Монолог художника на Тверском

Белая метель то затихала, то снова пускалась в пляс по  Тверскому бульвару. Изредка  с ветерком пролетали такси. Все, кто собирался праздновать в ресторане «Фаренгейт» давно уже праздновали. Там, в стильном полумраке, гостило новогоднее веселье и звучала музыка.  Выразительно пламенела открытая кухня, по которой, словно профессиональные танцоры, двигались создатели гастрономических искусств. Дирижировал ими  молодой шеф-повар,  в прошлом - художник.

На неприметном входе в ресторан, рядом с дверью, висел фаренгейтовский термометр. На деревьях мерцали разноцветные огоньки иллюминации.

Старый художник, одетый в бордовую куртку торопливо шел по бульвару. Еще  издали увидел свой потрепанный синий рюкзак и мольберт на скамейке, недалеко от входа в  ресторан. Он их оставил пару часов назад, когда его силой паковали полицейские в машину.
 
От души отлегло. Ведь в рюкзаке  была его месячная зарплата, почти двадцать пять тысяч рублей!
 
- Ррр, ррр, - художнику послышалось грозное рычанье из-под скамейки.

Под скамейкой, припорошенной снегом, лежал пес - молодой рыжеватый немецкий дог, с выразительной мордой. Он периодически искоса посматривал на него.
 
- Побывал бы ты в моей шкуре, тогда бы не смотрел так презрительно,  – проговорил  художник, обращаясь к собаке.

Пес, от усталости, или из-за смирного характера, не  ответил. Его желудок урчал, перетирал пустые стенки. Трудно уснуть, когда ты не дома и голоден, а на улице  - минус пять!
 
- Ррр,  мма, ма, вай-вай, вай - снова прорычал пес.

Художник  осторожно присел посредине скамейки. Заглянул в свой рюкзак.  Деньги и  свертки с подарками  - на месте. Слава богу!

- Я вижу, ты не агрессивен. Просто дрожишь от холода и  тебе, наверное, хуже, чем мне -  начал он разговаривать с псом, как с маленьким ребенком.
 
- Знаешь, меня только что из вытрезвителя отпустили! – проговорил он, понизив голос. – Бываю, как говорит мне в глаза теща, никчемным человеком, неудачником и выпивохой. Тогда сам себе не нравлюсь. Подлец, одним словом! Но, поверь мне, в душе таким не считаю.  И я ни разу не заслуживал, чтобы меня по морде били.

- А ты вот, покажи мне праведника, сегодня. - На меня можешь не смотреть. Я - первый из грешников, - продолжил  свой монолог художник перед незнакомым псом. Людей ведь рядом нет!
 
Пес молчал, лишь  тихонько скулил.  Дрожал от холода, и казалось, совсем не обращал на художника внимания. Только изредка поднимал голову и смотрел через планки скамейки  на рюкзак, от которого шел знакомый запах еды.

- Смотри, смотри это опять пришел  тот мельник, в куртке бордовой! – воскликнул, обращаясь к  швейцару молодой администратор, вышедший на крыльцо ресторана проветриться.
- Та нет же, того отправили в вытрезвитель, а это уже другой, с собачкой! Но действительно похож!

Из ресторана вышла шумная компания молодых людей. Подожгли петарды.  Смеялись, Пританцовывали. Уехали на  вскоре подошедшем такси.
 
Пес молчал, его ноздри ловили воздух. Что-то изучал носом.

- Ты умный пес. Пожалуй, видел, что это я оставил свой рюкзак, когда мне руки крутили.
 
- Ты принял решение  охранять! - Поступил, как настоящий друг! Теперь я твой должник!

- Знаешь, у нас в Москве говорят, что  с первого  января будут открывать платные вытрезвители. - Но где людям «бабки» брать?  Им  видные юристы говорят – денег нет, но вы держитесь! 

- Обидно мне, ведь сегодня вечером, когда шел домой, я не пьян был, а меня забрали! – Вот эта бордовая куртка им не понравилась. Еще и мельником обозвали. Откуда им знать, что в каждой скульптурке порошок гипса используют.

- Эх вы! – вздохнул художник, как бы риторически обращаясь к сегодняшним обидчикам.

- Оскорбить меня захотели? - Это можно! А вот унизить – никогда!   Вот ты, умный пес, скажи мне – чего стоит сегодня простой человек, я например? Молчишь!? Сам знаю - ничего!

- Люди все рождаются добрыми! - Потом вырастают, учатся, трудятся. Работящие,  отзывчивые, совсем не завистливые. Но  затем многие из них,  почему-то, становятся, как  настоящие падлюки!  Ты на людей внимательно посмотри. Те, что постарше, как и я, думали к коммунизму придем. Обманывались, или подыгрывали?! А сегодня молодежь, глядя на наших олигархов,  сделала ставку на доллары. Им зелень подавай!

- Не сердись на меня. Признаюсь, мы с художниками-друзьями  пили сегодня вино, в мастерской. Так оно  и подвело! Для людей хорошее вино полезное, если немножко пить на Новый год, день рождения.
 
- Рассказал старым друзьям, что выиграл Проект, опрометчиво поделился своей радостью! - продолжил художник. Так они позавидовали. Я  ведь не заслуженный, а обычный художник, но выиграл у всех. А ведь раньше  они часто говорили, что мое творчество - это кич! Ну, примитив, одним словом.

- Предложили, шутя, соревноваться со мною на руках. Армрестлинг называется. И  здесь победил их всех! Потом, тоже шутя, боролись,  по два человека - на меня одного. В мастерской много гипса. Вот моя курточка и вымазалась. Обидевшись на них, решил уйти домой.
 
- А по дороге домой меня в этот ресторан занесло. Купить шампанское, на вынос. Швейцар же меня, в чуть вымазанной на спине куртке, не пустил.  Он, наверное,  вызвал полицию.

- Там, в вытрезвителе, я им  дважды ровненько прошел по прямой линии, не шатаясь. Присел и снова ровно прошел, глядя вперед!  Штраф пришлось уплатить. Еще и за какого-то шофера деньги им оставил.

- Отвезите его назад, он не пьян -  сказал врач-нарколог. - Еще и заботливо переспросил, есть ли у меня  жалобы? Ответил ему, что нет, а только желудок немного болит. Так он посоветовал мне -  меньше пить!

- Меня ведь отпустили, значит, не пьян! – Вот вернулся сюда, за своим рюкзачком!
-Давай знакомиться!

- Не бойся, я - Петр. Это зовут меня так. А ты будешь – Дружок. Видать, брошенный, или заблудился в городе! А может быть беглый?!
- Э! Вижу - ты, наверное, голоден? Прости, но у меня  в карманах ничего нет. Не сердись, вспомнил, что в рюкзачке колбаса кровяная осталась!
 
- Дружок, мне все понятно! Ты охранял мой рюкзак! И ты знал, что я за ним вернусь?!  Как же так - голоден, но не посмел взять чужое! А колбаска то пахнет и ты услышал. Молодец!  Сегодня я  тебя угощаю!
 
Пес не мог понять ни единого слова, ни единой команды. Но продолжал слушать и рассматривать этого невысокого бородатого человека, пахнущего красками, вином.
Дружок застыл в напряжении, как стрела, когда Петр доставал из рюкзака, давно волнующую его запахом, колбаску - кровянку.

-  Та не кусал я ее,  а отламывал! Не брезгуй!- заботливо проговорил Петр,  пытаясь очистить ее  от оболочки.
 
Но пес два раза  лязгнул зубами и через секунду выплюнул пустую оболочку на снег. Радостно  глядел на Петра изумрудными глазами.  Как будто изучал, оценивал  его. Потом смело подошел к нему и лег на ноги. Там теплее.
 
- Спасибо тебе Дружок. - Я сначала подумал, что ты не слушаешь меня. Но теперь вижу - собака действительно все-все понимает, только говорить не может.

- Дай мне лапу, Дружок!
 
Пес, услышав свое новое имя, протянул свою лапу к теплой ладони Петра.

- Вот видишь, за тобой никто не приходит.  Пойдем уже домой, - сказал Петр, прикрепив свой пояс к ошейнику Дружка.  Не бросать же тебя здесь! Могут отловить, как бродячего!

- По дороге покажу тебе, если захочешь, свои скульптуры в парке. Будем, как люди,   у себя дома Новый год встречать, а не на улице.
 
- Ой, извини! - Что-то, чует мое сердце, будто  у меня дома,  нас с тобою не примут. Даже с подарками и зарплатой! Та и нам не нужны домашние скандалы перед Новым годом! Поживешь у меня в мастерской. Может быть, тебя кто-то будет искать. А может и не будет, если хозяева за бугор свалили.
 
- С друзьями своими познакомлю. Они умные. Это сегодня как-то нехорошо вышло.
- А ты красивый! - Если захочешь, я тебя нарисую! Нет, лучше вылеплю в композиции по сказке «Репка». У меня теперь новый проект выиграл. Впереди  добрые перемены! Все будет окей!

Петр забрал свой рюкзак и мольберт. Никто не видел, как благородный художник и грациозный пес быстро зашагали по бульвару.

В мастерской Дружок сразу  улегся  возле батареи на коврике. Он не обращал внимания на репродукции картин Пикассо, эскизные  скульптуры из пластилина,  барельефы, старые плакаты прошлого столетия. Ему было тепло! Снежинки на его шерсти растаяли.  А Петру почудилось, что они сверкают, словно  изумрудные звездочки в небе.

Задумчиво и устало присел Петр на топчан, напротив.

Сначала  две пары одинаковых глаз - человека и собаки,  молча смотрели друг на друга, как в свое,  правдивое зеркало. Потом их  незаметно начал одолевать сон.

Уже отзвучала по радио веселая музыка.  Начали передавать Новогоднее обращение Президента.

- Уважаемые граждане! - Дорогие друзья!  Всего через несколько минут 2020-й заканчивается. Встречая его ровно год назад, мы с вами, как и люди во всем мире, конечно же, думали, мечтали о добрых переменах…
 
Дальше Петр уже ничего не слышал.  Не раздеваясь, он  тотчас уснул на топчане. Трудный был день.
 
Снился Петру его новый друг – грациозный пес Дружок, а псу – новый заботливый хозяин, ведущий его на поводке.


Рецензии
Счастья всем.

Константин Ольховский   12.11.2021 21:43     Заявить о нарушении
Всем, всем, всем!

Александр Стадник 2   13.11.2021 09:42   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.