Искусство поздравления

     Уютно устроившись за обеденным столиком, облизывая время от времени свои лоснящиеся губы, пропитанные расстегаем с кроликом и харчо, начальник отдела информации и печати г-н Смекалов оформлял поздравительную открытку. Поздравление готовилось по случаю грядущего Дня печати - профессионального праздника одного ответственного лица, коему предназначался данный труд.
На лице Смекалова было написано напряжение вольт эдак в триста и вселенская скорбь, а на открытке пока только: «Уважаемый Анатолий Степанович!..»
К слову, Анатолий Степанович - это директор одного из департаментов того же ведомства, по которому служил сам сочинитель, а если уж быть совсем точным, то непосредственный руководитель взявшегося за перо чиновника.
  Вот уж полчаса как Смекалов, обхватив руками горячую плешь и пританцовывая под столом своими толстенькими, обутыми в домашние тапочки из овчины ножками, изо всех сил старался придумать поздравительный текст, но дело у него шло из рук вон плохо. Ему не приходило в голову ровным счетом ничего, разве что щемило висок от глухого раздражения, но оно, как известно, является слабым катализатором вдохновения.
-  Ну чего бы такого сочненького написать этой истрёпанной калоше, - ворчал Смекалов, ковыряя огрызком химического карандаша в ухе, пунцовом от усиленных когнитивных процессов.
- Нормальные люди давно уже друг другу СМС-ки шлют, - злился он, - письма электронные отправляют. Этот же индюк облезлый любит, чтобы все было как во время оно. Чин чином. Чтоб почтальон обязательно депешу, как материальное свидетельство верноподданных чувств, домой доставил. Чтобы было, значит, чем на пенсии перед внуками щегольнуть: " Ну-ка, взгляните, детки, какое дед на службе уважение снискал". Вот и я так думаю, на пенсию ему пора, к внукам. Лет уж десять как пора. А он все сидит в своем кабинете, точно истукан с острова Пасхи. И, что самое обидное, ведь не дождешься, когда место мне очистит. Порой даже кажется, что меня самого на пенсию раньше определят. А вот это уже, что называется, идея!
И он, смочив слюной карандаш, ровным почерком вывел: «Желаю вам оставаться еще многая-многая лета на руководстве нашим Департаментом!»
   - Сам же будто не видит, что кислород всем перекрыл, - продолжал раздражаться Смекалов. – Впрочем, о чем это я, конечно же, видит, и это доставляет ему глубокое удовлетворение. Дураку же ясно, что не уйдет он по-хорошему, если только не окочурится ненароком. Одна только, прости Господи, надежда, в общем, и осталась. Ух ты, опять неплохая мысль!  Ишь ты, как процесс пошёл, однако.
И он, пока не запамятовал, торопливо нацарапал: «Желаю вам богатырского здоровья и кавказского долголетия».
Потом он, уже совсем разойдясь, пожелал начальнику новых трудовых свершений, материальных (куда ж без них!) благ, и даже (на всякий случай...) побед на любовном фронте...
Наконец чиновник окинул критическим взглядом свои письмена и остался недоволен. Текст показался ему куцым и невыразительным, и, что самое ужасное, не исполненным должного почтения.
- Ты, брат, давай уже, что ли, напрягись. Постарайся еще что-нибудь такое-эдакое закрутить.  А то сам еще надуется, не дай Бог, и устроит тебе счастливые времена на весь остаток дней твоих.  С таким-то сволочным нравом, как у него, ему это раз плюнуть. Только и умеет, что гнобить и мытарить, мытарить и гнобить. Впрочем, в этом, собственно, и заключается весь стиль его недалекого руководства.
Смекалов потер себе виски и дописал: «С неподдельным уважением к вашему незаурядному управленческому таланту и с искренним восхищением высокими человеческими качествами».
- Все, пожалуй, сейчас именно то, что доктор прописал. Такое поздравление и министру отправить не зазорно. Пилотаж!
От благостных мыслей его оторвал настойчивый звонок в дверь. Звонил курьер. «Поздравительная открытка? Интересно, от кого она могла бы быть?»
Смекалов взял со стола ножичек и осторожно вскрыл доставленный конверт. Нельзя сказать, что содержимое конверта сильно его удивило.
- Ну так кто ж еще, если не Мудров. Десять лет, как-никак, работает у меня заместителем. Отметиться, значит, решил, шельма.  Ну-кась посмотрим, на что ты там сподобился, - пробормотал польщенный Смекалов и надел очки.
«…От души поздравляю вас с нашим общим праздником - Днем печати. Искренне желаю крепкого здоровья, профессионального долголетия, а также побед на любовном фронте. Горд и счастлив работать с таким грамотным руководителем и замечательным человеком…»


Рецензии