Шумел камыш

       Много лет занимаясь с подростками, я только посмеивалась над проблемой отцов и детей. Театральную студию, которой я руководила,  за несколько десятков лет посетило мальчишек и девчонок великое множество, и никогда между нами не возникала проблема взаимопонимания. Все свои вопросы ребята легко обсуждали часто со мной, а не с родителями. Но то ли время сильно изменилось, то ли мой возраст уже не успевал за новшествами, а стала я замечать, что иногда понимаю разговоры моих воспитанников с трудом. Сленг, на котором общалась ребятня, состоял из жуткой смеси плохого английского языка вперемешку с русским, который был такого же отвратительного качества. Вот это меня больше всего и расстраивало.
 
       На мои замечания, детки снисходительно улыбались, приговаривая:

       - Галина Евгеньевна, сейчас все так говорят. Вы телевизор послушайте, там половина слов иностранных.

       - Вот это меня и беспокоит, - вздыхала я. – Ведь человек свою национальную принадлежность по родному языку ощущает. А культура? Что за песни сейчас поют?

       - Фигню поют, - соглашались ребята. – Но других-то нет. – И утыкались в свои смартфоны.

       Но его величество случай помог понять, что русский человек на генетическом уровне, при всей западной шелухе, остаётся русским.

       После выступления в соседнем городе на фестивале детских театральных коллективов, вся моя команда, воодушевлённая победой, возвращалась домой. Возбуждённые артисты, забыв про гаджеты, восторженно и шумно обсуждали свой спектакль и другие коллективы. Эмоции били через край, и кто-то из них предложил:

       - Галина Евгеньевна, возьмите баян, давайте песни петь.

       - Точно! Давайте! – обрадованно закричали все.

       - Да я песен современных не знаю, - отбивалась я от них. – Да их и сыграть невозможно.

       - А мы наши петь будем.

       Чтобы не обижать ребятню, пришлось взять баян в руки.

       - Приготовились, - скомандовал староста студии. - Галина Евгеньевна, дайте нам аккордик для настройки.

       И после того, как прозвучал аккорд ля минор, первым запел: «Окрасился месяц багрянцем…». Все подростки без исключения дружно подхватили: «…где волны шумели у скал…».

       Сказать, что я удивилась, это значит, ничего не сказать. Всю дорогу ребята пели народные песни, популярные песни советских композиторов. Уже приехав домой, артисты мои согласились на бис от водителя автобуса исполнить «Шумел камыш».

       На первой же репетиции после фестиваля, я задала им мучавший меня вопрос:

       - Вы откуда эти песни знаете?

       Ребята переглядывались между собой и пожимали плечами. Получалось из их ответов, что каждый из них где-то, когда-то слышал и запомнил.

       А я радостно подумала:

       «Пока наши дети знают русские песни, Россия останется русской. А все эти иностранные слова вольются в наш язык, как когда-то русский язык принял немецкий, потом французский. Переживём и английский».


Рецензии