Диверсант

Из жизнеописаний иркутской профессуры

Автор напоминает возможным читателям, что все имена и географические названия в рассказе изменены, все события придуманы, а все возможные совпадения случайны.


В дверь позвонили. Сергей Сергеевич, оторвавшись от подготовки статьи, недовольно хмыкнув, пошел открывать. За порогом стояла почтальонша с бумажкой в руке: «Заказное письмо! Распишитесь!»

Он расписался, взял из рук женщины конверт и закрыл дверь. В конверте находилась повестка из военкомата. Предлагалось явиться такого-то и во столько-то по адресу военкомата с паспортом. Причина не указывалась. Сергей Сергеевич подумал, что для призыва на сборы привели бы список вещей, да и февраль сейчас – какие сборы?

В назначенное время он сидел на лавке у дверей кабинета. Людей хватало, но очередь двигалась довольно споро. Выглянувшая молодая симпатичная блондинка с погонами старшего сержанта громко назвала его фамилию. Он послушно вошел в большую комнату с казенной мебелью. Четыре стола оказались заняты, у пятого стул был свободен. Женщина кивнула на него и села напротив, положив перед собой щуплую дерматиновую папку.

Полистав бумаги, она потребовала паспорт, сверила фотографии в паспорте и личном деле с самим военнообязанным. Затем протянула заполненную карточку:
- Прочитайте! Если что-то изменилось, напротив карандашом ставите галочку.

- А что могло поменяться?

- Все могло! Семейное положение, место проживания, количество детей, образование. Смотрите по графам и отмечайте, если что-то сейчас по-другому. Я уже внесу чернилами изменения!

Сергей Сергеевич ответственно принялся изучать документ. Все оставалось прежним: женат, двое детей, ученая степень. Поменялось место жительства – недавно ему дали просторную «трешку» в новом доме. Дойдя до графы «Знание языков», он помедлил и напротив записи: «Немецкий, читаю и перевожу со словарем», тоже поставил галочку.
 
На вопрос сотрудницы военкомата он, как о чем-то обыденном, сообщил, что окончил вечернее отделение английского и французского в местном инязе. Самостоятельно выучил испанский, португальский, китайский, японский и хинди. На всех этих языках может общаться и переводить литературу. И еще десятка два других языков мира знает "со словарем". Чиновница удивилась, но кивнула и записала всю информацию в карту.

Сергей Сергеевич был энтомологом, специалистом по одной из групп жуков. Отличалась эта группа тем, что их личинки славились исключительной прожорливостью и способностью к внезапным массовым вспышкам численности, причиняя огромный ущерб и полеводческим культурам, и лесному хозяйству. С выбором такой специализации наш герой определился еще в студенчестве, смело взявшись за систематику этих жучков и изучение – чем они живут, что и сколько едят, как быстро размножаются и всякое другое.

Как оказалось, несмотря на важное их значение, ни определителей, ни другой нужной литературы на родном языке к тому времени просто не существовало. Много таких, крайне необходимых для его работы, публикаций имелось на английском и французском языках, а в институте Сергей изучал немецкий. Нужно было в спешном порядке осваивать специальную лексику и грамматику незнакомых языковых систем.
 
Самостоятельно это оказалось трудным и, чтобы хорошо вникнуть в тему, пришлось дополнительно окончить вечернее отделение института иностранных языков. Через пару лет после успешной защиты кандидатской диссертации, на одной из научных конференций в Москве, кто-то из столичной профессуры на кофе-брейке пожаловался, что найти грамотных переводчиков статей по энтомологии - целая проблема. Речь шла про систему ВИНИТИ (институт научно-технической информации, публикующей сжатые рефераты иностранных публикаций по различным разделам науки). Сергей Сергеевич заметил, что может свободно переводить энтомологические тексты с трех европейских языков. Тут за него сразу и ухватились.

 Бандероли с пачками статей стали регулярно приходить по несколько штук в месяц. Дело оказалось еще и прибыльным – за перевод десятка-другого строчек из резюме одной статьи эта контора платила по пять-десять рублей - вполне приличные по тем временам деньги. Вскоре, из ВИНИТИ поинтересовались – а вот не смог бы, уважаемый Сергей Сергеевич, переводить и резюме энтомологических статей, выходящих на испанском и португальском языках? При ближайшей командировке в Москву удалось закупиться словарями и грамматическими справочниками и по испанскому и по многим другим языкам. Дело развивалось и расширялось. Вскоре он уже самостоятельно начал осваивать восточные языки, все оказалось не так страшно, как представлялось вначале. 



После посещения военкомата прошло два месяца. Полным ходом шли приготовления к очередному полевому сезону. Комплексная экспедиция по изучению природы одного из труднодоступных мест в Сибири должна была стартовать через две недели. Сергей Сергеевич отвечал в ней за раздел по насекомым. Упаковывались пенициллиновые флакончики, изготавливались ватные «матрасики», помещаемые в конверты из плотной бумаги, обертывались газетами толстостенные «морилки» с корковыми пробками.

Обычный полевой сезон длился четыре месяца – с середины мая до середины сентября.
Тщательная подготовка – половина дела. Укладывались в полевые сумки и вьючные ящики пинцеты, скальпели, препаровальные иглы, ручки, карандаши, резинки, полевые блокноты и рабочие тетради, упаковки писчей бумаги, энтомологические сачки, полога и многое другое, без чего не обойтись при сборах насекомых.

С каждым днем приближающегося выезда знакомое всем полевикам чувство нарастающего возбуждения охватило Сергея Сергеевича. Длинные списки всего необходимого, разбитые по разделам, постепенно вычеркивались. Оставалось подготовить приказ, получить на складе спирт и эфир для морилок, в бухгалтерии командировочные и прощай, городская суета! Здравствуйте, новые места, горы, леса и свобода!

Выйдя после работы из института, он направился домой. Узкая тропинка вилась между кустов и деревьев парка, птичья мелочь радостно распевала, радуясь майскому солнцу и теплой погоде. Мысли свернули на привычную колею – надо успеть за лето сделать вот это и вот это, а также площадки тоже помесячно, чтобы не прерывать ряды наблюдений. Если все получится, осенью можно браться за докторскую – материала уже достаточно!

А что? Статей хватает, три книги написано, две методички по борьбе с насекомыми для лесоводов вышли - практический выход тоже есть. Лучше не затягивать – если плотно поработать, к весне можно в черновике все сделать! Год на шлифовку, год на оформление и выход на защиту! А с докторской все в жизни легче будет - и свободы в планировании своей работы больше, и начальство не так доставать будет, и даже валюту небольшую на приобретение иностранной научной литературы станут выделять! Может быть, даже на какую-нибудь международную конференцию в Прагу или в Будапешт получится попасть...

Подходя с этими мыслями к подъезду он резко остановился – из кустов справа выскочила абсолютно черная кошка. Проскочив прямо перед ногами, она нырнула в подвальное окошко. Потоптавшись на месте, он в надежде оглянулся – никого желающего опередить не нашлось. Трижды плюнув через левое плечо, наш мечтатель решительно двинулся вперед. Через час раздался звонок в дверь. «Вам повестка в военкомат! Распишитесь!» На этот раз прямо указывалась и причина вызова – военные сборы, и сроки – три месяца…

В ход были пущены все связи, но избежать предписанного повесткой не удалось. Вернулся Сергей Сергеевич только в конце августа, злой, загорелый и полный желания в следующий сезон наверстать упущенное. Особо ничего не рассказывал, но из вскользь случайно упомянутого можно было сделать определенные выводы.

В институте на военной кафедре он получил звание лейтенанта артиллерии. На этот раз ему пришлось переквалифицироваться в офицера спецназа, приобретя еще одну звездочку на погоны. Сей процесс проходил где-то в Читинской области, на базе какой-то части, подчинявшейся ГРУ (Главному разведывательному управлению Генерального штаба). Три месяца усиленной подготовки, марш-броски, вождение разнообразной техники, приемы маскировки, снятия часовых, выживания в недельных автономках, ночные прыжки с парашютом, рукопашный бой, особенности подрыва мостов и других сооружений, захват штабов и пунктов управления и многое другое, что должен знать командир автономной диверсионной группы в тылу противника. А виной всему, как оказалось, было его желание выделиться из толпы, показать свою исключительность в знании языков перед блондинкой-кадровичкой из военкомата…

Наступил следующий год, приблизились сроки начала полевых работ. Сергей Сергеевич без устали готовился к новому сезону, но за неделю до выезда поздно вечером раздался нежданный звонок в дверь. Он похолодел от нехорошего предчувствия и ожидания его не обманули. «Распишитесь! Повестка из военкомата!" Клокоча от ярости, он читал сухой казенный текст с предписанием – куда и когда он должен явиться, и что иметь с собой. На этот раз ему «повезло» попасть в Приморье. Опять же на три месяца.

Как выяснилось, на недавних учениях среди специально подготовленных подразделений обнаружились какие-то недостатки в десантировании. Для отработки этих вопросов и были проведены эти сборы. Пятьдесят прыжков с парашютом, вечером, ночью, на рассвете. На поля, леса, горы, озера и реки. Преодоление водных преград, скрытная высадка на побережье. Стрельба из всего, что стреляет. Знакомство с новыми типами вооружений вероятных противников. И опять подрывы мостов, зданий, линий связи…

На этот раз в их сборной роте попался типчик, работавший слесарем на каком-то заводе и сильно недолюбливавший «гнилую интиллихенцию». После срочной он окончил институт, получив тоже звание лейтенанта. Но инженером работать не стал, предпочтя минимум ответственности с высокой зарплатой. Издеваться и подкалывать людей считал лучшим видом отдыха. Неизвестно, чем он ему так приглянулся, но достаточно быстро на этих сборах он выбрал жертвой Сергей Сергеевича. Вид ошарашенного хамством «профессора» доставлял, видимо, ему особое наслаждение. Все свое свободное время этот недоразвитый пролетарий двухметрового роста тратил на армейские приколы и низкопробные стишки, вставляя в них упоминания про «вшивых мухолюбов». Пришлось детально разработать и провести спецоперацию по удалению из его окружения такой неприятной личности.

 Очень крупный щитомордник ночью загадочным образом сумел забраться к ним в палатку, заползти под одеяло этого слесаря и пригреться там. При попытке перевернуться с боку на бок, парень придавил змею, которая со всей яростью вцепилась тому в бедро. Вся казарма вскочила от диких криков метавшегося по помещению бедолаги, зажимавшего рану на ноге. Пострадавшего отправили в госпиталь. Расследование случая ни к чему не привело. Сергей Сергеевич делал круглые глаза и клятвенно утверждал, что ничего не знает, и откуда взялась змея в казарме, понятия не имеет. Все спустили на тормозах.

 Отлежав неделю в госпитале, покусанный вернулся в часть и попытался возобновить свои развлечения. Через два дня он снова попал к врачам в тяжелом состоянии, с судорогами и потерей сознания.  Все признаки говорили об отравлении сильными психотропными алкалоидами, возможно, цикутой, в изобилии произраставшей в окрестностях. Какую травинку он неудачно пожевал – вспомнить не мог. На этот раз госпитальная жизнь у него затянулась на три недели. Назад он уже не вернулся, в штабе сказали, что переведен от греха дослуживать остаток сборов в другую часть.

...

Прошел еще год. В мае Сергей Сергеевич переселился на дачу, поручив жене не расписываться ни за какие повестки. За день до выезда в поле, зайдя к секретарю за командировочным удостоверением, он столкнулся с Раисой Семеновной, крупной и властной заведующей отделом кадров, рядом стоял молодой человек с каким-то конвертом в руках.
- Так, Сергей Сергеевич, вот товарищ из военкомата! Командировка Ваша отменяется, придется опять ехать на военные сборы! – сообщила кадровичка.

Бумага в конверте, как быстро выяснилось, была новой повесткой. В недрах Генштаба кого-то осенила идея – что три четверти территории Китая, как наиболее вероятного противника, занимают горы. И войска, в первую очередь спецназначения, надо готовить к войне в соответствующих условиях. Три месяца горной подготовки на Тянь-Шане. Все то же самое, что и раньше, но с альпинистской спецификой.

 Организация переправ через бурные реки, подъемы и спуски по отвесным стенам, особенности прохождения висячих снежников, ледников, кулуаров, разнотипных осыпей и травянистых склонов, работа с веревками, крючьями и карабинами, избегание лавин и камнепадов, марш-броски через перевалы, парашютные прыжки ночью на скалы и ущелья, но все это с оружием, снаряжением и мешками взрывчатки за спиной…

Затем все, вроде, успокоилось. На какое-то время военкомат затих. Два сезона удалось отработать, еще через год Сергей Сергеевич защитил докторскую диссертацию. Теперь, с бронью, можно было уже не опасаться новых сборов. Все шло своим чередом. Полевые экспедиции, камеральная обработка материалов, подготовка новых статей, книг и учебных пособий. В один весенний день секретарь директора передала ему письмо. Судя по маркам со статуей Свободы и обратному адресу в городе Нью-Йорк, им, почему-то, заинтересовались «заокеанские буржуи».

На красивой гербовой бумаге имелось личное приглашение от президента Всеамериканского энтомологического общества на участие в первом Всемирном конгрессе по той группе жуков, которыми он и занимался. В письме сообщалось, что все транспортные расходы, проживание, культурную программу для участников оплачивает оргкомитет конференции, финансируемый Департаментом сельского хозяйства правительства США и несколькими научными фондами.

Гарантировалась выплата высоких суточных и отдельной приличной суммы в долларах, если он согласится прочитать лекцию в Колумбийском университете по организации борьбы с вредными насекомыми в Советском Союзе. Самым интересным в приглашении была возможность проведения после конгресса двухнедельной поездки по разным штатам США с посещением ряда научных центров и нескольких национальных парков, включая знаменитый Йеллоустон! И эта поездка, со всеми сопутствующими расходами, также оплачивалась принимающей стороной!

Такую возможность упускать было нельзя! Сергей Сергеевич развил бурную деятельность. Стучался во все кабинеты, упрашивал, умолял, убеждал. Объяснял, что данная поездка крайне важна не только для поддержания научных контактов с коллегами со всего мира и знакомства с организацией борьбы с вредителями в США, но и для международного престижа нашей страны. Наконец, все согласования были пройдены, а из Москвы получено официальное разрешение. Последние сборы, пошив приличного костюма в ателье, упаковка мелких подарков – все подходило к концу.

Рысью мчась по коридору родного института, заворачивая за угол, Сергей Сергеевич чуть не сшиб заведующую отделом кадров. Раиса Семеновна, подозрительно посмотрела на одухотворенное предстоящей поездкой лицо сотрудника и поинтересовалась – куда это он так спешит? Не в силах удержать радости, Сергей Сергеевич поделился своим счастьем:
- На конгресс по насекомым! В Нью-Йорк! Почти на три недели!

Раиса Семеновна, по долгу службы являвшаяся не только начальницей отдела кадров, но и спецчасти института, только что вернулась из отпуска. И была не в курсе. На несколько мгновений она задумалась, затем поинтересовалась:
- А что, подписка у Вас уже закончилась? Мне кажется, что нет! А ну, пойдемте со мной! – она схватила Сергея Сергеевича за рукав и потащила в сторону своего кабинета. Там, открыв пухлую папку, полистала ее и, торжественно ткнув в найденную страницу, удовлетворенно заключила:
- Нет, дорогой мой, никуда Вы не едете!

- Как? Почему?!

- Почему-почему? По кочану! Сейчас какой год? Тысяча девятьсот восьмидесятый! А когда Вы на последних военных сборах были? Вот, - в семьдесят втором?
- Так восемь же лет уже прошло!

- Именно! А по Вашей учетной военной специальности ограничения на выезд из страны – десять лет! Идите, сдавайте билеты! Ишь, в Нью-Йорк они собрались!

Все хлопоты оказались напрасны. Ответственные люди, которые подписывали раньше бумаги, ежились при упоминании спецчасти и разводили руками. Жизнь не закончилась, но уже почти начавшая сбываться мечта так и осталась мечтой…


 


Рецензии