Малыш нанду по имени Арчи. Повесть-сказка. Глава17

День пятый. Южная Америка. За миллионы лет до нашей эры. На Большой поляне общего схода

     Руф вернулся чисто вымытым, и целая процессия, возглавляемая Рутом, отправилась в путь. Помимо старшего сына, предводитель взял с собой четырёх тигриц, успевших отдохнуть после ночной охоты, ну и, конечно, пригласил Арчи с Аму. На поляне остались лишь две кормящие самки, да вся подрастающая молодёжь.

     По дороге Арчи завел разговор, на заинтересовавшую его тему.

     - Ответь мне Рут, почему ты не взял с собой других молодых самцов, разве они не должны ходить  смотреть на схватки? – спросил Арчи, - Вы, что не готовите их к взрослой жизни?

     - Не знаю, по какой причине, - оживился Рут, - но у нас так принято. Считается, что на осенние схватки могут прийти посмотреть только те  подростки, которые вот-вот должны покинуть прайды и перейти в разряд холостяков. Мне всегда это было непонятно и теперь, когда я могу не то, что диктовать свою волю, а реально воздействовать на принятие решений по многим сложным вопросам, я намерен немного изменить этот порядок. Мне кажется, что молодежи это будет  очень полезно.

     - Ну, это, когда будет? А пока, скажи, когда ваша молодёжь овладевает искусством боёв? – Арчи попытался понять, с чем такой порядок мог быть связан.

     - Старики постоянно говорят, что лишь отцы на практике могут правильно передать боевые приемы, а смотри не смотри никакого толка не будет. Поэтому и нечего на схватки ходить пялиться. Вот и получается, что молодежь подрастает, а даже охотиться не умеет, это я о молодых самцах говорю. Тигрицы, то подготовкой своей смены с раннего детства занимаются. А молодые тигры, - и Рут махнул лапой.

      - Нет, - поправился он, - конечно, не всё так плохо, как может показаться после моих слов. В домашних условиях им кое-что удаётся узнать, но по настоящему они начинают  учиться лишь в пампе, когда приходят в стаю одиночек.

     Арчи усмехнулся, кажется, ему удалось понять, с чем это было связано.

     - Вот осенью из пампы придут одинокие самцы, они во что бы то ни стало, будут стремится выиграть свои схватки. Ведь речь идет именно об этом, о целой серии схваток между одиночками, а уж затем победитель получит право на бой с вождем прайда или стаи я правильно понял? – обратился он к Руту, и, заметив утвердительный кивок головой, продолжил, - любопытно, как часто тогда меняются вожди?

     - Сменяемость вождей это большая проблема, - сказал Рут, - мне хотелось бы, чтобы это было чаще, но на деле один, ну, реже, два из молодых побеждает.

     - А сколько схваток бывает?

     - Всего до ста, это считая бои между одиночками, а с участием вождей около двадцати.

     - И лишь в одном побеждает одиночка? Ну, тогда мне всё ясно, - Арчи покачал головой, - Значит, у одиночек появляется реальный шанс стать вождем в основном, когда место освобождается?

     - Ну, да, - односложно ответил Рут.

     К сожалению, для Арчи эта интересная беседа вынуждено прервалась, поскольку впереди показалась Большая поляна общего схода, заполненная тилакосмилусами почти до отказа. Это было такое же вытоптанное пространство среди высокой травы, как и дом прайда Рута, только значительно большего размера. Рут со своим сопровождением был встречен громкими криками приветствий, после чего занял своё место, которое находилось впереди, рядом с другими прайдами его стаи.

     У Рута, как предводителя всех тилакосмилусов, было много дел и он куда-то ушёл, а Арчи начал осматриваться вокруг и даже на цыпочки привставал, чтобы рассмотреть всё получше. Стаи тилакосмилусов сгруживались вокруг своих вождей, между ними были только небольшие проходы, такие чтобы можно было спокойно передвигаться между стаями, и, переходя от одной к другой, добираться до любой из них на Большой поляне. Беседующего с кем-то Рута страусёнок заметил в дальнем конце поляны, но стоило Арчи перевести взгляд в другую сторону, как предводитель уже куда-то переместился, и страусёнку пришлось потратить немало времени, чтобы вновь его обнаружить. Арчи начал буквально следить за ним, ему даже понравилась эта своеобразная игра, которую он назвал "найти Рута". Тот быстро перемещался по поляне, рядом с ним всё время находилась какая-то крупная тигрица.

     - Подскажи, кто это? – обратился Арчи к Ису, которая уселась рядом с ним на правах старой знакомой.

     - Это Ига, главная старейшина всех тилакосмилусов, разве ты с ней ещё не знаком? - последовал ответ.

     - Нет, не знаком. А что, у вас старейшин выбирают из самок? – с удивлением спросил страусенок.

     - Да, ведь раз у нас разделены все обязанности с самцами, значит, и руководить мы можем, а уж арбитров для разрешения  сложных ситуаций лучше нас не найти, поэтому большинство старейшин в стаях тигрицы.

     - А в вашей стае, кто старейшина?

     - Вон, посмотри в ту сторону. Видишь самку с седой шерстью? Её зовут Руса. Она является нашей старейшиной уже много лет. Руса мать Римы, это вон та самка, что лежит с самого края, У Римы есть дочь Рута, сегодня она неважно себя чувствует, и не пошла на поляну. Вот Рута и родила Руру, то есть она бабушка Рута, его и назвали в ее честь.

     - Значит, у вас пожилые самки продолжают жить в своих прайдёах? Я думал, глядя на вас, что всё племя состоит только из молодых тилакосмилусов, а старики живут, где-то сами по себе.

    - Ну, что ты, – возмутилась Ису, - как это можно бросить своих родителей, да и вообще стариков, ведь им помощь может понадобиться. Ты на нас не смотри. Рут, когда вырос, начал создавать собственный прайд, ведь для нашей стаи это допустимо, даже сейчас нам до предельных десяти ещё двух прайдов не хватает. Сильный вожак может даже новую стаю создать, но это, если он три прайда сумеет уговорить к себе перейти. Были даже попытки создать другое племя, но этому воспротивилось большинство стай и инициаторов раскола вообще изгнали из племени, но это было уже давно, даже старики не помнят. Так, история передается из поколения в поколение, чтобы все знали и ошибок больше не допускали.

     - Ты сказала "вообще стариков", так что у вас и старые самцы могут продолжать жить в прайдах?

     - Спас, ты глаза то пошире раскрой. Вокруг, что стариков мало видно?

Конечно, сюда многим трудно добираться, но даже здесь уважаемые тигры присутствуют. Вон там старый, совсем седой зверь лежит, это Ика, мой третий дед, то есть он дед моего деда, - запуталась она, но Арчи успокоил её, сказав, что ему всё понятно, у них, у нанду тоже так выражаются.

     Кивнув в благодарность головой, Ису продолжила:

     - Много лет он возглавлял всё наше племя, но, когда постарел, и добровольно ушёл со своего поста, остался в стае, и стал всячески помогать всем нуждающимся. Проигравшие в схватке вожди редко остаются в своей бывшей стае, обычно они уходят к одиночкам, но бывает некоторые через год  побеждают прошлогоднего противника, возвращаясь, таким образом, в свой прайд.

     - Ису, спасибо, буквально за несколько мгновений я столько узнал о вашей жизни, что теперь мне легче будет разбираться в её тонкостях.

     Арчи готов был задать ещё кучу всяких вопросов, любопытство подгоняло его, но прозвучавший голос Рута вынудил его успокоиться.

     - Объявляется начало схваток между теми, кто изъявил желание занять свободные посты вождей в двух прайдах, - Рут и Ига стояли в самой середине поляны, - ну, так кто желает быть первыми?

     Из толпы, сгрудившейся у противоположного края поляны, там, где зрителей не было видно, вышло сразу несколько крупных свирепых зверей.

     - Ну, что ж, если желающих так много, придется нам самим выбрать двух первых самцов, - Ига направилась к ним.

      - Так, мне нравятся вот эти два тилакосмилуса, - и она указала на отошедших немного в сторону двух зверей.

      - Просим вас, начинайте, а мы полюбуемся красивой схваткой.

     В большой круг, начерченный на специально подготовленном, практически очищенном от травы, свободном месте, вошли  оскалившиеся хищники с вздыбившейся шерстью и набросились друг на друга. Арчи ждал, что они сразу же пустят в ход свои кривые клыки или острые зубы, но они только толкались и больше ничего не предпринимали.

     Поражённый он повернулся к соседке, с любопытством наблюдающей за происходящим на поляне:

     - Ису, что там происходит, я ничего не понимаю. Почему они не грызут друг друга, а только как-то странно толкаются?

     - У, Спас, какой ты кровожадный оказывается. Сам подумай, мы хищники, мы не можем просто ранить свою жертву, мы обязаны добить её до конца. Это в нас природой заложено. Если разрешить во время схваток использовать клыки, зубы или когти, то очень быстро тилакосмилусы исчезнут с лица земли. Поэтому, стоит судьям заметить у одного из соперников кровь, оба объявляются проигравшими.

    - Разумно, - после небольшого обдумывания произнёс Арчи.

     Он хотел задать следующий вопрос, но Ису так увлеклась схваткой, что страусёнок решил её не беспокоить, а стал самостоятельно во всём разбираться.

     За это время ситуация в круге изменилась. Один из тигров так надавил на своего противника, что практически вытолкнул соперника за черту. Лишь одной лапой тому удалось зацепиться за круг. Со всех сторон слышались выкрики, в основном шум доносился, конечно, из стаи одиночек, хотя и со стороны прайдов тоже слышалось рычание и шипение. Но, вот одна задняя лапа нападающего слегка поскользнулась, и он невольно ослабил свое давление. Этим тут же воспользовался противник. Ему удалось не только полностью вернуться в круг, но и, вытянув вперед свою правую переднюю лапу, подцепить ей сразу две лапы соперника и сильно дернуть. Мгновение и тот оказался лежащим на боку. Все зрители кричали и рычали, шум поднялся сильнейший.

     Ига подняла вверх хвост, подождала, пока все успокоились, и произнесла:

     - Победу одержал Ус второй. Ждём следующую пару.

     Бывшие соперники разошлись в разные стороны. В то время, как Ус второй торжественно выступал, гордо выпятив вперед грудь, его противник,  низко опустив голову, перебирал про себя все моменты схватки, и не понимал, кого надо винить в том, что он проиграл, ведь до победы оставалось одно мгновение.
 
     - Ису, - с недоумением начал Арчи -  я всё ещё ничего не понимаю. Почему победу присудили Усу второму? Ведь его противник явно сильней и выглядел лучше.

     - По нашим правилам, - начала объяснять Ису, не отрывая глаз от  следующей схватки, - победу одерживает тот, кто вынуждает своего соперника оторвать все четыре лапы от круга. Тут вариантов может быть немного: прежде всего, поднять его в воздух, такое бывает, не так часто, но все же случается. Во-вторых, вытолкать соперника за линию, которой обведен круг, ведь в этом случае ни одна лапа не будет касаться круга. Именно это могло произойти в предыдущей схватке. Там у Уса второго лишь одна лапа оставалась внутри черты, но он сумел вывернуться. Если бы его всё же вытолкнули, судьи закономерно признали бы схватку завершившейся. Ну, а, в-третьих, сделать то, что удалось всё тому же Усу второму, он сбил соперника с лап, так что тот оказался на боку и все его лапы болтались в воздухе. Спас, теперь тебе понятно?

     - По-нят-но, - по слогам произнес Арчи, пытаясь понять, нравится ему, происходящее в круге, или нет.

     Одна схватка сменяла другую, при этом чаще всего в них использовался один и тот же прием, вот уже пятый или даже шестой раз подряд более мощные тилакосмилусы без особых усилий выталкивали своих соперников из круга. Только одна из схваток показалась страусенку зрелищной. Встретились звери, мало в чем уступающие друг другу. Они не просто толкались, а используя для победы разнообразные приемы, пытались или приподнять противника в воздух, или подсечь лапы, стремясь его опрокинуть. Схватка продолжалась долго, а закончилась буквально за секунду, один из тилакосмилусов воспользовался вроде бы незаметной оплошностью своего противника, нырнул ему в лапы и, опрокинув на землю, подтолкнул своей головой, заставив того перекатиться через спину.

     Постепенно стая одиночек, стоявшая напротив зрителей, сокращалась, одновременно увеличивались группы зверей, находящиеся с двух сторон от неё. В одной были радостные победители, размахивающие лапами и, что-то оживленно обсуждающие, в другой более смирные проигравшие. Было ясно, что первый раунд схваток подходит к завершению, но впереди зрителям предстояло стать свидетелями ещё нескольких таких раундов, участие в которых примут более умелые, сильные, ловкие и везучие.

     Арчи было довольно скучно за всем этим наблюдать, всё это надоело, действо, на которое его пригласили, было не в его духе, к тому же что-то тянуло его в пампу, и не только пощипать травку, а так просто побродить неподалеку от Большой поляны. Он не стал противиться этому желанию и долго раздумывать, чего ему хочется больше уйти или продолжать наблюдение за тем, как два здоровенных хищника, упираясь лапами в землю, а всем телом в соперника, стоят неподвижно и лишь раскачиваются, не имея достаточных сил или умения, чтобы хоть ненамного сдвинуть противника в сторону. И всё это продолжалось тех пор, пока не вмешалась Ига и не пригрозила им  снятием с соревнований за пассивность. Такая скукотища, по его мнению, получается, а все смотрят, даже рты пораскрывали от удовольствия. Решив уйти, Арчи огляделся,  никто на него не обращал внимания, взоры всех были прикованы к кругу.

     Он встал и поискал глазами Аму. Тот сидел с самого края, чтобы не мешать хозяевам, и тоже не отрывал глаз от происходящего в круге. По-видимому, ему, в отличие от приятеля, всё очень даже нравилось. Арчи мотнул головой, мол, каждому своё, и, стараясь никому не мешать, начал пробираться по проходам между стаями тилакосмилусов к выходу с Большой поляны.

     Ну, вот и всё, наконец, он выбрался и пошёл  по пампе. На небе не было ни облачка, сияло солнце, дул небольшой ветерок, погода была замечательной. Под порывами ветра вокруг колыхалась трава, вначале она была такой высокой, что даже колени страусёнка закрывала, но по мере того как он продвигался вперед, становилась всё короче и короче, пока не превратилась пусть и в плотный, но очень низкий травяной покров, по которому так приятно было пробежаться. Хотя Арчи и отошёл от поляны достаточно далеко, шум, доносящийся с неё, усилился, вероятно, там закончилась очередная схватка и собравшиеся приветствовали победителя. Страусёнок заткнул себе уши, представил, что остался во всём мире один, и сразу же перед его глазами возникла виденная, когда-то ещё в прошлой жизни, картинка. Табун быстроногих животных с развивающимися хвостами и гривами проносится мимо их гнезда, оставляя после себя только легкую пыль, выбитую ногами из земли, да стук копыт, который долго доносился до чутких птичьих ушей, даже когда он давно скрылся за горизонтом.

     - Дети, запомните этих животных, - сказал тогда папа, - их называют мустангами.

     Прилагать какие-то усилия, чтобы запомнить этих красавцев, Арчи, испытывавшему в ту минуту необычайный восторг, не пришлось. Их стать, гордо посаженные головы, вытянутые шеи, стремительный бег, врезались в его память навсегда. Желание повторно увидеть мустангов иногда было таким сильным, что Арчи, даже прибегал к такому же нехитрому приёму, как и сейчас, и наслаждался воспоминаниями. Поэтому сегодня, оставшись в одиночестве, и увидев перед собой бескрайнюю пампу, он и решил воскресить в памяти ту, теперь уже давно виденную сценку.

     Наконец, страусёнок опустил крылья, которыми он затыкал уши, но стук множества ног по земле не прекратился, а даже усилился. Удивившийся Арчи начал крутиться на одном месте, пытаясь определить направление, откуда доносится этот стук, а остановившись, максимально вытянул свою длинную шею, и начал внимательно следить за небольшим облачком пыли, которое постепенно перемещалось в его сторону.

    "Неужели мустанги?" – подумал страусёнок, но пока не было возможности разобрать, что там происходит, он терпеливо ждал.

     Облако пыли, сопровождаемое стуком, приблизилось и вот из него вынырнули первые животные. К сожалению, это были не мустанги, хотя что-то общее у них, вне всякого сомнения, имелось. Черепа и длинные шеи были одинаковыми, а вот отсутствие грив у приближающихся к Арчи животных и массивные задние ноги, которые были гораздо короче передних, свидетельствовали о том, что это представители совсем другого вида.

     Увидев страусёнка, табун резко затормозил и скрылся из вида, сразу же накрывшись облаком пыли. Но пыль осела, и Арчи вновь увидел все тех же животных, напомнивших ему полюбившихся мустангов.

     Вожак поклонился и с улыбкой произнёс:

     - Добрый день Спас, мы собирались пробежать мимо, но, заметив тебя, с радостью ненадолго задерживаемся. Дело в том, что у нашего вождя родился наследник, которого все с нетерпением ждали долгие годы. Дети рождались, но всё это были самки, а по нашим законам вождем может быть лишь самец. Мы бежим в самое дальнее племя халикотериев, так нас называют, чтобы пригласить их на торжество, но зная о том, что ты сейчас гостишь у тилакосмилусов, собирались сюда завернуть на обратном пути. С этим племенем у нас нет никаких общих интересов, но нас послали, чтобы мы смогли пригласить на праздник тебя. По всей пампе о тебе идёт такая слава, что мы даже решили рискнуть и оказаться у своих злейших врагов. Много веков наши племена живут неподалеку друг от друга, всё это время они на нас охотятся. Иногда нам удается отбиться, иногда им улыбается удача, но никогда ещё мы сами не лезли к ним в пасть, и лишь желание нашего вождя увидеть тебя на своем торжестве, вынудило нас собраться с силами, набраться мужества и отправиться в путь. Именно поэтому нас так много перед тобой, редко мы отправляемся в путь в таком количестве. Судьба оказалась к нам благосклонна. Ты и впрямь стоишь перед нами один-одиношенек. Хвала нашему богу, что он выполнил наше самое большое желание, застать тебя в одиночестве.

    Арчи стоял неподвижно. Внешне он старался сохранять невозмутимость, но внутри все у него клокотало. Так вот, что вызвало его с поляны, оказывается, это были мольбы этих мужественных животных, их громадное желание, даже с риском для жизней, выполнить просьбу своего вождя. Он впервые встретился с таким самопожертвованием, и не знал, как следует поступить. Он чуть ли не впал в оцепенение. Пауза невольно затягивалась.

     "Что я делаю? – мелькнуло в голове у Арчи, - мне ведь надо бросить к ним, поблагодарить за приглашение и пообещать обязательно прийти в их племя, а я стою, как истукан". Но он, как стоял, так и продолжал стоять всё в той же позе. Халикотерии молчали, они ждали ответа.

      Какая-то тень накрыла их, халикотерии, решив даже, что кто-то собрался на них напасть, сбились в плотную кучу, но тут раздался голос, услышав который Арчи тут же очнулся и оглянулся. Рядом с ним на земле сидела огромная птица:

     - Лечу я высоко в небе, сытый и довольный, с утра мне удалось хорошенько подкрепиться, погода просто чудо, пари и наслаждайся этим состоянием. Вниз, конечно, иногда посматриваю, вдруг там что-нибудь интересное происходит. Смотрю, мой друг Спас стоит, да не один, рядом с ним целая толпа любимых мной халикотериев находится. Вот я и подумал, а может там что-то такое эдакое происходит, а я в небе парю и в этом никакого участия не принимаю. Подумал, подумал, и даже решился присесть, да всё у вас вызнать, что же тут любопытного происходит.

     - Арги, друг мой, ты хоть извинись перед моими собеседниками, зачем ты их так сильно напугал?

     - Я напугал халикотериев? Спас, ты не знаешь кто это такие. Халикотериев напугать невозможно. По крайней мере, я ни разу не слышал, чтобы это кому-то удалось. Ты только посмотри, как они стоят. Сейчас поняли, что я опасности для них не представляю, и  слегка расслабились, но всё равно продолжают стоять своим излюбленным кругом: голова к голове вовнутрь, а снаружи их задние ноги, которые одно из самых опасных оружий во всей пампе.  Даже в таком состоянии они способны бежать, причем так быстро, что не каждый хищник может их догнать. Как им это удается, никто не понимает. Вроде бы не должны ничего видеть, головы-то все внутри, да ещё опущены вниз, составляя со спинами почти ровную поверхность, но бегут и никуда не врезаются. Вроде бы приглашают, только вскочи на наши  спины и мы в твоих лапах. А всё получается наоборот. Если даже какому-нибудь тилакосмилусу удаётся избежать знакомства с задними ногами кого-нибудь из них, это не даёт ничего. Ну, пробежится он по спинам, а зацепиться не за что, все ровненько, кожу спины не прокусишь, из чего она сделана, не знаю. А, если уж какому-то счастливцу и удастся кого-то укусить, его ждет мучительная смерть. Халикотерии слегка расступятся и закусают  нападающего со всех сторон. Это только с виду они беззащитные, знал бы ты какие у них острые зубы. О ногах я уже говорил. Их удар смертелен, столько тилакосмилусов погибло в попытке полакомиться их вкуснейшим мясом, не перечислить. Так, что ты так не переживай за этих бегунов.

     Пока Арги все это говорил, халикотерии расступились и опять превратились в табун внешне беззащитных травоядных.

     - Любопытно послушать, что о нас думают наши враги, - сказал вожак, - но мы спешим. Ещё раз Спас просим тебя прибыть к нам завтра к полудню, надеемся, что ты откликнешься на нашу просьбу.

     - Спасибо, буду обязательно, - прокричал Арчи вслед уносящемуся вдаль табуну, и добавил, - ну, вот я так и не понял, услышали они меня или нет.

     - Не волнуйся, у них слух хороший, услышали, ну, а если и нет, тоже не страшно. Завтра сам придёшь и это для них приятным сюрпризом будет.

     - Арги, прости меня, я тебе в последний раз наговорил чего-то лишнего. Поверь я думаю совсем не так, - запинаясь пробормотал Арчи.

     - Что-то я не пойму, о чём Спас ты говоришь? – прикинулся Арги и оба не стали больше продолжать этот разговор.

     Назад к Большой поляне Арчи возвращался не спеша. Рядом с ним по земле, слегка приподняв крылья, шагал гигантский аргентавис, которому даже высокая трава не служила помехой.


Рецензии
Отличная сказка! Продолжение будет?

Виталь Федоров   21.05.2021 21:50     Заявить о нарушении
Виталь, добрый вечер!
Большое спасибо за высокую оценку. Завтра к вечеру постараюсь выложить ещё две или три главы, а в воскреченье всё остальное.
С уважением,

Владимир Жестков   21.05.2021 23:22   Заявить о нарушении