Заколдованное место

Федот выбрался наружу из гнетущего офиса и с облегчением выдохнул. После конкретного загула накануне его определенно штормило и он не раздумывая принял предложение начальника взять сегодня выходной. Путь был открыт! Шагая под необременяющим февральским дождиком, он с томно подступающей радостью прикидывал, как умело распорядиться имевшейся в наличии небольшой сумой денег. Аккуратно опохмелиться надо было с умом - лишь бы назавтра не было хуже. 

Он начал свой марафон с пафосного места подороже – знакомый бармен щедро отпустил хорошего разливного и вскоре жизнь заиграла новыми красками. Однако уже на втором бокале Федот спохватился: продолжать по ценнику 50 рупий за 0,5л – так долго не протянешь. К тому же и бармен был сегодня не очень–то учтив. 

Следующим пунктом назначения стала грузинская закусочная. Прекрасная дочка хозяйки за барной стойкой кивнула в сторону холодильника. Федот выбрал бутылочное средней руки и спустя какой–то час внезапно осознал, что уже добротно накидался. Иерихонские трубы пропели, возвещая воскрешение алколазаря: приключения начинались. 

Ноги сами понесли его туда, за Нацбанк, где, минуя сквер Экономической Академии, обнаруживаешь врата в саму преисподнюю: историческую часть города с преимущественно одноэтажными обветшалыми постройками, простирающуюся до Тракторного озера с северной стороны и промышленной зоны – с западной. Пушкинские места. Неравнодушного к русской классике Федота наверно это и привлекало в этом районе. Знакомым маршрутом он напрямую двинулся в злачный кабак – адское место, существовавшее вне времени и пространства в другом измерении, где рекой льется алкоголь сомнительного качества. Здесь Федот собирался от души разгуляться на последние 100 рупий. 

Бутылка «Кишиневского» и чинзяк, рыбка и сигаретки и Федот уже стал королем заведения. Это сказывалось как в расторопности буфетчицы, явно оценившей его приличный, в сравнении с обитающей тут братией, костюм, так и в оказанном ему почтении представителями той самой публики. Один из них, с рыхлой, обезображенной местной сивухой мордой, немного поколебавшись подсел к Федоту и завел было окольными путями свою песню, но был тут же остановлен жестом неслыханной щедрости заезжего гостя.

– Ни в чем себе не отказывай, – Федот выложил на стол червонец и приложился к бутылке. 

Обрадованный завсегдатай счел нужным выразить благодарность своей компанией, папиросами без фильтра и задушевными беседами за жизнь. Вскоре в углу напротив материализовался другой обитавший тут организм: полноватый мужичок в кожанке с круглым лицом и застенчивыми глазами. По перемигиваниям своего собеседника и того типа Федот все сообразил и дал добро присоединиться к ним. Застенчивый толстячок переминался с ноги на ногу, выказывая свой дискомфорт от сложившихся обстоятельств, но Федот отбросил все сомнения, наказав тому взять себе выпивки. 

Стрелки часов давно отстали, а на улице стало смеркаться, когда Федот обнаружил наличие музыкального автомата и ринулся к нему, поставить что–нибудь этакое, чтобы душа окончательно расцвела. Уткнувшись в стремную фигуру в черной шубе, он грубо пихнул ее в сторону. В этот момент громыхнули раскаты грома, а чернота с улицы казалось полезла внутрь сквозь стекла окон. Заведение окутала мертвая тишина, Федот почувствовал спинным мозгом десятки иголок, впившихся в него со всех сторон из глаз посетителей. Тишину полоснул тесаком сумасшедший вой, поднятый оказавшейся постоянной клиенткой заведения сударыней зрелых лет. Федот послал ее к черту, но быстро смекнул, что тучи сгущаются, и надо бы ретироваться. К тому же денег–то оставалось только на дорогу домой.            

Дождь тем временем усилился, пошатывающийся Федот прыгнул в подъехавший трамвай, и отыскав свободное место, закемарил. 

Проснувшись, он обнаружил себя в бедном предместье. Он стоял на троутаре, тянувшемся вдоль дороги, по которой мимо проносились немногочисленные авто. Федот стал прикидывать, куда это его занесло, и как ему выбраться в свой район. Набросав в голове маршрут, он двинулся по нему, но вскоре забрел в тупик из заборов частных домов. Хмыкнув с досадой, он развернулся на 180 градусов и пошел в противоположном направлении. По его беглым подсчетам, минут через 15-20 он должен был оказаться на знакомой улице, но вместо это, к своему глубокому удивлению, перед ним вырос пустырь, на котором раскинулась начатая стройка. Черное небо обагрила кровавая луна, за пустырем тянулось поле, а за ним виднелась опушка леса. Изумленный Федот осмотрелся по сторонам: он явно никогда не бывал здесь. Поняв, что опять ошибся, он пошел обратно, сделал пару поворотов по улицам и, ожидая, что вот-вот вернется к проезжей части, вышел... на пустырь. Федот выругался вслух: что за чертовщина?! На вкопанных в землю вдоль стройки колышках развивались ошметки клеенки, где-то со стороны леса послышался звериный вой. Федот поежился, прошел мимо стройки и нырнул в одну из дальных улиц. Он уже перешел на быстрый шаг, удаляясь от этого места. Теперь-то он точно уходил от него все дальше и дальше. В редких домах не горели огни, глубокая ночь заполнила все вокруг собой, Федот сделал очередной поворот и замер на месте! Зловещий пустырь поджидал его с устрашающе давящей тишиной. Федот схватился за голову, выкрикнул ругательства и пустился бежать прочь...

Сколько бы он ни бежал по времени, сколько бы не делал поворотов, сколько бы не брал направлений, он раз за разом возвращался на проклятый пустырь. Грязный, промокший, уставший, голодный и злой Федот брел вдоль стройки. Выхода не было: оставалось заночевать прямо здесь. Федот подошел к начатому строению - в нем был поднят только первый этаж с бетонным перекретием - хотя бы так, сгодится, чтобы укрыться от изморози. Федот прошел немного вдоль стены, и откинувшись на нее спиной, опустился на корточки. Поднял ворот пальто и закрыл глаза. От накрывшей его усталости он чуть было не провалился в сон тут же, но в последний миг распознал легкую поступь по направлению к нему откуда-то из черноты помещения. Оцепеневший от ужаса он уставился в темноту: прямо на него надвигались два горящих глаза. Немощь и страх охватили его, он уже не мог встать на ноги и пуститься прочь, лишь ждал приближения этих глаз, покорно, словно подсудимый приговора. Что, где и когда он сделал не так? За что несет теперь наказание? Сегодняшний проступок или прожитая жизнь в целом стали виной его мук? Раздавшийся лай собаки вырвал его из ступора. Вскочив на ноги, Федот побежал, что было мочи отсюда, готовый бежать пока не рухнет от бессилия, лишь бы избавиться от этого наваждения. 

Улицам не было конца, куда бы он не поворачивал, кругом были одни заборы и дома. Останавливаясь ненадолго перевести дыхание, он упрямо продолжал бежать, пока свет фар автомобиля не ослепил его. Неужели такси?! Федот спасительно взмахнул руками и подбежал к дверце водителя. 

- Шеф, выручай! Сбился с пути, запутался... - сбивчиво затараторил он в открывшееся окно. - Нет сил идти, валюсь с ног... Денег нет, но я все верну, я обещаю! Я все отдам! Я все исправлю! Только вывези меня отсюда!

Водитель ничего не отвечал, но кивнул, приглашая Федота в салон. Они тронулись с места, обрадованный Федот еще не успел отдышаться, а уже заметил в окно, что они едут по знакомой улице. “Ну, дела, - подумал он. - Я ведь был в двух шагах от дома”. 

Автомобиль подвез его к прямо к подъезду, Федот хотел уже выходить, но вдруг обнаружил, что ключей в кармане нет. Выронил! Но где?! Вспомнил, что расплачиваясь на буфете, доставал из кармана мелочь, и скорее всего, там и обронил ключи. Заверив своего молчаливого водителя, что вернет ему все до копейки, он попросил отвезти его в кабак. 

В злосчастной рюмочной дверь была открыта нараспашку, играла музыка (причем все та же песня, которую он поставил!), но не было ни души. Подходя к буфету, Федот заметил металлический блеск в углу. А вот и ключи! Он наклонился поднять их, а когда выровнил спину, прямо перед ним на буфете стояла початая “чекуха”. “Вот это везенье!” - пронеслась мысль в его голове. Он было приложился к горлу, но в последний момент почувствовал, что за ним кто-то стоит. Федот резко обернулся. Старуха в черной шубе, та самая, которую он толкнул ранее, улыбалась беззубым ртом и сверлила его глазами. 

- Поделись, милок, - протянула она. - Угости бабушку стаканчиком. 

Федот опешил, ступил шаг назад. Неистовая ярость, переполнявшая края, хлынула во все стороны. 

- Да пошла ты к черту! - возопил он, ринулся на нее, отшвырнул в сторону, и пройдя в дверь, вышел... на пустырь. 

- Нет, нет, нет! Только не это! - он понял, что произошло, и в ужасе заметался из стороны в сторону вдоль стройки. - Какой же я дурак! Что я наделал! Бабушка, миленькая, пощади меня!

И снова начался бесконечный бег, мучительное блуждание по улицам под проливным дождем, унылое хождение по кругу. Напрасно ждал Федот, когда завернет за угол и перед ним вспыхнет свет фар спасительного автомобиля. Судьба подарила ему шанс, но он не воспользовался им, потому что был неисправим, да и не хотел никогда исправиться. 

Но луч надежды не погас, ведь первый шаг к исправлению - это признать свою ошибку и проблему. Федот собрал в кулак последние остатки воли и вновь побежал по улочкам. И вскоре впереди него загорелся свет. Да, это был он! Тот же автомобиль стремительно приближался к нему. Федот с радостью остановился, вскинул руки, и тут только понял, что водитель не снижает скорости и не собирается останавливаться. Больше ничего подумать не оставалось времени, Федот зажмурился, ожидая удара и... проснулся за столом в кабаке. 

Его недавние собутыльники перебрались за соседний стол и там продолжали свое занятие, попросту забыв о нем. Федот тряхнул головой и осмотрелся по сторонам, пошарил по карманам. Вроде все на месте, даже деньги на дорогу. Прямо перед ним стоял недопитый стакан водки. 

- Мужчина, - раздался голос сбоку. - Не угостите даму сигаретой? 

Федот повернул голову. Это была непотребная на вид особа средних лет в черной шубе. Федот открыл рот для ответа и замер на полуслове...   

Кишинев, 2021


Рецензии
Интересно...)

Марина Антипина   03.05.2021 13:37     Заявить о нарушении
Спасибо)

Андрей Гречко   08.05.2021 17:42   Заявить о нарушении