Ведьма Мандрилка. Ч. 3

   Итак, утвердиться за счёт своего, односельчанина, более слабого.
   Мандрилка снюхалась с Матеевым Петаром и особенно с его сыном Петушем. Принимали её, вот и хорошая с ними. А С Ваней Тричковым - враги. Ждала случая подгадить ему. Не зря обещала: "Я тебе сделаю!" -"Ничего ты мне не сделаешь, зараза!" - "Сделаю! Здесь в майле (магале) я царь и бог, как я скажу! " ("Тука в майлата аз коля и беся!"
  И так получилось, что Мандрилка Елена уже давно работала уборщицей в школе, а Ваня стал там сторожем на старости лет, тоже перед пенсией. Мандрилка снюхалась и даже сдружилась с некой Катериной Богдановной Черевко, приезжей учительницей, а Ваня, хоть и сторож, считал себя умнее этой учительницы. Средних лет, кстати. И незамужней. И преподавала и в вечерней школе - биологию. А заодно и находила себе партнёров для секса, просвещала даже подростков - учеников восьмого, девятого и десятого классов этой самой вечерней школы. Ване бы сделать вид, что "ничего не видит и ничего не знает" "строй из себя дурачка", как говорится... (прави сэ прос ай там...") - показная дурашливость, и это было бы по-болгарски, по-карагачски, а Ваня и в самом деле "не мог терпеть". Кто его знает, может, и в самом деле был умным? Бывает же - неграмотный, но - умный. И не на своём месте. Не пришло Ване в голову: Будь хоть семи пядей во лбу, будь умнее кого угодно, даже профессора, но ты поставлен сюда сторожить, так и будь сторожем!
  Это когда однажды весной (весна- пора любви, так сказать) Катерина Богдановна Черевко как раз договаривалась с очередным вечерником, кстати, молодым парнем, неким Колей, о встрече. Сама напрашивалась: мол, после пошли после занятий на озеро (есть возле Карагача такое), посидим, поговорим... Я возьму из дома своё старое пальто, чтобы не замёрзнуть... Ваня специально подощёл ближе, чтобы подслушать...
  - Чтобы постелить пальто под себя и лечь на него, а хахаль лёг на тебя,- не выдержав, сказал Ваня.
  - Дурачок, - поморщилась в ответ Катерина.
  - А ты сельская б.,- не остался в долгу Ваня. - Ты не столько учишь учеников в этой вечерней школе, сколько ищешь, чтоб тебя поимели.
  Мог и не говорить, конечно, но - "не мог терпеть"...
  - Ты ответишь! - аж побагровела Катерина, даже при лунном свете это было заметно.
  Никому ничего не прощала, на другой день побежала в милицию... заявление написала, пригрозила участковому:
  - Не накажете его - я пойду дальше!
  То есть в районный отдел милиции. А местный милиционер, коренной болгарин, естественно, зависел от районного начальника милиции. А "там все хохлы", как говорили в селе...
  Уже через день милиционер вызвал Ваню в милицию. Поступила письменная жалоба от Катерины, как не принять меры?.. А Катерина в это время уже провернула интрижку вместе с Мандрилкой Еленой, которая с молодых лет, всю жизнь, ненавидела Ваню. На другой день в школе (Катерина преподавала биологию и в дневной школе) попросила Мандрилку: -"Вы подтвердите, что он меня оскорбил?" -"Я поняла, я всё видела и слышала. И днём тебя оскорблял",- тут же, естественно оживившись, отозвалась Мандрилка. И охотно расписалась в жалобе Катерины как свидетель.То есть перевыполнила задание! Никогда днём Ваня Катерину не оскорблял, вообще с ней не разговаривал. Вот такая мелкая интрижка. Да на другое Катерина была и неспособна, а считала себя умной,- на то и мещанка.
  Подавая жалобу, злопамятная Катерина (злопамятная и потому, что незамужняя, разведённая, а всё никак не могла снова выйти замуж).
  - Вот поступила жалоба... - начал милиционер...
  - Я ничего не говорил,- отказывался Ваня.
  Милиционер Иван Сергеевич Сарев, старший лейтенант, из местных, - на такие должности, местные второстепенные должности украинцы, начальники в основном в районе, болгар и гагаузов допускали, снисходительно хмыкнул в ответ:
  - Так вот подпись свидетельницы Мандриловой Елены. Читать умеешь?
  - Та ведьма, та поганка, что угодно подпишет, лишь бы нагадить мне! - вспыхнул Ваня.
  - Спасибо скажи, что она не слышит, - усмехнулся милиционер.
  Оштрафовал Ваню на двадцать пять рублей... Большие деньги по тем времена,- на один рубль можно было купить пять булок сероко хлеба. И милиционер проследил, чтобы Паня уплатил... Знал, что Катерина и в самом деле и в район жаловаться побежит. И тогда и по службе не оберёшься неприятностей. Иван Сарев и сам, давно, как-то сказал, но в кругу семьи: "Украинцы нас, болгар, вообще ни во что не ставят"...
  Так Мандрилка Елена отомстила Ване. А затем при случайной встрече ещё и пообещала Ваня по улице шёл молча, но она первой пригрозила ему:
  - Будешь и дальше держать зло против меня - я тебе и не такое сделаю!
  - Ведьма, будешь гадить всем людям подряд, пока не сдохнешь! Хотя бы ртом, словесно, но будешь гадить! - возмущённо выкрикнул в ответ Ваня.
  Иные люди Ване всё же сочувствовали: мол, она, Мандрилка, куда только не суёт свой нос?..
  Непримиримые враги на всю оставшуюся жизнь! К счастью, им обоим уже немного оставалось...
  Сын Мандрилки Елены давно вырос, не просто стал взрослым, а уже и собственного сына и дочь женил, а тоже стал врагом Вани. Или наоборот, Ваня стал врагом этого Пети Мандрилова...Но в любом случае - яблоко от яблони далеко не катится, не падает... Этот Петя Мандрилов детей вырастил, внуков дождался, а всё равно не мог без матери_ как с пуповиной всю жизнь был связан с нею,- есть такие люди. И к тому же и в самом деле невзлюбил Ваню. Потому что и мать так... даже не наказала, а приказала! Чему может научить плохой человек другого плохого человека, даже собственного сына? Только плохому!
  Может, и Петя Мандрилов и Ваня и оттого невзлюбили друг друга, что были во многом похожи? когда люди одинаковые, они никогда не дружные? Петя возил директора совхоза, "дармоед", как говорил про него Ваня (и Петя об этом знал), - много ли надо для вражды обывателей в "забитом" селе?!
  ... А Мандрилова Елена на старости лет сама пришла Гусеву Юрию, бывшему в пятидесятые годы председателем сельсовета,- тогда местным, которые в массе своей относились к Советской власти неоднозначно, а некоторые даже прямо шептались: "Власть иродов" (Кучешки закон), даже били приезжего председателя; Мандрилка на старости лет воспылала страстью к этому Гусеву, который давно был на пенсии, но ещё крепкому. Да никакой страсти не было. Собственно, Гусев Мандрилке всегда нравился. И теперь она отдалась ему как-то в августе в огороде самого Гусева, в высокой кукурузе, - лебединая песня  Мандрилки, так сказать. Какая страсть?  Мандрилке в последний раз захотелось?..
  А жена Гусева, Юлия Семёновна, учительница младших классов, но давно на пенсии, (и давно больная туберкулёзом) поймала их как раз тогда, когда они кончали грешить. Гусев успел, так сказать. Атрофированная Юля Семёновна застала муженька со спущенными штанами, но по лицу было видно - совесть у него не проснулась.  "Тьфу! -только и сказала Юля Семёновна. -"Я тебе сделаю!"- всё же на всякий случай пообещала Мандрилка Елена...
  Кстати, может, Гусев Юрий оттого и решился, что жена уже была ни на что негодной, но очень хотелось, а Мандрилка сама напрашивалась?
  Поймала, так поймала, а что она им сделает? Гусев, муж, потом, говорят, ещё и побил жену. Может, это и способствовало тому, что Юля Семёновна вскоре умерла?.. Ходили слухи, что Мандрилка дала Гусеву порошок, который он и подсыпал в еду жены... Нет дыма без огня! 
  Между тем однажды осенью у Мандрилки умер муж, тот самый импотент от природы, - протянул ноги в семьдесят четыре года. Может, пришло время умереть, но теперь у него и нижняя губа опухла, Мандрилка даже буркнула зло:
  - Иди в больницу, чёрт бы тебя побрал, чего от меня хочешь?
  Доковылял старичок к местному врачу Баранцеву, кстати, русскому, тот выписал мазь, но не помогло. Слёг старик. Скорее всего, то был рак губы. И врач знал об этом. Когда ковылял домой обратно, соседка Гочанка, помоложе, полюбопытствовала: "Что тебе сказали в больнице, дедушка?" - "Сказали мне "Здрасти",- прошептал в ответ старик. Явное старческое слабоумие
  А Мандрилка Елена и тут не изменила себе: когда муж уже лежал беспомощным, бредил и уже не узнавал никого, побила его веником, приговаривая:
  - Чёрт бы тебя побрал! Всю жизнь обстирывала тебя и готовила тебе задаром, зараза несчастная! У тебя не член, а кусок гавна, у меня язык там и то твёрже, - зашипела, как змея.  - И сорвалась, стала бить несчастного веником и по губам - скорее всего, сознательно: - На тебе, на тебе!
  Якобы от того и превратилась опухоль в рак, то есть снова Мандрилка Елена способствовала смерти человека!..
  Потом, на похоронах, не каялась, Мандрилка не каялась, а причитала, чтобы весь народ слышал:
  - Гиболка,- это одномагалянка, сумасшедшая  - и не так бита своим мужем, ломом битая, и то ничего, а я всего лишь веником! - И всё же добавила: - Пускай, пускай буду грешницей на том свете!
  Кто как может, так и утверждается в жизни...
  А всего через год, тоже осенью, слегла и вскоре совершенно потеряла сознание мать Петуша Матеева - баба Маня. Кровоизлияние в мозг. Похрипела, в бессознательном состоянии, три дня - и умерла. Врач приходил, но махнул рукой: безнадёжна... И сам Петуш тяжко вздохнул: "Она отходит, бедненькая"... (Тя няма да гэ бэди")...
  До этого Петуш и сама баба Маня сами пригласили Мандрилку и местную сумасшедшую Гиболку помочь сварить самогон из слив и абрикос, точнее жерделей, - и тех и других у Матеевых было много, особенно слив. Варили самого, но и пили, и баба Маня не отказывалась, и это с её тоже красной рожей и кровяным давлением!
  Пила, пока не заработала кровоизлияние в мозг. Скорее всего, так и было.
  Но Петуш сразу после похорон искренне заподозрил неладное и даже сказал, и вскоре всё село знало: "Мандрилка отравила маму... Пять лет, ведьма тюрмящая, сидела в тюрьме, с такими нельзя иметь дело"...
  А дальше? Ваня постарел и еле ковылял по двору... Остался совершенно одиноким, так как единственная дочь уехала в город и навещала отца редко,- жалела, но было далеко ездить... Ждал, в сущности, своего смертного часа...
  Мандрилка Елена тоже немного присмирнела, разве что с невесткой ругалась. ("Катэ ден кара сэ с булката, куто бясна кучка",- говорили соседи.) "Каждый день ругается с невесткой как бешеная", говорили некоторые соседи-мааляне...
  Но Мандрилка Елена уже и сама часто чувствовала себя плохо, силы были уже не те, неохотно, заставляя себя, работала в огороде, который лежал на ней, - сын же - маменькин сынок, учёный, директора возит! Невестка на работе - с мотыгой в колхозном поле, - и Мандрилка и многочисленную птицу (директор охотно "по блату" выписывал корм своему шофёру, достаточно, ибо директор и сам "брал", и "никто не знал, и никто не видел", как говорили в селе) тоже кормила неохотно, раз заснула средь бела дня и забыла запереть индюков, потом еле нашли на краю села, никто не успел запереть и украсть, и сын Петя устроил скандал любимой маменьке, что с ним бывало за всю жизнь крайне редко (ох, пуповина, пуповина!)... Уже дожил до седых волос, а не мог без матери... Сам был способен сделать другим людям зло и только зло, поэтому и мать была для него лучшей в мире женщиной...
  Итак, Мандрилка Елена тоже стала задумываться о смерти... Однажды на посиделках даже буркнула, ни на кого не глядя:
  - Всё, больше не буду делать плохое, ни в чьи дела не буду вмешиваться...
  Зарекалась свинья г. не есть и в луже не валяться, так сказать...
  (ЗарИчала сэ свинЯ гОвна да не идЕ)...
   
   
 
      
 
 
   
 
 
 
 
   
 

 
   
 
 
 
 
 
 
 
   
    
   


Рецензии
Ведьма была Мандрилка, или нет, мы не узнаем. Но то, что автору она до сих пор будоражит мысли - точно. С уважением.

Валентина Газова   12.06.2021 09:03     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.