – и надо было при этом видеть озадаченное лицо кучера-санкюлота.  В тюрьму... с  цветами... нет, мир точно сошел с ума...

....   .....  ....

    Кое-какие изменения в обстановке помещения с порога бросились Альберу в глаза.

    Новые алые шторы, скрывающие досадно решетчатое окно и вишневый ковер на стене создавали оживляющую теплую обстановку. Появилось два глубоких мягких кресла, обитых тканью леопардового окраса.

    Накрытый белой ажурной скатертью стол был красиво сервирован, три вида салатов, жареное мясо,  рубиновое вино в хрустальных бокалах искрилось от теплого золотистого пламени камина.
    В огне танцевали эротический танец саламандры...

    Антуан потрудился, насколько хватило фантазии, но никого другого привлекать было нельзя, чем меньше посторонних знают об этом уютном гнездышке посреди мрачных стен Ла-Форс, тем лучше.

   Мари в ярком новом пеньюаре, украшенном китайским орнаментом, с густыми распущенными волосами цвета светлой меди была очень красива. Альбер на секунды невольно замер.

    Молодая женщина сейчас выглядела заметно посвежевшей и совсем не напоминала своим видом ту несчастную узницу с полными ужаса глазами, какой он увидел ее в карцере полгода назад.

  Из-за спины показался шикарный букет роз:

- Это тебе, Лисёнок...Золотая Бусинка...  – мягким жестом он протянул ей цветы.
- Я ждала тебя... – Мари подошла совсем близко к Альберу и нежно провела ладонью по волосам и по щеке – как прошел ваш праздник?

  На смуглом лице Мерсье промелькнула и тут же исчезла тень досады:

- Я ожидал совсем иного итога... Но... Давай на этот вечер забудем обо всех и обо всём... есть только мы... мир состоит только из нас... ты согласна?

  Мари легким жестом показала на изменившийся интерьер:

- Вчера вечером ко мне снова пришла моя верная и добрая Луиза... А сегодня утром Антуан принес новые кресла, повесил новые шторы и ковер на стену. А содержимое стола... великолепно... уже и до сознания не доходит, что я нахожусь в Ла-Форс, а не у себя дома...

  Она удивилась, когда Альбер взглянул на нее рассеянно-сумрачным взглядом и буркнул:

- Причем здесь твоя Луиза?

- Как причем? Ты меня удивляешь, Альбер.  Ты же знаешь, она регулярно приносит мне деньги, я отдаю их Антуану и вот... хороший стол и новая обстановка...

- Ну да... как я мог об этом забыть... – холодная усмешка чуть тронула губы Мерсье, но тут же заметно потеплела и исчезла - пусть это будет наш вечер...
 
   Порывистым движением он прижал Мари к себе и усадил на диван, жадно целовал губы, шею, плечи, чуть дрожащие от сдерживаемой страсти руки,  сжимали ее грудь.   
-  Голодный дикарь... хищник... – молодая женщина нежно и томно улыбалась, полуприкрыв глаза и откинувшись на постель...
 


Рецензии
Террор и Любовь! Сколько раз это уже было, и будет повторяться в истории. Спасибо, Ольга!!!

Игорь Тычинин   28.03.2021 16:11     Заявить о нарушении
Рада Вам, Игорь)

Ольга Виноградова 3   28.03.2021 18:04   Заявить о нарушении