История лезгинских областей Шабран и Мушкур

Шабран — историческая область расселения лезгин и одноимённый средневековый город, существовавший в V–XVIII вв. в пределах Большого Кавказского прохода, в восточной части исторического Южного Дагестана. В исторической географии область Шабран является неотъемлемой частью другой лезгинской области — Маскут.


Шабран (в разных источниках фиксируется и как «Шабаран», «Шабуран», «Шаваран», «Сабаран») возник в V–VII вв., как город-крепость, а к IX–X вв. превратился в крупный политико-административный, торгово-ремесленный и культурный центр государства Ширваншахов. В середине XI в. семейная усыпальница Ширваншахов находилась именно в Шабране. Название города впоследствии было перенесено на окружающую область. Русский историк-востоковед В.Ф. Минорский (1877–1966) по этому поводу отмечает: «На северо-восточном склоне юго-восточного отрога Кавказского хребта и вдоль побережья моря лежат очень плодородные области, орошаемые реками района современной Кубы и большой рекой Самур (Саммур). Первоначально они принадлежали лезгинским (лакз) княжествам, но постепенно были аннексированы Ширваншахами и стали яблоком раздора между ними, эмирами ал-Баба и даже правителями Аррана».


Говоря о локализации Шабрана Минорский пишет следующее: «После тюркского нашествия и в период своей борьбы с дербендским Муфарриджем, Фарибурз б. Саллар явно стремился перенести главный центр своих владений в эту местность, где упоминаются две территории — Шабаран и Маскат (лезг. Муьшкуьр — примечание автора). Первый считался частью Ширвана, а последний [Мюнеджжим-баши — османский историк XVII века — примечание автора] описывает особо, как часть ал-Баба. Предпочтительно, однако, рассматривать их совместно, и не только потому, что они относятся к одной и той же географической зоне, но и потому что очень часто Маскат бывал захвачен Ширваном. Замок Шабаран стоял на реке того же названия, которая течет на юг от современной Кубы».


В сочинении «Худуд ал-‘Алам мин ал-Машрик ила-л-Магриб» («Границы мира с востока на запад») стоит форма «Шав.ран». В. Минорский пишет, что «имена Шарван и Шабуран, несомненно, различного происхождения. Худуд («Худуд ал-‘Алам мин ал-Машрик ила-л-Магриб» — примечание автора), составленный в 372 г. х. / 982 г. в Северном Афганистане, называет Шав.ран касабой Ширвана, что я перевел как «столица Ширвани», но, быть может, лучше было бы разуметь под этим термином лишь “окружной центр”, так как Шавура-н мог действительно быть административным центром территории Хурсан, одного из трёх округов, из которых слагался Ширван».


Из книги В. Минорского «История Ширвана и Дербенда X–XI веков» мы также узнаем, что в 373 г. х. / 983 г. Мухаммад б. Ахмад построил стену вокруг города (мадина) Шабаран. Тот факт, что «умерший в 418 г. х. / 1027 г. эмир Йазид б. Ахмад и дочь последнего Шамкуйе, умершая в 459 г. х. / 1067 г. были похоронены в семейной усыпальнице в Шабуране, знаменателен в связи с внезапным появлением иранских имён среди потомков Йазида. Возможно, что это новшество было результатом брачной связи Йазида с одной из древних местных семей, вернее всего, с отпрысками бывших владетелей Шабарана». Селение Са’дун упоминается в главе 19, как пункт, до которого дошел правитель Аррана во время своего вторжения в Ширван. Далее на север до реки Самур лежит область Маскат (Маскут?). Это арабское название, — пишет Минорский, не что иное, как народная этимология (Маскат — «место, где что-то произошло»), тогда как первоначальным названием области должно бы быть «Маскут» или «Машкут» от имени древних Массагетов. Маскат, по всей видимости, имел смешанное население, а в начале VIII в. Марван б. Мухаммад поселил и хазар, обращенных в ислам, «в стране Лакз между Самуром и Шабараном», т. е. в Маскате, в «стране лезгин».


Около 1067 г. в районе Шабарана тюрки-кочевники ограбили «мусульман и их союзников (му’ахидин)», причём последний термин, относят к христианам (Шабаран без цитадели [кал’а], в нём преобладают христиане; расположен на границе). В настоящее время имя Мушкур носит район между реками Ялама и Белбела. Важное поместье Михйарийа, превращённое Фарибурзом I ибн Саллар (1063-1096) в укреплённый город и принадлежавшее к Маскату, должно было лежать у самого Самура. В общем можно сказать, что Шабаран и Маскат соответствуют южной и северной части современного Кубинского района, упоминает длинную стену, называемую «Абзут-Кават» («Возвеличился [царь] Кават»), на север от которой жили маск’ут’аны на Варданской равнине. Название Куба, по Минорскому, быть может, имеет отношение к тому же Кавату (Кубаду), отцу Ануширвана, который построил упомянутую стену, где в XVIII в. возникла династия кубинских ханов, влияние которой чувствовалось не только в Дагестане, но даже на южном побережье Каспия и в Ардебиле.


Менее ясно положение местности «Байн ан-нахрайн», т. е. «междуречья», которая упоминается вместе с Маскатом. На первый взгляд, она могла лежать между важными реками Самур и Рубас (из которых последняя течёт между Самуром и Дербентом). Однако какой-то «Байн ан-нахрайн» засвидетельствован в самом Самурском бассейне (термин «Байн ан-нахрайн» встречается в отрывке сочинения «Ахты-наме», цитируемом русским ориенталистом Н.В. Ханыковым (1822–1878). Место, упоминаемое дважды в сочетании с селениями по Самуру, находилось «у подножия горы Шах-Алборз» и включало селение Усухчай (в оригинале «Усуг»). Река Усухчай протекает у западного подножия Шахдага и впадает в Самур с юга. В отрывке, приводимом ниже, арабский энциклопедист Йакут ал-Хамави (1178/80–1229) помещает область «Маджма’ ал-бахрайн» за Лакзом (т. е. самурскими лезгинами). Возможно, что это тот же «Байн ан-нахрайн»), на территории лакзов. Кроме того, Йакут ал-Хамави, побывавший на Кавказе в XII веке, писал: «Ранее Ширван лекзов теперь заселён как саранчой туркменами-сельджуками».


В середине XIII века город подвергся нашествию монголов и был частично разрушен. Оживление жизни в городе произошло к концу XIII — началу XIV века и продолжалось до конца XV века. Однако в результате сефевидо-османских войн первой четверти XVIII в. город подвергся тяжёлым разрушениям и утратил своё былое значение. Окончательное падение города связано с землетрясением, полностью стёршим его с лица земли. Население города постепенно переселилось в один из дальних «пригородов», караван-сараев, принадлежащих Шабрану, вокруг которого впоследствии возник город Дивичи, который в 2010 году был переименован в Шабран.


Что касается Муьшкуьра (Маскат) — лезгинская историко-географическая область в южной части Приморского Дагестана, то она соответствует южной части Дербентского и восточной части Магарамкентского районов, Кусарского, Хачмазского и Кубинских районов. Ограничен с востока Каспийским морем, с юга — р. Самур, с севера — г. Дербент. Мушкур описан у географа И.Г. Гербера (ок. 1690–1734) как округ, населенный суннитами, говорящими по-тюркски (судя по всему тюркский язык уже тогда был разговорным). Между тем, при описании событий 1711 г. полководец и мударрис, руководитель антиперсидского восстания ал-Хаджжи Давуд ал-Мушкури ад-Дагистани (1680–1735) везде именуется лезгином, даже «лезгинским владетелем», предположительно его родное село Девела (ныне сел. Дедели Хачмазского района АР) фигурирует как лезгинское (как и все окрестные сёла). По версии историка Б.Э. Эскендерова ал-Хаджжи Давуд мог быть выходцем из высокогорного села Джаба (лезг. Чепер, ныне Ахтынского района Дагестана): «что касается его происхождения из селения Дедели, то оно основано на сведениях Лопухина и Гербера, и на наш взгляд является ошибочным. Хаджи Давуд имел в селении Дедели участок земли и дом, но ни эти авторы, ни один другой источник не утверждает, что он был уроженцем села Дедели. Наоборот, еще один летописец тех лет пишет, что Хаджи Давуд „…с давних пор постоянно проживает в нахийе Мюскур, находящегося в районе пристани Ниязова“».


Остается предположить, что между 1711 и 1727 гг. Мушкур пережил значительные перемены — с этим согласуется выше сообщение И.Г. Гербера о том, что после 1724 г. ал-Хаджжи Давуд «перегнал» значительную часть жителей приморской равнины в Кабалу и Агдаш. О Мушкуре же И.Г. Гербер сообщает: «Уезд невеликий... а через мятежников ныне, которые обитателей мушкурских частию в Шемаху и в другие места увезли, а частию убили и разогнали...». Примерно то же говорит он о судьбе жителей Шабрана и Бермека. Позже существовал Мушкюрский участок (магал), который по-видимому делился в то время на две части: Мушкюр Кубинский (южная половина;) и Мушкюр Дербентский (северная поло¬вина, куда как часть входил и Карблухский район).



Автор: ‘Али Албанви

На фото: Карта Каспийского побережья от Волги до Куры, составленная Гербером в 1728 году.



Литература

1. Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда X–XI веков. М. Издательство восточной литературы. 1963. С. 108–111.

2. Эскендеров Б.Э. Происхождение кубинских ханов: новая версия // История, археология и этнография Кавказа. Т. 15. №2. 2019. С. 132–148. [Электронный ресурс] Режим доступа: https://caucasushistory.ru/2618-6772/article/view/1512, свободный. — Загл. с экрана (дата обращения: 03.04.2021). — Яз. рус.


Рецензии