Компрачикосы 3. 0

Относительно критериев демаркации порнографии думаю, что кроме, повторюсь, топорно прямолинейных положений типа “показ половых членов, их взаимодействие…” и так далее, ничего нового придумать нельзя. Тем более, что порнография новой формации заполонила все ниши общественного сознания. Это понятие, утрачивая свое античное содержание, наполняется новыми смыслами и средствами выражения, которые ловко выскальзывают из сетей эпигонов нравственности.

Нами изучены десятки статей, где опубликованы попытки уважаемых знатоков этики, эстетики и морально-нравственных законов хоть каким-то образом начертить эту злосчастную черту между допустимым и недопустимым в изображении интимных подробностей человеческой жизни. Единственное, что можно извлечь из этих исследований, это то, что для этого необходимо учитывать множество параметров реципиентов, как то: расу, национальность, вероисповедание, страну пребывания, традиционное воспитание, образование, возраст, социальный статус, пол, сексуальную ориентацию, психологические и психические особенности и ещё много других факторов. 

Приведение цитат из очень убедительных статей внесло бы в наше, и без того разрозненное, изложение ещё больший сумбур и никак не изменило бы нашу уверенность в том, что нет и не может быть универсальной формулы, позволяющей наказать за вульгарное изображением половой жизни человека. Невозможно внедрить такие законы, которые не смогли бы обойти изворотливые порнографы, перешедшие уже на третью ступень по шкале окон Овертона - недопустимое стало допустимым. Так что остаётся уповать на Бога.

Запомнилась картинка из давнишнего телерепортажа: идёт по морю-океану огромный корабль с вредными для экологии Земли веществами. А вокруг могучего стального гиганта на надувных плотиках вьются настырные “зелёные”, размахивают какими-то флагами, кричат в мегафоны экипажу что-то важное, пытаясь обратить на проблему и на себя внимание мировой общественности. А корабль, знай себе, плывёт куда плыл.
Авианосец постоянно мутирующей порнографии несокрушимо плывёт по волнам современности, подминая утлые лодчонки ревнителей приличия, морали, нравственных канонов и семейных устоев. Спасение утопающих в мутном потоке порнографии остаётся делом самих утопающих. Общество и его институты, ответственные за чистоту нравов, потеряли иммунную систему, следовательно, и регулятивную функцию по многим позициям, а индивидуальное избавление от любого заразного тренда возможно с гениальной простотой – надо найти в себе самом силы отвернуться от скверны, и она исчезнет из вашей жизни.

Эпилог

В начале прошлого века Генри Миллер в «Тропике Рака» дал провидчески достоверную картину грядущего, то есть нашего времени. И для большей убедительности писатель воспользовался инструментарием так называемой “литературной порнографии”. Пример того, чтО и кАк можно обо всём писать и говорить, когда за этим стоит истинная боль за агонию нашего мира и отчуждение человека от него.

“Когда я смотрю на ван Нордена, взбирающегося на проститутку, мне кажется, что передо мной буксующая машина. Если чья-то рука не выключит мотор, колеса будут крутиться впустую до бесконечности. Зрелище этих двоих, сношающихся, точно коза с козлом, без малейшей искры страсти, трущихся друг о друга без всякого смысла, кроме смысла, заложенного в пятнадцати франках, заглушает во мне все чувства, кроме одного - какого-то нечеловеческого любопытства. Девица лежит на краю постели, и согнувшийся над ней ван Норден похож на сатира. Я сижу в кресле позади него и с холодным научным интересом наблюдаю за их движениями, и мне все равно, даже если они будут так двигаться бесконечно. […] Мой интерес к ван Нордену и его партнерше равен нулю; но если бы вот так, усевшись в кресло, я мог наблюдать за всеми парами на земном шаре, занятыми тем же делом, что и они, мне едва ли стало бы интереснее. Я не уловил бы разницы между этим занятием, дождем или извержением вулкана. Все это явления одного порядка, если в этом трении друг о друга нет даже намека на чувство, нет какой-то человеческой осмысленности. Право, машина мне интереснее. Эти двое тоже напоминают машину, но машину, у которой соскочила шестерёнка.”

Придётся признать, что у нашей цивилизации “соскочила” очень важная шестерёнка. А зубчиками этой шестерёнки были
красота,
благородство,
сострадание,
стыд,
покаяние,
триединство мужчина-женщина-ребёнок,
вера и любовь.


Рецензии