О планах создания Южно-Дагестанской области

Во второй половине XIX в. на территории Северного Кавказа начинаются новые территориальные преобразования и в его административных границах появились Кубанская, Терская и Дагестанская области. Из архивных материалов выявляется, что новая система администрирования Северного Кавказа началась с инициативы Совета главного управления Закавказским краем, находящегося в г. Тифлис (с 1936 года г. Тбилиси, Грузия) в 1842 году, с предложения образовать Дагестанскую область.


Из материалов архивов следует, что в 1842 году в г. Тифлис Совет главного управления Закавказским краем предложил проект образования Дагестанской области. Проект был доработан и одобрен, а в 1845 году рассмотрен в Кавказском комитете в г. Петербург. Однако император Николай I (1796–1855) нашёл этот проект преждевременным, «ввиду военных действий в Дагестанской области», хотя в целом отнёсся к нему положительно. И действительно, создание Дагестанской области в этот период было практически невозможно из-за непрерывных военных действий в Северном и Нагорном Дагестане. Фактически, они тот момент, не велись лишь в Южном Дагестане, где предполагалось образовать Южно-Дагестанскую область, поручив исполнение должности областного начальника командующему войсками в Южном Дагестане. Об этом в частности пишет российский исследователь Ю.П. Злобин — кандидат исторических наук, доцент, заведующий кафедрой истории России ОГУ. О планах создания колониальной администрацией Закавказского края Южно-Дагестанской области пишут и другие исследователи, в частности такие как Ф.В. Димаева, С.М. Демелханов, Д.П. Геворкьян.


Однако в 1846 году было составлено новое «Положение» о разделении Закавказского края на несколько губерний и образована Дербентская губерния под руководством военного губернатора и командующего войсками в ней. В этом же году была создана Лезгинская кордонная линия, включившая земли Северного и Нагорного Дагестана. В 1847 году было учреждено ещё одно уже более крупное административное образование — Прикаспийский край. Он состоял из двух частей: 1) Дербентской губернии (Дербентский и Кубинский уезды, Даргинский и Самурский округа, владения Кюринское и Казикумухское, и «прочие земли к югу от Аварского Койсу») и 2) земель Северного и Нагорного Дагестана, находившихся в ведении командующего войсками в Прикаспийском крае. Но на деле, как отмечают все исследователи многие территории, вошедшие в этот край, находились лишь в номинальном подчинении российских властей. По свидетельству командующего войсками в крае князя Григория Дмитриевича Орбелиани (1804–1883), даже в относительно спокойной Дербентской губернии были районы, доступ к которым был возможен только «в сопровождении большой воинской силы».


В свою очередь, наместника Кавказа князя Александра Ивановича Барятинского (1815–1879) также не устраивало положение невозможности повсеместно контролировать действия дагестанских племён, а также ограничение свободы передвижения российских войск и её подданных. Все эти причины вынуждают его инициировать новую реорганизацию региональной власти. Предложенная новая структура упразднила российскую губернскую систему управления и в 1958 году ввела систему управления «военно-народное управление», которая закрепилась как «система административных органов по управлению горцами Кавказа» или как «принцип управления туземными племенами». Наряду с этим А.И. Барятинский, пользуясь широкими полномочиями управления Кавказским краем в целях адаптации российского административного управления на Восточном Кавказе 1-го апреля 1958 года утверждает «Положение о Кавказской армии, которое включило в себя отдельную часть: «По управлению горскими народами, не вошедшими в состав гражданского управления». Новое отделение находилось в непосредственном подчинении Главного штаба Кавказской армии. Это был первый законодательный акт новой системы управления. Этими мерами власти фактически пытались реализовать идею внедрения общероссийских органов управления в Дагестане.


Весной 1860 года последовали очередные действия по созданию нового управления Дагестаном. 5 апреля 1860 г. высочайшим указом царя Александра II Николаевич (1818–1881) по представлению Главнокомандующего Кав¬казской армией, наместника Кавказа князя А.И. Барятинского было утверждено «Положение об управлении Дагестанской областью и Закатальским округом». Он определял формы организации власти в регионе, административное и территориальное устройство новой области и компетенции её административных органов. У наместника Кавказа на тот период видимо было сформировано свое видение проблемы и вопроса реорганизации региона. Проект получил одобрение, и Дагестанская губерния от 30 мая 1860 года была реорганизована в Дагестанскую область с центром в укреплении Темир-Хан-Шуре (ныне г. Буйнакск, Дагестан). В проекте указывалось: «§1. В составе Кавказского края образуется особый отдел под названием Дагестанской области. § 2. Дагестанскую область составляют: а) Прикаспийский край (за исключением Кубинского уезда, присоединяемого в Бакинской губернии); б) Общества горцев, живущие между правым берегом Андийского Койсу и Главным хребтом, отделяющим Кахетию и Джаро-Белоканский округ от Дагестана.


В ходе реорганизации по новой системе администрирования были переподчинены округа Закатальский, Самурский, Бежтинский непосредственно Дагестанской области. А Нухинский уезд Бакинской губернии и Тионетский округ Тифлисской губернии, ранее входившие в Джаро-Белоканский военный округ, «отошли в состав своих губерний», согласно новому проекту. При этом земли по берегу Андийского Койсу «…временно остаются присоединенными к Терской области». Позже указом от 20 июля 1861 года часть земель, временно в 1859 года переданных Терской области (левый берег Андийского Койсу), была возвращена в Дагестанскую область. Этим же указом определена граница между Дагестанской и Терской областями по Андийскому хребту. Следует отметить, что территория равнинного Дагестана между реками Тереком и Сулаком позже была включена в состав Терской области как Хасавюртовский округ (1869). Этот законодательный акт определил структуру управления образованной области и компетенцию всех административных органов в ней. Система судебной власти, согласно Положению от 5 апреля 1860 г., разделялась на три звена: 1) комиссии военного суда — при частях войск, располо¬женных в Дагестанской области; 2) Дагестанский областной суд; 3) Дагестанский народный суд, окружные и словесные суды. Уже 20 апреля 1860 года император Александр II утвердил Положение об упразднении Лезгинской кордонной линии «по случаю окончательного покорения Восточного Кавказа». В Положении указывалось, что подробное устройство нового местного управления составляет предмет особого проекта, который должна подготовить кавказская администрация. 


В Дагестанской области было введено «военно-народное управ¬ление» с разделением её на четыре военных отдела: Верхний Дагестан с включением Бежтинского округа; Северный — куда вошли Даргинский округ с Сюргинским обществом, шамхальство Тарковское, Мехтулинское ханство и наибство Присулакское; Средний — в составе Гунибского и Казикумухского округов и ханство Аварское и, наконец, Южный Дагестан, куда вошли Кайтаго-Табасаранский и Самурский округа и ханство Кюринское. Они в свою очередь делились на 6 округов: Даргинский, Кайтаго-Табасаранский, Самурский, Казикумухский, Гунибский, Бежтинский. Округа Гунибский и Бежтинский не имели должности начальника округа, они управлялись военными начальниками Среднего и Верхнего Дагестана соответственно. Северный Дагестан подразделялся на Даргинский округ, владение Тарковское, ханство Мехтулинское и наибство Присулакское. Даргинский округ был образован ещё в 1845 году «из покорённых земель» и до 1860 года входил в состав Дербентской губернии. Средний Дагестан подразделялся на округа Гунибский и Казикумухский, ханство Аварское и сельские общества, которые управлялись ханом аварским. Южный Дагестан был поделён на округа Самурский, Кайтаго-Табасаранский и ханство Кюринское. До 1860 года Кайтаг и Табасаран входили в состав Дербентского уезда бывшей Дербентской губернии. Верхний Дагестан состоял всего из одного округа — Бежтинского, с подчинением военному начальнику этого отдела временно ещё и Закатальского (бывшего Джаро-Белоканского) округа. Все округа имели одинаковую структуру. Во главе каждого округа находился русский офицер, при нём помощник и переводчики в зависимости от количества языков, на которых разговаривали в округе. Там же находились окружной суд (в составе кади и избранных депутатов) и медицинская часть (медик и фельдшер). Последние обязаны были оказывать населению округа бесплатную медицинскую помощь. Округа делились на наибства во главе с наибами, которые наделялись распорядительной и полицейской властью. Исключение составляли округа Кайтаго-Табасаранский и Даргинский, в которых наибств не было. Кроме того, в составе Северного Дагестана было образовано отдельное Присулакское наибство. Название «наибство» в значении административного образования, состоявшего из нескольких населённых пунктов (или сельских обществ), было заимствовано у имамата Шамиля и виделось авторами «военно-народной» системы как «народный элемент» управления. На должности наибов, олицетворявших связь власти с народом, назначались выборные представители местного населения из «влиятельных лиц», которые характеризовались как «способные и заслуживающие доверия».


Все округа делились на наибства, и их количество к концу XX в. достигло до 42. Необходимо отметить, что в низовую администрацию округов нередко привлекались наибы имама Шамиля, перешедшие на сторону России в конце Кавказской войны (Кебед-Мухаммад Телетинский, Мухаммед Гоцобский, Исмаил ал-Чухи, Даниял-султан ал-Илисуви и др.). Современник событий Н.И. Воронов, посетивший северо-западный Дагестан в 1867 году, отмечал, что повсеместно «во главе народного управления сидят всё ещё шамилевские наибы». Таким образом, управление Дагестанской об¬ластью согласно новому «Положению» делилось на военное и гражданское. Военное — подразделялось на управление во¬йсками и местным населением, гражданское — на управление ханствами. Как военные управления, так и гражданские под¬чинялись начальнику Дагестанской области, назначаемому ис¬ключительно из числа царских генералов. Начальник, который подчинялся главнокомандующему Кавказской армией и сосредотачивал в своих руках не только административно-политическую власть (гражданскую с правами генерал-губернатора, а по управлению «туземными племенами» — с правами, определёнными особым положением), но и военную (по званию командующего войсками области он имел права командира армейского корпуса). В его подчинении находились штаб командующего войсками и канцелярия начальника. Штабом управлял начальник штаба, а канцелярией — правитель. Канцелярия, в свою очередь, состояла из двух отделений: по гражданскому управлению краем и по управлению «туземными племенами».


Гражданское управление Дагестанской области включало Дербентское градоначальство (г. Дербент и Улусский магал) и управление городом Петровским, в которых вводились общероссийские законы, но с учётом особенностей Закавказского края. Они распространялись также на лиц, проживавших в штаб-квартирах и пограничных укреплениях и «туземцев», если «о них возникли дела в таких частях области, которые подчинены гражданскому управлению». Дербентское градоначальство и город Петровск (ныне — столица Дагестана г. Махачкала), а также укрепление Темир-Хан-Шура (с 1866 года — город, ныне — г. Буйнакск), вскоре переименованное в город, представляли собой своеобразные островки гражданского управления. В них проживала незначительная часть населения области. Кроме того, Дербентский градоначальник совмещал должность военного начальника Южного Дагестана, а начальник Петровска — коменданта города и подчинялся военному начальнику Северного Дагестана. Следовательно, и здесь не было полного разграничения гражданской власти от военной. Таким образом, после окончания Кавказской войны Дагестан был разделен на две неравные части. Город Дербент и окружавшая его небольшая полоска прикаспийской земли в устье реки Самур были отнесены к гражданскому управлению. Здесь учреждались общероссийские губернские судебные и административные учреждения. Остальная территория Дагестанской области была отнесена к «военно-народному» управлению. В результате в Дагестане сложилась и поддерживалась двойная система власти: «военно-народная» (для горцев) и гражданская (для населения городов и отдельных военных укреплений).


В создаваемую «военно-народную» систему уже не вписывалось управление отдельными частями области местными феодалами. Поэтому при новом наместнике великом князе Михаиле Николаевиче Романове (1832–1909) началось активное отстранение от власти «туземных правителей». Решение вопроса о ликвидации зависимых сословий в шамхальстве Тарковском, Мехтулинском ханстве и Кайтаго-Табасаранском округе затянулось до 1913 г. Были упразднены последние небольшие государственные образования, обладавшие собственной юрисдикцией: ханства Казикумухское (в 1858 г.), Аварское (в 1863 г.), Кюринское (в 1865 г.), владения Кайтага и Табасарана (в 1866 г.), Мехтулинское ханство и шамхальство Тарковское (в 1867 г.). Вместо них были организованы округа. Утрату политической власти дагестанскими феодалами правительство Александра II компенсировало выдачей им значительных единовременных сумм и грамот о праве собственности на землю, присвоением высоких чинов, назначением пожизненных пенсий. В общем итоге, ханы и беки Дагестана, утратив одну привилегию, получили немало других, вписавшись в ряды российского дворянства.


Ликвидация политической власти ханов и беков сопровождалось освобождением рабов и крепостных крестьян. В 1863–1868 годах великий князь Михаил Николаевич провёл отмену крепостного права на территории Дагестана, попутно ликвидировав домашнее рабство. В ходе этой реформы пресекались случаи повторного закабаления бывших крепостных людей. Еще в 1867 г. здесь были освобождены от феодальной зависимости 4 967 крестьянских дворов, или 47% от общего числа. Остальные 5 680 дворов (53%) оставались зависимыми от беков до 1913 г. В Кайтаго-Табасаранском округе дворянское землевладение сократилось к 1917 г. на 11.4%. По подсчетам 74,5% всех, собственников владели всего 2,0% земли, в то время как 12,5% крупных, владельцев, имевших свыше 500 десятин на каждого, сосредоточили в своих руках 85% всей земельной собственности. Особенно большой была концентрация земли у высшей группы собственников, имевших свыше тысячи десятин на каждого владельца. 70% всей частновладельческой земли находилось у 64 наиболее крупных представителей; составлявших эту группу.


В Дагестанской области «военно-народное» управление, окончательно оформленное в 1874 году изданием «Положения и штатов военно-народного управления Закатальского округа и Дагестанской области», продолжало действовать в последней четверти XIX — начале XX века с некоторыми изменениями. Постепенно ограничилось участие в сельском управлении местного населения. Институт сельских старшин, бывший в 1860–1870-х годах выборным, в 1880-х годах становится назначаемым. Затем было решено ликвидировать и само название наибств и не назначать на эти должности представителей местного населения, мотивируя это тем, что они не всегда обнаруживают беспристрастие. В 1899 году вместо наибств были образованы участки по типу общероссийских. По данным Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. в Дагестанской области проживало 587 326 человек постоянного населения (к 1 января 1906 года их число достигло 645 148 чел.), а наличное же составляло 571 154 человека, из них мужчин — 283 279 (49,6%), женщин — 287 875 (50,4%). В Дагестане было три города — Дербент (14 649 ч.), Порт-Петровск (9 753 ч.), Темир-Хан-Шура (9 214 ч., областной центр) и 9 округов с населением: Аварский — 37 639 ч., Андийский — 49 628 ч., Гунибский — 55 899 ч., Даргинский — 80 943 ч., Казикумухский — 45 363 ч., Кайтаго-Табасаранский (включая г. Дербент) — 91 021 ч., Кюринский — 77 680 ч., Самурский — 35 633 ч., Темир-Хан-Шуринский (вкл. города Порт-Петровск и Темир-Хан-Шура) — 97 348 ч. Округа в основном являлись однонациональными.


Военно-оккупационный режим, введенный в Дагестане, нашёл свое выражение при комплектовании административного аппарата, когда на должность начальника области и начальников округов назначались высшие военные чины царской армии, предпочтение в этом отдавалось лицам кавказской национальности, которые по своему менталитету были знакомы с обычаями и веками складывавшимися нормами общественной жизни дагестанцев. Особенности местного управления сохранялись при комплектовании низших звеньев административного аппарата — такие как сельское управление. Согласно «Положению» о сельских обществах, утвержденному главнокомандующим Кавказской армией в 1868 г., сохранились: сельский сход (джамаат), сельский старшина, сельский кади и сельский суд. На сельский сход для решения важных общественных дел допускались только мужчины, один человек от «дыма». Сельским обществом управляли сельские сходы (джамааты) из совершеннолетних домохозяев мужского пола, а также сельские старшины и сельские наибы. Сходы занимались избранием сельских должностных лиц, «раскладностью по хозяйствам податей и повинностей». Сельские старшины с 1900 г. назначались царской администрацией. Новая система судопроизводства была следующей: по военно-уголовным делам — в комиссиях уголовного суда, по законам России — в областном суде, где судились в основном русские. По адату и шариату судились народы Дагестана в Народном суде, который состоял из представителей привилегированных сословий. В округах действовали окружные суды. В 1876 г. был упразднен областной суд. В том же году были открыты мировые отделы в Петровске, Темир-Хан-Шуре и г. Дербент (они находились в ведении Тифлисской судебной палаты). Юрисдикция мировых судов на остальную часть области не распространялась. В компетенции прав мусульманского духовенства входило их участие в судебных разбирательствах по шариату, разрешалось богослужение в мечетях, были сохранены и мусульманские школы — мактабы и медресе. Но за всем этим правительство осуществляло строгий контроль. В общем, введение судебной системы, несмотря на её половинчатость, сыграло положительную роль. Прежде всего, были собраны и упорядочены нормы обычного права Дагестана — адаты. Причем, они были откорректированы под общероссийское законодательство. Из них были изъяты некоторые дикие обычаи, была ограничена кровная месть.


К 1917 г. полностью было завершено создание полицейских участков во всех округах Дагестанской области. Их было 36 и 1 приставство. Некоторые изменения в административно-территориальном устройстве Дагестанской области в начале ХХ в. были внесены приказом от 7 марта 1902 г. по военно-народному управлению Кавказского края были созданы районы помощника начальников Каратино-Технуцальского и Ункратль-Дидоевского участков Андийского округа, помощника начальников Анцухо-Капучинского участка Гунибского округа и Нижне-Табасаранского участка Кайтаго-Табасаранского округа. После известных январских событий 1905 г. в России, царское правительство решило усилить свое влияние на Кавказе Указом царя 26 февраля 1905 г. новым наместником на Кавказе был назначен граф И.И. Воронцов-Дашков (1837–1916) в чине генерал-лейтенанта, проработавший на этой должности до 1915 г. Наместник И.И. Воронцов-Дашков развернул большую кампанию за введение в крае земства и земских учреждений Однако против введения земства высказались почти все начальники округов Дагестанской области, несмотря на то, что многие из них возглавляли офицеры, служившие в царской армии.


Включение Дагестанской области в общероссийскую политическую систему сыграло объективно-прогрессивную роль в процессе социально-экономического и культурного развития народов Дагестана. Впервые здесь была создана единая система административно-территориального управления. С точки зрения исторического развития народов, прогрессивное значение имела ликвидация ханской власти. Крестьяне освободились от деспотической власти ханов, от их бесконтрольного произвола и бесчинств. С ликвидацией ханств происходит процесс унификации государственного устройства Дагестанской области. Создание единого объединения с централизованной властью и аппаратом административного управления значительно способствовало устранению экономической раздробленности отдельных частей Дагестана, создало предпосылки для строительства шоссейных дорог, играющих важную роль в экономике области. Вовлечение Дагестана в общероссийскую экономическую систему способствовало развитию здесь товарно-денежных отношений, строительству дорог, коренному улучшению водного и сухопутного транспорта. Проведение железнодорожной линии по Дагестану, сооружение морской пристани в городах Порт-Петровске и Дербент сыграли огромную роль в развитии экономики и культуры. Источники сообщают о наличии в г. Дербент, ставшим важным торговым центром на юге Кавказа, армянских, персидских и даже индийских купцов. Однако, необходимый учёт числа предпринимателей, рода их деятельности, размеры их доходов и контроль за законностью того или иного вида предпринимательства был осуществлен лишь после 1860 г. В первые годы функции налоговых инспекторов были возложены на органы местного управления, контролируемые Бакинской Казенной Палатой и Главным Акцизным управлением, а с 5 февраля 1899 г. был учрежден институт податных инспекторов, разделивший всю Дагестанскую область на участки, подчиненные общероссийским законам.


Основополагающим для всех российских, в том числе и дагестанских предпринимателей, следует считать принятое в 1863 г. «Положение о купечестве». До 1900 г. в Дагестане преобладали, в основном, мелкие лавки 3-го, 4-ro разряда. В динамику роста торгового капитала внесла коррективы первая мировая война. Поголовье овец за годы войны резко сократилось и по сравнению с 1913 г. к 1917 г. оно снизилось на 31,9%. Упала и торговля. Снизилось число выданных разрешений на торговлю. В Дагестане, как и по всей России, были жестко регламентированы цены на продукты продовольствия, хлопчатобумажные, суконные, кожевенные изделия. Несмотря на экономический кризис, правительство держало под своим строгим контролем цены на продовольственные продукты первой необходимости: муку, сахар, масло, чай, хлебную выпечку. В некоторых случаях наблюдалось у торговцев даже снижение цен на эти продукты, что приветствовалось местной администрацией. Торговцев, превысивших цены на масло, муку, сахар, чай, кофе, молоко ожидал штраф в 3000 рублей или заключение под стражу. В работе приведен фактический материал, подтверждающий это. В годы военного кризиса был увеличен и промысловый налог. Банкирские дома должны были платить в казну почти половину своего годового оборота (40%). Не удивительно, что многие коммерческие банки в годы первой мировой войны разорились, выстоял Русско-Азиатский банк, филиал которого с 1910 г. успешно функционировал в г. Петровске. 30% налогового сбора приходилось и на перворазрядные гостиницы и рестораны, которые приносили своим владельцам большие доходы. 


Ускорителем процесса предпринимательства в г. Дербенте стал коммерческий банк, открытый в 1903 г. на средства русского купца П. Малютина. Кюринский и Самурские округа были настолько самодостаточными в плане экономического развития, что в 1912 г. даже встал вопрос об открытии своего казначейства в сел. Ахты. Было учтено, что именно в этот окружной центр съезжались для торговли жители не только Южного Дагестана, но и из Нухинского уезда, из сел. Закаталы. Здесь происходила закупка бакалейных и мануфактурных товаров, обуви, одежды, выделанной кожи, овчины, муки, зерна. Селение Ахты было самым крупным торговым центром в Южном Дагестана, здесь проживало в начале XX в. 6 623 человека и было 113 лавок, в том числе 16 мануфактурных. За один год было продано 20 тыс. пудов шерсти на 140 тыс. руб. От продажи скота было выручено 300 500 руб. В селении Юхари-Сталь известный предприниматель Гамидула Абдуллаев организовал товарищество «Красно-рыболовный промысел». Активную деятельность здесь развернули русские купцы из Астрахани и Поволжья. К началу XX в. в этих округах происходит процесс перехода земли в руки купцов, которые приобретают не только нефтеносные участки, но и пастбища, как летние, так и зимние, сады и виноградники. Здесь земля переходит в руки армянских, татарских (тюркских) и дагестанских бизнесменов.


В тоже время, «военно-народное» управление в Дагестане, когда оно вводилось в 1860 году, рассматривалось как временная и переходная мера. Однако каждый раз, когда возникал вопрос о переходе к гражданскому управлению, центральная власть находила основания для сохранения здесь «временного порядка», ограничившись инкорпорацией местной элиты в правящие круги России. По этой причине военно-административный режим сохранился в Дагестанской области до свержения монархии в марте 1917 года.


Другим результатом территориальных «преобразований» на территории расселения дагестанских народов явилось безвозвратная утрата земель — исторического ареала проживания, таких как Нухинский и Кубинского уезд — оба были отнесены к Бакинской губернии, и как следствие окончательная утрата южнодагестанскими народами возможности восстановления своей государственности, в виду отказа колониальной администрации от идеи создания в регионе Южно-Дагестанской области.



Автор: ‘Али Албанви

На фото: Герб Дагестанской области.


Литература

1. Алиева А.Б. Государственное управление «имперской» администрации Дагестанской областью во второй половине XIX века [Электронный ресурс] Режим доступа: https://clck.ru/TzAAT, свободный. — Загл. с экрана (дата обращения: 30.03.2021). — Яз. рус.

2. Алиева А.Б. Административно-территориальное устройство Дагестанской Области (Республики) — конец ХIХ — 30-е годы XX в. Опыт, проблемы. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Махачкала. 2008. С. 12–13.

3. Гаджиев А.-Г. Прогресс культуры и духовной жизни народов Дагестана в конце XIX — начале XX веков (для 10 класса). Учебное пособие. Издательско-полиграфическое объединение «Юпитер» 1997. С. 3–4.

4. Геворкьян Д.П. Образование дагестанской области в составе Российской империи [Электронный ресурс] Режим доступа: https://clck.ru/TzaF2, свободный. — Загл. с экрана (дата обращения: 30.03.2021). — Яз. рус.

5. Губаханова Р.А. Предпринимательство в Дагестане (1860–1917): к проблеме становления и развития капиталистических отношений. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук. Махачкала, 2006. С. 23–36 [Электронный ресурс] Загл. с тит. экрана. Электрон. версия печ. публикации. — Систем. требования: Adobe Reader. URL: https://clck.ru/TzS6o (дата обращения: 28.03.2021).

6. Димаева Ф.В., Демелханов С.М. Административно-территориальное обустройство Северного Кавказа с 60-х годов XIX века: проекты, решения, последствия // Журнал «International scientific review». 2019. С. 22–32.

7. Злобин Ю.П. «Военно-народное» управление в Дагестане в XIX — начале XX века // Народы Кавказа в Уральском регионе. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвящённой 200-летию вхождения Дагестана в состав России. — Оренбург: ООО ИПК «Университет», 2014. С. 30–45.

8. Обзоръ Дагестанской области за 19О5 годъ. Темиръ-Ханъ-Шура. „Русская типографія“ В.М. Сорокина, 1907. С. 6.

9. Первая всеобщая перепись населенія Россійской имперіи, 1897 г. Дагестанская область. 1905. С. 1–2.


Рецензии
И удины жили в Южном Дагестане

Зус Вайман   31.03.2021 19:50     Заявить о нарушении
Да, все верно!

Али Албанви   31.03.2021 22:30   Заявить о нарушении