Начало соза роман в двух частях часть 1 глава 1

Моему отцу посвящается…


Часть 1 ПРЕДЫСТОРИЯ


1. ВЕРА 1998 год

Вера вышла на станции «Площадь Александра Невского». Она привычно влилась в поток людей, оставаясь глухой к шуму города, и погрузилась в свои мысли. Вера проделывала этот путь от метро к складу уже много раз. Пятнадцать минут наедине с собой. Полгода назад она уволилась из детской поликлиники, где работала участковой медсестрой. Решила начать жизнь сначала. Не то, чтобы ей не нравилась работа по специальности, но денег за нее не платили. По этой причине Вера часто ходила на работу пешком. Тогда путь занимал час двадцать. Наверное, это ее измотало. Час двадцать свободного мысленного потока. У Веры была тяжелая форма депрессии. Она предпочитала не оставаться долго наедине с собой. С тех пор перебивалась случайными заработками: сиделкой, делала уколы маминым подругам, один раз красила окна в новом офисе коммерческого банка.
Недели две назад ей предложили временную работу в фирме по пошиву туристского снаряжения. На складе, по совместительству он был и офисом, она набивала пухом спальные мешки. Фирма принадлежала двум ее одноклассникам. Ради бизнеса оба бросили институты и теперь у каждого была машина и круглогодичный загар. В офисе они появлялись редко, а если и появлялись, то казалось ничем серьезным не занимались. Так, одни шутки да приколы. Вера хоть и улыбалась вместе со всеми, чувствовала досаду, а временами бессильную злость. В свои двадцать три она успела закончить медучилище с красным дипломом и поработать медсестрой в трех разных местах. В институт не пошла – жалко тратить время. Хотелось быстрее встать на ноги и начать зарабатывать. Если бы только у нее были деньги, ее жизнь была бы другой.
Она с завистью смотрела на счастливчиков, которым хватало мозгов зарабатывать и при этом получать удовольствие от жизни.  Кроме этих двух приятелей бизнесом занимались теперь многие ее и даже мамины знакомые. После начала перестройки предпринимателей прибывало как грибов после дождя. Все они были чем-то похожи. Посматривали немного с высока. Покупали машины и открывали шенгенские визы.
За две недели на складе Вера заработала столько, сколько за месяц в поликлинике. Деньги выдавал один из ее друзей-директоров, прямо в холле, пока пили кофе. Вера недоверчиво смотрела, как в его руке мелькали купюры, которые он небрежно отсчитывал из внушительной пачки. Изредка попадались десяти и даже пятидесяти долларовые купюры, которые он откидывал на крышку кофеварки. Она пыталась представить, что когда-нибудь будет обращаться с деньгами так же, как с чем-то второстепенным и незначительным, но пока сама не верила в это. Можно было заработать больше, платили не за время, а за готовый спальник, но быстрее у нее не получалось. Работа оказалась не такой легкой, как она думала. Белые хлопья разлетались по всему помещению. Каждый день несколько часов Вера стояла по шею в пуху. Даже респиратор оказался бесполезен. Несмотря на неудобства, работа нравилась. Простые монотонные движения успокаивали. Открывались после одиннадцати, а она любила с утра поспать подольше, так как ночами засиживалась с книжками.

Ночью прошел дождь. Проспект заливало солнце, которое повсюду отражалось в мокром асфальте. По обе стороны высились дома с грязно – талыми крышами. Вера шла быстрым шагом, обгоняя прохожих и маневрируя между лужами. Времени еще достаточно и можно никуда не спешить, но по- весеннему свежий воздух и теплый ветерок вызывали в ней какое-то смутное возбуждение. Привычным потоком текли мысли, сменяя одна другую. Изредка внимание цеплялось за какую-нибудь из них. Например, сейчас она думала о Кирилле. Они расстались после ее увольнения. По своему обыкновению Вера сначала уволилась, а потом уже сообщила всем о случившемся. И он был первым, кому она сказала.
- Ну и куда ты собралась? Все на других смотришь? Вечно что-то выдумываешь, и все исподтишка! Никогда не посоветуешься!  – кричал Кирилл, хотя обычно не повышал на нее голоса.
Он и мама сплотились против нее и натиск было не так-то просто выдержать. Но Вера справилась. Чем больше на нее давили, тем большее сопротивление она испытывала. В конце концов, ей было нечего терять.
Она сказала, что собирается поступать в институт. Про институт она тогда выдумала. Надо было что-то сказать. Не станешь же объяснять, что ее все достало и она собралась куда глаза глядят. Чего доброго, решат, что у нее опять крыша поехала.
- А кормить тебя кто будет? – спросил Кирилл, - и вообще в твоем возрасте люди уже заканчивают институт, а не поступают.
Это ее задело. Что он имел в виду? Что она не может себе позволить учиться, поскольку обязана работать и содержать себя? Или он просто хочет сказать, что институт не для нее? Не для таких как она. Институт тебе не поможет. Он это хотел сказать?
- Работать буду, - огрызнулась Вера, - на вечернее пойду.
- Похоже, - сказал он, - тебе просто нравится создавать проблемы, чтобы потом можно было вдоволь пострадать.
В тот день они поссорились, и Кирилл хлопнул дверью. Такое случалось и раньше. Обычно Вера звонила и извинялась. В конце концов, это у нее трудный характер. Так она привыкла думать. Но в тот раз звонить не стала. Неделю спустя Кирилл появился сам и заявил, что им «надо серьезно поговорить». Разговора не вышло. Он долго ходил вокруг да около, отводил глаза и что-то бубнил про то, что он «много думал» и «они слишком разные». Потом что-то про родственную душу, которую он встретил. Родственной душой оказалась Анька, соседка Кирилла по лестничной площадке, которая к тому времени уже была на третьем месяце беременности. Это был весомый аргумент.
 «Ну и пожалуйста. На тебе свет клином не сошелся», подумала тогда Вера, но мысль о том, что теперь она совсем одна, все-таки заставила ее внутренне сжаться.
В одиночестве, которое по началу пугало ее, Вера нашла много плюсов. Она смогла полностью сосредоточиться на своих мыслях. Больше не надо было думать о том, как она выглядит, стараться быть веселой, любезничать с родителями Кирилла, которые всегда относились к ней настороженно. Ходить туда, куда ей не хотелось, чтобы сделать ему приятное. Многие вопросы отпали сами собой, но самое главное ей больше не надо было ни перед кем оправдываться и переживать о нормальности своего поведения. Вера почувствовала себя свободной.

Показались большие окна булочной в старом угловом доме, куда Вера заходила с первого дня работы на складе. В булочной был кафетерий и всегда пахло выпечкой. Она встала в очередь за рогаликами и кофе. Это уже превратилось в своеобразный ритуал, а Вера любила ритуалы. Они доставляли гарантированное удовольствие. Рогалики она забирала с собой в офис, чтобы съесть в перерыве на обед. А кофе выпивала тут же, сидя за стойкой у окна и наблюдая за прохожими. Некоторых покупателей она встречала уже не в первый раз. Знакомая продавщица достала из печки противень свежеиспеченных рогаликов и стала ссыпать их на поддон. Повезло. Значит достанутся самые горяченькие! Она возьмет больше, чем обычно и один съест прямо тут. Теперь, когда она хорошо зарабатывала, можно было позволить себе излишества. Вера тут же почувствовала стыд. Вот в каком она положении: один лишний рогалик – уже излишество.
Обычно такие чувства только подстегивали ее и укрепляли решимость. Скоро все изменится. Пусть даже не скоро, с терпением у нее все в порядке.  Перед нею две женщины громко обсуждали какого-то Диму. Вера поняла, что это сын одной из них. Ее раздражали люди, которые во всеуслышание говорят о своем личном и не испытывают никакого стеснения. Сама она предпочитала не привлекать к себе внимания, выбирая роль наблюдателя. Из двух женщин больше говорила грузная, ярко накрашенная брюнетка средних лет. Несмотря на полноту, она была одета в обтягивающие кожаные брюки и кожаную куртку до талии. На ее коротких ногах некрасиво топорщились сапоги-ботфорты. Вторая, не такая яркая, в основном поддакивала и кивала. Вера вспомнила книгу, которую сейчас читала. В ней говорилось, что первый шаг к богатству – научиться любить и уважать состоятельных людей. Вера вздохнула и постаралась посмотреть на брюнетку более доброжелательно, которую, наверное, можно было отнести к состоятельным людям. Доброжелательность в ней боролась с раздражением, пока она наблюдала, как женщина капризно и долго делала заказ. Наконец, брюнетка расплатилась и сунула кошелек в карман. Пока Вера размышляла является ли такое поведение признаком любви к себе или неуважения к окружающим, на ее глазах кошелек дамы быстро перекочевал из кармана в руку стоящего позади парня. Молодой человек вытянул шею и делал вид, что старается рассмотреть прилавок.
Все раздражение как рукой сняло. Поскольку Вере не приходилось еще наблюдать как на ее глазах воруют кошельки, она не знала, как правильно себя вести. Как назло, парень будто почувствовал ее взгляд. Он обернулся, и их взгляды встретились. Теперь он смотрел прямо на нее.  На несколько секунд Вера забыла про все на свете. У него были зеленые глаза и пшеничного цвета волосы. Необычное сочетание придавало его внешности странную детскость, но взгляд несомненно принадлежал взрослому мужчине. Какая –то часть ее требовала, чтобы Вера немедленно исполнила гражданский долг и закричала «Держи вора!», другая же, по каким-то непонятным причинам, не хотела этого делать. Парень не выглядел растерянным, напротив, тепло улыбнулся ей. Он был совсем близко. При желании она могла протянуть руку и схватить его за рукав спортивной куртки. На ум пришел штамп из второсортных женских романов. Что-то про то, что он был «неотразимо обаятелен». Она почувствовала, как к лицу прилила кровь, как будто это он застал ее за чем-то постыдным, а не наоборот. Из подмышек одна за другой покатились холодные капли пота. Она бросила быстрый взгляд на брюнетку и ее подругу. Услышала позади себя капризное нытье ребенка, и строгий голос его матери. Вера чувствовала себя как в цирке во время выступления акробатов под куполом. В такие моменты ей хотелось выйти. Какое удовольствие смотреть, как кто-то рискует у тебя на глазах? 
Парень тем временем спокойно развернулся и прошел мимо. Он ощутимо задел ее плечом. Специально, Вера была уверена в этом. Наблюдая за тем, как молодой человек расслабленной походкой приближается к выходу, она испытывала одновременно испуг и восхищение. Он тоже обернулся и, хотя между ними было шагов двадцать, Вере показалось, что она видит его лицо в мельчайших подробностях. Потом дверь с грохотом захлопнулась. Сквозь стекло было видно, как он остановился, закурил и стал удаляться, засунув руки в карманы.
- Ну вот вы, девушка, вы же тут стояли, вы видели что-нибудь? – Вера услышала визгливый голос брюнетки и с неохотой повернула голову. Та растерянно шарила в карманах, как будто кошелек мог затеряться в одном из них. Потом полезла в сумочку. Но чуда не произошло.
Вера нахмурилась и покачала головой.
- Я ничего не видела, - неожиданно для себя спокойно ответила она.
Женщина с ребенком предложила вызвать милицию, а продавщица побежала за заведующей.

Продолжение: http://proza.ru/2021/05/01/1639


Рецензии
Начало понравилось. Читается легко и интересно. Спасибо.

Воронова Людмила Вэла   20.09.2021 07:47     Заявить о нарушении
На это произведение написано 47 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.