Каменный червь

Превью:

Подруга Лии вторую неделю пропадает в гостях у таинственного молодого человека по имени Кай. Почему бы и нет? Странно, но он приглашает Лию встретиться, чтобы побольше разузнать о своей новой возлюбленной. Что-то не то с этим парнем, при всей его привлекательности, подруга всё не выходит на связь, а музыка, присланная Каем, ведет героиню в такие зловещие дали, о которых она не могла и подумать.

***


Что такое музыка? Поток звуков, пробуждающий чувства? Отрада простых людей на весенних праздниках или скучных зимовках? Оркестровые залпы для солидных господ и тех, кто называет себя ценителями искусства? Или это таинственная сила, способная на самом деле преображать пространство? Способная открывать двери и соединять миры, перенося чувствующее сердце в неизведанное.

Грустно видеть этот потенциал почти неиспользованным, поставленным на службу лишь сиюминутным человеческим прихотям. И со временем положение только ухудшилось. Способен ли человек, закормленный пустыми песенками и чувственным мелодиями, встретившись с реальной силой звука, воспринять его? И рискнет ли кто-нибудь создать музыку такой силы, не боясь возможных последствий?

Как тот мальчик-пастушок, заигравший на тростниковой флейте иначе, чем было принято и приятно в его время. Так, как не играл никто другой. Ни как учил отец, ни так как играл лучший флейтист на собрании в горах. Он делал по-своему, он чувствовал, куда нужно идти, куда зовет его неизвестная и нарастающая сила. Мальчики, в кругу которых он сидел, были напуганы тем, что слышали. Так играть было плохо, эти звуки будили в сердцах опустошающее беспокойство. Они имели последовательность, но противоречили самой идее красоты. Эти звуки гасили молодую, живую радость, заменяя ее застарелым равнодушием и мрачной жаждой. ПастушкИ умоляли его остановиться, угрожали, насмехались, но юноша всё играл, и странные мелодии сплетались в нечто, что нельзя было назвать живым в привычном смысле, но можно было назвать проявляющимся. Что-то вышло к пастухам из глубин пространства, из вихря нечеловеческих вибраций. И ни один из них не вернулся домой. Это было очень давно.

1.

Лия, девушка двадцати трех лет, живущая буквально через две двери от одного моего знакомого студента, опять выпорхнула в ночную суматоху пятничного города. Лия торопилась, ее ждала важная и даже волшебная встреча.

Они снимали квартиру вдвоем с Леной, и дня через три было самое время найти денег на очередной платеж хозяйке. Но Лена не возвращалась домой уже вторую неделю. Отвечала на сообщения в сети по вечерам, но отвечала скупо. Говорила, что умчалась в пригород с этим парнем, которого Лия скоро увидит своими глазами. Обещала, что на днях переведет свою часть за квартиру или все же приедет и передаст лично. Просила не звонить, чтобы не мешать, «да и вообще тут связь плохо ловит».

Лия и Лена были приезжими, обе сильно не доучились в училище, разочаровали своих родственников, лишились всего их спонсорства, но продолжали цепляться за жизнь в большом городе. Обе переходили с работы на работу, пытались найти себя и устроить, в душе оставаясь детьми, желавшими только развлекаться, познавать мир, без оглядки погружаясь в различные его омуты. Девушки быстро полюбила вечеринки и ночные клубы, где многие парни старались побыстрее полюбить их. Все реже они появлялись на занятиях или приходили в таком виде, что их просили отправляться домой. Репутация девушек портилась, учеба летела в пропасть, но им было весело.

Что могло дать молодой девушке училище в современном мире? Умных никто не любит, а то, что идет в придачу к твоему уму, в виде знаний о том и о сём, не ведет вообще никуда. Теперь всему можно научиться из роликов в интернете. Другое дело – общение с людьми, с мужчинами и женщинами, налаживание связей в жизни! Правильные знакомые могли и подкинуть работенку, и денег, и свести с другими правильными знакомыми. Поэтому, когда девушке отчислили из учебного заведения, они, в отличие от родни, отнеслись к этому равнодушно.

Кроме того, всегда существовал лотерейный билет, на котором было написано «Ты удачно вышла замуж!» или даже «Ты удачно овдовела». Но билет должен был быть с правильными цифрами, усатое лицо ведущего должно было выкрикнуть с экрана твой номер. Лена, после года их вольной жизни решила, что ей нужен настоящий мужчина, с возможностями и деньгами, а не просто очередной парень с хорошим телом. Но почему-то даже интересные ребята теряли всякие благие намерения, приходя в те места, где она ошивалась. Временного спонсора найти получалось, но вот построить вокруг него жизнь – нет.

Недавно Лена уговаривала Лию пойти на закрытую тусовку, учрежденную другом ее нового возлюбленного мечты по имени Кай. Она очень хотела познакомит подругу с ним, и буквально бредила этим молодым человеком. Девушка собиралась сделать его своим этой ночью. Почти все сбережения ушли на платье, косметику, прическу и белье «чтобы у него сегодня просто огонь пошел из ушей».

Но Лия не захотела ехать, в последний момент почувствовав себя не очень. Подруга умчалась навстречу своим мечтам одна. Ночью прислала сообщение: «Какой он классный, Ли!» и с тех пор Лия не видела ее уже вторую неделю. Беспокоило ли ее отсутствие соседки? Только в плане взноса за квартиру, а в остальном – все, кто снимал или снимает квартиру с соседками или соседями дружно скажут, что остаться одним на недельку – это просто шик.

***

Этим днем, предварявшим вечер встречи Лии с чудом, Кай сам написал ей в сети. Представился и сказал, что Лена гостит у него за городом. В этот вечер она плохо себя чувствует, а вот он собирается прокатиться в город. Не могла бы Лия встретиться с ним, чтобы побольше рассказать о своей подруге? Дело в том, что он сильно очарован Леной, и хотел бы узнать о ней как можно больше.

Все это было так неожиданно и как-то трогательно. Пара фотографий молодого человека соответствовали рассказам подруги. Красивые скулы, стильная прическа, весь ухоженный и с таким волнующим жестоким взглядом. Он приглашал Лию в ресторан и ей даже не нужно было гадать, кто платит в этот вечер. Ведь это был не какой-нибудь студент с ее этажа, который недавно сводил ее в дешевое кафе, а потом оказалось, что у него не хватило денег. Ей пришлось как дуре ждать сорок минут за столиком, пока он сбегает домой за последней тысячной бумажкой.

Нет, этот вот это красавчик угостит ее без всяких проблем, да еще как. Пусть главная героиня этой сказки с принцем Лена, но и Лия получит свои бонусы. И распишет свою подругу в лучших красках. Не зря же она не окончила факультет пиара и рекламы.

За Лией приехало дорогое такси, оплаченное заранее, и помчало по городу, увозя ее все дальше от занюханной квартирки, которую они худо-бедно оплачивали, экономя на всём, чем возможно. Квартирка в старом доме, вокруг которого только темные побитые улицы, кривые фонари, мусор под ногами и заброшенный парк, в который страшно спускаться.

Почему-то она снова подумала о студенте, который приглашал ее в кафе. В целом он был ничего. Тогда она решила, что он чего-то стоит, подумала, что может быть от него будет какой-то толк. Ну и он был мил в своей робости и незадачливости. Безопасный и пресный. Удивительно, что после того эпизода с кафе, она разрешила ему пригласить ее на второе свидание, старалась сама разговорить его, когда он не могу толком связать два предложения одной темой. А вечером, когда они поднялись на общий этаж, почему-то взяла и пошла к нему, вместо своей квартиры. В постели он был еще более незадачливым, чем во всем остальном. Поэтому, той же ночью, освободившись от его объятий, она быстро натянула вещи и ушла к себе, обещая мысленно, что больше никогда не будет даже заговаривать ни с ним, ни с подобными ему.

В ароматном дорогом салоне такси с молчаливым и опрятным водителем она чувствовала себя прекрасно. Лучше, чем секс со студентом. Куда лучше. Просто так ехать по городу и чувствовать себя достойной большего.

Этот ресторан Лия никогда раньше не видела, но по яркому входу, по виду официантов и встречающих она поняла, что лучшее ее платье подойдет здесь только для тряпок. Ей стало не по себе, но, сжав кулаки, она решила, что не будет комплексовать. Пусть этот Кай видит ее такой, какая она есть. Ведь Лена тоже одевается так себе, но он увез ее в свои покои и, кажется, не отлипал от ее, надо сказать, не слишком роскошного тела, уже больше недели. Неужели Лена, все же, выиграла свой билет? Или это просто еще один роман без продолжения? Лия поймала себя на том, что все ее мысли, начиная с той переписки, крутятся вокруг Кая. Она вообще не могла долго думать о ком-то или о чем-то другом. И ведь она даже не видела его раньше, только слышала восторженные рассказы Лены, только видела пару его фотографий.

В переписку он скинул ей несколько треков диковинной музыки, что-то вроде джаза, в котором она понимала не так много. Медленный ритм барабанов, немного пианино и какая-то труба. Она включила чисто из любопытства и вежливости, но сразу заслушалась. Звуки так ласкали ее слух, действительно, эта музыка была сексуальной и томительной, она ублажала и обещала больше. И внезапно обрывалась, оставляя дело только начатым. Лия понимала, что западает на все эти прелюдия и их автора, а когда ее подвели к столику, а навстречу поднялся красивый молодой человек она была уверена: Она хочет поговорить с ним не только о Лене, она хочет говорить с ним всю ночь о чем-то другом.

***

В зале играла музыка, напоминающая ту, которую Кай прислал ей. Только теперь ноты лились из живых инструментов, и Лия, посмотрев на музыкантов, наконец вспомнила, что труба называется саксофоном.

Кай поприветствовал ее легко пожав руку и предложил садиться. Официант тут же подоспел с бутылкой вина с красивым названием, тут же принесли тарелки с неизвестными Лие морепродуктами. Кай позволил себе сделать заказ за двоих. Он производил двоякое впечатление. Манеры его были одновременно галантными и чуждыми Лие, она такое обращение видела только в кино. В то же время, Кай располагал к себе определенной открытостью. Только его глаза, когда он останавливал их на девушке, казались Лие неестественными и лишенными жизни.

Он говорил неторопливо, с ленивой улыбкой уверенного в себе парня. Начал с того, что Лена просила ее простить за то, что она до сих пор не приехала домой. Просто они так чудесно проводя время... «Дни и ночи просто слились в одну мелодию» - так он и сказал. В голову все чаще стучала мысль: «Да какого хрена он в ней, Лене, вообще нашел». Явно он был умен, был при деньгах, умел себя подать, и у него в жизни могла появиться любая красотка, какую он только поманит пальцем. А он где-то и зачем-то подцепляет довольно простую провинциалку, которая просто не способна, просто не-спо-соб-на ему предложить хоть что-то интересное. «Что же, что же Лена такого ему сделала и как, что он специально приехал поговорить о ней с ее подругой».

Кай влюблен, он хочет знать о Елене больше – откуда она, кто ее родня, кто ждет ее дома, какая она. «Да если бы он знал, какая она бл*дь!». Лие стало стыдно за все эти мысли. Она злилась на подругу, сейчас она ее ненавидела. Такой парень, такая красота вокруг, а Лена сейчас, наверное, отдыхает в богатых интерьерах, наслаждается комфортом, попивая что-нибудь вкусненькое.

***

Музыканты доиграли очередной ледяной мотив, который невозможно было запомнить. Гости, красивые, вальяжные, отдыхающие и, наверняка, никогда не слышавшие о спасительном полтиннике, найденном в старом платье, улыбались. На сцену поднялся, под одобрительные хлопки замшевых перчаток, музыкант с чудной трубой, не похожей на саксофон. Название этой шутки Лия точно не знала. Барабанщик начал тихонько поглаживать барабан палкой-кистью и постукивать по нему другой, нормальной палкой. Пошел ритм, тотчас углубившийся живым басом. Музыкант с трубой закрыл глаза, поднес ее, напоминающую скорее дудку, к губам, и заиграл.

Композиция выходила такая же неторопливая и прохладная, но труба вносила туда пронзительные восточные элементы. Голос Кая идеально ложился в эту музыку, как бы становясь еще одним мотивом. Он говорил с Лией, но его голос звучал как идеальное вкрапление, плавная и волнующая импровизация. Девушка смотрела на него, слушала его, и весь мир вокруг был лучшим моментом. Вся ее жизнь перестала быть прошлым и будущим, а стала настоящим. Щелчок, где-то там, в женском подсознании, и она знала, что позволила бы Каю всё, что он бы только захотел. Если бы он захотел.

Кай сказал, что познакомился с Леной на одной тусовке, которые сам не очень любит. Просто был приглашен, и не мог отказаться. Он увидел ее, как она танцует, подошел познакомиться. Ну и они заговорили, потом коктейли, потом он проводил ее до такси. О затем они долго переписывались, он был в отъезде по делам. И вот та самая вечеринка, на которую не пошла Лия. Они были там недолго, поехали прокатиться, и оказались у него. Кай, конечно, опустил подробности, но девушке не нужно было ничего уточнять. Она знала Лену. Она знала и себя.

«Она очень восприимчива к музыке. Ты замечала?». Лия не могла вспомнить, чтобы когда-нибудь обсуждала с соседкой музыку. Они обе слушали всякое, в том числе и просто то, что играла по радио. Лена любила подрыгаться под ритмичную музыку, любила песни сладких мальчиков, и никогда не производила впечатление разборчивого слушателя. Видимо, Кай что-то такое в ней увидел? Или просто придумал! Может ему было скучно, и он решил подобрать с улицы вот такую простую дурёху, которую сам смог бы обучить всему, вложить в нее свои вкусы. Все равно Лия сомневалась, что Лена внезапно станет ценительницей джаза или будет плакать под Мальера. Лия, кстати, знала, кто такой Мальер, а вот Лена нет. Все потому, что у Лии была очень культурная тётя, старавшаяся привить ей любовь к правильной оркестровой музыке.

Лена рассказала Каю только о своей соседке и больше ни о ком. Лия была ее лучшей подругой и почти сестрой. Переписывалась по вечерам она только с ней. А обо всем остальном ничего не рассказывала – откуда она, и все такое. «Стеснялась, не хотела выдавать свою простоту» - подумала Лия. А Каю очень хотелось знать больше о возлюбленной. Что ж, Лия аккуратно, стараясь взвешивать информацию, чтобы не подложить подруге свинью, рассказала ему основное. Они поступили в один университет, учились, правда, на разных факультетах. Учились хорошо, но в какой-то момент обе поняли, что это не для них. Там их ничему не научат, они решили уже сейчас ворваться в жизнь, не ждать годами. Лия опустила и отчисление, и те прозаичные работы, на которые они устраивались. Просто они две современные девушки, которые хотят жить здесь и сейчас. Вскоре они собирались разъехаться и жить уже в отдельных квартирах. Откуда Лена? О, удивительно, но она из провинции, но из отличной семьи. Правда теперь она почти сирота, у нее осталась только мать, но и так уже в преклонном возрасте. В городе у них в Леной никого нет, они сами по себе. Каю явно понравилась эта история.

Так они беседовали около часа, иногда замолкая и просто слушая музыку. Вернее, Кай слушал музыку, а Лия старалась не засматриваться на него и пребывала в режиме томительного ожидания неизвестно чего. В воздухе пахло терпкими духами, по воздуху лились медленные мелодии с восточным привкусом, шепча в уши смутные секреты жизни. Лие чудилось вдруг, что она слышит голоса, в том числе голос подруги где-то рядом. Та то ли смеялась, то ли плакала, говоря что-то, что тонуло в остальных звуках. Лия обернулась, подумав, что Лена подоспела к ужину, но нет, ее здесь не было. Бокал вина и общая атмосфера вечера делали свое дело. Кай же, кажется, постепенно терял интерес к разговору, улыбка почти сползла с его правильного лица.

Зачем она вообще стала что-то говорить? Теперь ей думалось, что нужно было отвергнуть его предложение о встрече. Ведь она не получила никаких напутствий от Лены – что говорить, о чем промолчать. Разве так делают подруги? Но Кай был так притягателен с первой секунды, и Лия до сих пор то признавалась себе, то старалась скрыть от себя самой, что хотела, чтобы ее подруга подвинулась куда-нибудь в сторону, куда-нибудь так далеко, чтобы не мешать ей самой наслаждаться этим мужчиной.

***

Лия захотела поделиться с Каем одной мыслью. Она сказала, что музыка вызывает в ее голове картины из сказочного фильма. Она уже не помнила, где и когда смотрела его. Там была пустыня, пески во все глаза. И где-то там вдалеке, шел удивительный караван. И такая музыка играла фоном. Кай очень внимательно посмотрел на нее. Впервые за весь вечер его черные и, если задуматься, немного жуткие глаза ожили и увидели Лию. Она стала интересна ему. Концерт смолк, музыканты поклонились публике и стали спускаться с маленькой, обитой красной замшей, сцены. «Я тоже вижу нечто подобное, Лия. Музыка – это не только звуки, но и целые картины, иногда это дверь в другие миры. В сказочные, как ты описала, и в другие… Вот у нас и появилась еще одна общая тема».

Эти слова, и это «нас» вогнали Лию в краску. Она ощутила, что первую роль в этой романтической истории может вести она, а не соседка. Кай галантно предложил вызвать ей такси обратно домой и проводил прямо до машины. Ему было уже пора возвращаться. «Кстати, вот деньги за вашу с Леной квартиру, да-да, я настаиваю». Сумма была за двоих.

«Вот у НАС и появилась еще одна общая тема» - Лия приехала домой с этими словами в голове, они звучали тягучим восточным мотивом, разжигая где-то в животе и ниже настоящее пламя. И только приняв душ и немного придя в себя Лия вдруг поняла, что до сих пор ничего не написала Лене. Она хотела набрать ее, но передумала. И еще одно – ведь Кая вот так, наедине, она, возможно, больше никогда не увидит.

Она посмотрела на высокий потолок с облупившейся старинной побелкой, на обои, которые уже было бессмысленно подклеивать, на старую уродскую… уродскую мебель. Пробило двенадцать, и вот она, тыква – ее жизнь. Прекрасный принц сейчас ласкает другую девушку.

Лена не заходила в сеть уже сутки. Лия написал ей: «Как же тебе повезло, крыса! Я постаралась рассказать о тебе только самое-самое. Потом сочтемся». Соседка вышла в сеть, прочла сообщение и послала в ответ только смайлик с языком. «Держала бы ты этот язык подальше от него».

***

Ночью Лие снился Кай. Он стоял на сцене с той интересной трубкой и смотрел на нее. Его глаза были теперь невероятно живыми, в них было что-то неестественное. Можно было бы подумать, что сквозь них на девушку смотрит другой мир. Смотрит очень внимательно и даже одобрительно, как на изысканное пирожное из ресторана. Где-то рядом со сценой она видела Лену, та стояла на коленях, спиной к ней и подрагивала всем телом. Внимание Лии двинулось поближе к подруге, ей хотелось посмотреть той в лицо. И вот, когда она своим сновидческим взором добралась до девушки, ей стало страшно. Лена была мертвенно бледной, глаза ее с ужасом смотрели на Кая. О нет, даже не на самого парня, а на ту самую дудку. Можно было подумать, что в руках у него не музыкальный инструмент, а огнемет, направленный на них или длинный нож. Она дергала головой и бормотала: «Не надо, не надо…». Кай поднес к губам инструмент и взял ноту, которая прозвучала взрывом. Крик Лены, всё погружается в вертящийся мрак. Лия проснулась, на часах было около 6:00 утра. Сон был тревожным, но неприятные ощущения быстро стали ее отпускать. Девушка подбила подушку, легла на бок и погрузилась в сон, но уже без сновидений.

Наутро Лия прочла сообщение от Кая: «Мы хотим завтра пригласить тебя к нам. Если ты согласна, тогда машина приедет к 20:00. Я бы хотел поставить тебе пару своих композиций. Да, я немного музыкант. Интересно, что ты о них скажешь. Очень жду».

2.

Студент закрывал непослушную дверь и, видимо, тоже собирался куда-то. Лия возилась с ключами, было уже почти восемь вечера. Видимо, она была очень хороша, так как студент, кроме сбивчивого «Привет, Лия», ничего не мог сказать. Она, продолжая проворачивать ключ в замке, небрежно поздоровалась с ним. Было совсем не до того. «Слушай, а ты ночью не слышишь никаких звуков? Может разговоров под окном или чего-то такого? Вот, например, этой ночью?». Лия слышит только храп соседа из смежной квартиры, но научилась с этим справляться. Таков был ее ответ, после чего замок щелкнул, и она быстро поцокала вниз, к такси.

Снова Лия улетала прочь от привычного быта, навстречу очаровательному Каю. Факт, что он встретит там и подругу, одновременно расстраивал ее и радовал. Дорога заняла почти пол часа, и Лия даже начала нервничать, видя за окном только темноту, редкие фонари и проносящиеся полосы полей, разделенных деревьями. Но вот водитель подъехал к массивным воротам настоящего особняка. Лия вышла из машины, а навстречу ей уже спешил Кай, как и ранее прекрасно одетый и ухоженный.

Да, он жил в маленьком дворце на окраине элитного поселка. Трехэтажное здание было облицовано камнем, кирпич был почернен патиной, панорамные окна закрывали решетки с орнаментами в форме листьев. Они вошли в просторный зал, устланный пушистым ковром невероятных размеров. На нем были вышиты голые дети, сидящие кружком, а в центре их собрания красовался персонаж с копытами, казалось, что он танцевал. Этот предмет интерьера мог стоить как вся деревня, в которой жила Лия свое детство и юность. Глаза продолжали цепляться за каждую мелочь. Кай пригласил ее в соседний зал, здесь были статуи, которые более сведущий человек назвал бы античными, диковинные амфоры, стены украшали гитары, но странных форм, их названий Лия, конечно, не знала. Все, что она могла сказать, так это то, что они были явно старинными.

На прекрасном деревянном столике она увидела флейту, лежащую на бархате. Удивительно, но это была такая шутка, на которой играл музыкант в ресторане и ее же она видела во сне. Более того, теперь Лия поняла, что эту флейту она видела именно во сне, а в тот вечер музыкант играл только на подобной. Но как это может быть? Кай обратил внимание на ее интерес. Пока она осматривалась, он сказал, что любит красивые вещи, многие из них он привез сам, побывав в самых разных странах. Вот эта флейта – из Греции. Он бережно взял ее в руки. Лия вдруг почувствовала укол страха. Сон начал вспоминаться ей в деталях. Она вспомнила подругу, которая так сильно боялась именно этой штуковины, она умоляла Кая не играть на ней. Тем временем парень уже подносил флейту к губам. Лия прервала его уместным вопросом: «А где же Лена?». Кай нехотя отложил инструмент обратно на бархатное ложе и сказал, что Лена скоро будет, она как раз должна вернуться из местного салона, он буквально за три дома отсюда, прямо в этом поселке. А пока ее нет, у них есть время поболтать, узнать друг друга получше.

Лия в очередной раз подумала о том, как же эта крыса по имени Лена, отлично устроилась. Кай продолжал ее очаровывать всем своим видом и каждым словом, побыть наедине с ним было приятно. Он сказал ей, что когда-то мечтал стать композитором, но это дело не нашло одобрения ни у родителей, ни у окружения. Его музыкальные пристрастия и амбиции были слишком далеки от понимания других. А о чем мечтала Лия? Кем хотела быть, когда вырастет? Этот вопрос заставил Лию с улыбкой задуматься. В детстве она мечтала стать актрисой. Конечно, главным в этом деле были внимание публики, фотосессии, вечеринки, шикарные дома, вроде того, в котором она была сейчас. Когда она стала постарше, ей хотелось возглавлять какую-нибудь компанию, открыть свое дело в мире моды. Продавать и носить красивые наряды, иметь квартиру в центре города, а лучше, чтобы это было где-нибудь в Италии. Стоя посреди всей это странно романтики, всей этой рухляди, которую зачем-то собирал Кай, она подумала о том, что с ним или с ней что-то не так. И учитывая, что дом был его, а не ее, в мире мечтаний проиграла она. Да и, если честно, теперь она не мечтает ни о чем конкретном, только о том, чтобы, например, перестать думать о деньгах. И в ее окружении нет никого, кто поддержал бы, направил или хотя бы не согласился с ней. Отец ушел в мир иной год назад, остальные ушли раньше. Единственным ее другом, другом по несчастью, была Лена. И Лена тоже уже никуда конкретно не стремилась.

Но ведь она почему-то не спрашивала толком, а чем занимается Кай. Внимательно слушавший ее парень, ответил, что с юных лет занимается поиском и продажей вещей. «Ах, так вот что, всё это он покупает и продает, барыжит антиквариатом. Похоже у него все идет отлично». Кай вдруг хлопнул в ладоши и вспомнил, что хотел кое-что продемонстрировать Лии, и, пользуясь отсутствием Лены, предложил не откладывать. Они прошли в глубину антикварного зала, который был просто огромен, и присели на большой и исключительно уютный диван, рядом с которым стояла тумба, державшая на себе красивый золотой граммофон. Кай достал из тумбы потрепанный конверт с пластинкой. На бумаге ничего не было написано, на извлеченной пластинке тоже. «Здесь записана моя музыка, я хотел бы узнать твое мнение, узнать, что ты чувствуешь. Это будет нашим небольшим путешествием».

Игла понеслась по магистралям пластинки. Раздалось знакомое всем с детства мягкое шуршание с помехами, напоминающими взрывы маленьких электрических пузырей. Откуда-то издалека послышалась скрипка, медленно ведущая одну ноту. Часто, описывая звук этого инструмента говорят, что скрипка плачет. Голос самых тонких ее струн в руках умелого музыканта может рождать трогательные, разрывающие сердца звуки.

Скрипка на записи скорее ныла. Она как бы жаловалась слушателю на несправедливость мира. Низкие регистры гнусавили и ворчали. Лия никогда не назвала бы это музыкой. То, что она слышала, было утонченным издевательством над ушами, при этом скрипка гудела и гнусавила все сильнее. Кай сидел рядом с Лией и очень внимательно слушал свое произведение, без каких-либо эмоций. Ему, кажется, и в голову не приходило, что данную запись вообще не стоит кому-либо демонстрировать, особенно девушке, слушавшей до этого только поп-музыку из радио.

Лие представлялся огромный червь, извивающийся где-то в камне глубоко под землей. Червь, который не способен вылезти, не способен умереть и обречен вечно терзаться и ненавидеть свое заточение, ненавидеть мир и ненавидеть себя. Его чувства отравой сквозили через музыку такого красивого парня. Композиция шла ровно вечность, в нашем мире около семи минут. Девушке было крайне неудобно просить Кая выключить его творение, ведь это было бы очень невежливо. Она старалась не выдавать нарастающее омерзение. «Наверняка Лена выдержала всё это и попросила поставить по второму кругу. Так она его и заарканила, это точно! Непонятный композитор в поисках аудитории. Такому каждое слово признания как бальзам на сердце. Что еще могло быть нужно этому красавцу, что он не мог купить за деньги? Искренний восторг слушателя. Жаль, что Лена ему на этот счет соврала». Соврет и Лия, что же, он стоит того.

Когда композиция замолкла, Кай остановил запись. Это была вступительная часть, всего в его опусе, как он его назвал, было три отделения. Как ей пришлась первая часть? «Очень оригинально, Кай!». Насколько фальшиво прозвучали ее слова? Трудно было определить. Ее удивляло, что он, кажется, действительно не догонял, насколько дико звучало то, что он ей поставил. Может быть это была шутка? Может они с Леной вообще решили над ней шутить, еще и камеру где-то поставили. Но зачем?

Лия подумала о том, что гостит в этом дворце уже около часа, а Лены все невидно. «Слушай, а давай я, перед тем как мы начнем слушать вторую часть, позвоню Лене?». Впервые с момента всей истории общения с Каем, Лия ощутила себя как-то неуверенно и неуютно. Если бы он прямо сейчас поцеловал ее, положил на этот самый диван и занялся бы с ней любовью, она простила бы ему весь этот странный эпизод с прослушиванием. Она бы забыла обо всем. Она бы подумала, что это такой странный, очень странный способ впечатлить даму. Но Кай был непроницаем и сосредоточен на чем-то другом, не на ней. И Лии захотелось увидеть подругу, чтобы мир снова стал более понятным и знакомым. Кай сказал, что сейчас выйдет в кухню, сделает им кофе и сам ее наберет. Пусть Лия посидит здесь.

***

Достав из пиджака мобильник, он удалился куда-то вглубь особняка. Девушка осталась в этом музее странных и бессмысленных вещиц одна. А ведь кому-то нужны все эти дурацкие гитары, которые, наверняка, стоят как машина. Эти статуи, статуэтки. Студент бы, наверное, был бы в шоке, ведь к одной из стен был прислонен старинный шкаф с книгами. Корешки книг были явно старинными. Книги, которые студент никогда бы в жизни себе не смог позволить. Лия вернулась к дивану и взяла в руки конверт от пластинки. Он был жутко потертым и без всяких надписей. Девушка с отвращением вспомнила звуки, только что сушившие ей уши и поняла, что в каком-то смысле до сих пор слышит их. Прозвучав, музыка никуда не ушла, это было не воспоминание. Она почему-то осталась в этом зале, только стала менее заметной. Это было так странно. Возможно это был какой-то акустический эффект помещения? Гигантский червь все еще ёрзал внутри своей тюрьмы, и все еще гневился на мир. А еще Лии послышался голос подруги. «Позвони мне». Показалось ей или нет?

Кай вернулся в зал с серебряным подносом, на котором стоял фарфоровый кофейник и две полные чашки на блюдцах. Он кротко улыбнулся и сообщил, что Лена опаздывает, но совсем скоро будет. Лия же знает, какая та лентяйка и гулёна. Да и салон там просто шикарный, уйти оттуда действительно трудно. Это было похоже на Лену и было вместе с тем обидно. Они столько не виделись, Лия приехала к ней в гости, а та застряла где-то.

Если этот роман продолжится, дружба, скорее всего, просто забудется. Лия поедет обратно в их хлев, будет продолжать пытаться выжить, а Лена – у нее всё классно. А может она вскоре приползет обратно, сказав, что этот красавчик в ней разочаровался. «А Лене, наверняка, понравилась твоя музыка?». Кай улыбнулся этому вопросу девушки и ответил, что дело не в одобрении или критике, а в том, воспринимает ли человек то, что слышит. Многие большие вещи невозможно пересчитать в плохо или хорошо, они вообще не должны нравиться или не нравиться. «Но, что до Лены, она оценила мои произведения по достоинству». Вот вам и вся тайна, хоть в телевизор иди на программу «Как сцепить богатенького». Просто одобряй его вкусы, говори, что тебе нравится все, что он делает. Шутки-шутками, а она сейчас поняла великую истину.

Кай подлил кофе в чашки и потянулся ставить вторую композицию. «Предыдущая называлась «Каменный червь»», - сказал Кай, и Лия неаккуратно ударила чашкой об блюдце. Чашка разбилась, кофе полился на диван. Она взвизгнула, немного ошпарившись и, покраснев, бросилась вытирать все руками. Кай успокоил ее – ничего страшного, он все потом уберет. Как же было жаль обивку этого шикарного ложа. Еще было стыдно за свою неловкость. Попортила интерьер, побила дорогущую посуду… Но только немного переведя дыхание Лия снова сосредоточилась на главном факте – было страшно. Он ведь не говорил ей название музыки до прослушивания, она нигде не могла прочесть его, но она видела! Видела каменного червя. «Итак», – Кай хитро улыбнулся: «Ты потом сама мне скажешь, как называется эта вещь. Не стесняйся пить из моей чашки, я к ней еще не притронулся. Я попозже схожу себе за другой. Это пустяки, уверяю». Лия больше не хотела слушать и даже не хотела оставаться здесь, в этом зале. Ей становилось все более неуютно. Но что она могла сделать? Куда пойти? Оставалось только ждать подругу, которая разрядит обстановку. «Где же эта крыса?». Она вцепилась в чашку и сделала пару глотков. Кофе был идеальным, она никогда не пила такой отменный кофе. Хоть что-то еще радовало ее в этом вечере.

***

Из раковины граммофона стали доноситься тонкие голоса, хор детей. Голоса шли откуда-то из-под воды или из-за толстых стен. Вначале дети пели радостно и благозвучно, их напев дарил чувство какого-то изначального мира и блага. Это была песня радостного детства. Они вели одну линию, сливались в единый ручей. Но вот один из голосов начал выходить из общего тона, начал то запевать громче, то смолкать на доли секунды. Этот голос разрушал общую идиллию, а другие голоса стали молить его вернуться в строй. Голос мальчика-отщепенца переходил то в крик, то выписывал непонятные ритмические ходы. В эту композицию, постепенно проваливающуюся в чистое безумие, вдруг вторгся третий звук, который Лия бы описала как гул или просто низкую сильную вибрацию. Хор детей стал звучать совсем блекло, теперь в нем чувствовались боль и уныние. Как будто бы их детство закончилось, но не так и не там. Детей уводили куда-то, куда им совсем не хотелось идти, а отдельный голосок продолжал извиваться как плеть, шарахая по остальным и усиливая гул. Звуки внезапно оборвались. Лия была готова расплакаться, ее подташнивало. Она продолжала слышать, как по залу гуляет первая композиция, а теперь на нее наслоилась и вторая. Вместе они звучали как наказание для ее психики.

У Кая был довольный вид человека, который невероятно горд результатом своей работы. Его глаза мерцали. Он посмотрел на Лию и спросил, как называется, по ее мнению, эта вещь. Теперь ей было уже на самом деле жутко. Кай явно был не в себе. Может быть он принял что-то перед тем как встретить ее у себя на крыльце, может быть он просто ненормальный, но ей хотелось срочно оказать от него подальше. Она вынула из кармана трубку, которой очень стеснялась до этого, но теперь уже было все равно, щелкнула на номер Лены и нажала вызов. Кай, видимо, не сразу понял, что она делает, поэтому привстал с места, но слишком поздно. Знакомый звоночек раздался у него прямо из пиджака. Так звонил телефон Лены. И телефон Лены был у него в кармане. Кай виновато потупил взор, засунул руку в карман, вынул оттуда легко узнаваемый мобильник Лены и отбил входящий.

«А как же он звонил Лене, если ее мобильник у него?» - пронеслась мысль. Кай вздохнул и, успокаивающе водя руками сказал, что купил Лене новый телефон, с которым та и отправилась гулять. А этот пока не решился выбросить, он ему дорог как память. Как память. Логично, но беспокойство уже было не унять. «Тогда дай мне ее номер или дай с ней поговорить, я просто хочу сказать, чтобы она ускорилась, меня она послушает» - выпалила Лия.

Кай посмотрел на нее пристально, что-то подумал про себя и ухмыльнулся. Параллельно Лия подумала о том, что всё это ложь. Всё. И именно Кай переписывался с ней от имени подруги все эти дни. Он что-то сделал с Леной. Прямо здесь или в другом месте. И теперь Лия сидит в особняке на краю света, где никто ей не поможет. Никто особенно не станет ее искать. Да и если начнут искать, то очень нескоро. Какой же она была доверчивой! Она ведь все рассказала ему о себе и о подруге, сама приехала к нему неизвестно, куда. «Он просто узнавал, кто будет нас искать». Кай встал, заставив девушку вздрогнуть, и также расслабленно, как и раньше, пошел по залу. Он взял флейту со столика.

«Не дай ему заиграть» - это то ли подумала сама Лия, то ли откуда-то с того света прокричала ей Лена. Она вскочила с места, выхватила у удивленного Кая инструмент и с силой ударила им о мраморный пол. Флейта разлетелась в дребезги. Он смотрел на осанки своей флейты с широко открытыми глазами, полными скорби. А потом перевел их на Лию и громко захохотал, заставив ее отпрянуть. Она упала обратно на диван.

Девушка, ощутила, что голова у нее гудит. Она слышала отовсюду творчество этого жуткого человека, а ноги стали невероятно тяжелыми. Кофе. Он напоил ее чем-то, и теперь оно дало полный эффект. Теперь ей точно не подняться, она не сможет убежать или защититься. Кай щелкал кнопками граммофона.

«Кто ты такой? Что ты сделал с Леной?» - вся жизнь неслась перед глазами Лии. И какой же надо было быть дурой, она не заподозрила ничего, абсолютно ничего.

***

Голос Кая звучал теперь совсем иначе, он походил одновременно на голос старика и мальчишки, хриплый и звонкий одновременно: «Я даже не знаю, каким именно ты меня видишь. Наверное, красивым молодым человеком. Мужчиной твоей мечты, окруженным богатством и возможностями. Но я лишь черная точка – это ближе всего к твоему пониманию. Я отдаю Ему вещи. Такие вещи как ты или как твоя подруга, или другие. Музыка – удивительная штука. Для многих она просто фон, особенно теперь, в эпоху записей. Это звук, под который ты коротаешь дорогу домой в автобусе. Но музыка, настоящий Звук, если знать, как его творить – это материальный объект и это дверь, и это окно. Через окно, которое научился создавать я, Он видит таких как ты, а через дверь Он входит. Сейчас ты встретишься с Ним, а также со своей подругой».

Но ведь она разбила флейту. Во сне страшной была именно флейта. Кай, это существо, притворявшееся Каем, не сможет доделать свое дело! Граммофон загудел, звуки обдали Лию холодным ветром и оглушили бурей. На заднем плане пели свою погребальную песнь дети, а где-то в неизвестности терзался в камне червь. Кай, все еще улыбаясь, достал мобильник и что-то стал в нем искать. «Не беспокойся, Лия. Радость нашего века в том, что всё можно записать». Он сложил губы трубочкой, готовясь сыграть на флейте, а из его телефона на полной громкости зазвучали жуткие ноты флейты. Странным образом вся эта какофония напомнили Лие изнанку благозвучия, услышанного ей в ресторане в тот недавний вечер.

Какая ирония… Лена даже после того, что случилось с ней, не поняла, что опасность была не в самой флейте, что бояться нужно было не ее. Сегодня все есть в записи, все можно найти в записи…

Зал начал кружиться, Лия больше не была уверена, где она, стоит она или лежит. Теперь вокруг была песочная пустыня и чистое синее небо без солнца. Глаза перестали подчиняться Лие, и ее взгляд начало засасывать куда-то вдаль. Там далеко шел караван. Все, что она видела являлось звуком – песок, небо, ветер, воздух, она сама. Все вибрировало и было материальным. Ее тащило вперед, с каждой секундой она становился ближе к процессии. Это была та сказка, которая представилась ей раньше так неясно. Здесь шли заблудшие, проклятые. Шли из ниоткуда в никуда. И шли они не по совей воле. Теперь она увидела, что ее тянуло. На фоне вереницы из повозок и людей, связанных друг с другом, стояла невероятно высокая и тонкая фигура. Это Он. Фигура была одета, а скорее завернута с головы до ног в черные одеяния и имела длинные конечности, тонкие как у мумии. Глаза существа были полностью красными, от носа виднелась только впадина и две дырки, а рот представлял собой огромную вращающуюся воронку, затягивающую прямо в себя Лию, ее взгляд, ее тело и всю ее. Если бы у девушки было время присмотреться, она бы увидела, что фигуру как куклу что-то, выходящее из земной тверди, придерживает вертикально, являясь при этом ее естественной частью. Среди процессии людей с мученическими лицами и связанными руками Лия увидела Лену, та медленно шла, потупив невидящие глаза, в землю. Она, как и другие пленники, была скорее мертва, чем жива. Лия с ужасом поняла, что это конец. А потом Он поглотила ее. Он был самым жутким звуком, самой низкой вибрацией, неутихающей ненавистью, неутолимым голодом.

***

Рука сняла иглу с пластинки. В комнате, заставленной рухлядью было тихо и не было Лии. Здесь не было и Кая. Хотя, кто-то ведь остановил музыку, когда всё было кончено, верно? Это была длинная рука существа, по внешнему виду которого трудно было сказать, какого оно пола. Возможно это был человек, когда-то. Оно было одето в поношенный мужской костюм, который был ему велик. Но теперь, когда никто, кроме читателя, не смотрит, существо, называвшее себя Каем, вначале перестало им быть, став человеческой рухлядью, а потом сбросило и эту личину, превратившись в точку, в эту самую точку.

© Цененко Виктор. 2021 г.


Связанный рассказ: За трапезой


Рецензии